ДАВАЙТЕ ПОЗНАКОМИМСЯ - Помоги себе сам - Алиев X. М. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.

    ДАВАЙТЕ ПОЗНАКОМИМСЯ

    Я понял истину: хороший поступок, даже маленький. полезен для всего мира.

    Если вы меня спросите, к какой школе я себя отношу, то я отвечу так. В моем представлении существуют только две школы. Первая, где человек, определив свое главное дело, жаждет немедленно его осуществить и по ходу работы над ним при возникающих вопросах обращается к специальной литературе и специалистам. И вторая, где человек сначала учится быть научным работником, изучая соответствующую литературу, пополняя себя сведениями, а затем, став специалистом, обращается к интересующей его или заказанной ему проблеме, пытаясь ее решить.

    Так вот, я отношу себя к первой школе. Не к школе научных работников, а к школе деятелей.

    Что же касается образования, то с детства, сколько я себя помню, я был книгочеем. Брат вдохновенно гонял во дворе мяч, а я лежал на диване и читал, читал... В основном фантастику. Позже - книги по психологии, медицине и философии. Но затем, где-то с третьего или четвертого курса медицинского института, вообще перестал читать литературу по своей специальности. Она меня, признаюсь, почему-то раздражала. Мне хотелось думать самому. Поэтому я оторвался от суше

    ствующих формальных школ и в области психофизиологии, и в области психотерапии, и в области рефлексотерапии. Каюсь, но даже многих фамилий научных работников и ученых не знаю, если не знаком с ними лично.

    По крайней мере, это позволило мне не ограничивать себя существующими системами взглядов и направлений. Когда по всей стране разрабатывалось популярное течение рефлексотерапии в области уха, меня это не связало, что и дало возможность при разработке способа теплового рефлексогенного регулирования уровня артериального давления крови искать эту сферу воздействия не в области уха, а в области носа. И у меня получилась оригинальная методика.

    Если же говорить о научных работниках, то я делю их на три категории. Первая - это кандидат наук. Он учится быть ученым и мыслит понятиями. Вторая - это доктор наук, он уже мыслит категориями. Третья - академики, они, я бы сказал, мыслят полезностью.

    Я же фактически не кандидат и не доктор наук. А по данной смысловой логике получается - академик. Но это шутка.

    По духу мне наиболее близок великий В. М. Бехтерев. Вот кто посвятил себя без остатка столь любимой мною гипнологии и выяснению роли внушения среди людей. Эта тонкая и далеко не познанная область человеческих взаимоотношений была ему близка по сути. Я это чувствую органически. А значит, это была его материя.

    Бехтерев почти вплотную подошел к обучению саморегуляции посредством гипноза. Он рекомендовал своим пациентам, больным алкоголизмом, после курса лечебного гипноза воспроизводить по памяти, в случае рецидива болезни, испытанное при лечении гипнотическое состояние. Больной, вероятно, садился на стул или ложился, закрывал глаза, как во время лечения, и вспоминал гипнотическое состояние. И оно к нему являлось.

    По известным мне источникам я, увы, не узнал, насколько далеко пошел профессор в этой области. Но по фактам могу судить: в момент гипноза у пациента не вырабатывался целенаправленно условно-рефлекторный ключ для облегчения и ускорения самостоятельного гипнотического погружения. Рекомендация о возможности такого самогипноза давалась пациенту в обычном состоянии, что снижает эффективность самостоятельного автоматического запуска особого состояния: пациент воспроизводил у себя испытанный гипноз только по механизму повторения - со всем его направленным действием, не подозревая о возможностях его творческого использования.

    Предстояло сделать один только шаг! Но до него оставалось еще полвека. И вот этот шаг был сделан, и метод саморегуляции найден, но еще много-много трудных дней отдаляли его от страждущих: когда Центр саморегуляции два года работал без помещения, когда министр здравоохранения сказал две "великие" фразы. Первую, когда я убеждал его хотя бы взглянуть, что же такое саморегуляция (может быть, увидит и вдохновится!), он сказал: "От того, что я посмотрю, что изменится? Здание, что ли, построится?"

    Министр здравоохранения! При котором появился первый в стране Центр саморегуляции.

    И вторую "великую" фразу он произнес, когда в приемную Минздрава в течение двух лет беспрерывно звонили из всех городов страны с просьбами принять на обучение саморегуляции: "Да, - сказал наконец министр задумчиво, - хорошо бы, если бы у Центра было помещение".

    Все другие фразы были не столь значительными, они сводились главным образом к рассуждениям и рабочим докладам о том, что необходимо активно и широко развивать профилактическую медицину.

    Что же делать?! Как жить и как вести себя в нашем сложном, но, слава богу, уже стронувшемся с мертвой точки обществе? Как строить свое поведение так, чтобы быстрее достичь цели?

    А цель у меня сейчас одна: создать школу, чтобы активнее внедрялась саморегуляция во все сферы нашей жизни, в общую систему развивающегося мира. Так как убежден, что без этого фактора невозможно сегодня обеспечить человеку условия для продуктивной реализации его творческого потенциала, а значит, для здорового и полноценного образа жизни. Еще на заре нашего века В. И. Вернадский говорил, что "Биосфера (живое вещество планеты. - Авт.) перешла или, вернее, переходит в новое эволюционное состояние - в ноосферу, перерабатывается научной мыслью социального человечества". В этом эволюционном развитии природы участвует "новая форма биохимической энергии, которую можно назвать энергией человеческой культуры или культурной биохимической энергией..."

    Ученый предвидел, что на определенном

    уровне развития человеческого общества человек должен стать со-творцом Природы, иначе он погибнет.

    Для того чтобы измученный цивилизацией человек мог обрести утерянную гармонию с Природой, он прежде всего должен обрести ее сам - не то пассивное равновесие, которое иногда подразумевается в слове "гармония", а действующую силу гармонии. И саморегуляция поможет ему в этом. С ее помощью, я уверен, человек взойдет к высшим степеням своей свободы, будет не только творцом идей, творцом-художником, но станет творцом Нового Бытия, со-творцом новых законов Природы.

    Как же вести себя, чтобы ускорить приближение этого будущего, чтобы оно стало нашим настоящим?

    Я мог бы понять министерского бюрократа, если бы пришел к нему, например, с идеей, с замыслом. И он сказал бы мне, что идей в мире много, но нет возможности все их проверить реальностью.

    Но ведь я пришел к нему с уже готовой технологией, одобренной и рекомендованной к широкому практическому применению Минздравом СССР, - его, министра, руководящим органом. Пришел со всеми необходимыми для бюрократа бумагами, письмами и гербовыми печатями. Что же еще было нужно? Мои скромность, лояльность, деловитость, методичность, убедительность? Я все это прошел. И продолжаю в том же духе. Многих из этого "верхнего эшелона" власти я просто вылечил от разных недугов. Вылечил быстро, эффективно и убедительно, наглядно продемонстрировав метод саморегуляции.

    И что же? Всякий раз после очередного невыполненного ими обещания я, будучи неплохо воспитанным и уважая старших, скромно уходил, извинившись и поблагодарив, что допустили к беседе.

    Не конфликтовал. Пытался смотреть на вещи философски. Осуществлял свою позицию методом позитивного движения: смирял себя, как мог, обходил препятствия, в случае своих успехов не забывал поблагодарить и тех, кто обязан был в этом участвовать, но не участвовал. Куда денешься? Ни разу не потерял головы и не поставил вопрос ребром. Иначе, думал я, в конфликтах можно увязнуть, а нам требуется другое - делать дело!

    Как же быть, как вести себя, чтобы быстрее реализовать новое, столь необходимое всем дело? Может быть, я где-то ошибаюсь? Расслабляюсь?..

    Справедливость на свете должна быть, иначе жизнь не имеет никакого смысла.

    В трудные минуты мне часто вспоминается Петросян. Тот самый Петросян, директор завода и бескорыстный подвижник внедрения всего нового. Как-то, прямо в самолете, узнав, что у одного нашего попутчика радикулит, тут же заставил меня лечить его. Под хохот соседей с помощью прибора, который всегда со мной, мы избавили попутчика от боли в спине за считанные минуты.

    Или другой случай, который произошел в одесской гостинице. Когда за нами приехали из клуба директоров, чтобы отвезти на очередную лекцию, Петросян сказал гордо, с довольной улыбкой: "А мы тут совсем другим делом занимаемся. Всех дежурных и администраторов гостиницы от давления лечим!"

    Кто же прав? Министр здравоохранения, который и посмотреть не захотел новый медицинский метод; я, который тужусь быть перед обществом "корректным"; или Петросян, чьи поступки, казалось бы, выходят за все рамки приличия - все-таки солидный генеральный директор крупного предприятия?

    Так кто же прав?

    Анализируя жизненное поведение Эдика Александровича Петросяна, я прихожу к выводу, что хоть его поступки и выходят за принятые рамки, зато соответствуют глубинной человеческой природе гуманиста.

    В нем очень много жизни, в Петросяне. Он неисправимый жизнелюб!

    Сравнивая поведение министра и моего друга, я невольно создаю поэтическую строку, в которой и заключен ответ на все мои мучительные вопросы: "В ком больше жизни - тот и прав!"

    Это мне очень близко и понятно. У таких людей, как бы им ни было трудно, в душе всегда праздник. Этим праздником они одаряют других. И чем больше в них жизни, тем щедрее.

    Я тоже хотел бы этим похвастаться. Потому что это очень важно для характеристики личности врача.

    Когда в Ленинградском институте экспериментальной   медицины   в   лаборатории Д. М. Камбаровой мы изучали деятельность мозга у обученных саморегуляции больных эпилепсией со вживленными с целью лечения в мозг электродами, психолог лаборатории вдруг предложила протестировать и меня самого с помощью психологических тестов. "У вас сильно развита степень художественного мышления, - сказала она, разглядывая мои ответы на тест-картах. - В общей пропорции до 40%; аналитического мышления до 50%". - "А сколько у меня процентов обаяния?" - скокетничал я. "А обаяния у вас - море!" - улыбаясь, ответила молодая женщина.

    Это было так здорово! После такой фразы я долго находился в приподнятом настроении и чувствовал себя прекрасно. Надо же, какая психотерапия!

    Тот случай надолго мне запомнился и как инструкция к действию. Теперь я всегда стараюсь хорошо себя чувствовать, чтобы во мне кипела энергия, чтобы быть обаятельным при работе с пациентами. Чтобы быть в форме при решении важных вопросов, в общении с людьми!

    Какой смысл приходить к пациенту ли, к директору, министру с тусклым, вялым состоянием души и соответствующим видом? Это только мешает любому делу.

    Хорошо, когда врач искрится жизнью, весел, доброжелателен, уверен в себе, тогда и пациент, глядя на него, ждет, чтобы врач своим лечением (или обучением) помог и ему стать таким. Тут и цель видна, и способ будет воспринят.

    Такая подготовка врача, собирающегося практиковать в области саморегуляции, возрождает известный, но плохо реализующийся в нашей медицине принцип: врач, оздоровись сначала сам!

    Без осуществления этого принципа - собственного здоровья врача - саморегуляция превращается в халтуру. Здесь невозможен разрыв теории и практики. Да этот принцип необходимо возродить и во всей современной медицине!

    А что касается того, как вести себя с бюрократами и в других, как иногда кажется, безнадежных ситуациях, - тут я выработал для себя несколько правил.

    Первое: не забывать использовать самое универсальное средство - чистая, свежая голова! И саморегуляция как раз призвана помогать этому. Она может обеспечить быструю восстанавливаемость, хороший тонус, длительную творческую активность - и долголетие.

    Второе правило пробивания нового дела: общение с человеком будет конструктивным, если он по своей сути может быть приверженцем этого дела. Если не может, нечего метать бисер. Попытались десять раз - и хватит. Можно сказать и так: среди нормальных (творческих) людей всегда возникнет контакт и неизбежно родится что-то интересное. Это закон. Но стоит затесаться среди них примитиву-через него все старания уйдут в песок. Да еще масса неприятностей добавится. Значит, второе универсальное правило для внедрения нового - объединение нормальных людей.

    Когда я работал в Армении и наезжал иногда в Москву, я гостил в семье писателя-публициста Валерия Аграновского. Мы мечтали провести такой эксперимент (и затем написать на его основе книгу "Десять гениев в одном Дилижане"): я предлагал собрать на десять дней для отдыха и лечения в Доме композиторов в Дилижане одаренных людей с выдающимися способностями, независимо от их возраста и профессии. И поучиться у них стилю общения.

    Смысл этого эксперимента заключался в

    следующем: в будущем, через тысячи лет, более совершенное общество будет иметь и более талантливых людей и в значительно большем, чем сегодня, количестве. По крайней мере, так должно быть, если действительно общество и человек совершенствуются и развиваются.

    Мы же живем сегодня. В обществе, далеком от идеала. Разве не интересно заглянуть в будущее хоть одним глазком? Через десять гениев в одном Дилижане. Как они строят свои отношения? Как их компенсируют? Какие идеи витают в этой атмосфере вдохновенности?

    Не может быть, чтобы здесь не родилась какая-нибудь общая идея, независимо от различия профессий и возраста! Может быть, их общие усилия будут направлены на решение самых тревожных и актуальных вопросов сегодняшнего мира?

    Разве это не метод качественного постижения будущего путем модели опережающего развития на основе организации тесного общения людей предполагаемого будущего?

    А мы бы, изучив их опыт общения, взаимодействия, привнесли бы это будущее в наше настоящее. В школу, например, на уроки преподавания конструктивной беседы.

    Однажды мне удалось побывать в обществе людей-энтузиастов, вдохновенно занятых решением ответственной задачи. Это была группа добровольцев из молодых специалистов различного профиля, объединенных идеей подготовить радикальные предложения к готовящемуся тогда съезду комсомола. Организовал и возглавлял эту группу публицист Александр Радов, написавший в свое время

    нашумевшую статью "Подвижники и ревизоры".

    Десять дней жили в Звенигороде в доме отдыха, отвоевали себе для работы из ЦК ВЛКСМ машинисток, магнитофон, транспорт.

    Удивительное это было дело, удивительное общение. Все настолько были обнадежены тем, что их идеи значимы и нужны, что работали без отдыха, целыми сутками. Слушали и слышали друг друга. Никто ни с кем не ругался, не самоутверждался за счет собственного красноречия. Горячо спорили, но только по принципиальным  разногласиям. И даже на слово "дурак" в этих бурных дебатах никто не обращал внимания.

    В общем, все заповеди мудрецов о том, как надо слушать собеседника, как вести себя в коллективе, - все это выполнялось автоматически. И главное - рождались идеи. Пока витал над всеми образ нужности этой работы.

    А когда востребовали приезда комсомольского начальника, чтобы изложить ему уже разработанные идеи и предложения, и не дождались его, когда поняли, что вся их работа - впустую, все отношения в группе мгновенно развалились. Уже серьезно реагировали и на слово "дурак"...

    Я же вывел для себя уже давно всем известную мысль: характер человека и особенности его личности есть инструмент. Если этот инструмент не прилажен к общей цели, он сам становится самоцелью. А вы можете себе представить общество, в котором каждый - эгоцентрик?

    Этот случай позволяет, конечно, сделать некоторые полезные выводы, но все же это не

    "десять гениев в одном Дилижане", потому что в данной ситуации всеми руководило одно лишь воодушевление общей задачей.

    Тогда как в Дилижане ожидается работа более глубинного и надежного генератора - природно-творческой сущности исключительно одаренных людей.

    Этот эксперимент еще впереди.

    Как и другой эксперимент - по разработке идеи, тайну которой мне приоткрыл в свое время мой друг Ной. Незаурядный человек, физик, с прекрасной интуицией и неиссякающей энергией.

    По его теории, в нашем мире (Вселенной) есть только один объект, который может содержать в себе одновременно два диаметрально противоположных структурных качества. Это человек.

    В мозге человека, как считает Ной, могут сотрудничать одновременно два полюса: "+" и "-". Ученый-аналитик и художник-синтезатор. И если в ком-то осуществится полноценное и равноправное сотрудничество этих полюсов, считает мой друг, этот человек перестанет быть объектом нашей Вселенной (поскольку это ей не свойственно в силу ее законов) и сам станет творцом нового бытия. Он создаст свою Вселенную - по своему творческому велению, где воля человека станет источником новых законов сущности.

    В нашем же мире человек либо больше художник, либо - аналитик. Ибо один полюс подчиняет другой.

    Аналитическое мышление разбивает целое на части, оно объективно. Образное (художественное) мышление позволяет воспринимать

    целостную сущность. Но это восприятие субъективное.

    Основная задача, цель развития сущности человека, видится здесь в гармоничном единстве синтеза и анализа, где процесс анализа не разрушает целое, а способствует его объективному движению.

    С этой точки зрения качественный акт творческого постижения истины совершается тогда, когда структуры синтеза и анализа у конкретного человека выходят на уровень их гармоничного согласования.

    Это вдохновение. Энергия. Внутренняя свобода.

    Такая творческая сущность дается человеку от природы, и какой-либо традиционной тренировкой эту сущность не создать, если ее нет. Можно только более полно реализовать заданный природный потенциал.

    Ной приоткрыл мне великую тайну, как можно из нетворческого человека создать творца. Конечно, это гипотеза. Но согласитесь, в самых на первый взгляд безумных гипотезах часто оказывается зерно истины. Идея Ноя заключается в следующем: в голове художника можно взрастить полюс аналитика и наоборот. Для взращивания противоположного знака люди должны общаться с себе подобными. С людьми своего знака - художник с художником, аналитик с аналитиком. Такая ситуация в обыденной жизни трудно-представима. Подобные знаки отталкиваются. В земной жизни лучше взаимодействовать со знаком противоположным. А для перехода на новую качественную ступень - с себе подобным.

    В трудности совмещения земного блага и

    творческого подвига и заключается вся диалектика развития природы человека, который в конкретной жизни, даже общаясь с себе подобным, вечно стремится инстинктивно компенсироваться с противоположным себе.

    Как же узнавать свой и противоположный знак?

    Очень просто, считает Ной, надо обратить внимание на то, какой палец окажется у человека снизу при складывании его рук в так называемый замок. А способ складывания пальцев, по его мнению, задан в структуре личности каждого человека генетически. У логика - левый палец снизу, у сердечника - правый.

    Почему такие символы? Это его, Ноя, авторское право.

    Главное в том, что у логика, то есть аналитика, считает Ной, первоначальный пусковой мозговой импульс к действию включается в одной половине мозга, а у противоположного типа - в другой.

    Допустим, вы являетесь художником. Вы не можете взаимодействовать с себе подобным постоянно, потому что это, по существу, одиночество, взаимодействие с самим собой, и вы, чтобы выжить, поневоле начнете над собой работать, себя совершенствовать. Это и есть импульс к развитию.

    Дальше я ничего об этой теории или гипотезе рассказывать не буду. О ней, если захочет, напишет сам автор.

    Скажу только одно. Эта теория, несмотря на ее формальную схожесть с некоторыми оккультными теориями, на мой взгляд, является чрезвычайно интересной и перспективной. А оккультный фон ее возникает в связи с символикой, простота которой может оскорбить не

    одного сноба от науки. Действительно, как можно так "примитивно" пытаться решать сложнейшие вопросы сверхсложной системы природы человека.

    Ну да бог с ним, со снобом. А мы возьмем и не забудем эти мысли. На всякий случай. Может быть, когда-нибудь, когда наука о человеке еще более продвинется в сторону постижения его сущности и найдутся более точные понятия или термины, мы эту идею расшифруем, и она явится нам в блеске.

    Недаром уже появляются научные статьи о значимости роли асимметрии функций правого и левого полушарий мозга. Описательная часть науки развивается у нас, как правило, быстрее, чем технологическая. Диагностика более успешно развивается по сравнению с методами эффективного лечения, например.

    Теория Ноя, возможно, когда-нибудь окажется ценным вкладом именно в технологическую часть.

    Почему я рассказал об этой идее? Дело в том, что если мы научим человека саморегуляции, то есть разовьем его способность к реализации собственных решений, идей, мечтаний, побуждений, то конструктивное развитие (а в идеале - и создание) его творческого аппарата станет необходимейшей частью общечеловеческой культуры и залогом позитивного развития общества. Это перспективы.

    Отчасти они начинают осуществляться в моем сотрудничестве с советско-американским фондом "Культурная инициатива".

    Официальной целью этого фонда является финансовая и материальная поддержка перспективных проектов.

    Фонд считает, что наряду с "афганцами", инвалидами, за которых общество должно нести ответственность, наиболее уязвимым звеном являются и творческие люди.

    Творческая мысль человека проистекает так быстро, что при желании ее остановить, чтобы выразить, она ломается. С помощью саморегуляции я хочу разработать методику, которая позволит человеку продуктивно выражать свою творческую мысль в ходе ее развития. Это будет очень полезно для всех людей.

    Фонд готов поощрять творческие проекты, связанные с перспективой развития человека и общества.

    Для качественного развития саморегуляции требуется дать этот метод в руки творческих людей, которые могут использовать его творчески в различных областях деятельности, развить свои способности, что послужит положительным опытом для всех нас.

    При фонде выделено помещение и оборудуется современной техникой, необходимой для проведения подготовительных лечебно-оздоровительных процедур, самого процесса обучения саморегуляции. Состав группы будет подобран из творчески активных лиц, независимо от их возраста, профессии, должности. Для отбора в эту группу разрабатываются критерии, с помощью которых будет определяться обоснованность кандидата. Разработка этих критериев является сама по себе необычайно интересной и сложной творческой задачей, к решению которой мы собираемся привлечь психологов, философов, социологов.

    В эту группу творческих людей, занимающихся саморегуляцией, будут привлечены и писатели, которые, надеемся, сумеют описать этот опыт, выразить его, передать нам.

    Таким образом, мыслится произвести качественный скачок в деле развития метода саморегуляции, поскольку без нее не представляется общая культура будущего человека.

    Сегодня человек поставлен в критические условия своего существования вообще, вступив в противоречие с природой. Если раньше природа как бы охраняла, защищала его, то сейчас человек теряет свою внутреннюю жизнеспособность и устойчивость; на него самого ложится ответственность за дальнейшее существование, и в этом плане без соответствующего инструмента выполнить свою функцию невозможно.

    Кстати, Экологический фонд СССР готовит совместно с нами программу по подготовке врачей в области нового направления врачевания - экомедицины, основу которой будут составлять преимущественно нелекарственные методы лечения и, конечно же, прежде всего саморегуляция.

    Методикой начинают интересоваться представители различных направлений, ассоциаций и объединений, а также творческих групп, работающих в области развития человека. Так, например, Всесоюзная ассоциация по восточным единоборствам планирует использовать саморегуляцию при подготовке своих спортсменов.

    Совсем недавно в Баден-Бадене (ФРГ) состоялся Второй Международный конгресс по системным исследованиям, информатике и кибернетике, на который меня командировали по линии фонда "Культурная   инициатива". Вместо одного запланированного доклада о

    саморегуляции я прочел четыре. Метод саморегуляции очень заинтересовал его участников. Меня избрали в Совет директоров Международного института по системным исследованиям, информатике и кибернетике. А это значит, что дело, которым подвижнически занимается наш малочисленный пока Центр саморегуляции, находит оценку и поддержку у всех заинтересованных людей. Это к вопросу о справедливости.

    Что же нас заставляет суетиться? Меня, например, не отпускает напряжение и толкает все решать немедленно и сразу. Боюсь не успеть сделать при жизни методику продления жизни. Не только для меня, для всех. Толкает чувство смерти за плечами.

    В потустороннюю жизнь я не верю. А в этой, к сожалению, только начнешь учиться жизни, только накопишь опыт, а она, жизнь, уже на исходе. Обидно.

    Обидно, когда на рассвете, проработав всю ночь, открываешь для себя новую истину, открываешь новую неожиданную сторону мира и, ложась спать, жалеешь себя, что вот ты такой маленький, беззащитный, а Мир огромен и ждет свершений.

    А в тот момент, момент постижения Истины, почему-то всегда присутствует некое чувство, что ты не один и кто-то рядом невидимо поощряет тебя, безмолвно подсказывает, что ты на правильном пути. Кто же это?

    Да, конечно же, ты взаимодействуешь с Природой! Это она. Природа, со всеми своими невидимыми мириадами надмирных связей, которые ты включил, поощряет тебя, поддерживает. Это Ее присутствие ты ощущаешь рядом. А когда в тебе нет взлета, то есть гармонии, когда ты разлажен, расстроен, грешишь, - нет и связей с Природой. Контакт нарушается, и уже нет ориентиров. В падении своем можешь падать бесконечно.

    Без творчества нет жизни, ибо нет радости и смысла. Всходы творчества - постоянное самообновление.

    Нам иногда кажется, что у человека множество различных потребностей. И это так. Но это временные потребности, актуальные до поры. В будущем, когда общество организуется так, что потребности в пище, одежде, транспорте будут реализованы, останется главная потребность - потребность в развитии. Реализация этой главной эволюционной потребности в человеке осуществляется через творчество.

    Взлеты творчества, высота уровня гармонизации человека, работы его мозга позволяют ему увидеть, предвосхитить будущее. Будущее Вселенной. В этом будущем лучшие умы человечества видят перспективу: человек не останется таким, каким мы знаем его сегодня, человек изменится. Будет совершеннее не только в проявлениях, но и качественно. Изменится, быть может, и его структура.

    К. Э. Циолковский видел эту структуру в космических масштабах деятельности человека, в полном его превращении в новую качественную ступень Природы. Лучистая энергия.

    Вернадский видел ноосферу. И каждый из них вносил в это космическое бесконечное будущее совершенствующегося человека свой конкретный вклад.

    К. Э. Циолковский -космические корабли.

    Вернадский - концепцию об автотрофном человеке.

    Мы - саморегуляцию.

    Зачем же нам, спрашивается, суетиться? Надо просто объединяться. Собирать положительные силы. Вместе созидать.

    Какая там смерть за плечами?! Великий писатель Бунин тоже постоянно ее чувствовал, а прожил восемьдесят три года, создав много прекрасных произведений.

    Тем более, как проницательно сказал мой друг Сергей Чернышев, что пока тот или иной человек не выполнил свое Дело, он не попадет ни в какую автомобильную катастрофу. Пока не реализовал свое предназначение, он, повинуясь внутреннему компасу, где надо, - осторожен. Пока не внес свой вклад в дело человечества, его держит бог. Ангел-хранитель. Интуиция, наконец. Называйте, как хотите.

    - Жизнь сложна, - отвечал я ему. - А вдруг человек сделал дело и не знает этого. А бог уже отпустил его?

    - Все он знает! - сказал Чернышев. И у меня на душе стало спокойнее. Потому что главное, во что можно верить, - это в полезность того генератора, задающего жизнь и включающего в нас потребность к творчеству. Верить в Природу, гений человеческого разума и в труд.

    А теперь вернемся к нашей саморегуляции, чтобы еще раз по возможности наиболее доступным и простым языком выразить ее суть.

    Как настраивают, например, рояль? Что для этого нужно? Нужна тишина. Чтобы слышать звуки. И нужен камертон, в соответствии с которым подтянем струны.

    При саморегуляции роль тишины играет "нейтральное" особое психофизиологическое состояние, навык к которому создают и развивают с помощью специального обучения. А роль камертона играет образ - цель. Ваша воля. Создайте тишину... Возьмите камертон... И, как сказал поэт: "На свете счастья нет, Но есть покой и воля!.." Покой и Воля!

    Если вы спросите меня, были ли у меня учителя? И да и нет, отвечу я. Моими учителями были все и вся. И дедушка, который сам, труженик, ругал бабушку за то, что не давала нам, детям, много играть. "Дети должны играть в детстве", - говорил он. И бабушка, которая приучала нас к труду. И первая учительница в школе. И облака в небе, когда лежишь в поле, закусив травинку, а мысли твои вместе с облаками в бездонной, бескрайней Вселенной. И тот начальник от науки, который задерживал мою работу. И друзья. И враги. И вы, чье мнение тоже будет двигать мою науку.

    Впрочем, если говорить о конкретных людях из области моих научных интересов, которые мне более всего симпатичны, их три:

    В. Бехтерев, И. Шульц и я. Если я не буду стараться быть себе симпатичным, разве я смогу что-нибудь сделать? Да и вы тоже.

    Я вырос, можно сказать, в провинции. И у меня до сих пор детско-провинциальное мышление: если едет большой автомобиль, то мне кажется, в нем сидит большой дядя, а если маленький автомобиль - то маленький дядя. Перед дверями солидных научных учреждений я замирал, полагая, что там за рабочими стола

    ми сидят серьезные, умные люди. И мне все время хочется оправдываться перед ними за то, что им, как мне кажется, приходится так много и серьезно работать, а я работаю в свое удовольствие, и в этом себе не отказываю.

    И вот, уже взрослый, стою среди весенней зеленой травы в садике у дедушкиного дома, смотрю на нее и думаю: как странно и удивительно устроен этот мир. Ведь раньше мне не было дано понять, что такое - любить природу. Видно, было во мне по молодости слишком много энергии и она уносила меня от земли к облакам.

    А теперь, когда после работы я стал помаленьку уставать, вдруг начал чувствовать и прелесть вечерней прогулки, и необходимость свежего воздуха. И хочется уже любить, беречь природу. Тянет ближе к траве, к земле.

    К земле. А потом... увы - и под землю.

    Нет, не бывать этому! Должны же люди, наконец, изобрести технологию воскресения. Или продления жизни хотя бы.

    Дорогу осилит идущий...

    И снова я в Москве, в советско-американском фонде "Культурная инициатива".

    - Привет, Махатма, - шутят, приветствуя меня, мои друзья Владимир Аксенов и Сергей Чернышев, - прилетел с помощью воздушной йоги или обычным самолетом?

    - Дело еще не сделано, - отвечаю я. - Дело только начинается.

    - Мы тоже здесь на месте не сидим. Добились самостоятельности. Будем делать совместное предприятие <Центр саморегуляции".

    Да, значит, жить придется долго. Нужно срочно осваивать саморегуляцию!

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   11.  12.  13.  14.  15.  16.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.