МОДЕЛЬ 1 - С?СТЕМА ТОРМОЖЕН?Я ПОВЕДЕН?Я - - . . - - vuzlib.org




  • «      «       «      : 8      :  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.

    МОДЕЛЬ 1 - СИСТЕМА ТОРМОЖЕНИЯ ПОВЕДЕНИЯ

    Эта часть модели лучше всего разработана, и она единственная, которой можно достоверно поставить в соответствие определенную человеческую эмоцию - тревожность.

    Отношения входа-выхода, определяющие ситему торможения поведения (СТП), "запускают" условные стимулы, связанные с наказанием, условные стимулы, связанные с прекращением или пропуском награды ("фрустрирующее ненаграждение", Amsel, 1962), а также новые стимулы. Появление признака новизны в этом списке может вызвать удивление, поскольку поначалу не очевидно, что ее вообще можно рассматривать как подкрепление. Однако в действительности новые стимулы имеют весьма сложные подкрепляющие особенности, изменяющиеся как функция степени новизны, взаимодействующие с интенсивностью стимула и несколькими другими факторами (Berlyne, 1960). При высоких значениях новизны и интенсивности стимул вызывает следующий тип поведения: при продолжении или повторении стимула эти значения уменьшаются, и вызванное поведение изменяется на приближение (см. ниже раздел Система приближающего поведения); если же стимул все еще продолжается или повторяется, наступает полное к нему привыкание, и он вообще не может вызвать ответа. Переход от торможения поведения к приближению не является неожиданным; так, кроме прочего, новые стимулы выявляют конфликт между приближением и избеганием (Gray, 1982a, 1987, Chapter 9; Zuckerman, 1982).

    Поведение, выявляемое этими стимулами, состоит в торможении реакций (прекращении любого текущего поведения); в повышении уровня возбуждения до такой степени, что для начала следующего поведения (или возобновления прерванного) требуется больше усилия и/или скорости; и в повышении внимания, так что оно захватывает больше информации, особенно о новых признаках окружения. Любой входящий в СТП стимул вызывает полный набор выходных реакций. Более того, постороннее вмешательство способно заблокировать выходные реакции на любые входящие стимулы, при этом сохраняются взаимоотношения входа-выхода (включая те, что задействуют или вход в СТП или выход из СТП, но не то и другое вместе). Это свидетельствует в пользу рассмотрения СТП в качестве единой системы, а не в качестве комбинации отдельных отношений входа-выхода. Среди вмешательств, специфически устраняющих отношения вход-выход, определяющие СТП, отметим действия препаратов, таких, как бензодиазепины, барбитураты и алкоголь - они снижают тревожность у людей. Изучение действия таких наркотиков и было основным источником для формирования понятия о СТП (Gray, 1982 a,b). Исходя из сказанного, можно предварительно охарактеризовать субъективное состояние, сопровождающее активность СТП, как тревожность. Это предположение правдоподобно, поскольку по существу ведет к описанию человеческой тревожности, т.е. такого состояния, которое возникает в ответ на угрозу (стимулы, ассоциированные с наказанием или ненаграждением) или неопределенность (новизну): "стоп, смотри, слушай и будь готов к действию" (Gray, 1982, a,b,c).

    Нейрологическая сторона дела - набор структур, которые, как представляется, выполняют функции СТП, приведен на рисунке 1. Возможное отождествление СТП с деятельностью этих структур зависит от множества источников информации (Gray, 1982a). Конечно, с точки зрения психолога, пытающегося понять темперамент, не имеет особенно большого значения, какие именно структуры мозга опосредствуют осуществление функций СТП. И действительно, были сделаны ценные попытки проверить предсказания, выводимые из общего понятия о СТП, безотоносительно к предполагаемому нейрологическому субстрату (например, Boddy и др., 1986). Однако для психолога такая "нейрологичность" изложения имеет особую ценность. Во-первых, включение наравне с данными психологии данных нейронауки даст такому понятию, как СТП, более прочную основу для последующего чисто психологического теоретизирования. Во-вторых, понимание нервных процессов такой системы, как СТП, может привести к специфически психологическим вопросам или гипотезам, которые в противном случе могли бы и не возникнуть; мы увидим несколько примеров тому в этой статье. В-третьих, нейрологический уровень неизбежно возвращает нас к основным темам психологии. Поскольку основная функция мозга - перерабатывать информацию, а задача описания того, как информация перерабатывается человеком в терминах, отличных от нейрологических, принадлежит когнитивной психологии, то, встретившись с чем-то вроде представленного на рисунке 1, естественно спросить не только о том, как изображенные на нем структуры производят поведенческие реакции СТП, но и о том, какие когнитивные операции (переработку информации) они для этого осуществляют.

    Функции переработки информации, которые мы относим к взаимосвязанному набору структур, изображенному на рисунке 1, таковы ( см. Gray, 1982a). На когнитивном уровне ключевую роль играет понятие "сопоставителя" (comporator), т.е. системы, предсказывающей на каждый момент следующее вероятное событие и сопоставляющей предсказание с действительным событием. Эта система: (1) информационно описывает текущее состояние воспринимаемого мира; (2) добавляет к этому информацию о текущей двигательной программе самого субъекта; (3) использует хранимую в памяти информацию, описывающую отношение одних стимульных событий к другим; (4) сходным образом использует хранимую информацию об ответах на те или иные последовательности стимульных событий; (5) предсказывает из указанных источников информации следующее ожидаемое состояние воспринимаемого мира; (6) сравнивает предсказанное с действительным следующим состоянием мира; (7) решает, было ли совпадение или несовпадение предсказанного с действительным состоянием мира; (8) если совпадение было, то вновь запускает процедуру от (1) до (7); но (9) если совпадения не получилось, останавливает текущую программу, т.е. дает выходную реакцию СТП, так чтобы собрать дополнительную информацию и разрешить трудность, остановившую эту программу.

    В случае применения этой модели к тревожности фокус исследовательского внимания находился на шаге (9) и на дальнейших последствиях этого шага (Gray, 1982a). В последнее время Грей и др. (1991) занимались деталями самого процесса контроля и способа, которым он взаимодействует с выполняемыми двигательными программами. Мы обратимся к этому аспекту ниже в разделе о Системе приближающего поведения.

    Мы обсуждали, так сказать, "программное обеспечение" (software) сопоставителя, предполагаемое Греем (1982а); соответствующее "аппаратное обеспечение" обозначено на рисунке 1. На нейронном уровне сердцевиной его является септогиппокампальная система (СГС), образуемая септальной областью, энторинальной корой, зубчатой извилиной, гиппокампом и субикулярной областью. Здесь мы отметим только следующее. Во-первых, субикулярную область мы считаем главной частью сопоставительной функции. Мы полагаем, что именно она (1) получает переработанные сведения перцептивного мира из энторинальной коры, которая в свою очередь собирает их со всех ассоциативных сенсорных зон коры полушарий; (2) получает предсказания и тем самым начинает порождение нового предсказания в круге Папеца (Papez circuit) (он соединяет субикулюм с сосцевидными телами, с антеровентральным таламусом, с поясной корой и от нее снова с субикулюмом) и (3) осуществляет взаимодействие с системами программирования движений (не показанными на рисунке 1), вызывая их остановку или позволяя им продолжаться. Во-вторых, префронтальной коре отводится роль обеспечения сопоставительной системы информацией о текущих двигательных программах (что осуществляется через проекции на энторинальную и поясную кору, последняя проекция составляет часть круга Папеца). В-третьих, моноаминергические проводящие пути, спускающиеся из среднего мозга для иннервации СГС (состоящие из норадренергических волокон, исходящих из locus coeruleus, и серотонергических, исходящих из median raphe), задействуют систему в режиме угрозы и управляют ее деятельностью в этом режиме; в отсутствие угрозы информационно-перерабатывающая деятельность системы может иметь другие, не эмоциональные функции (Gray, 1984). Наконец, система, изображенная на рисунке 1, нуждается в квантификации по времени, которая обеспечила бы уместное сопоставление отдельных состояний мира с соответствующими предсказаниями, затем включение следующих предсказаний и следующего сбора информации о мире. Эту функцию мы приписываем гиппокампальному тета-ритму, задающему "следующее мгновение" внутри данной системы с частотой в одну десятую секунды.

    Конечно, многое из сказанного неизбежно умозрительно. Но даже если это так, предложенный нами детализированный очерк эмоциональной системы, охватывающей несколько уровней анализа - поведенческий, нейрональный, и когнитивный - вместе с правдоподобным описанием субъективного состояния, связанного с работой данной системы (тревожность) имеет, как я надеюсь, эвристическую ценность, показывая, как может выглядеть разработанная теория отдельной эмоции. В частности, мы можем несколько содержательнее изложить понятие " эмоциональной системы". Поведенчески она, как мы видели, состоит из некоторого множества реакций, совместно вызываемых любым стимулом определенного класса. Обоснованность приписывания таких отношений входа-выхода определенной осуществляющей их системе повышается, если принять во внимание, что определенные препараты (см., например, Gray, 1977) или повреждения мозга (см., например, Gray & McNaughton, 1983) избирательно изменяют одни, а не другие отношения ввода-вывода. Это особенно демонстративно, если удается с использованием независимых данных нейронауки показать, что эффект, относящийся к препаратам или повреждениям действует лишь в определенном наборе нервных структур (например, Gray, 1982a). В пользу существования такой системы дополнительно свидетельствуют гипотезы о конкретных когнитивных (информационно-перерабатывающих) функциях, которые она, скорее всего, осуществляет, особенно если эти гипотезы в дальнейшем могут быть проверены на человеческом уровне, как было недавно сделано для тревожности и СТП Мэтьюз (Mathews, 1988). Еще одно важное свидетельство на человеческом уровне было получено в результате применения метода объемного изображения (imaging techniques) к живому мозгу. Используя позитронную томографию (positron emission tomography), Райман (Reim a n), Рейхель (Raichle), Батлер (Butler), Герцович (Hersovitch ) и Робинз (Robins) (1984) показали, что пациент демонстрирует признаки панического расстройства в отличие от нормальных реакций лишь в том случае, когда воздействию подвергаются определенные участки мозга: энторинальная кора, через которую осуществляется основной вход в СГС, и субикулярная область, главная "станция" выхода СГС. Так программа исследований, начавшись с опытов над животными, через использование препаратов, понижающих у людей тревожность, описав, можно сказать, полный круг, вернулась в клинику.

    «      «       «      : 8      :  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 2005-2009 .