5.1. Понятие объектных отношений - Основы психоанализа - Н.Ф. Калина - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 

    5.1. Понятие объектных отношений

    Отношения с людьми чаще всего служат источником психологических трудностей и проблем. Существует из­вестная закономерность, связанная с ситуацией социаль­ной неуспешности. Как правило, "сложные" в общении личности обычно жалуются на то, что во всех неприятно­стях виноваты окружающие: они-де и невнимательны, и эгоистичны, и грубы. В то же время люди с высоким уровнем социального интеллекта и компетентности в об­щении привыкли рассматривать межличностные отноше­ния как жизненную сферу, качество которой всецело оп­ределяется их собственной активностью. Во множестве социально-психологических исследований установлено, что существует прямая зависимость между внутренним локусом субъективного контроля35 и успешностью в обще­нии, внешним локусом и коммуникативными проблемами.

    Ряд психотерапевтических школ рассматривает меж­личностные затруднения как результат процессов соци­ального взаимодействия людей. Предметом терапевтиче­ского воздействия при этом выступают целые системы или ансамбли связей и отношений, для их гармонизации широко используются групповые методы (например, психодрама или системная семейная терапия). Усилия те­рапевтического анализа сосредоточены на поиске внутриличностных, глубинно-психологических причин нару­шения общения и отношений с людьми. Ведь очень часто именно бессознательные намерения или коммуникатив­ные мотивы вносят основной вклад в социальную дезадаптацию индивида, а межличностные конфликты явля­ются прямым продолжением интрапсихических.

    Психоаналитическая традиция склонна рассматривать межличностные отношения индивида как функцию все­цело субъективную. Развиваемые Фрейдом и его последо­вателями (О.Ранком, Ш.Ференци, П.Федерном и др.) представления об изначальном базовом единстве Я и ми­ра в форме безграничного "океанического чувства" общ­ности выводят специфику развития отношений с дейст­вительностью и другими людьми из способов первичной дифференциации Я на основе принципа удовольствия и избегания страданий, причем именно трудности межче­ловеческих отношений Фрейд полагает основным источ­ником горестей индивидуальной судьбы:

    "Младенец еще не отличает своего Я от внешнего мира как источника приходящих к нему ощущений. Его постепен­но обучают этому различные импульсы... Самый желанных из них — материнская грудь, призвать которую к себе можно только настойчивым криком. Так Я противопоставляется не­кий объект, нечто находимое вовне, появляющееся только в результате особого действия. Дальнейшим побуждением к вычленению Я из массы ощущений, а тем самым к призна­нию внешнего мира, являются частые, многообразные и не­устранимые ощущения боли и неудовольствия. К их устране­нию стремится безраздельно господствующий в психике принцип удовольствия. Так возникает тенденция к отделе­нию Я от всего, что может сделаться источником неудоволь­ствия. Все это выносится вовне, а Я оказывается инстанцией чистого удовольствия, которому противостоит чуждый и уг­рожающий ему внешний мир...

    Так Я отделяется от внешнего мира. Вернее, первоначаль­но Я включает в себя все, а затем из него выделяется внеш­ний мир. Наше нынешнее чувство Я — лишь съежившийся остаток какого-то широкого, даже всеобъемлющего чувства, которое соответствовало неотделимости Я от внешнего мира...

    С трех сторон нам угрожают страдания: со стороны наше­го собственного тела... Со стороны внешнего мира, который может яростно обрушить на нас свои огромные, неумолимые и разрушительные силы. И, наконец, со стороны наших от­ношений с другими людьми. Страдания, проистекающие из последнего источника, вероятно, воспринимаются нами бо­лезненнее остальных; мы склонны считать их каким-то излишеством, хотя они ничуть не менее неизбежны и неотврати­мы, чем страдания иного происхождения" [79, с.68-77].

    Эта обширная цитата хорошо иллюстрирует базовые положения психоаналитической теории объектных отно­шений, в рамках которой получает свое объяснение взаи­модействие человека с миром и другими людьми. Основы объектной теории сформулированы Фрейдом, а свое даль­нейшее развитие она получила в работах Мелани Кляйн, Уинфреда Р.Байона, Михаэля Балинта, Дональда В. Винникотта, Отто Ф.Кернберга, Рене А.Спитца, Вильгельма Р.Д.Фэйрберна и многих других. Кроме того, в 40-е годы американский психиатр-психоаналитик Гарри Стэк Салливан предложил интерперсональный подход к пониманию природы психических расстройств как обусловленных прежде всего проблемами в отношениях с людьми.

    Большинство психоаналитиков исходят из предположе­ния о том, что все разнообразие отношений взрослого чело­века к людям в значительной степени обусловлено опытом ранних отношений ребенка с матерью (или, как у М.Кляйн, с материнской грудью). Безусловно, попытки некоторых ис­следователей воскресить в памяти пациентов столь ранние впечатления (будь то гипноидный анализ Дж-Франкла [69] или широко известные эксперименты Ст.Грофа), тем бо­лее — принимать полученные в гипнозе рассказы о форме материнского соска за достоверные факты*, особого доверия

    В переведенной на русский язык книге Джорджа Франкла значится:

    "Я разработал метод гипноид-анализа, дающий пациенту возмож­ность вернуться к самому раннему периоду своей жизни и вновь пе­режить младенческие ощущения первых недель и месяцев своего су­ществования. В состоянии внушенной регрессии пациент чувствует себя младенцем и нс только переживает младенческие ощущения, но и передает их звуками и движениями, характерными для этого воз­раста... Далее я разработал новую технику, которая помогала переда­вать довербальные ощущения младенца в речевую зону коры голо­вного мозга и позволяла выразить их, таким образом, в форме речи. Взрослый пациент способен получать сигналы своих младенческих ощущений и передавать их словами" [69, с. 45]. Далее на нескольких страницах идут описания опыта взаимодействия 2-3-месячных мла­денцев с материнской грудью, якобы данные ими самими. Это куда похлеще не только переживаний, связанных с перинатальными мат­рицами, как они представлены у Ст. Грофа, но и отчетов НЛО-на-втов и прочих "межзвездных скитальцев".

    не вызывают. Тем более наивно представлять себе широкий спектр отношений взрослого человека как состоящий из простых копий его первых детских опытов общения с людь­ми. И все же психотерапевту полезно иметь представление об основных стадиях развития объектных отношений и воз­можностях влияния этих паттернов на поведение и общение взрослого человека.

    Объектным отношением в широком смысле этого тер­мина называют отношение субъекта к миру в целом, а также к отдельным частям и аспектам окружающей дей­ствительности. Это способ восприятия реальности, осно­ва для формирования эмоционального и когнитивного опыта личности, устойчивый порядок взаимодействия с другими людьми. В такой интерпретации объектные от­ношения выступают модусом целостной личности и мо­гут использоваться в качестве единицы анализа ее актив­ности. Тип или форма объектного отношения могут быть обусловлены стадией психосексуального развития (ораль­ное отношение) или специфической психопатологией (нарциссическое отношение). В наиболее продвинутых теориях (у М.Кляйн, Г.С.Салливана) понятия "депрес­сивный" или "шизоидный" тип объектных отношений фиксируют оба эти признака, поскольку между фиксаци­ей на той или иной стадии и психическим расстройством существует взаимосвязь.

    В узком смысле слова объектные отношения — это отношения с другими людьми, особенно близкими и зна­чимыми, родственниками и друзьями. На самом деле от­ношения с людьми являются главной сферой онтологизации, "овеществления" объектных отношений, так что реальные эмоциональные связи с другими и понимание их чувств, мыслей и мотивов поведения (проблема кау­зальной атрибуции, т.е. приписывание причин действиями и поступкам другого человека) чаще всего обусловлены двумя основными интенциями личности — проективной и возвратной.

    Проективная реакция или собственно проекция, как уже было сказано в главе 2 (стр. 62), состоит в том, что другой человек рассматривается как вместилище, "сосуд"

    для тех содержаний собственного бессознательного, ко­торые стремятся вырваться наружу. Чаще всего это раз­личные страхи, агрессивные и сексуальные импульсы. Если же содержание вытесненного обусловлено фрустра­цией (например, тщательно скрываемая или латентная гомосексуальность), то используется возвратная реакция, и другой участник отношений рассматривается с точки зрения возможности удовлетворения фрустрированных желаний. Разумеется, сам он об этом ничего не знает.

    Обе интенции совершенно бессознательны, они часто спутаны друг с другом и присутствуют у обоих участни­ков. Чем больше рассогласованы взаимные ожидания, тем сильнее нарастает напряжение и усиливаются взаимные претензии. Число проекций и возвратных реакций увели­чивается — стороны начинают "догадываться" о скрытых мотивах и осыпать друг друга оскорблениями и упреками. В такой ситуации (к сожалению, весьма типичной) воз­можность узнать, что в действительности думает партнер или чего он хочет, почти невозможно. Хотя для этого до­статочно просто спросить, услышать ответ и поверить ему, а не своим бессознательным ожиданиям. Объектом психоаналитического анализа как раз и является разбор всей этой путаницы, после чего клиенту предлагают более эффективную модель межличностного общения, основан­ного на понимании и доверии Значимому Другому.

    Объектные отношения в качестве фактора, определяю­щего социальные взаимодействия, принадлежат к сфере бессознательного. Их анализ удобнее всего начинать с по­нимания трансферентных отношений, поскольку терапевт в той или иной степени всегда выступает как заместитель или символический аналог матери или отца. Уже при пер­вой встрече, на которой обычно обсуждаются ожидания клиента и его представления о том, в чем, собственно, бу­дет заключаться психотерапевтическая помощь, можно выяснить, какой тип выбора объекта у него доминирует. Если клиент видит в аналитике помощника и защитника, пытается опереться на его знания и авторитет, рассматри­вает его как человека, у которого можно попросить сочув­ствия или совета, это указывает на аналитический (или

    опорный) тип выбора объекта. Противоположный (нарцис­сический) тип выбора представлен в тех случаях, когда ана­литик ценится клиентом в зависимости от сходства с соб­ственной личностью. В этом случае пациент высоко оценивает моменты общности во вкусах и предпочтениях, активно интересуется внутренним миром терапевта, стре­мится к партнерству в отношениях и бывает сильно удив­лен и разочарован тем, что последний не склонен зани­мать позицию его Я-идеала.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 54      Главы: <   22.  23.  24.  25.  26.  27.  28.  29.  30.  31.  32. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.