4. ПОТРЕБНОСТЬ В ЗАЩИЩЕННОСТИ И ОБВИНЕНИЯ. - Психотехника синтонного общения - Егидес А.П. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 

    4. ПОТРЕБНОСТЬ В ЗАЩИЩЕННОСТИ И ОБВИНЕНИЯ.

    Многие видные психологи считали потребность в защи­щенности одной из базовых, то есть наиважнейших и врож­денных потребностей личности. У младенца это стремление к защищенности, к безопасности удовлетворяет мать.

    Она охраняет его от опасностей окружающего мира. Вырастая, человек научается  сам строить психологическую защиту, которая и охраняет его от опасностей психических трав. Если в детстве его отношения с родителями складывались так, что он был достаточно надежно защищен ими, и при этом они не мешали и ему самому защищать себя по мере взросления все более самостоятельно, то во взрослом возрасте у такой лично­сти формируется адекватная  и надежная психозащита. Если же родители в детстве не удовлетворяли потребности ребенка в психологической безопасности, или делали это, наоборот, слишком преувеличенно, не давая ему самостоятельно посто­ять за себя, то личность формируется незащищенной или с невротической поверхностной психозащитой.

    Одним из самых острых коммуникативных действий, фрустрирующих потребность человека в психологической безо­пасности, защищенности, является обвинение.

    Обвинение — еще более острый конфликтоген, чем отри­цательная оценка. Во-первых, потому, что отрицательная оцен­ка может быть дана как с позиции "сверху", так, все-таки, и с позиции "на равных". Обвинение же тем и отличается, что да­ется почти всегда исключительно с позиции "сверху". Только наиболее смягченный вид обвинения, возникающий между близкими людьми — обида — может рассматриваться с пози­ции "рядом". И то с трудом, так как обиженный всегда, как говорится, "встает в позу", что на бытовом уровне и означает, что он уже просто за счет самой обиды чувствует себя выше обидчика.

    Во-вторых, отрицательная оценка хотя и тянет за собой возможность "оргвыводов", но не столь конкретно. А вот обви­нение предполагает уже "наказание", т.е. более быстрый, более четкий и более серьезный оргвывод". Оно как бы санкциони­рует наказание. Конечно, само по себе обвинение включает и отрицательную оценку, но не исчерпывается ею. Оно на то и обвинение, что к отмечаемой отрицательной черте добавляет привкус вины. В обвинениях мы как бы "жаждем крови", т.е. "жаждем" наказания для партнера.

    Зачем мы обвиняем? По опыту обсуждения предыдущих конфликтогенов мы уже знаем, что всегда можно выявить внешний, выставляемый, открытый мотив поведения и внут­ренний, истинный, глубинный его мотив.

    Каков внешний мотив обвинений? Мы с виду боремся за справедливость, хотим вывести на чистую воду виновника происшедших отрицательных событий, неприятностей, оши­бок. Хотим якобы предостеречь окружающих — вот он вино­ват, он опасен, пусть его осудят и его опасаются.

    Но есть и другой, внутренний мотив, часто более важный для обвиняющего: "Я бы так не сделал, потому что я умнее, ответственнее, нравственнее и вообще лучше... Я бы так не по­ступил, не сплоховал бы…" Значит, как и в предыдущих случа­ях, самовозвышение за счет другого. В порядке психозащиты этот мотив вытесняется, и сам человек часто его не осознает. Осознать этот мотив в самом себе и начать открытую с ним борьбу — это уже важнейшие шаги по пути совершенствова­ния своих коммуникативных умений и по пути самосовер­шенствования вообще. Нужно понять, что у нас в любой ситуации на бессознательном уровне преобладают внешнеобвинительные реакции, т.е. сидит этакий "внешнеобвинительный чертик" — вот мы сами спотыкаемся об камень, а поминаем черта - осознать этого чертика и бороться с ним — вот реаль­ный повод для роста самоуважения. Обвинение, само по себе, может быть как справедливым, так и не справедливым.

    Естественно, несправедливыми будут ложные обвинения, т.е. обвинения при полном отсутствии вины. Это наиболее тяжкий вид несправедливых обвинений, при которых обвиня­ющий обычно делает это с целью переложить на другого свою собственную вину.

    Могут быть и не столь явные ложные обвинения. Один из наиболее частых вариантов — обвинение в том, что вы отни­маете что-то, причитающееся партнеру, в то время, как вы просто не хотите делиться с ним чем-то своим. С вашей сто­роны — это ваше право — при отсутствии желания совершать синтонные действия по отношению к партнеру, вы в праве ве­сти себя нейтрально. Если же им это воспринимается как конфликтоген и он вас в этом обвиняет, то это — ложное об­винение. Постараемся и сами не требовать от людей того, что дать или не дать нам — вопрос их доброй воли, а не их обя­занность.

    Например, Ваши подчиненные не обязаны работать во внеурочное время и, обвиняя их в отказе это делать. Вы по­ступаете конфликтогенно. Уяснив это. Вы гораздо большего добьетесь в данной ситуации просьбой об одолжении, чем приказом и обвинением, предполагающим наказание.

    Несправедливым можно считать и обвинение в непредна­меренно совершенном проступке. Т.е. если проступок был, но не было злонамерения, то хотя он и заслуживает отрицатель­ной оценки, но не обвинения, так как не было вины как тако­вой — не было преднамеренности, значит, не было вины.

    Таким образом, в данном случае, когда вины не было, мотив восстановления справедливости не действует совсем. Здесь получается самовозвьппение вместо справедливости. Ну, а если обвинение все-таки справедливое? Если вина была? Ес­ли была преднамеренность? Тогда, конечно, мы действительно стремимся восстановить справедливость, но и мотив самовоз­вышения тоже нельзя полностью исключить. Т.е. здесь само­возвьппение вместе со справедливостью.

    В каждом таком случае стоит внимательно разобраться в себе. Какой мотив толкает вас больше? Желание реального улучшения дел или самовозвьппение, или самооправдание? Если первое, ну что ж, тогда вы правы, и пусть обвинение сделает свое дело. Но если ущерб от действий партнера не ве­лик, и он не хотел, и все  получилось нечаянно, если действи­тельно обстоятельства оказались превыше и принудили, то, может быть, не стоит обвинять? Ведь здесь явно превалирует мотив самоутверждения за счет другого.

    Как же обвиняемые реагируют на обвинение? Конечно, защищаются. Психическая защита от обвинений может прояв­ляться в различных формах:

    — отрицание вины в душе

    — отрицание вины вслух, опровержение

    — поиск третьего лица или обстоятельств, на которые можно переложить вину, но если они не находятся, то

    — ответное обвинение на том же уровне ("это не моя, а ваша деятельность разваливает наше общее дело")

    — более сильное обвинение, причем, возможно, по друго­му направлению ("Я допустил ошибку в вычислениях, а вы вообще преднамеренно исказили отчетность").

    Таким образом, у высокоэнергетичных психотипов обви­нение вызывает агрессивную реакцию и возникает конфликт. Низкоэнергетичные тоже защищаются и, хотя не идут на кон­фликт, но общение и сотрудничество с ними разлаживается. Т.е. обвинения не конструктивны. Они конфликтогенны.

    Что же предпринять, как вести себя для сохранения хотя - бы нейтральности? Понятно, что необходимо воздерживаться всегда и везде от несправедливых обвинений — от ложных, если проступка как такового и не было, и от таких, когда проступок хоть и был, но не преднамеренный — это нужно понять и простить. Необходимо только помнить, что в нас все-таки сидит этот "внешнеобвинительный чертик", который может прорваться наружу через мимику, жесты, позы, за ко­торыми тоже нужно следить.

    Но что же делать, если вина партнера все-таки есть? Как поступить нейтрально в таком случае? Могут быть два вари­анта. Во-первых, можно переложить вину на обстоятельства:

    "Я не сомневаюсь, что Вы выполнили бы задание вовремя, ес­ли бы не общая нервозность и спешка, в которой Вам при­шлось работать". "Ты не виноват, чашка разбилась потому, что она мокрая и скользкая".

    Во-вторых, можно как бы принять участие в вине партне­ра, не отрицая все же, что она была. "Вероятно, мне нужно было, учитывая время, необходимое Вам на работу, передать вам ее раньше. Ну что ж, мы с Вами оба виноваты, нам и расхлебывать".  

    Какое поведение будет синтонным по отношению потребности вашего партнера к общению в психологической безопасности и защищенности. Если ваш партнер подвергается  обвинению со стороны третьих лиц, то всегда синтонно будет стремление оправдать, защитить его. То же самое относится и к случаю, если ваш партнер обвиняет сам себя.

    Если виноваты в чем-то вы сами, то самое лучшее — это самообвинение, которое помогает избежать и обвинений, и на­казания.

    Защищая другого, тоже можно прибегать к самообвине­нию. Это будет синтонно по отношению к нему.

    Но поводы для использования такого синтона как самооб­винение этим не исчерпываются. Он действует в гораздо более широком диапазоне общенческих ситуаций. Итак, самообвине­ние вместо обвинения. Что оно принесет? И как им пользо­ваться?

    Очень часто, если в процессе вашего общения или взаи­модействия партнер совершил проступок, в нем можно найти и долю вашей вины. Если вы сосредоточите свое внимание именно на своей, пусть и малой, доле вины, не затрагивая долю вины  партнёра, то у вас и будет повод для самообвинения. Конкретно вы говорите только о своей части вины, но психо­логически как бы берете всю вину на себя.

    Ваш коллега забыл дома и не принес вам необходимые сегодня для совместной работы материалы: "Я виноват, я за­был тебе позвонить и напомнить".

    Во время совместной работы ваш напарник по неосторож­ности или по неумению что-то разбил, сломал, испортил и ждет обвинений: "Прости, это я так неловко поставил".

    Ваш подчиненный не справился в срок с работой: "Я сам должен был контролировать, как продвигается у Вас дело".

    Что же это даст? Какова будет реакция партнера? Считае­те ли вы, как многие, что он обрадуется и действительно ста­нет обвинять во всем вас? Конечно, бывают разные люди. Есть среди них и такие бессовестные. Но им-то как раз все равно — обвиняете ли вы их, или самообвиняетесь — они все равно виноватыми себя не почувствуют. Так что и в этом случае вы своим самообвинением ничего не испортите.

    А вот в случаях более частых, когда мы общаемся с нор­мальным обычным человеком, знающим, что такое совесть, обратного обвинения ждать не приходится.

    Если человек наступил вам в общественном транспорте на ногу, и вы его обвините, он, наверняка, скажет: "А что вы столько места занимаете!" Но если вы скажете: "Извините, я слишком много занял места", то вряд ли он скажет: "Да, что это Вы расставили тут свои ноги", и вряд ли останется стоять на вашей ноге. Скорее всего, он ответит: "Нет-нет, это я вино­ват".

    В ответ на самообвинение мы, все-таки, чаще всего услы­шим ответное самообвинение партнера, который конечно, по­нимает свою вину. Если на него нападают, он отрицает ее не потому, что не понимает, а психозащитно. Если же на него не нападают, то ему не от чего защищаться, его собственная ви­на не вытесняется из его сознания, он признает ее, самообви­няется и извиняется.

    Обратите внимание — извиняется. А ведь извинение, т.е. самообвинение партнера — эта и есть та цель, которую мы хотим достичь, открыто его обвиняя. Но не достигаем. А до­стигаем обратного. Он обвиняет нас, защищаясь. Показав же партнеру пример самообвинения, мы добьемся как раз желае­мого результата.

    Происходит все это по более общему принципу: благород­ство рождает ответное благородство. Вы считаете, что так происходит не всегда? Конечно, не всегда! Здесь не может быть никаких гарантий. Благородство — это дорога с односторон­ним движением. Если вы хотите вызвать в людях благород­ные порывы, то сделать это можно только благодаря собственному благородству. А вот обратный закон не действу­ет. Если вы сами поступаете благородно, нет гарантий, что вам ответят тем же. Благородство — это необходимое,  но не достаточное  условие ответного благородства. И все же — необ­ходимое. Без него и вовсе нет никакой надежды. Поэтому по­стараемся проявлять его первыми в надежде на ответ.

    Действие этих законов легко можно проиллюстрировать простым примером. Допустим, играя с другом в шахматы, вы захотите дать ему фору. Скорее всего, он не захочет ее при­нять, чтобы не быть менее благородным, чем вы, он "не даст вам дать ему фору". И так в большинстве случаев.

    Предположим, ваш коллега опоздал на деловую встречу. Первое ваше желание — обвинить: "Ну что же Вы так! Я же жду, теряю свое время!" Какого ответа вы ждете? "Простите, я виноват!", а какой наверняка получите? "Я же не в бирюльки играю, я был занят. Да и Вы сами в прошлый раз опоздали". А если, подумав секундочку, вы замените обвинение самооб­винением: "Простите, я не догадался, что это время у Вас за­нято, нужно было мне договориться с Вами попозже. Вы, наверное, очень спешили?" И что же можно получить в ответ? Скорее всего: "Нет-нет, что Вы, это я виноват — опоздал, про­стите".

    Не бойтесь, что ваше самообвинение примется кем-то за самоуничижение. Чтобы этого не произошло, нас должна под­держивать мысль о том, что мы делаем это не от слабости, а по доброй воле. Настоящая сила не в том, чтобы одолевать других, а в том, чтобы уступать им место, пропуская вперед. Сдержанность и доброта — качества сильного, а не слабого. Если же партнер будет нахальничать и продолжать вести себя конфликтно, то никогда не поздно будет оказать ему сопро­тивление. Но не будем забывать, что сейчас мы с вами об­суждаем именно первичное коммуникативное поведение, т.е. то, как вести себя самому. Так сказать "мы мирные люди, но наш бронепоезд стоит на запасном пути".

    Зарядитесь терпением и проведите в подобных ситуациях по 10 раз прием  самообвинения и только на 11-й начинайте сопротивление. Мы специально преувеличили. На самом деле этого не потребуется. Ваше терпение даст положительные ре­зультаты уже на второй — третий раз. Кроме того, окружаю­щие заметят вашу доброжелательность в целом, это окажет на них определенное воздействие. Ведь добрый пример тоже зара­зителен. Мотив "я не менее благороден" очень хорошо работает в большинстве случаев.       

    В жизни человечества взятие на себя вины (грехов) дру­гих людей и страдание вместо них и для них имеет столь большое значение, что в христианской религии это занимает основное место. Иисус Христос страдал за людей, взяв на се­бя их грехи. Таковы были и другие святые мученики. Пусть же хоть в какой-то мере, хоть на уровне общения, хотя бы в тех случаях, когда вина партнера непреднамеренная, мы по­следуем тому примеру, который дает нам образ Христа.

    Итак, относительно потребности партнера в психологиче­ской безопасности, Конфликтогенным будет обвинение, особенно ложное  и несправедливое. НЕЙТРАЛЬНЫМ - пе­рекладывание вины на обстоятельства. СИНТОННЫМ - за­щита партнера и самообвинение.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 21      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.