КАК СЛОЖИЛСЯ МЕТОД - Помоги себе сам - Алиев X. М. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 

    КАК СЛОЖИЛСЯ МЕТОД

    Заслужить бы в отчество Отечество свое.

    Поскольку, как мы уточнили в начале книги, освоение нового метода управляемой саморегуляции предполагает полное доверие обучаемого, нам показалось уместным и даже необходимым   рассказать   заинтересованному читателю историю его открытия. Ибо доверяем мы только тому, что понимаем.

    Это было в конце семидесятых годов, когда после окончания Дагестанского медицинского института я работал врачом-рефлексотерапевтом в городской поликлинике Махачкалы. В то время я пытался синтезировать процессы иглоукалывания и гипноза. Тогда и был открыт новый, ранее неизвестный науке феномен: реакцию акупунктурных точек можно было включать без непосредственного физического раздражения. Обычно же это делается с помощью иглы, электрического тока, массажа лазером и других инструментов. Теперь стало возможным воздействовать на точки исключительно целенаправленным гипнотическим внушением. (Об этом явлении и методике, на нем основанной, моя первая ученица - врач С. М. Михайловская опубликовала в свое время статью в научно-медицинском журнале "Вестник ЛОР-болезней").

    Об этой реакции точек стоит сказать особо.

    Обычно, когда проводят иглоукалывание, критерием попадания иглы в точку является специфический комплекс характерных ощущений типа ломоты, распирания, онемения, тяжести, тепла, электрического тока.

    Главное при этом, чтобы ощущения были не точечно-местного характера (под самым кончиком иглы - это может быть просто боль), а отдающие, иррадиирующие, напоминающие действие тока.

    Неопытный врач обычно подробно не расспрашивает пациента о вызванных ощущениях, ориентируясь на нервную реакцию, от которой больной дернется, вскрикнет. Вот тут бы и спросить его о том, что пациент почувствовал и куда именно пошел ток? И насколько далеко? Или, может быть, это просто боль?

    Я видел, как однажды такой врач, метко попав в точку (больного прямо ударило током), сам вздрогнул от неожиданности вместе с пациентом и стал успокаивать его, мол, это бывает!

    Ощущение тока в процедурах иглоукалывания должно быть очень четким. Все же другие перечисленные ощущения (ломота, распирание и т. д.) - это еще не полная реакция, а только приближение к ней, когда игла уже рядом с точкой, но еще не коснулась нервной структуры.

    Так, например, при лечении радикулитов поясничного отдела позвоночника очень часто используется точка в области ягодичной мышцы Хуань-тяо. При точном в нее попадании током бьет по всему ходу седалищного нерва, как шнуром по ноге: от места укола до пятки и даже до пальцев ноги. Вот тогда и бывает чудесный эффект иглотерапии.

    В таких случаях хочется воскликнуть, поддерживая марку фирмы: "Ток-это жизнь! Наш ток-самый сильный ток в мире!"

    Для того чтобы получить такое ощущение без боли для пациента, перед уколом следует его предупредить, что никакой боли не должно быть. Что при малейшей болезненности ему надо не терпеть, а сказать об этом врачу. И тогда можно легко, как по коридору, обходя болезненные участки, проникнуть до нужной глубины.

    Если же больного психологически не настроить, он не отдыхает во время лечения, поскольку напряжен. Оценить качество реакции сложно. Отсюда и низкая эффективность лечения.

    Однажды произошел даже конфуз. В кабинете, где я работал, было тесно. Для того чтобы можно было принять сразу много больных, пациенты разделились на две группы - мужскую и женскую. Женскую группу составляли, как правило, старушки. Целый кабинет бабушек. Вылечишь от радикулита, придут назавтра с зубной болью. Так все время и ходят. Общаются.

    Кто на кушетке лежит, кто сидит на стульях, а кто из-за недостатка места - непонятно на чем.

    Для меня, когда войду в раж, исчезают понятия возраста. Кому-то иголки надо поставить, кому-то - короткий гипноз произвести. Кто-то под прибором сидит, шею от миозита лечит. Хороший прибор, кстати, "Электроника ЧЭНС-2", чрескожный электронейростимулятор. Сейчас он в магазинах медтехники продается, а тогда первый образец подарил

    мне автор-изобретатель Владимир Шахов. За полминуты снимает острейшую боль.

    "Деточка, - говорю бабуле. - Ну-кась мы тебя отремонтируем и сделаем совсем новой. Омолодим!" Бабушки сидят довольные, как ученицы в школе. Передружились между собой. Кто-то по чьим-то делам уже в исполком ходит, кто-то пенсионные проблемы новой подруги решает. "Я, - говорит одна из них, - вчера вечером домой иду, соседки, мои сверстницы, на лавочке сидят. А мне так легко! Прямо пролететь мимо них хочется".

    Когда наше лечебно-веселое собрание набрало уже полный ход, заходит в кабинет новенькая. Молодая, с повышенным чувством собственного достоинства. Вся из себя. Окинула всех пренебрежительным взглядом и села, нога на ногу. Ждет внимания. Не иначе, секретарша чья-то. Бабушки тут замолчали. Сидят тихо, губы поджали, еле заметно головами покачивают.

    "Не надо,-говорит она,-мне ничего объяснять. Я уже проходила иглотерапию в санатории".

    Обычно, как я уже говорил, я предупреждаю пациентов о возможных ощущениях. Ну, раз не надо, так не надо! Ставлю ей иголку в точку Цюй-чи. Есть такая общеукрепляющая точка на сгибе локтя. Используют ее и при лечении остеохондроза шейной области. Ток от нее должен идти до пальцев.

    И когда ее "стукнуло", всезнающая пациентка от неожиданности таким уличным "фольклором" выразилась!

    А старушки мои как сидели молча, так и остались сидеть, только головами покачивали...

    Именно в тот период, когда возникла острая производственная необходимость в групповом лечении большего числа больных при отсутствии медперсонала и помещений, как одна из приемлемых форм работы в таких условиях стала развиваться идея об активном совмещении психотерапии с рефлексотерапией.

    Гипноз позволял охватить всю группу разом, а воздействие на точки было высокоэффективным средством для лечения целого ряда заболеваний.

    Однажды в книге по йоге я встретил рекомендацию - внушать себе ощущение тепла в области ниже колен для снятия головной боли. Ба, да в этой же зоне находится известная чудесная точка Цзу-сань-ли! Эту точку используют (как пишется почти во всех справочниках по рефлексотерапии) при лечении почти ста заболеваний. Общеукрепляющее действие этой точки широко известно. По преданию, китайцы раз в полгода при новолунии даже прижигают ее полынной сигаретой в порядке профилактики. И она особенно показана при лечении головной боли.

    Не ее ли реакцию рекомендуют вызывать самовнушением для снятия головной боли? А если это так, то было бы целесообразно внушать больному в гипнозе возникновение в этой точке токовых ощущений.

    И не только в этой точке! В любой другой, рекомендуемой при лечении того или иного заболевания!

    Так начал создаваться метод гипнотического воздействия на рефлексогенные точки, где они предполагались, для использования в качестве активного промежуточного звена между корой головного мозга человека и внутренними органами его организма.

    Неизвестно, действительно ли в йоговской рекомендации содержалось именно это направление или это был всего лишь совет внушать ощущение тепла в ногах как способ отвлечения от боли, известный и в нашей народной медицине-ножные ванны, например.

    Главное заключалось в том, что, работая одновременно в двух областях, в рефлексотерапии и в гипнозе, поэтому, наверное, я и пришел к их качественному синтезу, опередив тех врачей, которые широко синтезировали оба направления только количественно, механически сочетая гипноз и иглоукалывание.

    Публицист В. А. Аграновский, познакомившись тогда с новым методом - сигнальной рефлексотерапией, так описал мои занятия и эксперименты в своей повести "Визит к экстрасенсу" (где изложил и мой критический анализ психотерапевтического механизма действия "биополя"):

    ..."Алиев рассказал мне историю открытия так. Однажды, проводя у себя в клинике рядовой сеанс лечебного гипноза, он решил наконец проверить идею, давно "заблудившуюся" в его голове. С этой целью, подождав, когда больные погрузятся в сон, он вручил каждому по фломастеру, а задание дал общее, сформулировав его следующим образом: "Вы чувствуете, как от пальцев ног вверх по телу пошла энергия, напоминающая слабый ток. Эта энергия лечит вашу болезнь. Рисуйте фломастером путь, по которому она идет! Рисуйте!"-и замер в ожидании: ведь действительно интересно, что сделают больные. И они, представьте себе, начали рисовать

    фломастерами линии прямо по телу, и когда Алиев внимательно рассмотрел их, он глазам своим не поверил: линии ровненько шли по акупунктурным точкам! Причем у каждого больного были "задеты" именно те точки, которые "соответствуют" его болезни! Тот, у кого, положим, была язва желудка, рисовал по точкам, подлежащим иглоукалыванию именно при язве желудка, а тот, кто маялся радикулитом, отметил точки, которые обычно раздражают иглами при радикулите. И все это, заметьте, делалось во сне, к тому же людьми, понятия не имеющими о том, что существует акупунктурный атлас, да еще прежде иглами не лечившимися...

    Иными словами, Алиев мог посадить перед собой или десять, или сто, или тысячу человек, усыпить тех, кто поддается гипнозу, затем "пустить" через них "ток" и на этом полагать свою миссию законченной, по крайней мере, до момента, когда надо народ будить: люди сами себя продиагностируют (притом безошибочно, поскольку "наводчиком" является больной орган, уже он-то не ошибется) и сами себя пролечат (притом с усердием, которое не снилось врачам).

    "Слушай мою команду! - восклицал бы Хасай Алиев, стоя перед микрофоном на каком-нибудь стотысячном стадионе. - К сеансу... товсь! То-о-ок... дан!" Могу себе представить, как веселились официальные лица в официальных кабинетах, когда Алиев приходил к ним с этим "номером"..."

    В приведенном сюжете в механизмах действия присутствовала саморегуляция. Естественно, здесь речь идет пока о включаемой через гипнотическую реакцию организма автоматической   рефлекторной   саморегуляции внутренних систем.

    Управляемая же саморегуляция появилась чуть позже, когда летчик-космонавт А. Г. Николаев предложил мне подумать над тем, что можно сделать, чтобы для включения точек не требовалось гипнотизировать космонавтов на расстоянии через системы связи. То есть научить космонавта самостоятельно включать у себя лечебно-укрепляющие точки.

    По возвращении из Звездного городка, куда я приглашался для экспериментов с группой добровольцев-испытателей, в которую входили такие энтузиасты, как Г. М. Колесников, А. Н. Свирский, С. А. Киселев и другие (о ком я всегда вспоминаю с уважением и признательностью), я предложил у себя в поликлинике на очередном сеансе токовой психотерапии одному из пациентов воспроизвести самостоятельно по памяти только что испытанные им токовые ощущения.

    Когда этот пациент попробовал сосредоточиться на воспроизводстве нужных ощущений, он неожиданно для себя (и меня) снова впал в гипноз, в котором желаемые ощущения реализовались.

    И тогда возникла догадка о том, что, будь он научен самогипнозу, он мог бы настроиться на получение в самогипнозе не только токовых ощущений, но и любой другой желаемой им реакции организма.

    Решение было правильным: разделить две стадии - стадию принятия установочной задачи и стадию ее автоматической рефлекторной реализации организмом.

    Таким образом, благодаря этому разделению снималось противоречие, тормозящее сознательно-волевую саморегуляцию. А именно, используя самогипноз, человек становится не просто "заснувшим роботом", но остается свободен в творческом принятии установочных решений. Эти свои установки он использует вместо команд гипнотизера.

    Оставалось только научить его управляемому самогипнозу.

    Сначала было так. Пациента гипнотизировали обычными классическими методами, и в гипнозе ему внушали, что теперь он сам может в нужный для себя момент легко воспроизводить у себя испытуемое гипнотическое состояние, что, пользуясь им, он способен реализовать собственные цели, которые надо представлять себе в форме образной картины желаемых изменений в организме непосредственно до включения режима саморегуляции.

    Для облегчения включения самостоятельно вызываемого гипнотического состояния пациенту дополнительно внушали, что самогипноз наступит автоматически, стоит ему сосчитать в уме до пяти, глядя в одну точку, и прекратится в точно установленный им момент.

    Можно было сформулировать и другой условно-рефлекторный ключ самогипнотизации. Например, внушить, что состояние саморегуляции наступит автоматически при подъеме им правой руки и наклоне головы назад. Вариантов может быть много.

    Согласитесь, что такой метод обучения сознательно-волевой самогипнотизации для пациента значительно доступнее, чем, например, йоговская система тренировки, основанная на отработке определенных неподвижных поз и специальных способов дыхания с волевой концентрацией внимания. Такую подготовку осилит не каждый.

    С другой стороны, научившись сразу самогипнотизации, пациент мог осваивать по своему желанию более успешно и любую из полезных для себя йоговских поз или дыхательных упражнений, не говоря уже о том, что навык самогипнотизации освобождал его от необходимости длительного поэтапного освоения этого состояния Путем аутогенной тренировки.

    Для тридцати процентов людей (примерно) из общего числа желающих двух-трех повторных процедур такого интенсивного обучения оказывалось вполне достаточно для устойчивого закрепления основного навыка саморегуляции. С остальными требовалось поработать дольше. Пользоваться навыком и развивать его они могли уже самостоятельно многие годы.

    Здесь, конечно, не все так просто, изложен только основной принцип обучения с помощью гипноза. Масса технологических тонкостей и важных элементов этого процесса остается в области профессиональной компетентности врача-специалиста.

    Вообще-то обучение с помощью гипноза дело не новое. Так, например, гипноз применяют и уже давно для интенсивной выработки навыков при профессиональном обучении. В газетах как-то промелькнуло сообщение о том, что в Париже создана лаборатория или институт, где за пять или шесть часовых сеансов миллионеры могут научиться скоростному печатанию на машинке, вождению автомобиля, а теперь даже разрабатывается курс вождения легкого спортивного самолета. Разве это не чудо - поспал пять часов в приятном целебном состоянии-летай сколько хочешь!

    Благодаря гипнозу резко возрастает скорость обучения, так как все внимание обучаемого приковано к инструктирующим воздействиям, которые легко распространяются на мозговые механизмы.

    В известной методике интенсивного обучения иностранным языкам по Лозанову также используется элемент суггестии (внушения); в ее основе следующая структура: игра, роль, отсутствие страха за ошибку, смена имени (снижение ответственности, а следовательно, и отсутствие рефлексии), работа с большими объемами информации (что создает веру в возможность восприятия) и так далее.

    Широко известны опыты советского психотерапевта В. Райкова, использующего гипноз для стимуляции психологических условий творчества на примере рисования. Пациентам внушается образ гениального художника (Репин, Левитан), внушенный образ, оказывается, мобилизует весь имеющийся опыт и впечатления человека в данном направлении, позволяет ему раскрепоститься, лучше рисовать.

    Л. П. Гримак и Л. С. Хачатурянц, написавшие немало работ по резервным возможностям человеческой психики, много лет работали в области моделирования состояний человека в гипнозе и провели успешные исследования по моделированию состояния невесомости для космонавтов. Эксперименты показали: если человек ранее испытывал это состояние, то под внушением оно репродуцируется, дозируется, развивается. После такого

    обучения на Земле космонавт быстрее адаптируется в реальном полете, что имеет важное практическое значение. Ведь моделирование невесомости в условиях сильного действия сил гравитации очень затруднительно: гидроневесомость и кратковременная невесомость в реактивных самолетах является дорогостоящей и рискованной процедурой.

    Но применять методы психического воздействия на человека, тем более находящегося за сотни километров от Земли, очень рискованно, потому что гипноз связан с зависимостью от управления извне, со снижением воли и критики человека. Именно поэтому эти эксперименты с гипнозом никогда, по моему убеждению, не должны выходить за рамки лабораторий. Эволюция человека движет его к освобождению. Ему инстинктивно не нужен дирижер, который в акте интимнейших мозговых механизмов творческого процесса руководит его состоянием и поведением извне. Человеку, по его сути, нужно уметь это делать самому.

    Поэтому гипноз нами применялся, но с целью обучения саморегуляции, при помощи которой человек сам, по своему сознательному усмотрению, производит у себя волевую самоорганизацию в направлении цели-к чемпиону-планеристу, к профессиональной машинистке или к Левитану. Не заводить же ему карманного гипнотизера, в конце концов!

    Применение классического гипноза для обучения саморегуляции было, как мы сказали, вначале. Этот подход отражает суть вещей и природу механизмов обучения и как лабораторный вариант идеален. Однако он недоступен для широкого освоения.

    Здесь энтузиасты аутогенной тренировки

    обычно восклицают: "Вот, поймались наконец, новаторы! Ключ-это для избранных, для гипнабельных, а аутотренинг для всех!"

    Не тут-то было! Обследование лиц, успешно обучающихся аутотренингу, показало, что эффективно осваивают этот метод именно гипнабельные. Остальные только страдают от того, что вокруг них "спят" счастливчики, погруженные в целебное состояние, а они, несмотря на свое желание и старание, никак не могут в него войти. Ни магнитофонное пение птиц, ни шум бегущей воды, ни врач в белом халате, расхаживающий монотонно по комнате и рассказывающий о высокой полезности аутогенного состояния - руки расслабились, ноги расслабились, приятная теплота и тяжесть в теле, отдых... - не помогают!

    Мало того, в аутогенной тренировке никак не контролируется и не оценивается исходная внушаемость пациентов и тем более целенаправленно не регулируется, как это делается в нашем методе. Так уж повелось, что сторонники аутотренинга, доказывая силу своего метода, забыли азы медицинской науки: большое значение имеет индивидуальность пациента, его психологические и физиологические особенности, тип нервной деятельности, наконец!

    И поэтому аутогенная тренировка постепенно вырождается, оставаясь санаторно-прикладным, узко медицинским мероприятием, поскольку применение ее ограничено и отчуждено от естественной активной жизни человека. Представьте себе, что человек находится в обычном деловом ритме, а в это время ему предлагают, например, лечь, расслабиться и нагреть правую ногу. Тогда как в универсальных возможностях применения саморегуляции скрыты удивительные перспективы развития человека.

    Для того чтобы подвижники аутотренинга не обижались на автора, который, как и всякий разработчик нового метода, пытается показать существенные различия между старым и новым, преимущества и перспективы развития, автор, учитывая истоки и направления человеческих усилий в развитии науки о саморегуляции, согласен считать свои шаги в этой области всего лишь этапами совершенствования уже существующего накопленного опыта.

    К слову сказать, на этой стадии развития метода саморегуляции, когда статьи о нем не могли пробиться в печать, корифеи отечественной психотерапевтической науки советовали автору: уберите из своих работ слово "гипноз", и они как из пушки пойдут!

    Но как убрать, если все так и есть?

    Перед моими глазами стоит одна уже историческая картина. Пожилой профессор, книгами которого я зачитывался с детства, тяжело поднялся со стула и взял из книжного шкафа журнал. "Суфрология", - перевел он мне со значением название журнала. "А что это за суфрология?"-спросил я по невежеству. "Это тот же гипноз. Везде ищут, чем заменить это слово".

    Он очень многословен, этот профессор. Тут же рассказал мне, как на одной международной конференции некий зарубежный его коллега, тоже профессор, выступал с докладом о том, что гипноз как явление вообще не существует, и приводил убедительные научные данные. "Вот так-то вот, молодой человек!" - победно заключил он свое сообщение

    "Ну а вы-то как считаете, есть гипноз или

    нет?"-не выдержал я, обращаясь к заведующему кафедрой психотерапии Центрального института усовершенствования врачей, которым являлся профессор. "Конечно, есть, а как же. Целый раздел психотерапии называется гипнотерапией. На его основе нами разработана эмоционально-стрессовая тренировка, аутотренинг. Мы пользуемся понятием релаксации. Релаксация человеку очень нужна. А человек где? Человек везде! И в море - человек, и в космосе, и на спортплощадке..."

    И тут же прочел мне лекцию, как студенту первого курса, о значимости и полезности психотерапии вообще. О чем я вовсе его не просил. Я просил его дать отзыв на мою работу.

    После демонстрации методики, которая была проведена на клинической конференции, профессор заключил: "Наш молодой коллега высокоэрудирован. Его работа заслуживает изучения. Конечно, этот метод может иметь место среди других. Точнее, не метод, а методика, прием. Но что это за ухарское пощелкивание пальцами! (Я позволил себе во время гипнотизации пациента для акцента внимания на реакции легонько щелкнуть пальцами.) Что за развязность?! Я бы предложил доктору вместо пощелкивания пальцами делать для пациентов что-либо более приятное. Например, взять бубен или что-нибудь другое в этом роде..."

    Обидно было не то, что профессор говорил это вполне серьезно. Страшно было то, что его ассистенты серьезно внимали ему, а двое из них (прости меня, боже, если мне показалось!) даже с осуждением глядели на меня. Когда речь подошла к феномену реакции

        в точках, профессор изрек: "И что же мы ви-    дим? Мы видим универсальность гипноза.     Когда он (то есть я) сказал: "Ток идет наверх", ток, товарищи, пошел вниз! А куда же ему еще идти!"

    Извините меня за прибавление. Последнюю фразу, "он" не сказал. Это я сам добавил, чтобы хоть как-то досадить профессору за то, что он оговорил сам феномен как нечто само собой разумеющееся.

    Метод управляемой саморегуляции перед утверждением в Минздраве СССР с целью заключения был апробирован во Всесоюзном институте общей и судебной психиатрии имени Сербского.

    Дело было непростое. Не вдаваясь в детали, могу сказать, что при этом были и такие замечательные люди, как Л. М. Асанова со своими коллегами из детского отделения, где мы вместе с врачами пытались вылечить детей от энуреза (ночного недержания мочи). Как бывалый охотник спокойно засыпает накануне охоты, зная, что в четыре часа утра проснется без будильника, так и ребенок, войдя в особое состояние, настраивался на то, что он будет спокойно спать, а в нужное время глаза сами откроются и он проснется. Это помогло уменьшить дозировку лекарств, а дети спали крепко и глубоко.

    Не обошлось и без таких докторов наук, которые настоятельно советовали "для пользы дела" назвать метод частью какого-либо другого уже широко известного метода, например, аутотренинга, и одновременно с этим предлагали резко ограничить области его практического применения. На всякий случай.

    Так, дескать, будет скромнее, и тогда метод быстрее будет внедрен!

    Как будто у нас в стране можно внедрять только старые методы! Или только те, которые имеют заграничные аналоги.

    Разве недостаточно того, что йога, китайская гимнастика, аутотренинг и даже культуризм пришли из-за границы?

    Давайте развивать свои достижения! Недавно американская ассоциация по советско-американским деловым отношениям "Серебряный шип", представителей которой мы обучали саморегуляции через переводчика, назвала метод супертехнологией и вознамерилась прислать своих врачей для перенятая опыта.

    Их представитель, женщина, усвоив правило вхождения в особое состояние буквально за десять минут, игралась с саморегуляцией в сторонке, пока мы вели переговоры. Вдруг что-то ударилось. Оказывается, мадам реализовала у себя образ велосипедистки, и у нее, как она смеясь говорила, - ноги "поехали". Она бы поехала еще дальше, но натолкнулась на стол. Этого бы не случилось, если бы наша первая ученица с другого континента прошла курс обучения полностью.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.