1.3. ПЛОТНОЕ И ТОНКОЕ - Физическая психология - Александр Исаев. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 

         1.3. ПЛОТНОЕ И ТОНКОЕ

         Двойственная   органо-информационная   природа  современного   человека

    объясняет  существование у  него  двух  принципиально  разных  инстинктивных

    программ поведения: реальной и идеальной.

         Если  реальная   программа   определяет  деятельность   "органического"

    человека в  плотном мире, то идеальная  программа лежит  в основе  поведения

    человека как бесплотной сущности в информационном пространстве.

         Таким образом,  изменяя свои мысли,  свое мировозрение,  человек  может

    переходить  с  одной  программы   на  другую,  что   дает   ему  возможность

    использовать преимущества каждой из этих программ в конкретной ситуации.

         Причем  следует  иметь  в  виду,  что  идеальная  программа  связана  с

    проявлением у человека таких  сверхестественных  способностей как телепатия,

    чтение мыслей, получение информации из глубины информационного пространства,

    нанесение  биоинформационного  удара,  перевод  плоти  человека  в  лучистое

    состояние и т.д.

         Реальная  и  идеальная  программы отличаются  друг  от  друга  составом

    информационных баз. Если  информационную  базу реальной  программы  образуют

    такие  архетипы   как  "Я",  "пища",  "половой  партнер",  "свой",  "чужой",

    "родитель",  "ребенок",  "злоба",  "агрессия",  "чувственные  удовольствия",

    "боль", "жизненно важная цель", "страсть",  то информационная база идеальной

    программы содержит  всего  лишь  два  элемента:  "единое"  и "блаженство". С

    позиции идеальной программы,  человек  и окружающий его мир -  одно целое. О

    существовании  "чужого",  "боли", "страсти" и  т.д.  в рамках этой программы

    человеку знать просто не дано.

         Особенность  человека  такова,  что  идеальная  и   реальная  программы

    являются  антагонистами  и  в   полном  объеме   составляющих   их   функций

    одновременно  действовать  не  могут.  При  этом  потеря  преимуществ  одной

    программы  компенсируется приобретениями  другой. Так, лишившись возможности

    общаться телепатическим  путем,  люди, совершенствуя  свой  мозг,  приобрели

    навыки  абстрактно-логического   мышления,   что   позволяет  им   создавать

    технические средства связи -  своеобразные "протезы",  которыми человечество

    пытается   компенсировать  утраченные   в  плотном   мире  сверхестественные

    способности.

         Основным  элементом  информационной  базы  реальной программы  является

    обособленная  от однородной части Высшего Разума  личность данного человека,

    его  "Я". Причем  в первую  очередь обособление  людей вызвано ограниченными

    ресурсами  плотного мира. В условиях ресурсного дефицита все  живые существа

    на Земле вынуждены вести ожесточенную борьбу за существование.

         С  учетом  законов  двоичной  логики,  можно  утверждать,  что  понятия

    "реальность"  и "Я"  неразрывно связаны друг с другом.  Одно без другого  не

    может  существовать  в   принципе.   Там,  где  начинается  "Я",  начинается

    реальность.  И наоборот. Кстати, эту точку  зрения разделял и Г.И. Гурджиев:

    "Жизнь реальна, когда  Я есть". Чтобы  перейти  на идеальную программу, т.е.

    обрести  состояние полного  блаженства,  прежде всего, необходимо уничтожить

    свое "Я", свое личностное начало.

         Необходимо   учитывать,  что   "живая   плоть  человека"  и  "идеальная

    программа"  понятия несовместимые: в  земной жизни  человек может перейти на

    идеальную  программу  лишь  частично.  В  плотном  мире  поведение  человека

    определяется  комплексом инстинктивных подпрограмм, которые по составу своей

    информационной  базы  занимают  промежуточное  положение  между  реальной  и

    идеальной  программой.  Таким  образом, можно говорить о двух  типах  людей:

    "человек-животное" и  "человек  духовный". В отличие от первого,  у  второго

    типа идеальные подпрограммы преобладают над реальными.

         О  существовании  идеальной  программы  люди  знали  давно.  О "Царстве

    Божьем", "Царстве Небесном", "Благодати, которая ждет человека после смерти"

    говорится во многих религиозных учениях.

         В  отличие  от  реальной, идеальная программа исключает раздробленность

    человечества   как  единого   целого.  Отсюда  осуждение   богатства   (т.е.

    имущественного обособления  от  основной массы людей, что по  определению не

    позволяет  выйти человеку на идеальную программу),  проповедь имущественного

    равенства.

         Причем наивысшего  накала положительных эмоций  в земной жизни человеку

    дано испытать лишь  в результате бескорыстной любви к  ближним,  желания  им

    добра.

         Стремление  к идеальной программе делает родственными такие, на  первый

    взгляд, разные религиозные системы как христианство и буддизм.

         Осуждение  христианством  восьми смертных  грехов  (чревоугодие,  блуд,

    сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие, гордыня) есть не что иное, как

    попытка вырваться из  тисков  информационной  базы  реальной системы.  Легко

    убедиться в  том,  что  все из  перечисленных  страстей  являются  продуктом

    обособления   человека   в   обществе,   ориентации  на  грубые  чувственные

    удовольствия, неуверенности в существовании загробной жизни.

         Особенно ясно  суть  буддизма видна  при рассмотрении  такого  архетипа

    реальной программы как "жизненно важная цель".

         Стремление человека сохранить свое тело в плотном мире связано с целью,

    от достижения которой зависит его жизнь. Скажем,  если человек голоден (т.е.

    ощущает  дефицит питательных  веществ,  который может привести  к гибели его

    тела), архетип  "пища" оказывается в одной ассоциативной области с архетипом

    "жизненно важная  цель". В свою очередь  "жизненно  важная  цель" связана  с

    особым психо-эмоциональным состоянием человека (страстью), которое позволяет

    человеку предельно мобилизовать все свои скрытые ресурсы, чтобы направить их

    на достижение жизненно важной цели.

         Таким образом,  убивая  страсть, убивая  саму  привязанность к плотской

    жизни,  человек  тем самым  порывает с  реальной программой  и  переходит на

    идеальную, которая, как уже говорилось, исключает боль и страдание.

         Это теоретическое положение подтверждают четыре истины Будды:

         Жизнь есть страдание.

         Страдание имеет причину.

         Чтобы уничтожить страдание, надо уничтожить его причину.

         Собственно  уничтожение  причины  страдания  заключается в  уничтожении

    плотского мировозрения.

         В  русле этих  умозаключений лежат и наставления античных  философов, в

    частности, Демокрита, считавшего  целью  жизни  - хорошее расположение духа,

    при котором душа живет, не возмущаясь страхом и ли страстями.

         На необходимость  борьбы  со страстями  (аффектами)  как чрезмерными  и

    неразумными   движениями  души  указывали  и  стоики.   По  мнению  стоиков,

    существует  несколько десятков  аффектов (среди  них: удовольствие, зависть,

    страх,  печаль, уныние и т.д.), с  которыми человек должен  бороться,  чтобы

    обрести состояние полного душевного покоя.

         Одной из наиболее опасных эмоций для духовного человека является злоба.

    В обычных  условиях  злоба,  ярость,  остервенение  для  человека  духовного

    являются злейшими врагами, поскольку запускают подпрограммы, характерные для

    человека-животного, и тем самым лишают первого возможности использовать свои

    уникальные преимущества в борьбе за существование.

         Особое внимание  борьбе  со  злобой  уделял  православный  святой Иоанн

    Кронштадский. В своей книге-дневнике "Моя жизнь  во Христе" он, в частности,

    пишет:  "научись  побеждать  благим  злое,  злобу,  благостью,  кротостью  и

    смирением".

         Следует  учитывать,  что как  у  человека-животного, так  и  у человека

    духовного  есть свои  преимущества,  которые в  определенных  условиях может

    обеспечить  ему  победу в борьбе  за  существование этих  двух  типов.  Так,

    несомненным достоинством человека-животного является грубая физическая сила,

    которая обеспечивает ему преимущество в контактном  единоборстве с человеком

    духовным.

         В  свою  очередь достоинство человека  духовного  состоит  в его особых

    интеллектуальных способностях, и в первую очередь, способности черпать новые

    знания   из  глубин  биоинформационного  пространства.  Последнее  позволяет

    человеку  духовному  создавать   орудия,   которые  позволяют  ему  поражать

    человека-животного вне контактного единоборства (лук, ружье, снаряд и т.д.).

         Кроме   этого,   в   арсенале   человека   духовного   присутствуют   и

    биоинформационные  средства  защиты   и  нападения,  которые  позволяют  ему

    воздействовать на противника на уровне тонкого плана (подробнее об этом речь

    будет идти в третьей главе).

         С информационной базой реальной программы  связано  и такое понятие как

    "чувственное  удовольствие".  Как   и  в  случае  со  злобой,  стремление  к

    чувственным наслаждениям, наслаждениям самого низкого  порядка закрывает для

    человека идеальную программу. Не даром во многих конфессиях священники  дают

    обет   безбрачия:   плотские  утехи  и   идеальная   программа   -   понятия

    несовместимые. Тут приходится выбирать одно из двух: либо Земля - либо Небо.

         Одними из главных  элементов  информационной базы реальной  и идеальной

    программ   являются  образы  людей.  Так,  контактируя  с  людьми   (или  их

    изображениями),  чьи лики  исполнены кротости, миролюбия,  смирения, человек

    переходит  на уровень идеальной программы. В то  время как искаженные злобой

    лица  низводят   его   до   уровня  реальной   программы,   пробуждают  весь

    сопутствующий   этой   программе   набор   плотских   инстинктов.   Примером

    использования образов людей для коррекции личности являются иконы.

         Не менее важную роль  в  выборе человеком той или иной программы играет

    характер его  пищи. Люди давно  уже было известно, что употребление  в  пищу

    мяса животных способствует переходу на  реальную программу,  в  то время как

    растительная  пища  запускает  идеальную программу:  делает  человека  менее

    агрессивным, миролюбивым, наполняет  его  светлыми  эмоциями.  Периодические

    посты, позволяющие человеку очиститься  от "душевной грязи", предусматривают

    многие вероучения.

         В книге  "Моя жизнь  во Христе" Иоанн Кронштадский пишет: "Чем легче  и

    меньше употребляешь  и пищи  и пития, тем тоньше и легче делается  дух".  Из

    этого  следует,  что  не только  характер, но и количество потребляемой пищи

    находится   во   взаимосвязи  с   типом  ментальной  программы.  Взаимосвязь

    количества потребляемой пищи и типа ментальной программы позволяет по-новому

    взглянуть  на проблему  лишнего  веса  у огромного  числа  людей в  развитых

    странах в наши  дни. Избыточное  потребление пищи -  это, в  первую очередь,

    результат    нарушения   ментальных    программ,   вялотекущее   психическое

    расстройство  (близкое  к булемии). Чтобы  избавиться  от  избыточного веса,

    необходимо,  прежде  всего,  заняться  коррекцией   личности:   покончить  с

    индивидуализмом, потребительством, бездушием, социальным соперничеством.

         Использование постов практикуется и в магии, что  лишний раз доказывает

    существование   взаимосвязи    между   характером    пищи   и    проявлением

    сверхестественных  способностей  у человека.  В  частности, на необходимость

    длительного  поста,  который  должен  предшествовать  совершению  магических

    действий, указывает и Папюс в "Практической магии".

         О   необходимости   минимизировать  количество  потребляемой  пищи  для

    духовного роста говорит  и  Лобсанг  Рампа в  книге  "Ты  вечен": "Монахи не

    переедают, они  едят умеренно,  только чтобы  поддержать  свои  силы  и свое

    здоровье, они не становятся обжорами. Обилие еды мешает духовному  развитию,

    слишком богатая  и жареная еда вредят  физическому здоровью, если вы  хотите

    развиваться духовно и жить как  монах, ешьте не более, чем достаточно, ешьте

    простую  пищу, только чтобы  питать тело, но не ешьте  слишком  много -  это

    пресыщает мозг и привязывает дух к земле".

         С   типом   ментальной   программы  связан  и  характер   телодвижений,

    совершаемых человеком (либо их полное отсутствие), а также характер музыки и

    эмоциональный настрой. Классическим примером  использования этой особенности

    человека являются особые танцы, телодвижения  под звуки  ритмической музыки,

    которые демонстрируют колдуны, дервиши и шаманы, общаясь с духами.

         Кстати,  и дзен-буддизм  (в  дословном  переводе:  "сидячий буддизм") в

    своих медитативных техниках, нацеленных  на обретение особого просветленного

    состояния, опирается на полную неподвижность тела медитирующего.

         Переходом на идеальную программу объясняют и такой  известный с древних

    времен  прием  как  умерщвление  плоти  (самоистязание).  Адаптация к  боли,

    преодоление страданий автоматически ведет к переходу на идеальную  программу

    со  всеми сопутствующими  ей  психическими проявлениями. Не случайно,  что в

    Древней  Индии  умерщвление  себя  голодом считалось исключительно  почетной

    смертью.

         С проявлением  идеальной  программы связывают и такое сверхестественное

    явление как переход плоти человека в лучистое состояние. Частичным переходом

    в это состояние объясняют преображение Иисуса Христа на горе Фавор, и полным

    - исчезновение  его  тела  после  распятия.  Разумеется,  скептики дают свое

    объяснение  происшедшему.  Однако  уже  в  наши дни  в  одном  из  тибетских

    монастырей  был  зафиксирован факт  перехода одного из  отшельников в тонкое

    состояние.

         Особый интерес вызывает взаимосвязь между типом ментальной  программы и

    типом   мышления   -   конкретно-образным    (интуитивным,    быстрым)   или

    абстрактно-логическим (рассудочным, медленным).

         Причем, по сути, абстрактно-логическое мышление есть не  что  иное, как

    способность  головного мозга  "снимать на  кинопленку"  мыслеформы, а затем,

    прокручивая  эту  "пленку"  с  меньшей  скоростью,  по  "кадрам"  изучать их

    содержание.

         В принципе, любое мышление как процесс, в ходе которого возбуждаются те

    или  иные  структуры головного  мозга, является  частью информационной  базы

    реальной программы. Вместе с тем,  наблюдается любопытная  закономерность: к

    идеальной   программе   ближе   стоит   конкретно-образное   мышление,   чем

    абстрактно-логическое. Как идеальная программа несовместима с реальной,  так

    и     сверхестественные      способности     несовместимы     с     развитым

    абстрактно-логическим мышлением.

         Одно из доказательств этого несоответствия можно найти в Новом Завете.

         Речь  идет  о  том особом состоянии сознания,  в котором пребывал Иисус

    Христос после встречи с Иоанном Крестителем.

         Во-первых,  обращает на  себя внимание странноватая логика Учителя: "Не

    две ли малые птицы продаются за ассарий? И не одна из них не упадет на землю

    без  воли Отца вашего; У вас же и  волосы  на голове все сочтены; Не бойтесь

    же: вы лучше многих малых птиц" (Матф. 10 : 29 - 31) .

         А  во-вторых, сама  манера выражать свои  мысли,  облекая  их  в притчи

    (кстати, немало удивлявшая окружающих), свидетельствует о тех  затруднениях,

    которые Христос испытывал при построении сложных логических конструкций.

         Разумеется, одними доказательствами из Библии дело  не  ограничивается.

    Специалистам в области психологии искусства известно как зачастую беспомощны

    выдающиеся актеры, художники, поэты,  музыканты  (те, кто опирается в  своем

    творчестве,  прежде  всего,  на  интуитивное мышление),  когда им приходится

    решать даже самые простые логические задачи.

         Указанное  несоответствие  между  типом  программы   и  типом  мышления

    перестает существовать,  если взять  на  вооружение гипотезу об эволюционном

    переходе человека из тонкого состояния в  плотное. Такая  последовательность

    эволюции  человека  объясняет  близость  конкретно-образного  типа  мышления

    современного человека к идеальной программе "лучистого" прачеловека.

         Особое  место  в  технике  перехода  на  идеальную  программу  занимает

    обращение  человека  к  Высшей  Силе (Богу).  Признавая существование  Бога,

    объясняясь  ему  в  любви,  человек  тем  самым  на  подсознательном  уровне

    генерирует  мыслеформы: "Бог и я -  одно целое", "Бог  - это любовь", "Бог -

    это  блаженство",  т.е.  речь  идет  о  возникновении  понятий, составляющих

    информационную базу идеальной программы. Следствием чего и становится запуск

    этой программы, сопровождаемый проявлением сверхестественных способностей.

         Одним из наиболее дискуссионных вопросов многих  философско-религиозных

    учений  (в  частности,  православия)  является   "соотношение  телесного   и

    духовного  здоровья".  Отмечено, что многие прославленные святые, славящиеся

    чудесами молитвенного врачевания, сами страдали от тяжелых телесных недугов.

    Этот парадокс родил  теорию о необходимости, и даже полезности, для человека

    болезней и страданий.

         Даже у  Иоанна  Кронштадского  в  уже  упомянутой книге-дневнике  можно

    прочесть: "премудрость и благость Отца Небесного подвергает душу и тело наше

    тяжким  скорбям  и болезням,  вот почему  нам  должно не  только  благодушно

    терпеть  скорби  и  болезни, но и радоваться  в них больше, чем в  состоянии

    душевного спокойствия, простора и телесного здоровья".

         Вместе с тем, изначальная взаимосвязь между слабым физическим здоровьем

    и идеальной  программой,  на  мой  взгляд,  не  прослеживается.  Безусловно,

    преодолевая телесный недуг  (т.е. борясь со страданиями), человек тем  самым

    приближается  к  идеальной программе. Однако это наблюдается - опять же! - в

    случае преодоления недуга. То есть условием перехода на  идеальную программу

    является  не первопричина, а вторичные  действия, вызванные ею. Не преодолев

    страданий, на идеальную программу перейти нельзя.

         Легко   убедиться  в   том,  сама   мысль  о  благостности   страданий,

    прославлении  болезней, противоречит элементарной  логике. Если опираться на

    такие  фундаментальные  понятия  христианства  как  "грех"  и "воздаяние  за

    грехи",  то видно, что больное  тело  -  это  всегда  расплата за  нарушение

    Божественных заповедей в текущей или прошлых жизнях. Радоваться тут особенно

    нечему!  Радоваться здесь  можно только  тому,  что,  награждая  конкретного

    человека  болезнями,  Высший Разум  тем самым информирует  этого  человека о

    пагубности  его  действий,  что  дает  последнему  возможность  изменить   в

    дальнейшем свое поведение, а с ним и свое здоровье.

         Да  и  сам факт  болезней  у святых  наводит на определенные мысли. Как

    известно, пределу святости (т.е. глубине перехода на идеальную программу)  в

    земной  жизни  нет. И  если  святой  тяжело  болен, значит, все  резервы для

    самосовершенствования он еще не исчерпал.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.