ОТ АВТОРА - Фюреры. Общая теория фашизма - Э.В. Самойлов. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.

    ОТ АВТОРА

         Попытки,  начиная  с  июля,  опубликовать  эту  статью  (предлагал   ее

    "Независимой газете", "Российской газете" "Правде") не увенчались успехом. И

    вот - 21 сентября,  "поворот сюжета",  придавший  теме  предельную  остроту.

    Оправдались худшие прогнозы.

         Все  то, что  происходит  в  России  после  путча,  недрогнувшей  рукой

    совершенного  Борисом  Ельциным, представляет  собой  попытку  тоталитарной,

    фашистской тенденции найти себе  новый облик, нащупать пути самовоплощения в

    условиях,  когда  общество в  целом  уже  определенно  переросло,  отторгло,

    научилось распознавать фашизм в его  "привычных",  классических проявлениях,

    структурах,  знаках,  но  еще  не выработало иммунитета  к  попыткам фашизма

    пройти  по другим  идеологическим  векторам,  через  которые он,  непрерывно

    самовозобновляясь,  оказывает  постоянное  давление  на  массовое  сознание,

    пытаясь  нащупать  слабое  звено,  пролезть  через  него,  ворваться - точно

    подобранным  набором  идеологических  стереотипов -  в мировосприятие массы,

    настроить ее на нужную волну и превратить в управляемую толпу.

         "Привычный", традиционный фашизм сегодня в России не пройдет.

         Модернизиронанный,    оснащенный    по    последнему    слову   техники

    манипулирования  массовым  сознанием,  проявивший  невероятную способность к

    идеологической мимикрии - ужена пороге, уже входит в Россию.

         Оставим в стороне эмоции, философские  или  публицистические  изыски. В

    анализе  головоломной, как  никогда и нигде,  российской действительности  я

    руководствуюсь  своей  общей  теорией фашизма,  набором  критериев,  которые

    позволяют  зафиксировать симптомы отношения к власти как самоцели,  невзирая

    на лица и, следует добавить - на маски.

         Эти  критерии  сами  по себе  бесстрастны, беспристрастны и  потому  не

    оставляют места для субъективного отношения к предмету анализа.

         Справедливость этого утверждения  может проверить  каждый  образованный

    человек,  имеющий хотя  бы  минимальное  представление  о логике  системного

    подхода.

         После 21 сентября уже, как  говорится,  невооруженным глазом видно, что

    по всем  основным  параметрам  уровень  фашизации действий  Президента вырос

    скачкообразно.

         В итоге мы  сегодня в  России имеем  утвердившийся через  кровопролитие

    авторитарный режим,  который  изо всех сил пыжится,  бьет  себя  в  грудь  и

    прочими телодвижениями и словоизвержениями  пытается  выдать  себя  за "юную

    демократию", которая "должна уметь себя защитить".

         Авторитаризм как промежуточное состояние между фашизмом и  демократией,

    как правило,  не  обладает  запасом  долговременной  устойчивости  и  всегда

    тяготеет или к фашизму, или демократии.

         Борисом Ельциным импульс дан,  несомненно, движению к фашизму. Но, коль

    парламент  разогнан во  имя  досрочных  выборов, во имя  демократии,  то  мы

    некоторое время еще  будем  иметь возможность  наблюдать,  как  авторитарный

    режим решительно и вдохновенно закладывает основы для самоликвидации - через

    выборы парламента и Президента.  Пока  еще Ельцин - заложник его собственных

    красивых  жестов,  которыми  он  приглашал   Верховный   Совет   к   барьеру

    избирательных урн. Пока еще ему невыгодно и неудобно менять позу.

         Не исключено, что ход событий так и не позволит ему это сделать.

         Но не  менее вероятен и  другой поворот: в сложной и  быстро меняющейся

    российской действительности профашистски  настроенный Президент, тем более -

    такой умелый "борьбист"  за власть  как  Борис Ельцин, в  любой  момент  без

    особого труда сможет найти подходящий  материал,  из  которого можно слепить

    образ   очередного   "великого   врага",   и   серией  очередных  провокаций

    "сконструировать"   ситуацию,  требующую   "решительных  мер".   Необходимые

    предпосылки уже  есть.  Есть  организация, состоящая  из  шустрых, с  хорошо

    подвешенными языками политиканов и политиканчиков.

         Есть  мощный  отряд   проституированной   или  до  смерти  перепуганной

    "творческой  интеллигенции",   тесно  сплотившейся   вокруг  нового   "вождя

    народов", то бишь- "отца демократии".

         Центральное телевидение  превращено в машину для  ведения массированных

    идеологических кампаний.

         Деморализовано  и находится  в жесткой  зависимости  от  Бориса Ельцина

    руководство "силовых структур", обслуживающее отныне не государство, стоящее

    на законе, а авторитарный режим, опирающийся на силу.

         Все это - предпосылки фашизма, и предпосылки работающие.

         Какой именно фашизм грозит России? Грозит  ли наиболее свирепый, третий

    тип  фашизма  - сталинский?! С  его ГУЛАГом,  истреблением "эксплуататорских

    классов", массовыми расстрелами?

         Угроза  такого фашизма  исчезающе мала, хотя о ней  и  кричат,  галдят,

    талдычат  денно  и  нощно  на  каждом  углу  "демократические"  журналисты и

    идеологи, "Красная  опасность"  в России  сегодня - это  идеологический миф,

    пропагандистский жупел, профессионально слепленный и разрисованный пугающими

    красками; за ним  сегодня  не  больше реального содержания, чем  за мифом  о

    многих тысячах "врагов народа, шпионах и диверсантах", который использовал в

    свое время Сталин.

         Грозит  ли  России второй  тип  фашизма - гитлеровский? Есть ли  у  нас

    реальный кандидат на пост "фюрера", способный  прийти к власти,  подмять под

    себя все  классы  и социальные  слои, несколько благосклоннее патронируя при

    этом национальной буржуазии?

         Может быть, Баркашов, с его двумя сотнями боевиков, из которых половина

    участвовала в обороне Белого дома?

         Ну что ж, тогда у нас есть основания поздравить себя с великой победой,

    которую наше армия, наша милиция и наша госбезопасность с их танками, БТРами

    и  спецназами под руководством  наших  героических "демократов" одержали над

    половиной личного состава русских фашистов. Вторую половину победить будет в

    два раза легче.

         Даже "примкнув" к  Верховному Совету, пытавшемуся оказать сопротивление

    путчу, "красная" и "коричневая" опасности, вместе  взятые, были раздавлены в

    24 часа.

         И  это ее-то  -  "красно-коричневую"  опасность  -  нам преподносили  и

    преподносят  как  нечто   чудовищное,  как  страшного  монстра,  готового  и

    способного  вот-вот  задушить  "юную  демократию"?  Этой-то,  выдаваемой  за

    монстра, и оказавшейся шавкой опасностью пугают Россию, как ребенка?

         Октябрьские  отбытия,  бесславный  итог  на  редкость,   до  кретинизма

    бездарных действий руководителей  парламента  как вспышкой  молнии высветили

    чудовищную, сугубо фашистскую наглость, с  которой "демократы" круглые сутки

    промывали    и    промывают    мозги    россиянам,   пугая   их    кошмарной

    "красно-коричневой" угрозой. Остается  третий  тип фашизма  - пиночетовский.

    Это фашизм  правящего  класса, неспособного  сохранить существующий  порядок

    вещей мирными средствами и пускающего поэтому в ход пулю и нож.

         Этот фашизм сейчас действительно грозит России. Этот фашизме уже  вполз

    в наш дом и уже пролил первую кровь.

         У  этого  фашизма  российская специфика, его  становой хребет  - мафия:

    сплав из коррумпированных, больных властолюбием государственных  чиновников,

    уголовной среды и  неясно как сотворивших гигантские состояния нуворишей.  В

    этой же компании оказалась и многочисленная группа интеллигентов, откровенно

    проституированных,   или   просто   потерявших   голову   от   страха  перед

    "красно-коричневой"  угрозой, не  понимающих,  что, поддержав  путч, они тем

    самым фактически поступили в услужение мафии.

         Именно эти люди сегодня в России образуют  правящий  класс. Именно этот

    правящий класс способен предпринять попытку снова поставить страну на колени

    перед фашизмом.

         Генеральная репетиция уже состоялась и прошла успешно.

         Каждый фашизм в период подъема  силен набором  определенных  идей,  под

    прикрытием которых действуют фашисты. Нацисты сыграли на идее восстановления

    поруганной  чести Германии, объединения всех  немцев.  Сталин эксплуатировал

    идею интернационального братства  всех  людей,  объединенных  стремлением  к

    социальной справедливости.

         Сегодня фашизм  отступил на последний рубеж,  загнан  в угол, в  тупик:

    фашизму  ныне, чтобы быть  реальной силой,  остается спекулировать только на

    одной  идее   -  идее  свободы.  Другие  идеологические  прикрытия   уже  не

    срабатывают с должным эффектом. Самый наглядный пример такого рода - Россия.

         Никогда   еще   в   политической   истории  не   было   фашизма   столь

    рафинированного, столь интеллектуального, столь  изощренно  замаскированного

    идеологически,  так  искусно  оперирующего  пропагандистскими  мифами.  Этот

    фашизм  особо  опасен тем, что избрал в качестве идеологической наживки идею

    свободы,  рыночной экономики, и  умело использует  эту  идею как  крючок для

    ловли душ.

         В России, по горло сытой свинством тоталитаризма, именно на этот крючок

    - если умело подвести и подсечь - можно поймать больше всего народу.

         Это "мягкий", это "умный" фашизм. Это -"фашизм с человеческим лицом" Он

    отнюдь не жаждет  крови, предпочитает завораживающее мурлыканье, готов взять

    в долю, поделиться с кем угодно деньгами, синекурой, даже частичкой власти -

    лишь бы ему  не мешали и дальше подгребать под себя Россию. Этот фашизм даже

    бравирует  своим как бы  избыточно  либеральным отношением  к  политическому

    противнику.

         Но едва  только  парламент  проявил  волю  к сопротивлению,  предпринял

    действия,  с   целью  притормозить,  укоротить  размашистый  шаг  все  более

    наглеющей исполнительной власти,  не желающей считаться ни с кем и ни с чем,

    стоили   только   наметиться   признакам   более   или    менее   грамотного

    идеологического  контрнаступления  - через "Парламентский час",  "Российскую

    газету", а  вицепрезиденту  - раскрыть свои чемоданы с "компроматом", фашизм

    немедленно показал  клыки.  Либеральное мурлыканье  сменилось совсем другими

    звуками.

         "Антинародная   клика..."  "Народ  проклянет  преступников..."   "Банды

    погромщиков и убийц..." "Коммуно-фашистский  мятеж..." "Красная мразь..." и,

    наконец, апофеоз -"Раздавите гадину!"

         "Аромат" этого стиля,  этой лексики неповторим и неподражаем, его  ни с

    чем нельзя спутать.

         Тем, кто в кровавые октябрьские дни трепетал в "праведном гневе", сыпал

    проклятиями, кто  потерял способность к адекватной' политической самооценке,

    следует посмотреть на себя - в зеркало самого страшного для России времени:

         "Правда", 22 августа 1936 г.: "Все сильнее звучит гневный голос народа:

    вечное проклятие главному организатору фашистской банды..."

         "Правда",  21   января  193^  г.:  "Маска  сорвана.  Под  нею  -  морда

    фашистского зверя".  "Правда", 25 января 1937 г.: "Раздавить гадов!" В адрес

    парламента  можно  высказать  очень  много  серьезных  упреков. Политическая

    бездарность   Хасбулатова   и  Руцкого,   допустивших,  чтобы  демократию  и

    законность "защищали" Ампилов  и Ачалов, Макашов и  Баркашов - не  поддается

    описанию.

         Но  самый  бездарный  парламент  предпочтительнее  самого  талантливого

    диктатора.

         Ибо для того, чтобы сменить парламент, нужны выборы. Они состоялись бы,

    на законной основе, раньше или позже, и если позже  - то  не было бы  в этом

    никакой катастрофы.

         Чтобы свергнуть диктатора,  или даже "просто" авторитарный режим, нужны

    жертвы. И они уже есть, пока - несколько сотен трупов.

         Теперь "демократам", как бы они не напрягались в попытке свалить вину с

    себя на других, однажды придется ответить за  эту кровь - неизбежно. И можно

    не сомневаться - они  сделают все, чтобы время отвечать наступило как  можно

    позже, или же не наступило никогда.  Для этого "демократам" требуется одно -

    удержать власть.

         Будут  удерживать до последнего, любыми средствами. Здесь возможны  два

    основных   варианта.  Первый,   разумеется,  предпочтительнее   для   нашего

    "либерального    фашизма":   путем    нахального   использования   созданных

    "демократами"   преимуществ   в  предвыборной   ситуации,  через  дальнейшее

    нагнетание идеологической истерии на тему "красно-коричневой угрозы",  - или

    же о  тайных  союзниках коммунистов в госаппарате  (читай -  "вредителях") и

    т.п., добиться решающего успеха на декабрьских выборах и, таким образом, еще

    на несколько лет удержать власть как бы законным порядком.

         Способность  "мягкого фашизма"  достигать  своих  целей  с  минимальным

    применением грубой силы нельзя недооценивать. Нашим придворным  политологам,

    напрягающим  свои могучие интеллекты  в  попытке  оправдать "демократический

    путч",  как  до  Луны  далеко до  американского  прокурора  Джима Гаррисона,

    который  пытался провести объективное  расследование обстоятельств  убийства

    президента Кеннеди и  был остановлен силами,  располагающими  огромной, хотя

    чаще всего незримой  властью - в условиях демократического, по  его основным

    атрибутам, государства. Силами не демократическими,  а вполне фашистскими по

    их  сути.  Тридцать  лет  назад  этот  американец,  отнюдь  не политолог  по

    профессии, писал:

         "Конечно,  вы не  сможете проследить эту тенденцию  к  фашизации,  если

    просто будете оглядываться вокруг. Вы не  увидите таких знакомых по прошлому

    признаков фашизма,  как свастика...  Мы  не станем  строить свои  "дахау"  и

    "освенцимы";  хитрая  манипуляция  средствами  массовой  информации  создает

    духовные концлагеря, которые обещают  стать  гораздо  более  эффективными  в

    контроле над людьми... Процесс фашизации здесь куда более тонок, но конечный

    результат  его тот же самый" (Цит. по: М.  Сагалетян. Кто же убил президента

    Кеннеди? М.72).

         Если результаты декабрьских выборов обозначат реальную угрозу проигрыша

    "демократов"  в июне, то  к  лету  следует ожидать  максимального нагнетания

    обстановки  через серию очередных провокаций  и массированных идеологических

    кампаний,  с  тем,  чтобы  к  июню  ситуация  в  стране  дестабилизировалась

    настолько,  что  народ,  силовые  структуры  были  бы  вынуждены  мириться с

    установлением диктатуры  Ельцина  - под  классическим  предлогом  "наведения

    порядка".

         Это  означает,  что  агония авторитарного, беременного  фашизмом режима

    будет грозить России новым кровопролитием. И тогда уже двумя сотнями смертей

    не отделаемся.

         4-9 октября 1993 г. 180

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 10      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.