Оборотень. - Курс начинающего волшебника. Учебник везения - В. Гурангов, В. Долохов - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65.  66. > 

    Оборотень.

    Посвящается бабе Насте, ночной нянечке детского сада, в который ходил один из авторов, за то, что научила его читать, и за душераздирающие полуночные рассказы о ведьмах и оборотнях.

    Ко мне на симоронскую группу довольно долго ходила Татьяна. Эта веселая простодушная женщина рассказала следующую историю.

    — Моя подруга Аня купила собаку породы мопс. Когда собака подросла, по просьбе заводчиков, отвели ее на выставку, и собака оказалась не простая, а “золотая”. Она получила малую и большую золотые медали, и ее собирались выставить на международный конкурс. На лето Анина мать выезжала на дачу, туда отправили и собаку.

    Однажды мать позвонила с дачи: “Собака заболела, ничего не ест, ее всю трясет”. Через день положение ухудшилось — появились прыщи на коже, а из головы мать вытащила клеща.

    Я сказала Ане:

    — При чем тут клещ. Это не клещ, а золотая медаль.

    — Да я уж думала, кто это ее сглазил?

    — Соседке Зойке хвасталась золотой медалью?

    — А как же.

    — Вот и все. Давай работать. Найди, что ты делала Зойке приятного.

    — Делала. У Зойки был хронический бронхит. Когда еще все было запрещено, я отвела ее в подпольную секцию, которая занималась дыханием по Бутейко. Зойке помогло, она была очень довольна результатами и благодарила меня.

    — Теперь повторяй: “Я та, которая ведет Зойку в подпольную секцию”.

    Аня стала повторять имя в прошедшем времени: “Я та, которая привела Зойку в подпольную секцию”. Я ей указала, что нужно обязательно в настоящем. Стала она снова повторять: “Я та, которая ведет в подпольную секцию Зойку”. Я сказала, что переставлять слова нельзя. Потом порекомендовала: “Повторяй это имя вдвоем с дочерью. Давай потренируемся”. И Аня стала ходить и повторять новое имя, а я ей вторила. Затем Аня спросила:

    — А сколько надо повторять?

    — Ты сама почувствуешь. Или тебе станет легко, или зашатает тебя.

    — А я уже почувствовала, — сказала она, повторив два раза имя. — У меня сердце сразу прошло.

    — Все, мантра работает! Давай, раз такое дело, повторяй ее, не жди до воскресенья (был вторник). Приедешь, а собачка будет здорова, зачем тебе ждать? Как увидишь Зойку, как вспомнишь о собачке, так и повторяй новое имя.

    Приехала Аня в воскресенье на дачу — собака здорова, как будто ничего и не было.

    Здесь хочется высказать соображения о таких понятиях, как сглаз, порча и проклятие. Как меня может сглазить или наслать на меня порчу моя собственная проекция? Это может случиться, если я забыл, что я — Симорон, если я боюсь собственной проекции. На наш взгляд, патогенное описание мира (или система верований), в котором присутствуют сглазы и порчи, выгодна современным целителям, магам и колдунам. Это сильно упрощает работу с заказчиком. Пришел клиент, а маг ему объявляет: “У вас, уважаемый, порча!” И частенько этой самой фразой порчу и ставит, а потом сам и снимает.

    Большинство магов искренне верит в этот патогенный театр: “Как же, я вижу, как выглядит порча. И другие видят этих сущностей со скользкими щупальцами и присосками. Сейчас я их поотрубаю огненным мечом”.

    А механизм прост. Сначала, верой в порчу, целитель протранслировал ее на трэк, а потом увидел свое ужасное произведение, с которым зачастую и справиться не может. Потому что поставил себя в подчиненное положение, забыл о своем авторстве. Порчу может поставить себе и сам заказчик собственным страхом, ожиданием того, что она у него есть.

    Геопатогенные зоны имеют аналогичное происхождение — если я поверил в их существование и взял в руки рамку, то уже не могу их не найти.

    Начиная играть в сглаз и порчу, я автоматически снимаю с себя ответственность. Есть плохие люди, которые меня сглазили, и поэтому у меня все плохо.

    Если же к симоронисту приходит заказчик, который непременно хочет снять порчу, то волшебник сделает это с чувством юмора, попытается объяснить механизм появления порчи. А лучшей защитой является улыбка, юмористическое осознавание этого механизма, как в нижеприведенном захватывающем повествовании нашей знакомой целительницы.

    — К нам обратилась Рая. Ее дочка Верочка внезапно теряла сознание, погружалась в “небытие” и могла находиться в этом состоянии два-три дня. Верочка то совсем не ела, то могла опустошить холодильник. Когда она была в сознании, ей периодически мерещились черти с горящими глазами, жуткие подземелья, летающие мечи. Она слышала голоса: одни подбивали ее на всевозможные героические подвиги, другие звали в преисподнюю. Кошмары и видения не покидали ее и в бессознательном состоянии: она находилась во власти чертей, к ней спускались ангелы, прилетали святые, осеняла крылом Богородица.

    Святые общались с ней через иконы, в храмах. Иногда ее рука начинала спонтанно писать. Это были письма, написанные Верочке от лица различных авторов, причем каждый раз — иным почерком. Все тянули Верочку на свою сторону. Ангелы говорили, что она невероятно одарена божественными силами и должна им служить, а ребята из преисподней доказывали, что Верочка замечательная ведьма и может летать на метле. Когда Верочка возвращалась из коматозного состояния, она иногда могла вспомнить, что с ней было. Верочка рассказывала, что она, как прекрасная графиня, сидела в мрачном подземелье, прикованная цепями. Раз в день ей давали воду и иногда маленькую краюшку хлеба. Временами ее истязали.

    Мы диагностировали Верочке очень сильную форму энергетического поражения. Она встречалась с молодым человеком по имени Семен, который был разведен и имел дочь от первого брака. Ему Верочка очень нравилась, и они собирались пожениться. Семен жил с тетушкой, которая сильно любила первую жену и желала восстановить семью. Первая жена добивалась того же. Мы увидели на Верочке и Семене магическую наводку — жена Семена была с Украины и обращалась к местным колдунам. Когда Семен позвонил бывшей жене, та подтвердила этот факт, сказав, что их развод был ошибкой, что она сильно любит Семена и хочет снова жить с ним.

    Видя, в каком тяжелом положении находится Верочка, мы стали ей сочувствовать, жалеть ее. Теперь я понимаю, что этого ни в коем случае нельзя было делать. Мы в подробностях выслушивали все ее видения, очень отчетливо и ярко представляли их образы. Мы, незаметно для себя, стали жить ее кошмарами. Можно сказать, что мы полностью срезонировали к Верочке, разделили ее реальность. Нам стали везде мерещиться дьявольские силы.

    Верочка ездила к нам один-два раза в неделю. Первый раз она появилась в марте, а в июне начался полный караул. Как гром среди ясного неба прозвучало слово “оборотень”. Моя ассистентка Тамара увидела в “канале”*, как “тетушка Семена по ночам летала в гробу”. Верочка нам рассказала, что тетушка — хромая горбунья, инвалид детства, с трудом передвигается по квартире. Мы вспомнили предание, что самые сильные колдуньи — горбуньи и калеки. Образ тетушки впечатлял: развевающиеся седые волосы, ноги, оканчивающиеся копытами и угрожающе торчащие из гроба.

    Началась настоящая паника. Мы поняли, что оказались под смертельным ударом, и предстоит тяжелейшая битва не на жизнь, а на смерть с темными силами, объединившимися против нас. Неизвестно откуда взялась фраза, которая беспрерывно повторялась: “Главное — выжить!”

    Виктор, отец Верочки, поехал на дачу и пережил там два самых страшных дня в своей жизни. Ночью по крыше что-то скреблось, бухало в стены, кто-то царапался в дверь. Виктору казалось, что по оконному стеклу стучат капли дождя, а на улице было ясно. Начала нагреваться стена, и нагрелась довольно сильно. Виктор в ужасе уехал с дачи. Но в Москве было не лучше. Все видели по углам корчащиеся тени, горящие глаза, по квартирам носились искры. Верочка почти не выходила из коматозного состояния.

    Я настолько впечатлилась словом “оборотень”, что вполне серьезно начала искать литературу по оборотням. В “Мифологическом словаре” и “Словаре славянской мифологии” никакой информации не было. Я стала искать фильм “Серебряная пуля” — безрезультатно. Мой страх с каждым днем усиливался. Мне казалось, что все силы ада собираются вокруг меня и скоро начнут раздирать меня в клочья.

    Я позвонила подруге, целительнице:

    — Машенька, у тебя нет чего-нибудь по оборотням?

    — А что такое?

    — В моей практике появился оборотень.

    — Сейчас я тебе ничего не могу сказать, позвони завтра.

    Когда на следующий день я ей позвонила, то услышала громкий визгливый голос, почти срывающийся на крик:

    — Не смей мне больше звонить! В работе с таким явлением тебе никто не поможет! Это очень опасно и не звони мне больше!

    Я осталась один на один с оборотнем. После десяти часов вечера мне казалось, что за балконом сгущается мутное, серо-черное облако. Оно приобретало очертания то медведя с лосиными копытами, то лося в медвежьей шкуре. Мне чудилось, что из темной тучи ко мне тянулась тонкая лапка и хватала меня то за сердце, то за горло. Сердце щемило, и не спасали никакие лекарства. Плечо отваливалось, спать я не могла часов до трех-четырех, то есть до рассвета.

    Когда, все-таки, я ложилась спать, то клала под подушку большую икону Иисуса Христа. С одной стороны я клала Евангелие, с которым я ездила в Иерусалим, и которое лежало на Гробе Господнем, а с другой — распятие. Свечи горели постоянно. Дело могло дойти до пожара — когда я спала, свечи догорали и падали. Я засыпала минут на пятнадцать, а потом в ужасе вскакивала, хваталась за Евангелие и распятие, а лбом прижималась к иконе. Потом ложилась на спину, пытаясь расслабиться и успокоиться, и все повторялось снова.

    Утром приезжала Тамара. Она рассказывала, что у нее ходуном ходил балкон и что она всю ночь простояла, непрерывно молясь, со свечой в одной руке и крестом в другой. Тамара так исступленно все крестила и водила свечами, что к утру не чувствовала рук. Свеча тряслась, трещала и выдавала струю черного дыма до потолка. Как-то раз Тамара трагическим голосом сообщила, что с полочки попадали все иконы. Знаменательно, что Тамара выучила наизусть почти весь молитвенник, читая молитвы одну за другой. Она без запинки могла прочитать такие сложные молитвы, как “Животворящему кресту” и девяностый Псалом “Живый в помощи Вышняго”.

    Я была в полубезумном состоянии и не помню, как работала. Мы впятером: Тамара, Верочка, Рая с Витей и я, встречаясь и перезваниваясь, не могли говорить на другие темы. Мы просто спрашивали друг друга: “Ну как?” — и в ответ получали подробнейший отчет о нападениях, напоминавший сводки боевых действий. Я, на самом деле, честно воевала — концентрировала боевые лучи из центров ладоней и лупила ими по туче. Я отгоняла ее, сжимала, набрасывала на нее сетку, пыталась отправить в антивселенную. Туча ненадолго исчезала, а потом появлялась вновь.

    Моя мать перестала спать по ночам, почти оглохла, у нее участились сердечные приступы. Мой сын во сне брыкался, вскрикивал — ему непрерывно снились кошмары. Тамарина мама упала и сломала ногу, что было отнесено на счет “наезда” вражеских сил. У ее отца на какое-то время отказал мочевой пузырь, несколько раз вызывали “скорую”. У Раи “сели” печень и почки, а у Вити обострился псориаз. Мы чувствовали , что столкнулись с силой, от которой спасения нет. Я считала дни до отпуска, хотя на заднем плане крутилась мысль: “Куда же я от этого уеду? Оно же почапает за мной и в Пицунде достанет!”

    Мы обратились к православному батюшке. Он наставлял, что надо жить в благодати, в любви к Господу, молиться с утра до ночи, — оно само и пройдет. Мы и так считали, что сохраняем жизнь исключительно благодаря непрерывным молитвам.

    Подошло время отпуска, а Верочка была в таком состоянии, что мы просто не могли ее покинуть. Верочкины родители боялись остаться в Москве беззащитные перед оборотнем, без наших молитв и боевых лучей. Я предложила им поехать с нами — будем в Пицунде все вместе отбиваться от оборотня.

    Наконец, за три дня до вылета, я будто очнулась, вспомнила о Симороне и обратилась к знакомому симоронисту. Мы собрались в следующем составе: два симорониста, Верочка, Тамара, еще одна моя ассистентка и я. Симоронисты сообщили, что применят технику группового фантома* и сказали:

    — Тетушке явно не хватает душевного тепла и покоя, ведь она — инвалид детства, и в ее жизни, видимо, было мало хорошего. Более того, вы “одели” на трэке тетушку в патологический образ и всей командой долго развивали его. Сейчас мы “переоденем” тетю на трэке.

    Симоронисты предложили нам встать в круг, взявшись за руки. В центр круга была вызвана тетушка. Мы стали выдавать ей душевное тепло и покой в виде воображаемых картинок. Кто-то предлагал образ, а все остальные развивали его, добавляли детали. Мы подарили ей цветущий луг, криминальный роман, женьшень, телогрейку с золотыми пуговицами, орловского рысака с каретой и множество других подарков. Неожиданно горбатая старуха превратилась в маленькую симпатичную девчушку, лет трех-четырех, которая прыгала через скакалку. Мы мысленно обняли девочку, прижали к себе, погладили ее по головке. Симоронисты предложили спеть для нее песню, известную им со слетов:

    Солнце любви светит для всех.

    Сердцем согрей нежный росток.

    Пусть зазвучит радостный смех,

    И распускается счастья цветок.

    Ом, ом, ом, ом.

    Мелодия была очень красивая, и мы с чувством пропели куплет раз десять. На глазах у меня выступили слезы. Наконец симоронисты заявили, что петь хватит. И на некоторое время воцарилась торжественная тишина, которую не хотелось прерывать. Впервые за последние три месяца я почувствовала покой и радость. Симоронисты провещали, что если мы хотим жить спокойно, то нам периодически нужно напевать песню.

    Мы всемером вылетели отдыхать: Верочка с родителями, Тамара, я с сыном и моя подруга Люся. Первые двое суток отдыха мы ни разу не вспомнили ни об оборотне, ни о песне. Погода стояла чудесная, теплое море было абсолютно спокойно, желтый песочек радовал глаз. Вокруг росла сочная зелень — за неделю до нашего приезда прошли дожди, и ущелье стало душистым и пушистым. Баклажаны мы рвали прямо с куста, в двух шагах от кухни, где их и жарили.

    По пути к морю мы проходили два болотца. Там обыкновенно лежали совершенно потрясающие свиньи, и мы останавливались полюбоваться на них. Хавроньям было так хорошо, что мы чувствовали их блаженство и заряжались им. Если там не было хрюшек, то появлялись лягушки. Они медленно всплывали, зависая в воде, высунув мордочки и слегка подрагивая лапками. Некоторые ныряли и копошились на дне.

    И другое интересное место встречалось по дороге к морю. Через быструю речушку был перекинут мостик, а около мостика — несколько заводей. В них кружилась мелкая рыбешка. Мы садились на мостик и смотрели на рыбок, сверкающих в солнечных бликах, и забывали обо всем на свете, время исчезало.

    Когда мы поворачивали к морю, то проходили ключевую точку маршрута — железную трубу, из которой под большим напором хлестала струя воды. Здесь местные армяне мыли машины, и это место было “клубом”, где встречались настоящие мужики ущелья. Конечно, все они были в кепках “аэродром”.

    Рядом с трубой находился распределитель электроэнергии для всего ущелья. При нем состоял пожилой армянин, который время от времени то поднимал ручку рубильника вверх, то опускал вниз и иногда чего-то подкручивал. “Оператор” рубильника был одним из самых уважаемых людей ущелья, и его слово много значило в местных разборках. Странно, что ни полная, дородная яркая Тамара, ни я с такими интересными перепадами в фигуре, ни Рая — зрелая интересная женщина, ни Люся — стройное, эфирное создание не привлекали внимание этого армянина. Он замечал исключительно заморенную, зажатую Верочку с темными кругами под глазами, с иссиня-черными всклокоченными волосами. Хотя Верочка очень симпатичная, но в тот момент она выглядела безнадежно больной. Но каждый раз, когда мы шли на пляж, уважаемый армянин показывал на нее толстым волосатым пальцем: “Ва-а, какой дэвочка!”

    Отдых проходил здорово, пока в один прекрасный момент хозяйка не сказала, что Верочке плохо. Я побежала в комнату. Верочка выгнулась на кровати, хрипела и, вся дрожа, мелко сучила ногами. Мы с Тамарой автоматически начали выводить ее привычными методами: размахивать руками, направляя энергетические потоки, пока не пришла Люся и не спела “Солнце любви”. Все радостно подхватили спасительную песню. Верочка облилась потом, выпрямилась и часа на полтора заснула. Потом опять закричала — ей кто-то мерещился за окном. Мы в ответ бодро затянули “Солнце любви”. Можно сказать, что мы отбили первую попытку Верочки вернуть нас к игре в захватывающий фильм ужасов.

    Прошло четыре дня, и я с Раей и Витей пошла за грибами в горы. Мы проходили по глубокому ущелью через бурелом: когда-то сошел сель, поломал деревья, и они засохли. В разные стороны торчали острые, как пики, шипы обломанных веток. Все это перемежалось огромными валунами. Создавалось впечатление сказочной нереальности окружающего пейзажа. И тут Раечка сказала:

    — Чего-то давно не было ничего такого, на нас никто не наезжал.

    Рая моментально обрезала себе ногу острым сучком, а я сразу огласила ущелье “Солнцем любви”.

    До конца отдыха Верочка чувствовала себя хорошо, никто нас не беспокоил. Иногда ее подташнивало, но зато впервые за много лет у Верочки наладилась работа кишечника, она стала нормально есть.

    Ближе к вечеру мы совершали прогулки вдоль моря. Обыкновенно первой шла Верочка, потом метрах в тридцати я, и на таком же расстоянии друг от друга все остальные. Создавалась иллюзия, что я — наедине со всей природой. Я шла по самой кромке воды, чувствуя под ногами мягкий песок, подбирала необычные камни, обломки стеклышек и деревяшек, интересно обточенные морем, и про себя напевала “Солнце любви”. Я была абсолютно уверена, что все остальные пели этот гимн.

    Когда я вернулась в Москву, то с радостью отметила, что кошмары прекратились. Все вернулось на круги своя. Я поняла, что больше на такую удочку не попадусь.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 92      Главы: <   56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.  65.  66. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.