§ 3. Особенности использования психологической информации для организации психологической коррекции - Практическая психология- Абрамова - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 46      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28. > 

    § 3. Особенности использования психологической информации для организации психологической коррекции

    Необходимость выделения проблем использования психологической информации как специального воп­роса профессионального становления психолога пред­ставляется очень важной потому, что кроме психолога этой информацией пользуются все люди. В чем тогда профессиональное использование этой информации?

    Как мы уже отмечали, профессиональное использо­вание психологической информации при осуществлении психологической коррекции опирается на возможности самого человека в осуществлении им воздействия на свой внутренний мир.

    Для того чтобы осуществить этот важнейший прин­цип коррекционной работы, практический психолог должен ориентироваться в своих возможностях по ус­тановлению соответствующего отношения с клиентом. Отношения, предполагающего ориентацию клиента на свои возможности. При этом психологу надо четко реф-лексировать то содержание своей позиции по отноше­нию к клиенту, в котором представлены возможности клиента и возможности самого психолога в использо­вании психокоррекционной информации, то есть ин­формации об актуальных особенностях внутреннего

    мира клиента, о норме этих особенностей и о путях со­ответствия его этой норме.

    Как показывает опыт работы психологов-практи­ков, осуществление коррекционной работы происходит в трех принципиально отличающихся ориентацией на клиента позициях:

    1) «Делай, как я» — психолог показывает клиенту эффек­тивный способ и обучает его выполнению, добиваясь со­ответствия с образцом, психолог берет на себя ответ­ственность за данный способ действия;

    2) «Давай сделаем вместе» — психолог делит ответствен­ность за поиск и нахождение эффективного способа вме­сте с клиентом,

    3) «Давайподумаем,каксделатьлучше» —психолог переда­ет ответственность за осуществление найденного способа клиенту, предельно расширяет его возможности в выборе способа и его освоении

    Первая позиция ближе всего к психотехническим воздействиям, когда их содержание предлагается кли­енту как заведомо эффективное.

    Вторая позиция предполагает уже осознание кли­ентом своих возможностей, но это осознание предпо­лагает ориентацию в большей степени на типичное во внутреннем мире клиента.

    Третья позиция психолога предполагает ориента­цию клиента в индивидуальных особенностях его внут- -реннего мира и их осознание.

    Целесообразность каждой позиции определяется конкретными задачами коррекции, но нельзя не отме­тить, что если психолог пользуется какой-то одной позицией, то он уже работает стереотипно, а это зат­рудняет дифференциацию задач коррекции.

    Итак, использование психологической информации для организации психологической коррекции предпо­лагает ориентацию на дискретные, относительно не­зависимые характеристики внутреннего мира челове­ка, которые воспринимаются психологом в свете общих психологических закономерностей.

    Остановимся подробнее на использовании психо­логической информации при проведении коррекцион­ной работы в разной форме.

    Психологические игры — один из видов использо­вания психологической информации в коррекционной

    паботе Эти игры позволяют человеку сориентировать­ся в особенностях своего внутреннего мира, пережить и отрефлексировать динамику его изменения при осу­ществлении психологического задания.

    Психотехнические игры, разработанные Н.В. Цзе-ном, Ю.В. Пахомовым для занятий со спортсменами, адаптированы для работы с подростками и апробирова­ны в коррекционной работе с ними В.В. Барцалкиной. Особенность этих игр в том, что они не являются строго направленными на развитие одной функции, они могут использоваться для снятия утомления, для повышения концентрации внимания, для повышения эмоциональ­ного тонуса, для создания эмоционально насыщенной атмосферы в группе и т. п. Опишем некоторые игры и их назначение в коррекционной работе.

    Игра «Муха»

    Для объяснения игры используется доска с рас­черченным на ней девятиклеточным полем 3х3 и не­большая присоска (или кусочек пластилина). Присос­ка выполняет роль «дрессированной мухи». Доска устанавливается вертикально, и участникам игры разъясняется, что перемещение мухи происходит:

    «Вверх», «Вниз», «Вперед» или «Влево». «Муха» вы­полняет эти команды, перемещаясь на одну клетку в соответствующем направлении. Исходное положение «Мухи» — центральная клетка игрового поля. Играю­щие должны следить за перемещением мухи, не допус­кать ее выхода за пределы поля.

    Игра проводится на воображаемом поле, которое каждый из участников представляет перед собой. Если кто-то теряет нить игры, то он дает команду «Стоп» и, вернув «Муху» в центральное поле, начинает игру сначала.

    Дети младшего школьного возраста и подростки могут использовать эту игру для проверки и трениров­ки устойчивости внимания, то есть способности к кон­центрации на предмете.

    Особенность использования психологической ин­формации в этой игре состоит в том, что наряду с изменением в концентрации внимания психолог может °бсуждать с клиентом его отношение к своим возможностям, способностям и самоконтролю, то есть подве­сти клиента к выделению не только дискретных, но и интегративных характеристик своей личности, завися­щих от его собственных усилий, направленных на со­держание внутреннего мира. Таким образом, психотех­ническая игра открывает возможности для сообщения клиенту новой для него информации о нем самом для осуществления самовоздействия, то есть обоснованной саморегуляции.

    Игра «Хромая обезьяна»

    Психолог сообщает, что по команде «Начали» уча­стники должны будут думать до тех пор, пока не последует команда «Стоп». Если во время выполнения задания кто-нибудь вдруг отвлечется от задания и на­рушит инструкцию, то он должен хлопнуть в ладоши, после чего снова продолжить игру. Дальше дается следующее задание: «А теперь закройте глаза... Вни­мание, даю задание: не думайте о хромой обезьяне. Начали!» Проходит 30—120 сек. под «жидкие аплодис­менты». «Стоп»!

    В группах подростков и старших школьников по­лезно обсудить разные способы выполнения этого за­дания.

    Эта игра может быть использована для привлече­ния внимания к объекту, который этого внимания не вызывает, сделав его предметом «недумания», можно создать ситуацию рефлексии на этот объект.

    Эта психотехническая игра интересна тем, что от­крывает человеку закономерности его внутреннего мира, зная которые, он может воздействовать на них сам.

    Психолог может использовать эту игру для созда­ния ориентации на содержание внутреннего мира, его закономерности.

    Игра «Заблудившийся рассказчик»

    Участники рассаживаются в крут. Психолог дает тему разговора. Один из участников начинает разви­вать ее, перескакивая с одной темы на другую, стара­ясь запутать повествование. Затем говорящий переда­ет слово другому участнику игры. Слово может быть

    передано любому, поэтому участники игры должны следить за повествованием. Тот, на кого выпал ход, дол­жен распутать рассказ — пройтись кратко по всем те­мам от конца к началу. Он возвращается к исходной теме, затем сам запутывает разговор, передает слово кому-то другому и так далее.

    Чем длиннее рассказ, тем более напряженной рабо­ты памяти и внимания он требует, тем эффективнее пси­хическая тренировка, что способствует выработке эффек­тивных способов организации внимания и памяти.

    Игра «Лабиринт»

    Участники игры разбиваются на пары. В каждой паре один участник — ведущий, а другой — ведомый. Ведущий держит в руке схему-лабиринт, которую он сообщает словами ведомому, не показывая ее (лаби­ринт в виде ломаной линии с прямыми углами). Всего используется три команды: «Прямо!», «Направо!», «Налево!». Ведомый выполняет эти команды, пройдя лабиринт, он должен развернуться на 180° и мысленно выйти из него, вслух сообщая о своих перемещениях, посредством тех же команд. Ведущий проверяет его по своей схеме. Затем они меняются местами. При желании игру можно продолжить, усложнив схему лабиринта.

    Для младших школьников — 6—8-ходовой лабиринт, а для подростков и старших школьников — 9—12 ходов.

    Это игра на развитие внутреннего плана дей­ствий, на ориентировку в его пространственных осо­бенностях.

    Игра «Антивремя»

    Она направлена на ориентировку во временных особенностях внутреннего мира. Каждому участнику игры предлагается тема, например: «Каникулы», «Те­атр», «Магазин» и т. п., которую он должен раскрыть задом наперед, то есть рассказать сначала о последнем Действии, потом о предшествующем ему, потом о пред­шествующем этому и т. п. до начала событий.

    Эти и подобные им психологические игры, прово­димые индивидуально или в группе, дают несколько коррекционных эффектов: повышают продуктивность б*

    какой-то способности человека (памяти, воображения и т. п.) и дают ему возможность выделить в своем внут­реннем мире как дискретные, так и непрерывные, ин-тегративные характеристики, на которые он может воз­действовать сам.

    Психотехнические игры основаны на обобщенной психологической информации и ориентированы на общие закономерности внутреннего мира человека.

    Индивидуализация психологической информации начинается при обсуждении процесса выполнения этих заданий, тех результатов, которых достигает каждый из участников групповой игры, или при анализе индиви­дуальных результатов, во взаимодействии с психологом.

    Психолог обеспечивает обратную связь, анализи­руя вместе с клиентом его результаты и возможности применения этих результатов вне ситуации игры.

    Итак, психотехнические задания и игры направ­лены, в первую очередь, на совершенствование воз­можностей человека в осуществлении какого-нибудь вида активности, через это он более активно начинает выделять все параметры своего внутреннего мира. При групповом выполнении психотехнических заданий каждый из участников группы получает возможность проанализировать содержание психологической ин­формации, полученной им, и сопоставить ее с данны­ми других людей — таким образом, каждый участник группы знакомится с помощью психолога с разнооб­разными проявлениями психологической информации, через это осваиваются новые средства организации внутреннего мира человека.

    Кроме психотехнических заданий при организации психологической коррекции психолог использует раз­личные формы предметного обучения. Покажем осо­бенности использования психологической информации при этом виде коррекции на материале коррекции навыков чтения у слабоуспевающих учащихся (по ра­боте Б.Н. Боденко').

    В своей работе психолог исходит из требований школьной программы, которым должны соответство­вать навыки чтения. Это — беглое чтение, осознанное,

    выразительное, правильное, в установленные програм­мой сроки. С такими учащимися проводится специаль­ная работа.

    Для осуществления работы психолог выбирает исходные теоретические положения, определяющие выбор конкретных способов работы. В данной работе предполагалось, что нарушение навыка чтения (при отсутствии патологии) связано с недостаточной сфор-мированностью самоконтроля. Обращаем внимание на то, что психологическая коррекция связана при орга­низации специального обучения с дифференциацией нормального и патологического процесса развития.

    О сформированное™ самоконтроля мы судим по тому, может ли учащийся соотнести результат своих действий с образцом (целью) и использовать разногласие между целью и реальным достижением для внесения изменений в характер и структуру своих действий. У неуспевающих учащихся самоконтроль не сформирован.

    Коррекционная работа содержала следующие ком­поненты:

    • объективация цели (образца);

    • объективация реального достижения ученика;

    • объективация рассогласованности между целью (образ­цом) и реальным достижением ученика;

    • рекомендации по изменению характера и структуры учебных действий ученика.

    Теоретические представления о структуре учебной деятельности, об этапах формирования умственных действий дают основания для проведения коррекци-онной работы.

    Работая с детьми, психолог вводит наглядный, дос­тупный ребенку способ фиксации его достижений. Это выглядит как график, который ребенок строит вместе с психологом (или родителями), где после каждого занятия он ставит себе привычную пятибалльную оценку:

    НАШИ УСПЕХИ

    1  2  3  4  5  б  7  8  9  10   11   12 (номера занятий)

     

     Качество чтения оценивалось следующим образом' соотношение числа верно прочитанных слов к их об­щему количеству, умноженное на 100%.

    Граница зон проводилась для текста с определен­ным количеством слов, относительно конечного числа ошибок.

    Видя наглядно результаты своей работы, ученик занимался охотнее, у него появлялось отношение до­верия к психологу.

    Расчет и график качества чтения велся по каждой части текста и по всему тексту в целом. Наибольшую диагностическую ценность имел анализ качества чте­ния по интервалам времени. Подсчитывалось количе­ство ошибок и неоправданных пауз за каждые 30 или 60 секунд. Определялись слова, вызвавшие потери темпа и качества чтения. Если в этом удавалось уста­новить какую-то закономерность, то трудные слова подчеркивались в тексте красным карандашом, и уче­ник должен был их читать особенно внимательно.

    После того как выделена буква, тип слога или вид слов, вызывающий у ученика наибольшее число оши­бок, работа строилась в двух направлениях: увеличе­ние нагрузки на эту ошибку и составление списка слов, в котором не было слов, вызывающих ошибку. Первое направление — это тренировка, а второе направление работы — создание атмосферы безошибочного чтения, создание положительной установки на чтение.

    Хорошим показателем устойчивости формируемо­го навыка чтения является отношение верно прочитан­ных слов к числу ошибок при первом чтении. Разделив количество верно прочитанных слов на число ошибок, получим среднюю длину ошибок. Этот показатель по­зволяет психологу обоснованно вводить объем текста для чтения, поддерживать процент качества на долж­ном уровне, чтобы не вызвать у ребенка отрицатель­ных эмоций.

    Для повышения качества чтения и темпа надо чи­тать текст несколько раз. Сначала учащиеся не видят в этом смысла. Психолог, отражая в специальном гра­фике рост скорости чтения в абсолютных единицах (количество слов в минуту) и в процентах к норме после каждого прочтения, показывает ребенку целесообраз­ность многоразового прочтения.

    Чтобы объективировать для ребенка зону его бли-ясайшего развития, психолог применял специальные средства для фиксации потенциальных возможностей ученика. Это делалось так: учащемуся предъявлялся через тахистоскоп ряд слов, которые предъявлялись через 1, 2, 3 секунды. Количество слов, которое успел прочитать ученик, делилось на затраченное время и умножалось на 60. Таким образом, получали скорость чтения для данного учащегося в минуту, если бы он сохранил стартовую скорость и дальше. Оказывалось, что такая расчетная скорость выше реальной и может служить основанием для предъявления требований к ученику и им самим к себе. Достичь такой скорости в обычном чтении — эта задача ставилась перед уче­ником.

    Второй способ создания зоны ближайшего разви­тия был упрощением первого. Ученику предъявлялись для чтения «как можно быстрее» 5—10 знакомых слов. Измерялось затраченное время, рассчитывалась ско­рость чтения, как если бы он всегда читал в таком темпе. Этот показатель и задавался как желаемый.

    Третий способ состоял в поинтервальном анализе читаемого учеником текста. Во время чтения текста в машинописной копии психологом делались пометки через каждые 20, 30 или 60 секунд. Скорость чтения редко оказывалась равномерной. Показатели высокой скорости отмечались специально и задавались как уровень, которого школьник может достичь, а если потренируется, то будет достигать всегда.

    Достижение установки на безошибочность чтения также проводилось с применением графиков, где, ре­бенку показывалось, что скорость безошибочного чте­ния выше, чем скорость чтения с ошибками. При ошибочном чтении ставилась специальная задача организовать движение глаз ребенка слева направо. Для этого применялось действие пересчета цветных точек в направлении, соответствующем чтению. За­дания для этого были сконструированы следующие.

    1. Ребенок должен был на карточке, где выложен обра­зец, — четыре точки из цветной бумаги, — выложить на специальной доске этот образец. Из кучи фишек он дол­жен был брать только одну фишку и выкладывать ее на доске. После безошибочного выполнения этого задания

    он должен был выкладывать данный образец по памяти, карточку показывали, потом убирали

    2 Задание «Телевизор» (используются задания из игры «Мозаика»): «Подобно тому как луч в телевизоре чертит изображение, пробегая слева направо и сверху вниз, так и ты выкладывай рисунок по строчкам, начиная с верхней При этом бери из коробочки всегда только одну фишку нужного цвета».

    3 Чтение текстов и цветных строчек. Эти и другие задания были направлены на тренировку в различии оптических стимулов, такие задания резко сократили число ошибок на различение букв и описание тех букв, которые ребе­нок уже знал.

    Затем ребенок переходил к заучиванию наизусть определенных последовательностей букв с опорой на их зрительные образы.

    С детьми, знающими буквы, тренировка на увели­чение скорости чтения велась с опорой на это знание. Алфавит печатался в виде специальных табличек (бук­вы располагались в строчки) по шесть букв в строчке. Ребенку предлагалось назвать буквы в столбик, нару­шался алфавитный порядок, по разнице названия букв в столбик и в строчку можно судить о степени сформи­рованное™ операции распознавания букв. Буквы, выз­вавшие потребление темпа, фиксировались, над ними работали особо.

    При назывании букв в столбик увеличивалось чис­ло ошибок в опознавании букв. В случае ошибки или забывания букв в столбик ученик должен был обратить­ся к алфавитному порядку и самостоятельно «вспом­нить» букву.

    Перед учеником можно поставить задачу уравнять качество и скорость чтения. При назывании букв в строчку и в столбик видно, как эта разница становится все меньше с каждой тренировкой, ученик испытыва­ет чувство удовлетворения.

    Тренировки в чтении слогов различной структуры строились с помощью применения специальных кар­точек, где слоги были написаны в столбик. Карточки отличались порядком слогов, цветом, чтобы избежать эффекта насыщения при многократном чтении одних и тех же слов.

    На первом этапе ставилась задача безошибочного чтения, на втором этапе — уже быстрого чтения с определенной скоростью. Затем читались тексты, рас­печатанные по слогам, — это была тренировка в ско­рости чтения. Это приводило к росту скорости чтения и выработки ритма чтения, уменьшению сбоя перед словами со стечением согласных.

    Для слабо успевающих учащихся встает задача удержания в памяти содержания прочитанного, эта задача решалась так: ребенок получал набор карточек с написанными на них названиями животных. Прочи­тав название, ребенок должен был найти название этого животного на карточке, где были написаны на­звания двенадцати животных. Число написанных слов уменьшалось, если ребенок не справлялся с задачей. Аналогичная работа проводилась с названиями других предметов. Следующим этапом тренировки было вы­полнение инструкций, написанных письменно: «При­неси, подними» и т. п. Для этого использовались раз­личные игровые предметы, задания усложнялись, увеличивался и текст, который ребенок должен был удержать в памяти после его прочтения.

    Кроме того, учащиеся тренировались в выполне­нии заданий на реконструкцию связного текста. Текст, отпечатанный на машинке, был разрезан, и его надо было восстановить.

    По данным автора, за 10—40 учебных часов успе­хи в чтении у большинства учащихся были значитель­ными.

    Какие особенности этого типа коррекционной ра­боты надо выделить как особенности применения пси­хологической информации в коррекционной работе? В первую очередь — необходимость глубокого отреф-лексированного профессионально оправданного теоре­тического осмысления корректируемого явления, вы­яснение его структуры, то есть психолог воздействует на доступные его теоретическому осмыслению меха­низмы психической жизни. Во-вторых, этот тип кор­рекции требует обязательной работы психолога с ма­териалом, на котором строится коррекционная работа. В-третьих, анализ индивидуальных и типичных особен­ностей действия каждого человека, работающего с этим материалом. Этот вид психологической коррекции

    чаще всего применяется для воздействия на содержа­ние действий человека, повышение эффективности их результатов. Для того чтобы работать с содержанием этих действий — учебных, профессиональных и дру­гих, психолог должен владеть содержанием материа­ла, его основными закономерностями.

    Другим типом коррекционной работы является работа по коррекции поведения детей и взрослых. Эта работа также строится в виде групповой и индивиду­альной коррекции. К групповой работе относятся все виды тренингов общения и профессиональных тренин-гов, которые помогают освоить конкретные формы поведения и принять на себя ответственность за их выполнение вне условий обучения.

    Эта работа практического психолога основывает­ся на его данных об уровне владения группой соот­ветствующим навыком и предполагает организацию взаимодействия в группе, которая приведет к совер­шенствованию этого навыка. Подобные виды работ в настоящее время широко применяются в разного рода профессиональном обучении. Остановимся на не­которых видах заданий, которые применяются при совершенствовании навыков общения у взрослых людей.

    Задание «За что мы любим»

    Вступая во взаимодействие с окружающими, мы обычно обнаруживаем, что они нам нравятся или не нравятся. Как правило, эту оценку мы связываем с внутренними качествами человека. Давайте попробу­ем оценить, какие качества в людях мы ценим, прини­маем. Задание будем выполнять письменно. Возьмите лист бумаги, выберите в группе человека, который по многим своим проявлениям импонирует вам. Укажите пять качеств, которые особенно вам в этом человеке нравятся. Начали! (гонг). Ваше время вышло. Теперь, пожалуйста, по очереди прочитайте вашу характерис­тику, а мы попробуем определить, к какому человеку относится ваша характеристика. Тот, чей портрет мы узнаем сразу безошибочно, — будет в числе победите­лей. Можно начинать слева направо. Пожалуйста, на­чали! (гонг). Ну, а сейчас можно подвести итог. Веду­щий, пожалуйста, оцените, кого из присутствующих мы

    узнали быстрее всего, следовательно, кто оказался в числе самых популярных личностей. Ведущий, вам слово (гонг). Спасибо, на этом игра закончена'.

    Задание «Слепцы и поводырь»

    Как важно в жизни доверять людям! Как часто этого недостает, и как много порой мы от этого теряем. Пожалуйста, все встаньте, закройте глаза и походите по комнате в разные стороны в течение двух-трех минут (гонг). Так, хорошо. Теперь произвольно разбейтесь на пары. Один из вас закрывает глаза, а другой водит его по комнате, дает возможность коснуться различных предметов, помогает избежать столкновения с други­ми парами, дает соответствующие пояснения по пово­ду их передвижения и т. п. Как давать команды? Луч­ше всего стоя за спиной на некотором отдалении. Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, а теперь поменяй­тесь ролями. Каждый должен пройти «школу доверия». Пожалуйста, начали (гонг). Хорошо, теперь сядьте в кресло, подумайте и скажите, кто чувствовал себя уве­ренно, надежно. У кого было желание полностью дове­риться партнеру? Что вселило в вас эту уверенность? Пусть каждый оценит своего партнера, поднимая руку с нужным количеством пальцев — оцениваем по пяти­балльной системе. Ведомый поднимает столько паль­цев, сколько он считает нужным дать своему поводы­рю. Ведущий оценит победителей этого соревнования. Пожалуйста, продумайте вашу оценку, а ведущий оце­нит лучших поводырей. Пожалуйста, начали (гонг). Спасибо, на этом игра окончена (гонг).

    Особенности этого типа коррекционной работы состоят в том, что она ориентирована на конкретные формы взаимодействия людей или на формы индиви­дуального поведения и предполагает анализ клиентом своего состояния в процессе коррекционной работы как основного показателя его эффективности. Совер­шенствование способов действия достигается за счет актуализации ресурсов клиентов, совершенствования их рефлексии на содержание взаимодействия с други­ми людьми.

    Таким образом, использование психологической информации при проведении коррекционной рабо­ты определяется целью этой работы и позицией пси­холога во взаимодействии с клиентом. Они опреде­ляют выбор конкретной стратегии действия в си­туации и коррекции и степень ответственности пси­холога и клиента за результаты коррекционной ра­боты.

    Вопрос о применении психологической кор­рекции в педагогической и социальной практике чрезвычайно важен, так как он дает возможность об­суждать проблему пользователя психологической ин­формации. Кому, с какой целью и в какой форме можно и нужно передавать психологическую инфор­мацию для осуществления этим человеком психоло­гической коррекции?

    С этой целью остановимся на существенных, на наш взгляд, различиях в позициях пользователя пси­хологической информации в педагогической и соци­альной практике. Педагогическая практика — это профессиональная деятельность педагогов и все виды воздействия одного человека на другого с це­лью изменения его внутреннего мира, которые осу­ществляются сознательно, то есть воздействующий человек отдает себе отчет в цели и средствах воздей­ствия на другого человека, то есть воздействие на другого человека строится на основе некоторых обоб­щенных знаниях о внутреннем мире другого челове­ка, о закономерностях этого внутреннего мира, о механизмах развития человека и т. п. Каждый воз­действующий обладает определенной «теорией», позволяющей ему строить прогноз в отношении ре­зультатов своего воздействия, средств и способов воздействия, меры воздействия другого человека. Другими словами, педагогическая позиция предпо­лагает индивидуализированное обоснование воздей­ствия на другого человека.

    Социальная практика в этом плане отличается большей безличностью обоснований для воздействия на другого человека или группу людей, то есть она в большей степени использует усредненное представле­ние о норме человеческого поведения, о норме психи-

    ческого развития, обобщенное в типологии деятельно-стей, типов реагирования и т. п.

    В этом плане в педагогической практике пользова­тель будет ориентирован на применение индивидуали­зированной психологической информации, соотнесен­ной в той или иной форме с его собственной позицией, с его «теорией», отражающей его личный опыт взаимо­действия с людьми.

    В социальной практике воздействие на других людей строится с учетом общих закономерностей дей­ствия, поэтому индивидуальное отношение пользова­теля информации не имеет большого значения для эффективного ее использования, важно, чтобы это была достоверная информация. Для применения пользова­телем психологической информации в социальной практике с целью коррекции она обычно передается в виде рекомендаций о совершенствовании тех или иных видов социальной активности.

    Остановимся на некоторых проблемах применения психологической коррекции в педагогической практи­ке: это прежде всего работа психолога в ситуации родители, дети — учителя (воспитатели д/с). Пользо­вателем психологической информации о человеке, который нуждается в психологической коррекции, ста­новится другой человек, чаще всего это бывает в пози­ции ребенок — взрослый.

    Особенности осуществления психологической коррекции взрослым после получения соответствую­щих рекомендаций от психолога состоит в том, что по мере осуществления рекомендации взрослый вынуж­ден будет изменить свою позицию в происхождении психологической информации, которая стала основой для проведения психологической коррекции. Други­ми словами, взрослый должен будет принять на себя ответственность за изменения во внутреннем мире ре­бенка. Как показывает практика, большинство взрос­лых, родителей особенно, абсолютно не склонны к изменению своей позиции в отношении психологи­ческой информации о ребенке. Все виды психологи­ческой коррекции, которые могли бы быть доступны им, например, новый, отличный от школьного способ обучения ребенка, новые формы общения с ним и

     т. п., — воспринимаются ими крайне пассивно. Боль­шинство взрослых склонны к стереотипным формам действия и оценкам, которые с большим трудом ими перестраиваются. Это дает основания говорить о том, что все виды психологической коррекции, которые могли бы быть переданы взрослым, например, психо­технические приемы, игры, способы обучения и т. п., требуют от психолога предварительной, чаще всего индивидуальной работы со взрослыми по передаче им психологической информации: диагностической и коррекционной. Какие проблемы возникают в этом случае перед психологией? Первая и самая главная проблема — это проблема адекватного языка для со­общения психологической информации как обоснова­ния психологической коррекции, затем — проблема включенности пользователя в происхождение психо­логической информации — создание ситуации зави­симости и ответственности пользователя за осуществ­ление им коррекционных воздействий.

    Одной из форм работы психолога с использовани­ем психологической информации может быть вариант работы, описанный в книге Р.Т. Байярд и Дж. Байярд «Ваш беспокойный ребенок», это прямые указания пользователю психологической информации о его спо­собах действия: «Сначала выберите из перечня самый значительный пункт, ответственность за который вы можете без особого труда передать ребенку. Затем, первоначально в воображении, попрактикуйтесь не­сколько минут в такого рода передаче ответственности ребенку. Расслабьтесь тем способом, который помога­ет вам почувствовать себя в окружающем мире, а по­том несколько раз проделайте в воображении следую­щие действия.

    Представьте, что вы видите, как ваш ребенок со­вершает конкретный поступок. Как только вы сдела­ете это, вы почувствуете тот прежний вам знакомый эмоциональный толчок, смесь беспокойства, гнева, беспомощности, означающий приблизительно следу­ющее: "Я должен что-то сделать, но из того, что я могу предпринять, нет ничего, что было бы эффективным".

    Затем представьте, что вы припоминаете: ответ­ственны за это поведение теперь не вы, а ваш ребенок,

    д[М«»гиеси1 кдррщн

    и вы не должны больше испытывать этот неприятный эмоциональный сигнал.

    Ощущение облегчения и свободы как от сбросив­шего со спины груза начнет разливаться по всему вашему телу...»'.

    Психологическая коррекция осуществляется са­мим пользователем информации как изменение пози­ции во взаимодействии с подростком.

    Интерпретация результатов производится таким образом, что пользователь психологической информации получает возможность анализировать содержание сво­ей психологической теории. Так, если он набирает боль­шинство баллов (больше 10) со знаком плюс, то это го­ворит о том, что у него преобладает будущее человека, по его мнению, человек жестко детерминирован своими действиями на будущее. Если большинство баллов (боль­ше 10) со знаком плюс, то он обладает развитой теорией личности, считает, что человек обладает достаточными ресурсами для совершенствования себя и своих отно­шений с другими людьми. Если преобладает ответ со знаком «О», то у этого человека нет еще выраженной теории, позволяющей понимать других людей, прогно­зировать отношение с ними, их развитие и возможности.

    Обсуждение пользователем содержания его «те­ории» позволяет обсуждать вопрос о мере воздействия на другого человека, о средствах и способах воздей­ствия, об обоснованности этого воздействия.

    Применение психологической коррекции в соци­альной практике прежде всего связано с использова­нием психологической информации в средствах мас­совой информации, при организации пространства и времени жизни человека социальными средствами (жилье, планировка городов и т. п.). Воздействие на эмоциональную и когнитивную сферу человека, на его действия, например, через свойства предметов (и цели), создание стереотипов, установок и т. п. является пред­метом специального раздела психологической науки — социальной психологии.

    Итак, применение психологической коррекции в педагогической практике связано с формированием у

    пользователя отношения к его действиям по примене­нию психологической информации, тогда как в соци-;

    альной практике нет индивидуализированного исполь^ зования психологической информации.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 46      Главы: <   18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25.  26.  27.  28. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.