10. ПОТРЕБНОСТЬ в СМЕХЕ и ОСМЕЯНИЕ. - Психотехника синтонного общения - Егидес А.П. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.

    10. ПОТРЕБНОСТЬ в СМЕХЕ и ОСМЕЯНИЕ.

    Смеяться, право, не грешно над тем, что кажется смешно. И мы смеемся.

    Потребность в смехе — одна из важнейших эмоциональ­ных потребностей человека. Во время смеха происходит как физиологическая, так и психологическая разрядка. Сознавая ее необходимость, люди создали огромную смеховую культуру. Положительные эмоции, возникающие со смехом, оздоравли­вающе действуют на психику. Смех заразителен. Веселое об­щение сближает людей.

    Честно говоря, в каждом человеке можно найти черты, до­стойные смеха. Есть над чем посмеяться и в самом себе. Но часто ли мы смеемся над собой? Да нет! Как-то все больше друг над другом или над отсутствующими.

    Вот какой-нибудь остряк потешается над недотепой. Его шутки, скорее всего, плоские, но мы смеемся и плоским, не задумываясь ни на секунду над тем, каково недотепе... А что нам-то, это ведь не над нами — это над ним...

    А уж если самому пришла в голову острота, то тут уж "для красного словца не пожалеешь и отца"". Тут уж тянет сра­зу высказаться, нельзя же упустить этот шанс, нельзя не остановить это прекрасное мгновение.

    И не подозреваем мы, что это — наша моральная смерть, что это не мы шутим, А Мефистофель с нами дьявольски шутит. Ведь большего огорчения ближнему, чем осмеяние, ни­что доставить не может.

    Положа руку на сердце, ответьте: когда над вами смеются, даже если шутка дружеская, доброжелательная, вам скорее приятно или скорее неприятно? Мало кто слукавит и скажет, что скорее приятно. Конечно, всем скорее неприятно. Или просто: неприятно. И человек переживает, старается растворить появившийся в душе горький осадок. И даже когда юмор яв­но дружеский, все равно — "пустячок, а неприятно". Но при этом каждый боится, как бы не подумали, что он без чувства юмора. Приходится делать вид, что ему хорошо, когда над ним смеются и смеяться вместе со всеми, но ведь это только внешнее. Вспомним, как в кинофильме "Чучело" героиня впервые появилась в классе — она выстояла под гра­дом насмешек, но чего ей это стоило!

    Итак, неприятно. Почему же?

    Зигмунд Фрейд, глубоко изучавший человеческие бессоз­нательные мотивации, расценивал юмор как символическое уничтожение врага. Вообще, уничтожение — это цель неприк­рытой яростной агрессии. А тут хотя и символическое, при­крытое, замаскированное, но все-таки уничтожение. Другие агрессивные проявления — категоричность, обвинительность, авторитарность — тоже неприятны, но это еще не уничтоже­ние. А вот юмор — уничтожение. Фрейд прав: ведь лучше сквозь землю провалиться, чем подвергнуться осмеянию.

    Для того, чтобы спровоцировать дуэль, гусары и дворяне писали на противника эпиграммы. Перед тем, как вступить в военные действия, часто рисуют на противника карикатуры. А знаменитое письмо запорожцев турецкому султану? "Що ты за лыцарь, якщо не вмиешь голою…ежа вбити?" Попробуй после этого не выставь против этой ватаги лучшую часть своего войска. Ведь дело идет о твоей султаньей чести... Так что ког­да высмеивают, в голове мутится, кровь к ней приливает, а потом, как видите, и чья-то кровь проливается.

    Но то дворяне, гусары, вояки... А как обстоят дела в про­стом нашем неромантическом быту? Сухомлинский описывает такой случай. Малыш-первоклассник рассыпал пирожки. Над ним посмеялись. А он потерял сознание, упал в обморок. Ко­нечно, обморок — это уже очень серьезная дезинтеграция, т.е. расстройство, сознания. Может быть, мы в обморок не падаем, когда нас высмеивают, но, пусть и не до такой степени, со­знание тоже дезинтегрируется, мысли путаются, одна пере­прыгивает через другую, идет судорожный поиск достойного ответа, а он на ум не приходит, так что из груди вырываются одни бессвязные междометия. В вегетативной нервной системе разыгрывается буря: язык сохнет, прилипает к небу, едва во­рочается во рту, человек краснеет или бледнеет, покрывается липким потом.

    Все это, вместе взятое, приводит к снижению самооценки: он может меня высмеять, а я его нет. Тягучая обида, нена­висть, жажда мести.

    Очень плохо человеку, над которым смеются. Но можно сделать, чтобы ему было еще хуже. Потребовать, чтобы он смеялся вместе с вами над самим собой. А если не засмеется, то сказать, что у него нет чувства юмора. А если не засмеется и после этого, а будет обижаться, то можно добавить, что, мол, "если чувства юмора нет, то это надолго (или навсегда)". Вот так. Садисту ведь мало всадить нож — надо его еще и по­вернуть, чтобы было побольнее, а то еще и посмотреть жертве в глаза, чтобы насладиться ее мучениями.

    Многие люди, став мишенью для насмешек, становятся подавленными, не могут нормально работать, чувствуют себя неполноценными. Из-за постоянного страха быть осмеянным такой человек старается стушеваться, меньше бывать на лю­дях... Это касается низкоэнергетичных психотипов. Понятно, что высокоэнергетичные реагируют ответной агрессией и воз­никает конфликт.

    Юмор — это не только символическое уничтожение врага, это еще и возвышение себя. Ведь это он смешной, а я — не смешной, я остроумный. То есть, как и во всех других случа­ях конфликтогенного поведения, внутренние мотивы направле­ния юмора на партнера — это самовозвышение за счет унижения партнера. Негуманно, да и опять чревато внутрен­ним конфликтом: человек хочет возвысится, снискать уваже­ние и переполниться самоуважением и ему кажется, что направление юмора на партнера этому и способствует, но по­сле многократного употребления или даже злоупотребления таким приемом выясняется, что круг общения сузился, а не расширился, уважение окружающих, а с ним и самооценка, уменьшилось, а не увеличилось, т.е. постепенно глубинные психологические механизмы взяли вверх над поверхностными.

    Кто-то может возразить, что мы путаем юмор и сатиру. Это сатира — разрушительное осмеяние с позиций превосход­ства. А юмор — это смех с сопереживанием и сочувствием.

    Так, по крайней мере, написано в энциклопедическом словаре. Верно, написано. Но тот, кто смеется над человеком сатириче­ски, а не юмористически, сам все равно называет это юмо­ром. А тот, на кого направлен даже самый мягкий юмор, скорее испытывает дискомфорт. Так что академические опре­деления юмора и сатиры не очень-то разделяют сами люди. Лучше скажем так: сатира — это ужесточенный  юмор, а юмор — это смягченная сатира.

    На юмор люди чаще всего стараются среагировать юмо­ром же (т.е. тоже скрытой агрессией). Ну а если не получает­ся? Если человек не слишком талантлив в области самостоятельного юморотворчества? Что ему делать? Обидеть­ся, расплакаться, возмутиться? Нет, все это представляется ему унизительным. Тогда — самому смеяться над собой, вме­сте с другими, взять на себя роль шута, доказать этим, что и у него есть чувство юмора. И человек начинает ерничать, что­бы не сказали, что у него нет чувства юмора, т.к. он не сме­ется над собой...

    А на самом деле, действительно ли человек, который не смеется сам над собой, когда над ним смеются другие, лишен чувства юмора? Нет, скорее наоборот — он слишком чувстви­телен к юмору! Ведь этот же человек радуется шуткам, на­правленным не на него, его веселят анекдоты, он ходит на кинокомедии, значит, он чувствует юмор, но сам не силен в юморотворчестве… Значит здесь дело не в отсутствии чувства юмора, а в незащищенности.

    Итак, если юмор направлен на кого-то, на личность, то все возможные варианты конфликтогенны: агрессивный юмо­рист на беззащитную жертву — обида, агрессивный юморист на агрессивного юмориста — острый конфликт, агрессивный юморист на агрессивного, но не юмориста — последующая месть. Значит, юмор на партнера — это конфликтоген.

    Но ведь мы с вами начали с того, что смех, юмор, шут­ка, веселье — просто необходимы. Как же выглядит хотя бы нейтральный юмор? Это — юмор на обстоятельства, на каких-то абстрактных третьих лип, на "нас", т.е. и на себя, и на пар­тнера — вместе. Это юмор безотносительный, не направленный ни на кого из присутствующих, шутка как бы подбро­шенная вверх. Тогда будет весело всем и не будет грустно ни­кому. Смеяться надо вместе с человеком, а не над человеком. Кстати, обратите внимание — в самом выражении "смеяться над" заключена позиция превосходства.

    Ну, и как во всех других случаях, синтонным будет на­правление юмора на себя. Синтонно будет разрядить напря­женную атмосферу шуткой над самим собой. Конфликтогенно — шуткой над другим — это не приведет к разрядке. Самое простое же — нейтральной шуткой.

    Например, партнер поступил неловко и вот-вот ждет, что на него обрушится 1рад насмешек окружающих, над ним по­смеются. И в этот момент вы рассказываете аналогичный слу­чай о себе самом и все весело смеются над этим! Какая поддержка и облегчение для партнера! Как он вам благодарен! А что же окружающие? Они воспримут это как доказательство вашей внутренней силы — только человек, уверенный в себе может позволить себе самому пошутить над собой.

    Такой юмор "на себя" значительно отличается от шутовст­ва и ерничества. Шутовство и ерничество — это проявление слабости как ответная реакция на насмешку. Юмор "на се­бя" — это проявление силы не в ответ ни на что, а самой по себе.

    Итак, юмористичность необходима, но нужно помнить, что направление юмора на партнера — КОНФЛИКТОГЕННО, НЕЙТРАЛЕН — юмор на обстоятельства, СИНТОННО на­правлять юмор на самого себя.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.