АНАЛ?З ЭМОЦ?Й - - . . - - vuzlib.org




  • «      «       «      : 8      :  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.

    АНАЛИЗ ЭМОЦИЙ

    Если мы приняли сформулированные предпосылки, то прежде чем приступить к исследованию темперамента, нам необходимо понять, что такое эмоции. Это понимание получить нелегко. Если мы возьмем типичный учебник психологии, то увидим, что "эмоция" используется для адресации к кругу видимо не связанных между собой фактов и сама по себе никогда ясно не определяется. Только внутри одной из ветвей психологии, а именно, в теории обучения животных (animal learning theory) имелось согласие, что эмоции образуются состояниями, вызываемыми стимулами или событиями, которые могут служить подкреплением для инструментального поведения. Такова теоретическая рамка, в которой Миллер (Miller, 1951) и Маурер (Mowrer, 1947) анализировали понятие страха и его роль в обучении избегающему поведению. Маурер (Mowrer, 1960) характеризовал понятие "облегчения" (relief) опять-таки в отношении обучения избеганию< Амзель (Amsel, 1962) описал "фрустрацию" и ее роль в угашении подкрепляемого поведения (rewarded behaviour); я предложил понимать "тревожность" как амальгаму страха и фрустрации (Gray, 1967, 1982a). Поэтому, оставляя в стороне дальнейшую апологетику, я буду считать, что это действительно верные рамки, и я буду анализировать эмоции внутри них.

    Исходной точкой такого анализа будет служить понятие об инструментальном подкреплении. Оно имеет свое стандартное Скиннеровское определение: подкрепление есть любой стимул (или более сложное явление), который, будучи сопряжен с реакцией, изменяет будущую вероятность данной реакции. Возможные варианты, предполагаемые данным определением, образуются пересечением процедур - предъявления, прекращения или пропуска стимула и исходов, когда наблюдаемое изменение вероятности ответа есть ее повышение или понижение. Если изменения нет, то стимул не является подкреплением. Фактически получается, что подкрепления бывают двух видов: те, предъявление которых повышает вероятность реакции, а в случае прекращения или пропуска уменьшает вероятность реакции; и те, что в случае своего присутствия уменьшают вероятность реакции, а в случае отсутствия или пропуска, повышают ее.

    Это позволяет выявить различия между позитивными (первый класс стимулов) и негативными (второй класс) подкреплениями, поощрениями и наказаниями или между возбуждающими аппетит и отвращающими стимулами. Прекращение и пропуск стимула дают обычно один и тот же эффект: поощрения повышают вероятность реакции, когда же поощрения прекращаются/пропускаются, то происходит снижение вероятности реакции; наказания понижают вероятность реакции, когда они прекращаются/пропускаются, вероятность реакции повышается.

    Можно добавить следующее усложнение: подкрепления могут быть первичными, безусловными, или вторичными, обусловленными. Первые - стимулы или события, которые без специального обучения обладают свойством подкрепления, например - еда, вода, половой партнер, боль. Последние - изначально нейтральны (т.е. не изменяют вероятности ответа), например, звук или свет умеренной интенсивности, но вступая в ассоциации с безусловным подкреплением (по всей вероятности, при условиях, описанных Павловым; Gray, 1975), приобретают свойства подкрепления.

    Теперь мы вооружены большинством средств, необходимых для анализа. Они потребуются нам для ответа на вопрос, сколько существует независимых друг от друга эмоций и как следует определить каждую из них? Или, в терминах развиваемого здесь подхода, если эмоции - состояния ЦНС, выявляемые подкрепляющими событиями, можем ли мы разбить все множество подкрепляющих событий на такое количество подмножеств, чтобы каждому из них соответствовала отдельная эмоция, выявляемая только элементами данного подмножества?

    На первый взгляд новичку в психологии этот вопрос может показаться абсурдно простым. В конце концов, достаточно посмотреть в словарь, чтобы найти сотни слов, обозначающих различные (казалось бы) эмоции: сожаление, ностальгия, возмущение и т.п. В контексте же предложенного здесь анализа возможны всего 8 различных эмоций (2х2х2). Однако проблема здесь скорее кажущаяся, чем реальная. Предлагаемый здесь подход не направлен на анализ человеческого языка. То, как мы называем эмоции, столь же отличается от того, как ЦНС их производит, как наши названия цветов - отмеханизмов, лежащих в основе цветного зрения; в обоих случаях слова отражают как специфические условия, вызвавшие переживания, так и сами переживания. Точно так же, как в случае с цветным зрением, когда механизм, основывающийся изначально на трех цветовых пигментах, способен породить огромное разнообразие видимых цветов и тем самым обеспечить основу для еще большего числа названий цветов, так (утверждаем мы здесь) и несколько механизмов эмоций в ЦНС способны породить огромное разнообразие испытываемых эмоциональных состояний и дать основу для словаря, описывающего их (Gray, 1985).

    Как же мы тогда приходим к подмножествам подкрепляющих событий, каждое из которых соответствует отдельной эмоции и тем самым - отдельной системе в мозгу? Различения, сделанные нами выше, по большей части чисто операциональны. В наших целях мы, например, измеряем изменения вероятностей отдельно как в случае возрастания, так и в случае убывания воздействия или классифицируем стимулы как позитивные или негативные подкрепления. Но мы не знаем наперед, делает ли мозг те же различения, что делаем мы: может быть, он использует различные механизмы, чтобы вызвать новое поведение и прекратить старое, но может быть, и не использует.

    Более того, в этом вопросе существуют различные теоретические позиции. Так, некоторые теоретики полагают, что мозг имеет "систему поощрения", чтобы заниматься положительными подкреплениями, независимо от того, как они влияют на поведение, и "систему наказания", чтобы сходным образом обращаться с отрицательными подкреплениями (например, Олдс и Олдс (Olds & Olds, 1965). Другие авторы полагают, что одна система обеспечивает достижение нового поведения, а вторая - необходима для торможения поведения (например, Грей (Gray, 1975). Эти теории совершенно различны, однако, поскольку они перекрываются, их часто путают.

    Конечно, выбор позиции по отношению к таким сложным вопросам в условиях ограниченной размерами статьи неизбежно представляется произвольным. Однако та модель, которую я намерен излагать, основана на обширной базе данных, полученных в экспериментах по обучению животных, психофармакологии, нейропсихологии и нейронауки (см., например, Gray, 1982a, 1987). Из данных одной или нескольких таких дисциплин могут быть выведены альтернативные модели. Но наша модель в отличие<от них последовательна, поскольку в ней представлены данные из всех этих подходов (это многообразие источников выглядит одним из величайших преимуществ всего нейропсихологического подхода).

    Модель постулирует существование в ЦНС млекопитающих трех основных эмоциональных систем, каждая из которых (a) отвечает на отдельный набор подкрепляющих событий определенным типом поведения и (b) осуществляется специальным набором взаимодействующих мозговых структур, обрабатывающих специфические типы информации. Это следующие системы: 1) система торможения поведения (behavioral inhibition system), 2) система "борись/убегай" (fight/flight system) и 3) система приближающего (behavioral approach system). Первая из них была подробно описана ранее (см. Gray, 1982a); вторая вызвала пока мало теоретического интереса, особенно на когнитивном уровне; тогда как третья в последнее время сделалась объектом большего интереса (Грей, Фелдон, Роулинз, Хэмслей и Смит (Gray, Feldon, Rawlins, Hemsley, & Smith, 1991); Свердлов и Куб (Swerdlov and Koob, 1987). Поэтому систему "борись/убегай" я затрону только коротко, а систему приближения - несколько более детально, чем две остальные. Следующее утверждение, к которому мы еще вернемся в конце статьи, состоит в том, что именно индивидуальные различия в функционировании этих систем и их взаимодействия лежат в основе индивидуальных различий темеперамента, измеряемых в рамках таких анализов личности, как у Айзенка (например, Eysenk, 1981) или Цукермана, Кульмана и Камака (Zuckermann, Kuhlman, Camac,1988). Мы не будем пытаться изложить данные, на которых основывается модель; частично эти данные были представлены в работах Грея (Gray,1975, 1977, 1982a, 1987, Gray et al, 1991 ), Грея и МакНотона (Gray и McNaughton, 1983).

    «      «       «      : 8      :  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 2005-2009 .