9. ПОТРЕБНОСТЬ в ДЕМОКРАТИЧНОСТИ и АВТОРИТАРНОСТЬ. - Психотехника синтонного общения - Егидес А.П. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.

    9. ПОТРЕБНОСТЬ в ДЕМОКРАТИЧНОСТИ и АВТОРИТАРНОСТЬ.

    Когда у человека возникает потребность в демократично­сти и что такое демократичность, если речь идет не о полити­ке, а о повседневной жизни? Как она проявляется в общении?

    Если в процессе общения партнеры не затрагивают спор­ных вопросов, если не возникает необходимости в принятии общих решений, в выработке общих планов, то не возникает и потребность в демократичности, не выходит на первый план сама проблема демократичного или недемократичного обще­ния. Эта проблема проявляется только в процессе принятия решений, т.к. демократичность — это способ принятия реше­ний, такой, когда соблюдается равное участие партнеров и их одинаковое влияние на результат.

    В повседневной жизни проявляется потребность человека участвовать в решении всех касающихся него проблем, при­чем, чем теснее какие-то вопросы связаны именно с данным человеком, тем больше его стремление решать их самому, са­мому распоряжаться своей судьбой.

    В решении деловых вопросов каждый партнер также хочет участвовать в меру своей заинтересованности и в соответствии со своим служебным положением.

    Проблема демократичности тесно связана с проблемой власти и лидерства в группе. Почему почти во всех группах, будь то семья или производственное подразделение, научный коллектив или школьный класс, происходят процессы борьбы за лидерство? Что дает позиция лидера? Именно возможность в максимальной степени, гораздо большей, чем другие члены группы, влиять на принимаемые решения. О лидере — фор­мальном или неформальном — можно сказать, что он ведет себя демократично в том случае, если он обеспечивает макси­мально полное участие всех членов группы в процессе выра­ботки группового решения. Противоположный же стиль поведения лидера, препятствующий удовлетворению потребно­сти партнеров (или партнера) в демократичности, называется авторитарностью.

    Слово авторитарность в буквальном переводе означает са­мовластие. Это понятие включает в себя действие одного из партнеров по общению в приказном стиле, принятие едино­личных решений.

    Вообще влиять на принятие каких-то решений другим че­ловеком можно с помощью или убеждения, или принуждения, или приказа. Авторитарный стиль руководства или общения заключает в себе использование приказа и в меньшей даже степени — принуждения. Убеждение при этом не используется.

    Описывая поведение авторитарного человека, можно упо­мянуть такие его характерные элементы как нетерпимость к возражениям, критике, сужение альтернатив решения для пар­тнера и навязывание своего решения, использование угроз и даже ультиматумов, привычка оказывать всестороннее давле­ние на партнеров, в т.ч. металлическим голосом и т.д.

    Авторитарный руководитель или авторитарный член семьи считает свое мнение главным и единственно верным и имен­но поэтому считает себя вправе навязывать его окружающим. Понятно, что глубинные психологические причины такого по­ведения — те же, что и в случае иных конфликтогенных дей­ствий — невротическая компенсация чувства неполноценности. Ясно, что тот, кто уверен в себе, в своих умственных способ­ностях, в своих возможностях принять действительно наилуч­шее решение, не станет действовать принуждением — он найдет возможности убедить окружающих в правильности сво­их выводов или предложений. А вот если начальник (или муж) боится подставлять свои умозаключения огню критики, т.е., если он не уверен ни в них, ни в себе, то вот тогда-то и приходится использовать в качестве средства защиты нападе­ние, т.е. просто исключить возможность какой бы то ни было критики своих решений.

    Чаще всего из-за невротического страха критики автори­тарная личность уже заранее, до изложения своего мнения, подготавливает "почву", т.е. формулирует угрозы, "подпускает металла" в голосе с тем, чтобы отбить у партнера само жела­ние задумываться над содержанием его предложений, чтобы заставить их принять из страха за последствия.

    Естественно, что авторитарный стиль руководства отрица­тельно влияет на всю совокупность процессов, происходящих в коллективе, в том числе, и на производительность труда. В таких условиях внутри группы рождается в целом гораздо меньше идей, т.к. их появление не стимулируется. Поскольку известно, что воплощаются в жизнь только идеи одного чело­века, то даже появившиеся у подчиненных мысли, они чаще всего просто не высказывают, понимая бессмысленность этого. Значительное влияние оказывает подобная ситуация и на пси­хологический климат в группе, т.к. только свободные творче­ские личности могут полноценно общаться и создавать друг для друга атмосферу психологического комфорта, а сковывание личностной свободы приводит к возрастанию межличност­ной напряженности. С точки зрения же чисто утилитарной — производительности труда, известно, что она гораздо выше, когда работник занят творческим воплощением собственной идеи или решения, в принятии которого он принимал уча­стие, чем когда он вынужден бездумно и механически выпол­нять чужой заказ.

    Единственной ситуацией, оправдывающей авторитарность, можно считать экстремальные условия, не позволяющие из-за дефицита времени прибегнуть к демократической процедуре принятия решения.

    Однако нужно постоянно помнить об опасности односто­роннего уклона. Авторитарная личность скорее провозгласит совершенно обычные условия экстремальными, чем смирится с демократической процедурой. Это очень хорошо известно всем по примерам из истории — поддержание и нагнетание страха, т.д. искусственное создание экстремальных условий для применения сильной власти — известнейший прием всех ти­раний. Абсолютно то же самое можно наблюдать и в повсед­невной жизни, если научиться хорошо различать подобный манипулятивный психологический прием.

    Например, аврал и чуть ли не "военное положение" на предприятии перед концом каждого месяца, конечно, оправ­дывает грубость начальства, т.к. все подчиненные видят, что это — "ради дела". Поэтому руководителю, способному ощу­щать себя нужным только в таких условиях и неспособному руководить обычными демократическими методами, психоло­гически выгоднее бросить все свои силы, нервы и здоровье на авралы, чем на налаживание спокойной равномерной работы коллектива в течение всего времени.

    То же самое можно наблюдать и в семье. Некоторые хо­зяйки предпочитают вместо того, чтобы почти ежедневно про­стирывать небольшое количество белья, установив, например, очередность, или как-то иначе вовлекая в это всех членов семьи понемногу, организовывать большие стирки в воскрес­ные дни, мобилизовав на них всех домашних и выступая в качестве полководца. То же самое часто касается и "генераль­ных" уборок.

    Понятно, что все описанные проявления авторитарности конфликтогенны по отношению к партнерам по общению. Для того, чтобы поведение имело хотя бы нейтральную окраску, необходимо подавлять в себе все попытки принятия автори­тарных решений. Для перехода же в область синтонности не­обходимо внимательно следить за своим поведением, с тем, чтобы оно носило подчеркнуто демократичный характер.

    В чем же он заключается?

    Нельзя провести четкую черту между авторитарностью и демократичностью. В каждом случае принятия решений, в каждом человеке, его поступках можно выделить и элементы авторитарности, и элементы демократичности. Дело именно в том, в какой пропорции они соединяются. Можно, таким об­разом, условно разделить такое поведение по степени возра­стания демократичности — от абсолютной авторитарности к абсолютной демократичности. Попробуем это сделать для того, чтобы лучше каждый понял особенности своего поведения и легче было бы избавиться от конфликтогенных элементов.

    Проявлением абсолютной авторитарности можно считать ультиматумы. В деловых взаимоотношениях: "Или Вы прини­маете мои условия, или я подаю на Вас в суд, за то, что три года назад Вы…* В семейных проблемах: "Или я, или твоя ма­ма!" и т.д. То есть ультиматум заключает в себе вариант единственного решения с угрозой наказания при его неприятии. Кстати, не так ли ультимативно многие общаются с детьми:

    "Или ты съешь кашу, или не поедешь с нами в зоопарк!" Стоит ли удивляться, что воспитанные на подобных примерах дети, вырастая, обращают это же оружие против самих роди­телей: "Или вы покупаете нам кооператив, или никогда боль­ше не увидите внуков!" Так что ультиматумы используются в нашем повседневном общении гораздо чаще, чем нам кажется. Умея их разглядеть, причем желательно именно в своем соб­ственном поведении, мы уже делаем некий шаг по пути борь­бы с ними, а значит в направлении демократизации своего поведения.

    Следующая ступенька — это объявление своего единствен­ного решения, хотя и без угрозы наказанием, но без объясне­ния причин его принятия, не говоря уже о совете с партнером. Такой способ действия еще очень близок к ульти­мативному и при любом сопротивлении со стороны партнеров превращается опять-таки в ультиматум. Например, руководи­тель на собрании коллектива объявляет свое решение: "С се­годняшнего дня наше подразделение переходит на новый график работы". Если никто не станет ему возражать, то это так и останется изложением своего единственного решения без объяснений, хотя и без угроз. Но если хоть кто-нибудь проявит недовольство, тут, же, скорее всего, последует откат к ультиматуму: "А кто не доволен — тех мы не держим". То есть граница здесь очень не прочная.

    Подобное поведение очень часто практикуется и в семье. Например, жена заявляет прямо с порога: "Мои родственники собрали нам деньги на годовщину свадьбы. Завтра мы идем покупать ковер".  Здесь также очень близок откат к ультимату­му, при малейшем сопротивлении партнера: "Ах, ты не хо­чешь ковер? Можешь вообще тогда со мной не жить!"

    Следующий маленький шажок, маленькая ступенька, хоть чуть-чуть увеличивающая долю демократичности — сообщение о своем единственном решении с объяснениями. Принципи­альной разницы с предыдущими вариантами здесь нет, однако сами объяснения, особенно данные не после объявления решения, а предварительно, способны несколько погасить неудов­летворенность окружающих авторитарностью лидера. Однако необходимо научиться и в этих случаях отдавать себе отчет о том, что подобное поведение авторитарно в очень и очень зна­чительной мере. Вернемся к нашим примерам. Руководитель:

    "Товарищи, давно назрела необходимость пересмотра времени нашей с Вами работы, так как прежний порядок никого не удовлетворял. Было много замечаний и просьб с Вашей сто­роны... и т.д. и т.п... Наступило время решить этот вопрос. За­втра мы переходим на работу по новому графику". Выглядит и звучит такая подача гораздо приличнее, но не будем забы­вать, что принципиальных различий с предыдущими вариан­тами здесь нет. Это тоже авторитарность.

    В примере из области семейных отношений это будет вы­глядеть так Жена (с порога): "Невозможно больше ходить по голому полу. Ребенок простужается. Некрасиво. Стыдно перед гостями. Мои родственники подарили нам деньги, наконец-то мы сможем завтра поехать и купить ковер".  При таком офор­млении авторитарности она, конечно, меньше бросается в гла­за и вызывает меньшее открытое сопротивление партнера, не меняя, однако, при этом своей унизительной для того сути.

    Следующий шаг, следующая ступенька — предложение не­скольких своих решений на выбор. Например, председательст­вующий объявляет: "Мы (комиссия, орг. отдел, секретариат и т.п.) разработали несколько приемлемых вариантов заявления. Пожалуйста, решайте, какой из них мы примем". Выглядит очень демократично. И, конечно же, и по сути уже далеко от полной авторитарности. Однако еще полностью действует внутренняя уверенность в том, что выработать разумные ре­шения больше никто не может. И если я придумал несколько решений и все они меня устраивают, то почему бы не дать другим выбрать одно из них? Также рассуждает и властная супруга, которая дает возможность своему мужу как бы поиг­рать в равноправие: "Как ты думаешь, что нам купить на со­бранные родственниками деньги: ковер, сервиз или диван?"

    Все перечисленные выше подходы содержат все-таки боль­ший процент авторитарности, чем демократичности, поэтому их можно условно считать уровнями авторитарности. На сле­дующем шаге по направлению к демократичности происходит как бы перелом в ее сторону и самой первой ее ступенью бу­дет высказывание своего мнения, а затем вопрос о мнении партнеров.

    Руководитель: "Мне представляется, что с завтрашнего дня мы должны перейти на такой-то график работы. Есть Другие мнения?" Форма подачи проблемы весьма демократичная, но решение лидера, высказанное вначале, безусловно будет оказы­вать давление на подчиненных. То же самое и в примере с супругами. Если жена заявляет: "Мы получили деньги от род­ственников. Я хочу купить ковер. Как ты думаешь?", то хотя она и спрашивает мнение мужа, но каким бы оно ни было, оно уже будет звучать не просто как собственное мнение, а как возражение, что будет порождать некоторую напряжен­ность.

    Поэтому более демократичным будет все-таки сначала по­ставить проблему, стимулировать появление ее решений, а за­тем только высказывать свое мнение. В этом случае собственное мнение каждого при его высказывании будет но­сить совершенно нейтральный характер и не будет нести конфликтогенной окраски. То есть, выбирая такой путь поведения, мы сознательно перекрываем сами себе возможно­сти манипулировать окружающими.

    И все-таки даже такой "сценарий" имеет свои изъяны. Здесь мы переходим уже к глубинным мотивам авторитарного и демократического поведения. Если ваша демократичность — лишь обертка для вашего желания настоять на своем, лишь красивая тактика при прежней стратегии — навязать свое ре­шение, то все опять вернется "на круги своя". Т.е. дав коллек­тиву поспорить и подискутировать, так сказать выпустить пар и поиграть в демократию, руководитель выскажет свое мнение и поведет линию именно на его принятие. Очень ясно это видно в личных взаимоотношениях: жена, выслушав желания и предложения мужа, с обиженным видом заявляет: "Вот, ты совсем обо мне не думаешь, знаешь же, как я хочу ковер…"

    Оговоримся, что поведение, которое мы разбираем на этой ступени — это поведение демократичное и мы ни в коей мере его не отвергаем и не осуждаем, а лишь исследуем все его тонкости.

    Следующим, почти последним шагом на пути к абсолют­ной демократичности принятия решений является тактика просто постановки проблемы: "Нам нужно решить такой-то вопрос. Что будем делать?" В этом случае все ясно. Партнер (или партнеры) по общению чувствуют себя полноправными участниками принятия решения, самостоятельно управляющи­ми своей судьбой. Но почему же тогда мы говорим, что это — уровень почти полной демократичности, почему "поч­ти", разве может быть еще большая степень демократичности? Попробуем представить себе, как она будет выглядеть?

    Но перед этим еще раз оговоримся. Мы предлагаем все большие и большие степени демократичности не потому, что отрицаем целесообразность предыдущих, а чтобы можно было выбрать поведение, наиболее соответствующее конкретным ус­ловиям в каждом отдельном случае, ну и, конечно, для рас­ширения диапазона поведения и усиления психологической чувствительности.

    Итак, попробуем представить себе уровень абсолютной, предельной демократичности. Вспомним для этого, каким был предыдущий. Он заключался просто в постановке проблемы. Какое здесь может быть давление, если ничего, кроме предло­жения темы для принятия решений мы не навязываем? А вот ведь все-таки навязываем саму тему, саму проблему. Об этом мы как-то даже и не задумываемся, этого мы практически не осознаем. Происходит это потому, что если даже человеку не свойственна авторитарность и он не считает свои решения единственно приемлемыми, то уж он точно уверен, что он знает, какая на данный момент важнейшая проблема требует своего разрешения. А ведь это далеко не так. Ни один человек не может претендовать на знание истины, в том числе оши­баться можно и в этом вопросе. Нам всегда кажется, что са­мое важное — это то, что происходит с нами, что самые насущные проблемы — это те, над решением которых бьемся мы, что самые неотложные решения должны приниматься именно по интересующим нас вопросам. Это почти постоян­ная иллюзия. Но это всего лишь иллюзия. Таким ограничен­ным представлением мы сами себе сужаем кругозор. Нужно стараться всегда заставлять себя помнить, что проблемы, ин­тересы и задачи, которые волнуют окружающих, ничуть не менее важны, чем наши собственные. Что коллега или даже подчиненный, могут обратить внимание на гораздо более жи­вотрепещущую проблему, чем та, которую собираетесь сегодня поставить на обсуждение вы.

    Поэтому стоит познакомиться с проявлением абсолютной демократичности, которое можно выразить в короткой форму­ле "Какую проблему поставим?"

    В случае с совещанием коллег все ясно — имеет смысл выяснить, какую именно проблему каждый считает самой без­отлагательной на сегодняшний день. Возможно, что вас ждут приятные или неприятные неожиданности, т.к. никто не мо­жет держать в голове абсолютно все и при таком подходе вы наверняка обнаружите то, что сами не учли.

    В случае же семейных отношений, будет очень хорошо, если жена не будет прямо с порога обрушивать на мужа град проблем, которые представляются ей самыми важными, а сна­чала осведомиться о том, как прошел у него день, что лежит у него на душе... Вполне возможно, что важность высказанных им тем для обсуждения затмит и для нее то, с чем она пришла, и что ее волновало всего пять минут назад.

    Так что избавление от иллюзии, заставляющей нас счи­тать все свое самым важным, может оказать нам самим нео­ценимую услугу.

    Итак, по отношению к потребности партнера в демокра­тичности КОНФЛИКТОГЕННОЙ будет авторитарность, НЕЙ­ТРАЛЬНЫМ — стремление исключить из общения знаки авторитарности, а СИНТОННЫМ — демократичное поведение с использованием в различных ситуациях различных степеней демократичности.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.