Глава 2. Общие интеллектуальные способности - Психология общих способностей - Дружинин - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 

    Глава 2. Общие интеллектуальные способности

    Термин «интеллект», помимо своего научного значения (которое у каждого теоретика свое), как старый крейсер ракушками, оброс бесконечным количе­ством обыденных и популяризаторских истолкований. Реферирование работ ав­торов, которые в той или иной мере касались этого предмета, заняло бы не одну сотню страниц. Поэтому проведем краткий обзор и выберем наиболее приемле­мую трактовку понятия «интеллект».

    Основным критерием выделения интеллекта как самостоятельной реально­сти является его функция в регуляции поведения. Когда говорят об интеллекте как некоторой способности, то в первую очередь опираются на его адаптационное значение для человека и высших животных. Интеллект, как полагал В. Штерн, есть некоторая общая способность приспособления к новым жизненным усло­виям. Приспособительный акт (по Штерну) — это решение жизненной задачи, осуществленной посредством действия с мысленным («ментальным») эквива­лентом объекта, посредством «действия в уме» (или же, по Я. А. Пономареву, «во внутреннем плане действия» [1]). Благодаря этому решение некоторой про­блемы субъект осуществляет здесь и теперь без внешних поведенческих проб, правильно и одноразово, пробы, проверка гипотез осуществляются во «внутрен­нем плане действия».

    Согласно Л. Полани [2], интеллект относится к одному из способов приоб­ретения знаний. Но, на взгляд большинства других авторов, приобретение знаний (ассимиляция, по Ж. Пиаже) выступает лишь побочной стороной процесса при­менения знаний при решении жизненной задачи. Важно, чтобы задача была дей­ствительно новой или, по крайней мере, имела компонент новизны. С проблемой интеллектуального поведения тесно связана проблема «трансфера» — переноса «знаний — операций» из одной ситуации на другую (новую).

    Общие интеллектуальные способности       17

    Ж. Пиаже

    Но в целом развитый интеллект, по Ж. Пиаже, проявляется в универсальной адаптивности, в достижении «равновесия» индивида со средой

    Любой интеллектуальный акт предполагает активность субъекта и наличие саморегуляции при его выполнении. По мнению М К Акимовой, основой интел­лекта является именно умственная активность, в то время как саморегуляция лишь обеспечивает необходимый для решения задачи уровень активности. К этой точке зрения примыкает Э А Голубева [3, 4], полагающая, что активность и саморегуляция являются базовыми факторами интеллектуальной продуктив­ности, и добавляет к ним еще и работоспособность.

    Во взгляде на природу интеллекта как на способность содержится рацио­нальное зерно. Оно становится заметным, если взглянуть на эту проблему с точки зрения отношений сознательного и бессознательного в психике человека. Еще В Н Пушкин рассматривал мыслительный процесс как взаимодействие со­знания и подсознания. На разных этапах решения проблемы ведущая роль от одной структуры переходит к другой. Если на стадии постановки задачи и ана­лиза доминирует сознание, то на стадии «инкубации идеи» и порождения гипотез решающую роль играет активность бессознательного. В момент «инсайта» (нео­жиданного открытия, озарения) идея прорывается в сознание благодаря «корот­кому замыканию» по принципу «ключ — замок», что сопровождается яркими эмоциональными переживаниями. На стадии же отбора и проверки гипотез, а также оценки решения вновь доминирует сознание.

    Можно заключить, что при интеллектуальном акте доминирует, регулирует процесс решения сознание, а подсознательное выступает в качестве объекта регуляции, то есть в субдоминантном положении.

    Для удобства изобразим следующую схему:

    ———> доминантное воздействие

    ———>• субдоминантное воздействие (обратная связь)

    Рис. 2. Принципиальная схема регуляции интеллектуального акта

    Интеллектуальное поведение сводится к принятию правил игры, которые системе, обладающей психикой, навязывает среда. Критерием интеллектуального поведения является не преобразование среды, а открытие возможностей среды для адаптивных действий индивида в ней. По крайней мере, преобразование среды (творческий акт) лишь сопутствует целесообразной деятельности челове­ка, а его результат (творческий продукт) есть «побочный продукт деятельности», по терминологии Пономарева, который осознается или не осознается субъектом.

    Можно дать первичное определение интеллекта как некоторой способности, определяющей общую успешность адаптации человека к новым условиям. Ме­ханизм интеллекта проявляется в решении задачи во внутреннем плане дей­ствия («в уме») при доминировании роли сознания над бессознательным. Одна­ко подобное определение столь же спорно, как и все другие.

    Дж. Томпсон [5] также полагает, что интеллект есть лишь абстрактное поня­тие, которое упрощает и суммирует ряд поведенческих характеристик.

    Поскольку интеллект как реальность существовал до психологов, как и хи­мические соединения — до химиков, постольку важно знать его «обыденные» характеристики. Р. Стернберг впервые предпринял попытку дать определение понятию «интеллект» на уровне описания обыденного поведения. В качестве метода он избрал факторный анализ суждений экспертов. В конечном счете выделились три формы интеллектуального поведения: 1) вербальный интеллект (запас слов, эрудиция, умение понимать прочитанное), 2) способность решать проблемы, 3) практический интеллект (умение добиваться поставленных целей и пр.) [б].

    Вслед за Р. Стернбергом М. А. Холодная выделяет минимум базовых свойств интеллекта: «I) уровневые свойства, характеризующие достигнутый уровень раз­вития отдельных познавательных функций (как вербальных, так и невербальных), и презентации действительности, лежащие в основе процессов (сенсорное различие, оперативная память и долговременная память, объем и распределение внимания, осведомленность в определенной содержательной сфере и т. д.);

    2) комбинаторные свойства, характеризующиеся способностью к выявлению и формированию разного рода связей и отношений в широком смысле слова — способность комбинировать в различных сочетаниях (пространственно-времен­ных, причинно-следственных, категориально-содержательных) компоненты опы­та; 3) процессуальные свойства, характеризующие операциональный состав, при­емы и отражение интеллектуальной деятельности вплоть до уровня элементар­ных информационных процессов; 4) регуляторные свойства, характеризующие обеспечиваемые интеллектом эффекты координации, управления и контроля психической активности» [7].

    Однако можно долго блуждать в потемках субстанциональных определений интеллекта. На помощь в затруднительных случаях такого рода приходит изме­рительный подход. Интеллект можно определить через процедуру его измерения как способность решать определенным образом сконструированные тестовые задачи.

    Позиция автора этой книги состоит в том, что все психологические теории являются не субстанциональными, а операциональными (по М. Бунге). То есть любой психологический конструкт, описывающий психологическое свойство, процесс, состояние, имеет смысл лишь в сочетании с описанием процедуры иссле­дования, диагностики, измерения поведенческих проявлений этого конструкта. При изменении процедуры измерения конструкта изменяется и его содержание.

    Следовательно, рассуждения о том, что такое интеллект, нужно вести в рам­ках операционального подхода. Наиболее ярко он проявляется в факторных моделях интеллекта.

    Общая идеология факторного подхода сводится к следующим основным предпосылкам: 1) подразумевается, что интеллект, как и любая другая психиче­ская реальность, является латентным, то есть он дан исследователю только через различные косвенные проявления при решении жизненных задач; 2) интеллект является латентным свойством некоторой психической структуры («функцио­нальной системы»), оно может быть измерено, то есть интеллект есть линейное свойство (одномерное или многомерное); 3) множество поведенческих проявле­ний интеллекта всегда больше, чем множество свойств, то есть можно придумать много интеллектуальных задач для выявления всего лишь одного свойства;

    4) интеллектуальные задачи объективно различаются по уровню трудности;

    5) решение задачи может быть правильным или неправильным (или может как угодно близко приближаться к правильному); 6) любую задачу можно решить правильно за бесконечно большое время.

    Следствием этих положений является принцип квазиизмерительной проце­дуры: чем труднее задача, тем более высокий уровень развития интеллекта тре­буется для ее правильного решения.

    При формировании измерительного подхода к интеллекту мы неявно опира­емся на представление о некотором идеальном интеллектуале или же об «идеальном интеллекте» как некоторой абстракции. Человек, обладающий идеаль­ным интеллектом, может правильно и в одиночку решить мыслительную задачу (или множество задач) произвольно большой сложности за бесконечно малое время и, добавим, невзирая на внутренние и внешние помехи. Обычно же люди думают медленно, часто ошибаясь, утомляясь, периодически предаваясь интел­лектуальной лени и пасуя перед сложными заданиями.

    В измерительном подходе есть определенное противоречие. Дело в том, что на практике не используется универсальная точка отсчета — «идеальный интеллект», хотя ее применение и оправдано теоретически. Каждый тест по­тенциально может быть выполнен со 100 % успешностью, поэтому испытуемые должны располагаться на одной прямой, в зависимости от величины своего от­ставания от идеального интеллектуала. Однако на практике в настоящее вре­мя принята не шкала отношений, предполагающая объективную абсолютную точку отсчета («абсолютный нуль», как в шкале температур Кельвина), а шка­ла интервалов, в которой абсолютная точка отсчета отсутствует. На шкале интервалов люди располагаются, в зависимости от уровня развития индивиду­ального интеллекта, по правую или левую сторону от условного «среднего» интеллектуала.

    Подразумевается, что распределение людей по уровню интеллекта, как и большинство биологических и социальных признаков, описывается законом нор­мального распределения. Среднеинтеллектуальный человек — это наиболее часто встречающийся в популяции индивид, решающий задачу средней трудно­сти с вероятностью 50 % или за «среднее» время.

    Основная суть измерительного подхода — в процедуре и содержании тесто­вых задач. Важно определить, какие задания направлены на диагностику интел­лекта, а какие — на диагностику других психических свойств.

    Акцент смещается на интерпретацию содержания заданий: являются ли они новыми для субъекта и требуется ли для их успешного решения проявление таких признаков интеллекта, как автономные действия в умственном простран­стве (в ментальном плане).

    Операциональное понимание интеллекта выросло из первичного представле­ния об уровне умственного развития, определяющего успешность выполнения любых познавательных, творческих, сенсомоторных и прочих задач и проявляю­щегося в некоторых универсальных характеристиках поведения человека.

    Эта точка зрения опирается на труды А. Бине, посвященные диагностике умственного развития детей. В качестве «идеального интеллектуала» Бине, ве­роятно, представлял человека западноевропейской цивилизации, овладевшего некоторыми базовыми знаниями и умениями, и признаком нормального разви­тия считал показатели темпов интеллектуального развития детей «среднего» класса.

    В его первую батарею тестов вошли такие задания, как: «найдите рифму к слову «стакан» (12 лет), «сосчитайте от 20 до I» (8 лет) и другие (см. табл. 1).

    Общие интеллектуальные способности

    Таблица 1. Шкала умственного развития Бине—Симона (вариант 1911 года) (по Бурлачук Л. Ф., Морозов С. М. «Словарь-справочник по психодиагностике». — СПб: «Питер», 1998)

    Возраст Содержание задания         

    3 года    

    1. Показать свои глаза, нос, рот.

    2. Повторить предложение длиной до 6 слогов.

    3. Повторить по памяти числа.

    4. Назвать нарисованные предметы.

    5. Назвать свою фамилию.

    4 года

    1. Назвать свой пол.

    2. Назвать несколько показы­ваемых предметов.

    3. Повторить ряд из трех одно­значных чисел.

    4. Сравнить длину показанных линий (3 задачи).

    5 лет

    1. Сравнение попарно тяжести.

    2. Срисовать квадрат.

    3. Повторить слово из трех слогов.

    4. Решить головоломку.

    5. Сосчитать 4 предмета.

    6 лет

    1. Определить время дня.

    2. Назвать назначение не­скольких предметов обихода.

    3. Срисовать ромб.

    4. Сосчитать тринадцать предметов.

    5. Сравнить с эстетической точки зрения два лица (3 задания).

    7 лет

    1. Различить правую и левую стороны.

    2. Описать картинку.

    3. Выполнить несколько пору­чений.

    4. Назвать общую стоимость нескольких монет.

    5. Назвать показанные четыре основных цвета.

    8 лет

    1. Сравнение двух объектов по памяти. Установление сход­ства между ними.

    2. Обратный счет от 20 до 1.

    3. Обнаружение пропусков в изображении людей (четыре задачи).

    4. Назвать день, число, месяц, год.

    5. Повторить ряд из пяти одно­значных чисел.

    9 лет

    1. Назвать все месяцы.

    2. Назвать стоимость всех монет.

    3. Составить из предложенных трех слов две фразы.

    4. Ответить на три легких вопроса.

    5. Ответить на пять более труд­ных вопросов.

    10 лет

    1. Ранжирование предметов.

    2. Воспроизведение фигур.

    3. Поиск несоответствий в рас­сказах.

    4. Ответы на трудные отвле­ченные вопросы.

    5. Составление предложения из трех слов с одним из предложенных в задании.

    11 лет

    1. Противостояние внушению при сравнений линий разной длины.

    2. Составление предложения из трех слов.

    3. В течение трех минут произ­нести 60 слов.

    4. Определение отвлеченных понятий.

    5. Восстановить порядок слов (3 задания).

    12  лет

    1. Повторение однозначных чисел.

    2. Поиск трех рифм к слову «стакан».

    3. Повторение предложения длиной в 26 слогов.

    4. Объяснение смысла картины.

    5. Завершение рассказа.

    С точки зрения современных представлений об интеллекте, не все задания могут быть хоть как-то с ним соотнесены. Но идея универсальности интеллекта как способности, влияющей на успешность решения любых задач, получила под­крепление в моделях интеллекта.

    Напомним, что психология интеллекта является составной частью дифферен­циальной психологии. Следовательно, центральными вопросами, на которые дол­жны отвечать теории интеллекта, таковы:

    1. Каковы причины индивидуальных различий?

    2. Каким методом можно выявить эти различия?

    Причинами индивидуальных различий в интеллектуальной продуктивности могут быть среда (культура) или нейрофизиологические особенности, определя­емые наследственностью.

    Методом выявления этих различий может стать внешняя экспертная оценка поведения, опирающаяся на здравый смысл. Кроме того, индивидуальные разли­чия в уровне развития интеллекта мы можем выявить с помощью объективных методов: систематического наблюдения или измерения (тестов).

    Если провести весьма грубую и приблизительную классификацию различ­ных подходов к проблеме интеллекта, то выявим два основания классификации:

     Нейрофизиология

    Рис. 3. Основные подходы к исследованию интеллекта как способности

    Общие интеллектуальные способности       23

    А Бине

    1 Культура — нейрофизиология (внешняя среда — наследственность)

    2 Психометрика — обыденное знание

    На приведенной здесь схеме (рис 3) указаны варианты подходов к исследо­ванию интеллекта и обозначены фамилии их наиболее ярких представителей и пропагандистов.

    Что касается культурно-исторического подхода к проблеме дифференциаль­ной психологии интеллекта, то наиболее ярко и последовательно он изложен в книге Майкла Коула «Культурно-историческая психология» (М Когито-Центр, 1997) Я отсылаю к ней заинтересованных читателей

    Остальные подходы в той или иной мере представлены на страницах этой книги

    Основным сегодня является психометрический подход в его факторном варианте

    ФАКТОРНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

    Условно все факторные модели интеллекта можно разбить на четыре основ­ные группы по двум биполярным признакам 1) что является источником моде­ли — умозрение или эмпирические данные, 2) как строится модель интеллекта — от отдельных свойств к целому или от целого к отдельным свойствам (табл 2)

    Модель может строиться на некоторых априорных теоретических посылках, а затем проверяться (верифицироваться) в эмпирическом исследовании. Ти­пичным примером такого рода является модель интеллекта Гилфорда.

    Чаще автор проводит объемное экспериментальное исследование, а затем теоретически интерпретирует его результаты, как делают многочисленные авто­ры тестов структуры интеллекта. Конечно, это не исключает наличие у автора идей, предваряющих эмпирическую работу. Примером может служить модель Ч. Спирмена.

    Типичными вариантами многомерной модели, в которой предполагается множе­ство первичных интеллектуальных факторов, являются модели того же Дж. Гил­форда (априорная), Л. Терстоуна (апостериорная) и, из отечественных авторов, — В. Д. Шадрикова (априорная). Эти модели можно назвать пространственными, одноуровневыми, поскольку каждый фактор может интерпретироваться в каче­стве одного из независимых измерений факторного пространства.

    Наконец, иерархические модели (Ч. Спирмена, Ф. Вернона, П. Хамфрейс) яв­ляются многоуровневыми. Факторы размещаются на разных уровнях общности:

    на верхнем уровне — фактор общей умственной энергии, на втором уровне — его производные и т. д. Факторы взаимозависимы: уровень развития общего фактора связан с уровнем развития частных факторов.

    Таблица 2. Классификация факторных моделей интеллекта

    Тип модели

    Априорные

    Апостериорные

    Пространственные одноуровневые

    Дж. Гилфорд

    Л. Терстоун

    Иерархические

    Ф. Верной, Д. Векслер

    Ч. Спирмен

     

    Конечно, реальное отношение между моделями интеллекта более сложно, и не все из них укладываются в эту классификацию, но предложенной схемой можно пользоваться, на мой взгляд, хотя бы в дидактических целях.

    Перейдем к характеристикам моделей интеллекта, получивших наибольшую известность.

    МОДЕЛЬ Ч. СПИРМЕНА

    Ч. Спирмен занимался проблемами профессиональных способностей (мате­матических, литературных и прочих). При обработке данных тестирования он обнаружил, что результаты выполнения многих тестов, направленных на диагно­стику особенностей мышления, памяти, внимания, восприятия, тесно связаны: как правило, лица, успешно выполняющие тесты на мышление, столь же успешно

    Общие интеллектуальные способности       25

    Ч. Спирмен (слева)

    справляются и с тестами на прочие познавательные способности, и наоборот, испытуемые, показывающие низкий результат, плохо справляются с большин­ством тестов. Спирмен предположил, что успех любой интеллектуальной рабо­ты определяют: 1) некий общий фактор, общая способность, 2) фактор, специфи­ческий для данной деятельности. Следовательно, при выполнении тестов успех решения зависит от уровня развития у испытуемого общей способности (гене­рального 0-фактора) и соответствующей специальной способности (S-фактора). В своих рассуждениях Ч. Спирмен использовал политическую метафору. Мно­жество способностей он представлял как множество людей — членов обще­ства. В обществе способностей может царить анархия — способности никак не связаны и не скоординированы друг с другом. Может господствовать «олигар­хия» — успешность деятельности детерминируют несколько основных способ­ностей (как затем полагал оппонент Спирмена — Л. Терстоун). Наконец, в царстве способностей может править «монарх» — G-фактор, которому подчине­ны S-факторы.

    Спирмен, объясняя корреляцию результатов различных измерительных про­цедур влиянием общего свойства, предложил в 1927 году метод факторного анализа матриц интеркорреляций для выявления этого латентного генерального фактора. Подробнее сущность метода изложена в специальной литературе [8].

    G-фактор определяется как общая «умственная энергия», которой в равной мере наделены люди, но которая в той или иной степени влияет на успех выпол­нения каждой конкретной деятельности.

    Исследования соотношений общих и специфических факторов при решении различных задач позволили Спирмену установить, что роль G-фактора макси­мальна при решении сложных математических задач и задач на понятийное мышление и минимальна при выполнении сенсомоторных действий. К интерпре­тации этого результата мы обратимся в следующих разделах книги. Заметим лишь, что общий фактор воистину скрыт (латентен). Максимально влияя на действия, протекающие во внутреннем «умственном плане», он минимально про­является в непосредственных взаимодействиях индивида с объектами окружаю­щей среды.

    Из теории Спирмена вытекает ряд важных следствий. Во-первых, единствен­ное, что объединяет успешность решения самых различных тестов, — это фактор общей умственной энергии. Во-вторых, корреляции результатов выполнения любой группой людей любых интеллектуальных тестов должны быть положи­тельными. В-третьих, для тестирования фактора «G» лучше всего применять задачи на выявление абстрактных отношений.

    Дальнейшее развитие двухфакторной теории в работах Ч. Спирмена приве­ло к созданию иерархической модели: помимо факторов «G» и «S» он выделил критериальный уровень механических, арифметических и лингвистических (вер­бальных) способностей. Эти способности (Спирмен их назвал «групповыми фак­торами интеллекта») заняли промежуточное положение в иерархии факторов интеллекта по уровню их обобщенности.

    ГРУППОВЫЕ ФАКТОРЫ

    S-ФАКТОРЫ

    ТЕСТЫ

    Рис. 4. Модель Спирмена

    Впоследствии многие авторы пытались интерпретировать G-фактор в тради­ционных психологических терминах. На роль общего фактора мог претендовать психический процесс, проявляющийся в любом виде психической активности:

    главными претендентами были внимание (гипотеза Сирила Барта) и, разумеется, мотивация. Г. Айзенк интерпретирует G-фактор как скорость переработки ин­формации центральной нервной системой [9]. Он установил чрезвычайно высо­кие положительные корреляции между IQ, определяемым по высокоскоростным тестам интеллекта (в частности, тестам самого Г. Айзенка), временными пара-

    Общие интеллектуальные способности                27

    метрами и вариабельностью вызванных потенциалов мозга, а также минималь­ным временем, которое необходимо человеку для распознавания простого изоб­ражения (при тахистоскопическом предъявлении). Однако гипотеза «скорости переработки информации мозгом» не имеет пока серьезных нейрофизиологических аргументов. Тесты интеллекта, применяемые в такого рода исследованиях, включают только задания разного уровня трудности с закрытым ответом. Испы­туемый должен выбрать за определенное время один правильный ответ из мно­жества предложенных. Оценка эффективности определяется скоростью и пра­вильностью выполнения задания.

    Кроме тестов Айзенка для измерения фактора «G» применяются и другие тесты, в частности «Прогрессивные матрицы», предложенные Равеном в 1936 году, а также тесты интеллекта Кэттелла.

    МОДЕЛЬ Л. ТЕРСТОУНА

    В работах оппонентов Ч. Спирмена отрицалось наличие общей основы интел­лектуальных действий. Они полагали, что определенный интеллектуальный акт является результатом взаимодействия множества отдельных факторов. Главным пропагандистом этой точки зрения был Л. Терстоун, который предложил метод многофакторного анализа матриц корреляций. Этот метод позволяет выделить не­сколько независимых «латентных» факторов, определяющих взаимосвязи резуль­татов выполнения различных тестов той или иной группой испытуемых [10].

    Аналогичные взгляды высказывал Т. Келли, который относил к основным ин­теллектуальным факторам пространственное мышление, вычислительные способ­ности и вербальные способности, а кроме того, память и скорость реакции [II].

    Первоначально Терстоун выделил 12 факторов, из которых наиболее часто в исследованиях воспроизводились 7:

    V. Словесное понимание — тестируется заданиями на понимание текста, сло­весные аналогии, понятийное мышление, интерпретацию пословиц и т. д. W. Речевая беглость — измеряется тестами на нахождение рифмы, называние

    слов, принадлежащих к определенной категории.

    N. Числовой фактор — тестируется заданиями на скорость и точность ариф­метических вычислений.

    S. Пространственный фактор — делится на два подфактора. Первый определяет успешность и скорость восприятия пространственных отношений (узнавание плоских геометрических фигур). Второй связан с мысленным манипулирова­нием зрительными представлениями в трехмерном пространстве. М. Ассоциативная память — измеряется тестами на механическое запомина­ние словесных ассоциативных пар.

    Р. Скорость восприятия — определяется по быстрому и точному восприя­тию деталей, сходств и различий в изображениях. Разделяют вербальный («восприятие клерка») и «образный» подфакторы.

    I. Индуктивный фактор — тестируется заданиями на нахождение правила и на завершение последовательности (по типу теста Д. Равена). Установлен наименее точно.

    Факторы, обнаруженные Терстоуном, как показали данные дальнейших ис­следований, оказались зависимыми (неортогональными) «Первичные умствен­ные способности» положительно коррелируют друг с другом, что говорит в пользу существования единого G-фактора.

    Однако в многочисленных исследованиях открывались и открываются все новые и новые «первичные умственные способности».

    На основе многофакторной теории интеллекта и ее модификаций разработа­ны многочисленные тесты структуры способностей. К числу наиболее распро­страненных относятся Батарея тестов общих способностей (General Aptitude Test Battery, GABT), Тест структуры интеллекта Амтхауэра (Amthauer Intelligenz-Struktur-Test, I-S-T) и ряд других.

    МОДЕЛЬ ДЖ. ГИЛФОРДА

    Дж. Гилфорд предложил модель «структуры интеллекта (SI)», систематизи­руя результаты своих исследований в области общих способностей [12]. Одна­ко эта модель не является результатом факторизации первичных эксперимен­тально полученных корреляционных матриц, а относится к априорным моделям, поскольку основывается лишь на теоретических допущениях. По своей импли­цитной структуре модель является необихевиористской, основанной на схеме:

    стимул — латентная операция — реакция. Место стимула в модели Гилфорда занимает «содержание», под «операцией» подразумевается умственный процесс, под «реакцией» — результат применения операции к материалу. Факторы в модели независимы. Таким образом, модель является трехмерной, шкалы интел­лекта в модели — шкалы наименований. Операцию Гилфорд трактует как пси­хический процесс: познание, память, дивергентное мышление, конвергентное мышление, оценивание.

    Содержание задачи определяется особенностями материала или информации, с которой производится операция: изображение, символы (буквы, числа), семан­тика (слова), поведение (сведения о личностных особенностях людей и причинах поведения).

    Результаты — форма, в которой испытуемый дает ответ: элемент, классы, отношения, системы, типы преобразований и выводы.

    Каждый фактор в модели Гилфорда получается в результате сочетаний ка­тегорий трех измерений интеллекта. Категории сочетаются механически. Назва­ния факторов условны. Всего в классификационной схеме Гилфорда 5х4х6= =120 факторов.

    Он считает, что в настоящее время идентифицировано более 100 факторов, т. е. подобраны соответствующие тесты для их диагностики. Концепция Дж. Гил-

    Общие интеллектуальные способности                                                     29

    форда широко используется в США, особенно в работе педагогов с одаренными детьми и подростками. На ее основе созданы программы обучения, которые позволяют рационально планировать образовательный процесс и направлять его на развитие способностей. Модель Гилфорда используется в Иллинойском уни­верситете при обучении 4—5-летних детей.

    Главным достижением Дж. Гилфорда многие исследователи считают разде­ление дивергентного и конвергентного мышления. Дивергентное мышление свя­зано с порождением множества решений на основе однозначных данных и, по предположению Гилфорда, является основанием творчества. Конвергентное мышление направлено на поиск единственно верного результата и диагностиру­ется традиционными тестами интеллекта. Недостатком модели Гилфорда явля­ется несоответствие результатам большинства факторно-аналитических иссле­дований. Придуманный Гилфордом алгоритм «субъективного вращения» факто­ров, «втискивающий» данные в «прокрустово ложе» его модели, подвергается критике почти всеми исследователями интеллекта.

    МОДЕЛЬ Р. Б. КЭТТЕЛЛА

    Предложенная Р. Кэттеллом модель может быть лишь условно отнесена к группе иерархических априорных моделей. Он выделяет три вида интеллекту­альных способностей: общие, парциальные и факторы операции [13].

    Два фактора Кэттелл назвал «связанным» интеллектом и «свободным» (или «текучим») интеллектом. Фактор «связанного интеллекта» определяется сово­купностью знаний и интеллектуальных навыков личности, приобретенных в ходе социализации с раннего детства до конца жизни и является мерой овладения культурой того общества, к которому принадлежит индивид.

    Фактор связанного интеллекта тесно положительно коррелирует с вербаль­ным и арифметическим факторами, проявляется при решении тестов, требующих обученности.

    Фактор «свободного» интеллекта положительно коррелирует с фактором «связанного» интеллекта, так как «свободный» интеллект определяет первич­ное накопление знаний. С точки зрения Кэттелла, «свободный» интеллект аб­солютно независим от степени приобщенности к культуре. Его уровень опре­деляется общим развитием «третичных» ассоциативных зон коры больших полу­шарий головного мозга, и проявляется он при решении перцептивных задач, когда от испытуемого требуется найти отношения различных элементов в изобра­жении.                                                   г

    Парциальные факторы определяются уровнем развития отдельных сенсор­ных и моторных зон коры больших полушарий. Сам Кэттелл выделил лишь один парциальный фактор — визуализации, — который проявляется при опе­рациях со зрительными образами. Наименее ясно понятие «факторов-опера­ций»: Кэттелл определяет их как отдельные приобретенные навыки для реше-

    Р. Б. Кэттелл

    ния конкретных задач, т. е. как аналог S-факторов по Спирмену, входящих в структуру «связанного» интеллекта и включающих операции, нужные для выпол­нения новых тестовых заданий. Результаты исследований развития (точнее — ин­волюции) познавательных способностей в онтогенезе, на первый взгляд, соот­ветствуют модели Кэттелла.

    1 Действительно, к 50-60-летнему возрасту у людей ухудшается способность к обучению, падает скорость переработки новой информации, уменьшается объем кратковременной памяти и т. д. Между тем интеллектуальные профессиональ­ные умения сохраняются до глубокой старости.

    Но результаты факторной аналитической проверки модели Кэттелла пока­зали, что она недостаточно обоснована.

    Показательно в этом смысле исследование Е. Е. Кузьминой и Н. И. Мили-танской. Они выявили высокую корреляцию уровня «свободного интеллекта» по тесту Кэттелла с результатами выполнения батареи тестов общих умствен­ных способностей (Differential Aptitude Test — DAT), с помощью которой ди­агностируются словесное мышление (фактор V по Терстоуну), числовые спо­собности (N), абстрактно-логическое мышление (R), пространственное мышле­ние (S) и техническое мышление.

    По мнению авторов, фактор «свободного интеллекта» по Р. Кэттеллу соот­ветствует фактору «G» Спирмена, а первичные факторы Л. Терстоуна соответ­ствуют факторам-операциям модели Кэттелла.

    Общие интеллектуальные способности       31

     

     

     

    РЕЗУЛЬТАТ Элементы

    Классы

    Отношения

    Системы

    Преобразования

    Применения

     

    Рис. 5. Структура интеллекта по Гилфорду

    G-ФАКТОРСПИРМЕНА

    ФАКТОРЫ ТЕРСТОУНА ИЛИ ФАКТОРЫ-ОПЕРАЦИИ КЭТТЕЛЛА

    Рис. 6. Отношение моделей Спирмена, Кэттелла, Терстоуна

    Можно предположить, что в ходе структурного исследования невозможно (об этом говорит сам Кэттелл) полностью отделить «свободный» интеллект от «связанного», и они при тестировании сливаются в единый генеральный спирме-

    32            Глава 2

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    1.

    11

    1

     

     

    а

     

     

    b

     

     

    с

     

     

    d

     

     

    е

     

     

     

     

     

     

    11

    i

     

     

    11

     

     

    1

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    /

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2.

    А

    А

     

     

    а

     

     

    ь

     

     

    с

     

     

    d

     

     

    е

     

     

     

     

     

     

    А

    i i

     

     

    А

     

     

    А

     

     

    А

     

     

    А

     

     

    А

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3.

    • •

     

     

    а

     

     

    b

     

     

    с

     

     

    d

     

     

    е

     

     

     

     

     

     

    i

     

     

    •••

     

     

    • •

     

     

     

     

    • •

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Рис. 7. Образец заданий теста CFIT 20 (форма 2) Р. Б. Кэттелла

    новский фактор. Однако при генетическом возрастном исследовании эти подфакторы можно развести.

    Уровень же развития парциальных факторов в большей мере определяется опытом взаимодействия индивида с окружающим миром. Однако и в их составе возможно выделить как «свободный», так и «связанный» компоненты.

    Само различие парциальных факторов определяется не модальностью (слу­ховой, зрительной, тактильной и пр.), а видом материала (пространственный, фи­зический, числовой, языковой и т. д.) задания, что в конечном счете подтвержда­ет мысль о большей зависимости парциальных факторов от уровня приобщенно­сти к культуре (или, что точнее, от когнитивного опыта личности).

    Однако Кэттелл попытался сконструировать тест, свободный от влияния культуры, на весьма специфическом пространственно-геометрическом материа­ле (Culture-Fair Intellegence Test, CFIT). Тест был опубликован в 1958 году. Кэттелл разработал три варианта этого теста:

    1) для детей 4-8 лет и умственно отсталых взрослых;

    2) две параллельные формы (А и В) для детей 8-12 лет и взрослых, не имею­щих высшего образования;

    3) две параллельные формы (А и В) для учащихся старших классов, студен­тов и взрослых с высшим образованием.

    Первый вариант теста включает 8 субтестов: 4 «свободных от влияния куль­туры» и 4 диагностирующих «связанный интеллект». На тест отводится 22 мину-

    Общие интеллектуальные способности                                                     33

    ты. Второй и третий варианты теста состоят из 4 различных субтестов, задания в которых отличаются уровнем трудности. Время выполнения всех заданий 12,5 мин. Тест применяется в двух вариантах: с ограничением и без ограничения времени выполнения задания. По данным Кэттелла, надежность теста равна 0,7-0,92. Корреляция результатов с данными по шкале Стэнфорд—Бине равна 0,56.

    Все задачи в субтестах упорядочены по уровню сложности: от простого к сложному. Предполагается только одно правильное решение, которое надо выбрать из предлагаемого множества ответов. Ответы заносятся на специаль­ный бланк. Тест состоит из двух эквивалентных частей (по 4 субтеста).

    Первый вариант теста используется лишь при индивидуальном тестирова­нии. Второй и третий варианты можно применять в группе. Наиболее часто применяется 2-я шкала, включающая в себя субтесты: 1) «серия» — на нахож­дение продолжения в рядах фигур (12 заданий); 2) «классификация» — тест на нахождение общих особенностей фигур (14 заданий); 3) «матрицы» — поиск дополнения к комплектам фигур (12 заданий) и 4) «умозаключения на установ­ление тождества», — где нужно отметить точкой рисунок, соответствующий заданному (8 заданий).

    В итоге подсчитывается коэффициент интеллекта (IQ) при среднем 100, и г= 15, на основе суммирования результатов выполнения обеих частей теста, с последующим переводом среднего балла в стандартную оценку.

    ДРУГИЕ ИЕРАРХИЧЕСКИЕ МОДЕЛИ (С. БАРТ, Д. ВЕКСЛЕР, Ф. ВЕРНОМ, Л. ХАМФРЕЙС)

    Большинство иерархических моделей, хотя они и опираются на эмпириче­ские исследования, довольно умозрительны, поскольку данные эмпирических ра­бот интерпретируются весьма произвольно.

    Факторы в иерархических моделях помещаются на разных «этажах» иерар­хии, определяемых степенью обобщенности фактора.

    Типичной и наиболее популярной в литературе является модель Ф. Вернона [14].

    V : ED — вербально-образовательный фактор, отражает проявления знаний и навыков, приобретенных в основном в школе.

    К : М — практико-технический фактор.

    На вершине иерархии располагается генеральный фактор по Спирмену. На следующем уровне находятся два основных «групповых» фактора: вербально-образовательные и практико-технические способности. На третьем уровне на­ходятся специальные способности: техническое мышление, арифметическая спо­собность и т. д., и, наконец, внизу иерархического дерева помещаются более частные субфакторы

    Несмотря на свою привлекательность, эта модель не выдерживает экспери­ментальной проверки: различия в вербальном интеллекте в большей мере определяются наследственностью, чем средой. При повторном тестировании ус­пешность решения невербальных тестов в среднем повышается более значимо, чем успешность решения вербальных.

    ФАКТОРЫ ОБЩЕГО ИНТЕЛЛЕКТА

    ОСНОВНЫЕ ГРУППОВЫЕ ФАКТОРЫ

     

     

     

    V:ED

    к:м

     

     

    ВТОРОСТЕПЕННЫЕ ГРУППОВЫЕ ФАКТОРЫ

     

     

     

     

    вербальный числовой

     

     

    ручные факторы

    техническая осведомленность

    пространственный

     

     

     

    СПЕЦИФИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

    рис. 8. Иерархическая модель структуры способностей

    При факторизации тестов, созданных на основе иерархической модели, выде­ляется спирменовский G-фактор и его же 3 групповых: вербальный, простран­ственный и числовой. Можно привести еще ряд замечаний, но иерархическая мо­дель получила широкое распространение благодаря тестам, в первую очередь, — тестам Д. Векслера, которые были созданы на ее основе [15].

    В отличие от модели Вернона, модель Векслера включает в себя лишь три уровня: 1) уровень общего интеллекта; 2) уровень «групповых» факторов, а именно: невербального интеллекта и вербального интеллекта и 3) уровень спе­цифических факторов, соответствующих отдельным субтестам.

    Д. Векслер определил интеллект как способность индивида к целесообразно­му поведению, рациональному мышлению и эффективному взаимодействию с окружающим миром. Он показал, что успешность решения интеллектуальных тестов зависит как от интеллектуальных параметров, так и от приобщенности к культуре, любознательности, двигательной активности и т. д.

    Векслер считал, что вербальный интеллект отражает приобретенные индиви­дом способности, а невербальный — его природные психофизиологические воз­можности.

    Результаты психогенетических исследований свидетельствуют об обратном: преимущественно обусловлены наследственностью оценки по вербальной части шкалы Векслера (субтесты «Осведомленность», «Словарный», «Шифровка»), а социальными факторами обусловлена успешность выполнения невербальных

    Общие интеллектуальные способности       35

    тестов («Недостающие детали», «Последовательные картинки», «Кубики Косса»), а также субтеста «Понятливость» [16].

    В заключение остановимся на наиболее старой иерархической модели интел­лекта, предложенной Сирилом Бартом [17].

    Его функциональная модель структуры интеллекта включает в себя 5 уров­ней. Критерием выделения уровня является сложность когнитивного процесса:

    1) уровень общего интеллекта, 2) уровень концептуальных отношений, 3) уро­вень ассоциаций, 4) уровень восприятия, 5) уровень ощущений.

    S,   m, Рис. 9. Иерархическая модель интеллекта С. Барта

    На мой взгляд, в настоящее время эта модель — «достояние истории». Иерархическая модель, по мнению многих авторов, является не столько теорией, сколько способом борьбы с изобилием специфических факторов, то и дело рождающихся при факторно-аналитических исследованиях.

    Следует иметь в виду одну важную закономерность: чем шире диапазон используемых тестов и чем более выборка испытуемых приближается по своим характеристикам к генеральной совокупности, тем более явно при факторно-аналитической обработке результатов выделяется G-фактор.

    МОНОМЕТРИЧЕСКИЙ ПОДХОД

    Наиболее ярким и последовательным представителем одномерного подхода к интеллекту был выдающийся психолог Г. Ю. Айзенк [9]. С точки зрения Айзенка, можно говорить о различных типах концепции интеллекта: биологической, психометрической и социальной, соответствующих разным структурным уров­ням интеллекта.

    В содержание понятия «биологический интеллект» включаются особенности функционирования структур головного мозга, отвечающие за познавательную активность. Они определяют индивидуальные отличия интеллекта и связывают

    их с наследственностью. Основными показателями биологического интеллекта являются характеристики усредненных вызванных потенциалов (УВП), электро­энцефалограммы (ЭЭГ), время реакции (ВР), кожно-гальваническая реакция (КГР). Но откуда исследователь знает, что тот или иной показатель ЭЭГ связан с при­родой интеллекта?

    Ключевым, а с моей точки зрения, и единственно психологическим является понятие «психометрического интеллекта», который измеряется тестами IQ. По мнению Айзенка, психометрический интеллект определяется на 70 % влиянием генотипа, а на 30 % — средовыми факторами (культура, воспитание в семье, образование, социоэкономический статус).

    Различия в уровне социального интеллекта определяются не только IQ, но и другими параметрами индивидуальной психики. Согласно Айзенку, социальный интеллект определяется как способность индивида использовать психометриче­ский интеллект в целях адаптации к требованиям общества.

    Главная ошибка американских психологов, по его мнению, состоит в том, что они (в частности, Стернберг) попытались свести интеллект к множеству его проявлений: рассуждению, обработке информации, выработке стратегий и т. д. Айзенк сравнивает такое представление об интеллекте с обывательской характе­ристикой гравитации через ряд ее проявлений: падение яблока на голову Ньюто­на, движение планет, приливы, траектории комет и т. д. Между тем для физика эти процессы лишь следствия закона тяготения Ньютона. Интеллект также должен рассматриваться как некоторое фундаментальное свойство, а разнообразие его поведенческих проявлений — как следствия его природы. Айзенк полагает, что фундаментальным для психологии является генетически детерминированный биологический интеллект. «Проскакивая» психологический уровень, он сразу обращается к физиологическим параметрам.

    Удивительно, что ученый не пытается построить модель физиологической системы, свойством которой являлся бы интеллект. Айзенк рассматривает те или иные физиологические показатели, сопоставляя их с данными тестирования IQ, и тем самым придает им статус интеллектуальных показателей. Получается логический круг. Та же ситуация возникает и при попытке определить интеллект операционально: «Интеллект — это то, что измеряется тестами интеллекта» (Э. Боринг). Но Айзенк отмечает, что задания, содержащиеся в тестах интеллек­та, на первый взгляд чрезвычайно разнообразные, всегда тестируют некий общий фактор. Об этом свидетельствуют результаты корреляционного и факторного анализов. Всегда фактор G выявляется или как фактор первого порядка или второго порядка, т. е. как результат корреляции первичных факторов. Как прави­ло, фактор G отождествляется или теснейшим образом связывается с Gf — теку­чим интеллектом по Кэттеллу, который получил в своих исследованиях трех­уровневую систему факторов:

    1) общий интеллект («кристаллизованный» и «текучий»);

    2) фактор «визуализации»;

    3) факторы третьего порядка («операции»).

    Г Ю Айзенк

    Основная проблема, которую решает Айзенк, — отношение скорости перера­ботки информации и когнитивной дифференцированности. Эта проблема постав­лена еще в работах Гальтона. Напомним, что «тесты скорости» содержат «про­стые задачи», а «тесты уровня» — сложные задания, которые не может решить средний испытуемый за ограниченное время. Айзенк сводит факторы сложности и скорости воедино на основании того, что корреляция результатов простых тестов  при ограничении времени и решения и таких же тестов без ограничения времени близка к единице.

    Опираясь на результаты своих исследований, Айзенк высказывает мнение о существовании трех основных параметров, характеризующих IQ, среди кото­рых скорость, настойчивость (число попыток решить трудную задачу) и число ошибок. В качестве единицы измерения интеллекта он предлагает использовать логарифм от времени, затрачиваемого испытуемым на выполнение заданий уров­ня трудности, при котором решаются все задачи теста.

    Основным параметром, который Айзенк предлагает рассматривать как индикатор уровня интеллекта, становится индивидуальная скорость переработки ин­формации.

    Какие аргументы использует Айзенк для подтверждения своей точки зрения:

    Во-первых, это результаты экспериментов Е Рот, в которых выявлена зави­симость времени реакции от количества информации для испытуемых с разным

    IQ: угол наклона прямых меньше для испытуемых с низким IQ. Во-вторых, это результаты исследований Эрлангенской школы, в первую очередь работы А. Йенсена. Коэффициенты корреляции времени реакции выбора и IQ (тест Векслера или Равена) варьируют в пределах от -0,30 до -0,90. Для простой сенсомоторной реакции корреляция была невелика (-0,20). Чем больше единиц информа­ции перерабатывал испытуемый, тем выше была положительная корреляция IQ и времени реакции. Время реакции складывается из «времени решения» и «вре­мени движения». При этом корреляция времени движения с IQ имеет обратный характер.

    Наконец, факторные исследования Р. Л. Торндайка показали, что время реак­ции выбора имеет наибольшую нагрузку фактора G (0,58), уступая в этом отно­шении пространственному интеллекту (0,60).

    Любое усложнение задания приводит к росту зависимости результатов его выполнения от IQ.

    Итак, Айзенк считает наиболее приемлемым показателем измерения интел­лекта время реакции выбора из множества альтернатив. Как видно, ему не удает­ся выйти из измерений «скорость—трудность». И уровень интеллекта характе­ризуется не просто скоростью мыслительных процессов, а и способностью рабо­тать с множеством альтернатив.

    Но какова связь между этими двумя элементарными параметрами интеллек­та? Аргументы Айзенка в большей мере свидетельствуют о том, что фактор, обеспечивающий переработку сложной информации, детерминирует индивиду­альную продуктивность. Этот параметр я предпочитаю называть «индивидуаль­ный когнитивный ресурс».

    Попытку разрешить дилемму «сложности» и «скорости» предпринял в 1984 году Л. Т. Ямпольский [8]. Он предположил, что скорость решения заданий теста, а также число решенных заданий зависят от их сложности.

    Л. Т. Ямпольский разработал тест для анализа логико-комбинаторного мыш­ления на определение степени семейного родства. Тест состоял из двух субтес­тов, задания которых отличались.

    В начале тестирования проводилась разминка на обобщение родственных отношений («мать—сын», «дядя—племянник»), после которой шла основная се­рия. Причем при проведении первого субтеста (5 мин) через каждые 30 мин фиксировалось число решенных задач, а при проведении второго — время реше­ния каждого умозаключения.

    Л. Т. Ямпольский провел факторизацию 15 линейно-независимых парамет­ров, характеризующие тр1Эдул';-г1'1'/юу^гд"5пзгкжууяосгь нрпыт-уямого при выполнении.

    В результате факторизации ему удалось выявить следующие факторы: 1) фак­тор времени решения, 2) фактор правильности решения простых задач, 3) фактор правильности решения сложных задач.

    Корреляция факторов показала, что факторы не являются линейно-незави­симыми, а связаны друг с другом.

    Общие интеллектуальные способности       39

    Рис. 10. Модель интеллекта по Л. Т. Ямпольскому (в кружках — номера факторов, отрезки — корреляционные связи)

    Ямпольский предложил модель интеллекта вида:

    I = F x F„

    i     i     г

    где i — уровень сложности;

    I — успешность решения задачи г-го уровня трудности;

    F — правильность решения задач г-й трудности;

    F, — идеомоторная скорость.

    Главный результат этого исследования состоит в том, что выявился не один фактор «сложности», а два — по числу уровней сложности тестовых задач.

    Подведем предварительный итог результатам исследований представителей монометрического подхода. Выявлено наличие по крайней мере двух факторов, определяющих успешность выполнения теста независимо от содержания теста:

    фактор «скоростного интеллекта» и фактор «когнитивной сложности» (или пре­дельных когнитивных возможностей). Причем последний, возможно, делится на ряд подфакторов, соответствующих определенным, объективно существующим уровням сложности задач.

    КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ ИНТЕЛЛЕКТА

    Когнитивные модели интеллекта имеют косвенное отношение к психологии способностей, так как их авторы подразумевают под термином «интеллект» не свойство психики, а некую систему познавательных процессов, обеспечивающих решение задач. Очень редко исследователи когнитивной ориентации выходят на проблемы индивидуальных различий и прибегают к данным измерительной пси­хологии.

    Индивидуальные различия в успешности выполнения задач психологи выво­дят из особенностей индивидуальной структуры, обеспечивающей процесс перера­ботки информации. Факторно-аналитические данные, как правило, используются для верификации когнитивных моделей. Тем самым они служат как бы промежу­точным звеном, связывающим факторно-аналитические концепции с общепсихо­логическими.

    МОДЕЛЬ Р.СТЕРНБЕРГА

    Наибольшую известность в конце 80-х—начале 90-х годов получила кон­цепция интеллекта Роберта Стернберга. Р. Стернберг чрезвычайно плодовитый и деятельный автор, на его счету более 600 публикаций. В 1972 году он закончил с отличием Йельский университет, а затем — аспирантуру в Стэнфордском университете. Сейчас он работает профессором психологии в Йеле.

    Так называемая «иерархическая модель интеллекта» должна была объяснить отношения между: интеллектом и ментальными процессами, регулирующими поведение; интеллектом и личным опытом индивида; интеллектом и адаптив­ным поведением. Интеллект обеспечивает переработку информации. Модель Стернберга относится к числу скорее общепсихологических, нежели дифферен­циально-психологических концепций. Ученый объясняет различия в интеллек­туальной продуктивности различиями когнитивных структур индивидов.

    Стернберг выделяет три типа компонентов интеллекта, отвечающих за пере­работку информации:

    I. Метакомпоненты — процессы управления, которые регулируют конкрет­ные процессы переработки информации. К их числу относятся: 1) призна­ние существования проблемы; 2) осознание проблемы и отбор процессов, пригодных для ее решения; 3) выбор стратегии; 4) выбор ментальной репрезентации; 5) распределение «умственных ресурсов»; 6) контроль за ходом решения проблем; 7) оценка эффективности решения.

    II. Исполнительные компоненты — процессы более низкого уровня иерар­хии. В частности, в так называемый процесс «индуктивного мышления» (успешность его определяется фактором G) входят, по мнению Стернбер­га, кодирование, выявление отношений, приведение в соответствие, приме­нение сравнения, обоснование, ответ.

    У. Найсер, критикуя позицию Стернберга, утверждает, что количество ис­полнительских компонент может быть бесконечным, а их особенности определяются особенностями задач. По крайней мере, эта часть концепции Стернберга наименее детализирована и обоснована.

    III. Компоненты приобретения знаний необходимы для того, чтобы субъект научился делать то, что делают метакомпоненты и исполнительные компо­ненты. Стернберг относит к их числу: 1) избирательное кодирование;

    2) избирательное комбинирование; 3) избирательное сравнение.

    Главное для человека в ходе познания — отделить релевантную информа­цию от нерелевантной, сформировать из отобранной информации непротиворе­чивое целое.

    В ходе решения задачи компоненты работают согласованно: метакомпо­ненты регулируют функционирование исполнительных компонент и «познава-, тельных», а те в свою очередь обеспечивают обратную связь для метакомпо-нент.

    Общие интеллектуальные способности       41

    Р Стернберг

    Наиболее детально и обоснованно в концепции Р. Стернберга описан уро­вень метакомпонент. Он полагает, что основная трудность при решении задач состоит не в самом решении, а в правильном понимании сути задачи. Так, дети-олигофрены отличаются от нормальных детей тем, что нуждаются в полном и ясном объяснении условия задачи и путей ее решения. Таким образом, интел­лект есть способность учиться и решать задачи в условиях неполного объяс­нения.

    Стернберг приводит аргументы и относительно важности выбора стратегий, но в целом они сводятся к объяснению предпочтений при решении разных задач меньшей нагрузки на кратковременную память. Причем в его аргументации фи­гурируют всего три типа стратегий: аналитическая, пространственно-синтетиче­ская и вербальная [20], что тождественно групповым факторам интеллекта.

    Но главным в исследовании Р. Стернберга является изучение роли менталь­ных репрезентаций информации при решении задач. Стернберг выявил, например, что в задачах на аналогии с использованием названий животных разные испы­туемые используют либо кластерные, либо пространственные репрезентации. При решении линейных силлогизмов испытуемые также могут использовать вербальную или пространственную репрезентацию.

    Очевидно, что вид предпочитаемой репрезентации знаний зависит не от со­держания задачи, а от индивидуальной структуры основных факторов интеллек­та, но, как я уже отмечал, Стернберга не очень интересуют индивидуальные различия. Весьма интересным, на мой взгляд, фактом, установленным Р. Стернбергом в результате экспериментов, является следующий: испытуемые, решающие задачи наиболее успешно, тратят относительно больше времени на планирование, выбор стратегии и кодирование условий задачи и очень мало — на ее исполнение (операции с информацией). Неясно, однако, тратят ли они больше времени на планирование и репрезентацию по сравнению со «средним испытуемым» либо по сравнению с собственным исполнительским этапом. Главным фактором, который всплывает в аргументации Стернберга, является фактор внимания. Он постоянно подчеркивает важность распределения ресурсов внимания относи­тельно важных и неважных этапов задачи, а также значения контроля над про­цессом решения. Например, дети ошибаются при счете предметов чаще всего потому, что считают некоторые предметы дважды, что Стернберг объясняет по­терей контроля над решением задачи.

    Разумеется, внимание выступает как бы опосредующим звеном между бло­ком регуляции и планирования поведения (по А. Р. Лурия) и блоком когнитив­ным. Поясним это отношение простой схемой:

    МОТИВАЦИЯ и РЕГУЛЯЦИЯ

    Рис. 11. Отношения между мотивацией, вниманием и интеллектом

    Поскольку Стернберг сосредоточивает свой исследовательский интерес на факторах «внешних» по отношению к интеллекту, то на первый план у него неизбежно выходят избирательность, ресурс внимания, контроль и т. д. А соб­ственно интеллект теряется в «исполнительных компонентах» и «стратегиях».

    Интеллект, по Стернбергу, лучше измерять в тех областях, где задачи явля­ются для индивида относительно новыми, а когнитивные навыки находятся в стадии автоматизации. Совершенно новые задачи будут непоняты, а хорошо известные решаются на уровне автоматизмов и не требуют интеллектуальных усилий.

    Стернберг, исследуя обычных и интеллектуально одаренных детей, выявил, что способность к индивидуальному инсайту присуща именно одаренным, вме­сте с тем подсказки улучшают процесс решения задач обычными детьми, но мало влияют на продуктивность работы одаренных детей. Из этого следует, по Стернбергу, что одаренные дети более способны проявляться с новыми зада­чами и, добавим, делать это совершенно самостоятельно С успешностью реше­ния новых задач коррелирует и способность к автоматизации интеллектуаль­ных навыков.

    Стернберг считает, что его данные хорошо согласуются с концепцией Кэттелла и данными факторно-аналитических исследований.

    К сфере взаимодействия интеллекта с окружающим миром относятся такие проявления, как практический и социальный интеллект. По мнению Стернберга, интеллект служит целям обеспечения отношений индивида с внешней средой. Он выделяет три типа таких отношений: адаптацию, внутренний выбор и конст­руирование. В адаптивной функции интеллекта Стернберг видит причину крите­риальных различий в его структуре. В частности, высокая ценность времени, признанная западной культурой, объясняет, с его точки зрения, почему тесты интеллекта включают лимит времени и выявляют временные параметры. Мед­ленные и осторожные испытуемые остаются в проигрыше. Но не все культуры характеризуются таким бережным отношением ко времени. Например, в лати­ноамериканской культуре давление времени воспринимается, по мнению Стерн­берга, с меньшей серьезностью.

    Такие типы отношений индивида со средой, как внутренний выбор и констру­ирование (формирование), скорее декларируются, чем объясняются в концепции Стернберга. На консервативного исследователя концепция Стернберга произво­дит впечатление незаконченной стройки в центре старого города: общий план реконструкции есть, но уж слишком он плохо привязан к местности; фундамен­ты новых сооружений (факты и закономерности) стоят, но стен еще нет; в строительстве используются части зданий, построенных другими архитекторами (без указания авторства) и т. д.

    Концепции Айзенка и Стернберга противоположны по направленности. Айзенк — последовательный «монист», сторонник простых моделей. Стернберг — сторонник многообразия и сложности. Айзенк сторонник «скоростного» факто­ра. Все эксперименты Стернберга и его аргументация направлены на отрицание роли скорости переработки информации для продуктивности интеллектуального процесса. Айзенк последовательно проводит линию «психофизиологической ре­дукции». Стернберг обращается к обыденному объяснению, -экологическим и культурным обоснованиям.

    Можно оценить теорию Стернберга как проявление «постмодернизма» в ис­следованиях психометрического интеллекта.

    Следует остановиться и на других исследованиях Стернберга, посвященных проблемам интеллекта. В 1981 году он предложил 150 экспертам-психологам и 500 неспециалистам перечислить свойства человека, а также виды человеческой деятельности, в которых проявляются «интеллект», «отсутствие интеллекта», «шкальный интеллект», «интеллект в повседневной жизни». Затем испытуемые оценивали по 7-балльной шкале, насколько эти особенности присущи «идеально умному человеку». Данные были обработаны с помощью корреляционного и факторного анализов.

    В группе неспециалистов выделились три фактора: 1) способность к реше­нию проблем практического характера; 2) «вербальные способности»; 3) «соци­альная компетентность». В корреляционной матрице, полученной на основе дан­ных экспертов, можно выделить три фактора: 1) «вербальные способности»;

    2) способность к решению задач; 3) практический интеллект.

    Одно из наиболее известных исследований Стернберга посвящено взаимоотно­шениям интеллекта, мудрости и креативности (общей творческой способности). С точки зрения Стернберга, эти понятия являются «прототипическими», основны­ми для характеристики ума человека. Была проведена следующая исследователь­ская процедура: 200 профессорам разных дисциплин (истории искусства, фило­софии, физики, экономики) были посланы анкеты с просьбой описать эти поня­тия. Полученный список из 100 характеристик был вновь разослан 200 про­фессорам и студентам курса, который вел сам Стернберг. Все эксперты долж­ны были по 9-балльной шкале оценить соответствие этих характеристик обра­зам «мудрого», «умного», «креативного» человека. Если на просьбы описать в первый раз ответили 17 % профессоров, то в этом случае на просьбу Стернбер­га откликнулись 35 %. Данные были обработаны методами неметрического мно­гомерного понятия шкалирования и факторного анализа.

    Выявились три биполярных параметра, описывающих интеллект:

    1. Способность к решению практических задач (практичность, разумность, гибкость в применении знаний) — вербальная способность (ясность и беглость речи).

    2. Интеллектуальная интеграция (способность видеть различия и согласовы­вать разные точки зрения) — целенаправленность (селективный поиск информации, настойчивость).

    3. Контекстуальный интеллект (знание о мире, умение пользоваться личным опытом) — текучее мышление (сообразительность, быстрота мышления, умение мыслить абстрактно).

    Для креативности Стернберг выявил четыре биполярных параметра и для мудрости — три. Креативность коррелировала с интеллектом. Стернбергу не удалось обнаружить различия во взглядах экспертов и дилетантов на значение понятий, характеризующих ум.

    Эти исследования послужили началом изучения «обыденных концепций ин­теллекта» в различных странах. О них мы расскажем в соответствующей главе.

    Очередной ступенью развития концепции Стернберга стала теория «менталь­ного управления» или «государственного управления в структуре интеллекта». Система управления может быть переведена на язык описания интеллектуального поведения отдельного индивида. Приведем эту схему в качестве курьеза:

    Функции:                   Уровни:

    1) законодательная;            1) глобальный;

    2) исполнительная;             2) локальный.

    3) судебная (оценочная).

    Формы:                    Сферы:

    1) монархическая;              1) внутренняя;

    2) иерархическая;              2) внешняя;

    Общие интеллектуальные способности       ____       45

    3) олигархическая;

    4) анархическая.

    Ориентация:

    1) консервативная;

    2) прогрессивная.

    Комбинация этих признаков характеризует индивидуальный интеллект. Подобные казусные исследования радуют посетителей университетских вечери­нок.

    Стернберг выступает главным оппонентом концепций «hard way» (жесткий путь), как их обозначил Вернон. Стернберг критикует Айзенка за попытку свести интеллект к нейрофизиологическим показателям. С его точки зрения, корреля­ционный подход, основанный на соотнесении параметров когнитивных задач с оценками школьных достижений и данными тестирования интеллекта, также не оправдывает себя.

    ДРУГИЕ КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ

    Одним из часто упоминаемых вариантов «обыденного подхода» к интеллек­ту является модель X. Гарднера, давнего оппонента Р. Стернберга.

    Как и последний, Гарднер критикует «hard way» и трактует интеллект очень широко. Он считает, что можно говорить о множестве видов человеческого интеллекта. Главным методом изучения человеческого интеллекта, на его взгляд, является не эксперимент, не измерение и даже не опрос на предмет выявления «обыденных моделей», а наблюдение за естественным поведением индивидов в ходе лонгитюдного исследования. А тесты, интервью и прочие инструментальные методы пригодны лишь для измерения когнитивных навыков, мотивации и общей активности личности.

    Гарднер выделяет в качестве основных компонентов интеллекта, помимо традиционных (по Терстоуну): музыкальные способности, мотивацию, инициати­ву, сенсомоторные способности и т.д. В одной из последних своих работ он рассматривает 7 видов интеллекта:

    1. Лингвистический интеллект. Характеризуется способностью использо­вать естественный язык для передачи информации, а также стимулирова­ния и возбуждения (поэт, писатель, редактор, журналист).

    2. Музыкальный интеллект. Определяет способность исполнять, сочинять музыку и/или получать от нее удовольствие (исполнитель, композитор, музыкальный критик).

    3. Логико-математический интеллект. Определяет способность исследовать, классифицировать категории и предметы, выявлять отношения между сим­волами и понятиями путем манипулирования ими (математик, ученый).

    4. Пространственный интеллект — способность видеть, воспринимать и ма­нипулировать объектами в уме, воспринимать и создавать зрительно-про­странственные композиции (архитектор, инженер, хирург).

    46                                                                                  Глава 2

    5. Телесно-кинестетический интеллект — это способность использовать двигательные навыки в спорте, исполнительском искусстве, ручном труде (танцовщик, спортсмен, механик).

    6. Межличностный интеллект. Обеспечивает способность понимать других людей и налаживать с ними отношения (учитель, психолог, продавец).

    7. Внутриличностный интеллект. Представляет способность понимать себя, свои чувства, стремления (психолог, поэт).

    Попыткой синтеза факторного и когнитивного подходов стала работа А. Де-метриу, А. Эфклидиса и М. Плачидова [20]. Авторы являются сторонниками мно­гофакторной теории личности Терстоуна. Их выводы основываются на многолет­нем лонгитюдном исследовании способностей большой группы испытуемых. В ходе психодиагностического исследования были применены тесты структуры интеллекта, а также задачи Ж. Пиаже.

    За основу классификации способностей были взяты три основных аспекта реальности, отражаемых психикой человека: физический, пространственный и символический. В результате была разработана шестифакторная модель способ­ностей:

    1-й фактор. Способность оперировать количественными отношениями. Индивид, обладающий высоким уровнем развития этой способности, успешно решает задачи с неисчислимыми множествами объектов, с подсчетом числа эле­ментов, входящих в состав объекта, использует метрические системы и опреде­ляет параметры и отношения между группами чисел. Формирование этой спо­собности происходит от 3 до 22 лет. Авторы выделяют 9 степеней ее развития: от непараметрического мышления — к многомерному параметрическому. Мак­симальную нагрузку по этому фактору имеют класссические задачи Ж. Пиаже на сохранение, понятие числа и пропорциональности.

    2-й фактор. Способность к. качественному анализу и формированию ка­тегорий и классификаций. Развитие происходит от 3 до 18 лет, имеет 7 ступе­ней: от доаналитической до многокритериальной. На первых стадиях индивид способен пользоваться одним критерием, затем несколькими разновременно и наконец — несколькими независимыми критериями одновременно.

    3-й фактор. Пространственная способность, ответственная за простран­ственную репрезентацию внешней среды. Пространственная способность раз­вивается с 3 до 13 лет и проходит в своем развитии шесть ступеней: от стати­ческих репрезентаций к динамическим, то есть поддающимся многократным пре­образованиям.

    4-й фактор. Способность к оценке причинно-следственных связей и от­ношений. Она проявляется в успешном формировании гипотез, планировании экс­периментов, установлении причинных зависимостей. Считается, что с 3 до 18 лет эта способность проходит шесть ступеней развития: от допричинного уровня к уров­ню проверки гипотез.

    Общие интеллектуальные способности                                                     47

    5-й фактор. Вербальный. Он характеризует способность к установлению семантических связей. С 3 до 18 лет способность развивается от уровня простых суждений к логическому выводу на основе формальных и содержательных пра­вил, проходя шесть ступеней.

    6-й фактор. Вслед за Стернбергом авторы назвали его метакогнитивным. В него входят чувства, идеи, знания, опыт, а также способность реалистически оценивать себя, способность регулировать свое поведение, то, что называется «жи­тейской мудростью». Эта способность развивается на протяжении всей жизни.

    Факторы неортогональны, хотя, по мнению авторов, развиваются на протяже­нии времени параллельно и относительно независимо друг от друга.

    Крупные исследования, которые воспроизводили бы результаты, полученные Деметриу, или опровергали бы эту модель, мне неизвестны.

    КОНЦЕПЦИЯ МЕНТАЛЬНОГО ОПЫТА М. А. ХОЛОДНОЙ

    В российской психологии не слишком много оригинальных концепций ин­теллекта как общей способности. Одной из таких концепций является теория М. А. Холодной, разработанная в рамках когнитивного подхода (рис. 12).

    свойства интеллектуальной личности

    ментальная репрезентация

    ментальное пространство

    ментальные структуры

    Рис. 12. Соотношение основных понятий, описывающих интеллект в терминах теории «ментального опыта»

    Суть когнитивного подхода заключается в редукции интеллекта к свойствам отдельных познавательных процессов. Менее известно другое направление, кото­рое сводит интеллект к особенностям индивидуального опыта (рис. 13).

    Отсюда следует, что психометрический интеллект является неким эпифено­меном ментального опыта, в котором отражаются свойства структуры индиви-

    Г

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    конвергентные способности

     

     

     

     

    крвати

    вность

     

     

     

     

    обучаел

    иость

     

     

     

     

    познавал сти

    тльные ли

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    уровн

    ювые

     

     

    -

    беап

    ость

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    когнит

    ивные

    CQOU

    интеп

    Текта

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    -

    имппиц

    итная

     

     

     

     

    cmL

    ти

     

     

     

     

     

     

     

     

    оригинал

    пьность

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    комбина

    торные

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    интеллек

    туапные

    свои интеп

    ства тпекта

     

     

    -

    eocnpuuh

    мивость

     

     

    L

    эксппии,

    итная

     

     

     

     

    cmi.

    ти

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    процесс

    уальные

     

     

    \—

    метафо

    ричность

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    эпистемог

    югические

    интег

    •текта

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    cm

    или

    предпочтения

    убеждения

    умонастроения

    непроизвольный интеллектуальный контроль

    произвольный - интеллектуальный -контроль

    метакогнитивная осведомленность

    открытая познавательная позиция

    понятийные психические структуры

    когнитивные схемы

    архетипические структуры

    Рис. 13. Модель психологического устройства интеллекта, иллюстрирующая особенности его структурной организации с точки зрения состава и строения ментального опыта субъ­екта (по М. А. Холодной [23])

    Общие интеллектуальные способности       49

    М А Холодная

    дуальных и приобретенных знаний и когнитивных операций (или же «продук­ций» — единиц «знание — операция»). За пределами объяснения остаются сле­дующие проблемы: 1) какова роль генотипа и среды в детерминации структуры индивидуального опыта; 2) каковы критерии сравнения интеллекта разных лю­дей; 3) чем объяснить индивидуальные различия в интеллектуальных достиже­ниях и как эти достижения прогнозировать.

    Определение М. А. Холодной таково: интеллект по своему онтологическому статусу — это особая форма организации индивидуального ментального (ум­ственного) опыта в виде наличных ментальных структур, прогнозируемого ими ментального пространства и строящихся в рамках этого пространства менталь­ных репрезентаций происходящего [23, с. 165].

    Содержание понятия «ментальный опыт» в основном соответствует содер­жанию понятия «кристаллизованный интеллект» по Кэттеллу и понятия «опера­циональные механизмы способностей» по В. Д.Шадрикову.

    В структуру интеллекта М. А. Холодная включает подструктуры когнитив­ного опыта, метакогнитивного опыта и группу интеллектуальных способностей.

    На мой взгляд, метакогнитивный опыт имеет явное отношение к регуляторной системе психики, а интенциональный — к мотивационной системе.

    Собственно интеллектуальными следует считать блок способностей и блок когнитивного опыта.

    Как это ни парадоксально, но практически все сторонники когнитивного подхода к интеллекту расширяют теорию интеллекта за счет привлечения внеинтеллектуальных составляющих (регуляция, внимание, мотивация, «метакогниции» и т. д.). По этому пути идут Стернберг и Гарднер. Аналогично рассуждает и М. А. Холодная: нельзя один аспект психики рассматривать в отрыве от дру­гих, без указания на характер связи. В структуру когнитивного опыта включают­ся способы кодирования информации, понятийные психические структуры, «архетипичные» и семантические структуры.

    Что касается структуры интеллектуальных способностей, то она включает в себя: 1) конвергентную способность — интеллект в узком значении термина (уровневые свойства, комбинаторные и процессуальные свойства); 2) креатив­ность (беглость, оригинальность, восприимчивость, метафоричность); 3) обучае­мость (имплицитная, эксплицитная) и дополнительно 4) познавательные стили (когнитивные, интеллектуальные, эпистемологические).

    Наиболее спорным является вопрос о включении когнитивных стилей в структуру интеллектуальных способностей.

    Понятие «когнитивный стиль» характеризует индивидуальные различия в способе получения, переработки и применения информации. X. А. Виткин, осно­воположник концепции когнитивных стилей, специально пытался сформировать критерии, отделяющие когнитивный стиль и способности. В частности: 1) когни­тивный стиль — это процессуальная характеристика, а не результативная;

    2) когнитивный стиль — биполярное свойство, а способности — униполярное;

    3) когнитивный стиль — устойчивая во времени характеристика, проявляющаяся на всех уровнях (от сенсорики до мышления); 4) к стилю неприменимы оценоч­ные суждения, представители каждого стиля имеют преимущество в отдельных ситуациях [24].

    Список выделенных различными исследователями когнитивных стилей чрез­вычайно велик. Холодная приводит десять: 1) полезависимость — поленезависимость; 2) импульсивность — рефлексивность; 3) ригидность — гибкость когни­тивного контроля; 4) узость — широта диапазона эквивалентности; 5) ширина категорий; 6) толерантность к нереалистическому опыту; 7) когнитивная про­стота — когнитивная сложность; 8) узость — широта сканирования; 9) конкрет­ная — абстрактная концептуализация; 10) сглаживание — заострение различий.

    Не вдаваясь в характеристику каждого когнитивного стиля, замечу, что поленезависимость, рефлексивность, широта диапазона эквивалентности, когнитив­ная сложность, широта сканирования и абстрактность концептуализации значи­мо и положительно коррелируют с уровнем интеллекта (по тестам Д. Равена и Р. Кэттелла), а поленезависимость и толерантность к нереалистическому опыту связаны с креативностью.

    Рассмотрим здесь лишь наиболее распространенную характеристику «полезависимость—поленезависимость». Полезависимость впервые была выявлена в экспериментах Виткина в 1954 году. Он исследовал влияние зрительных и про-приоцептивных стимулов на ориентировку человека в пространстве (сохране­ние испытуемым своего вертикального положения). Испытуемый сидел в за­темненной комнате в кресле. Ему предъявлялся на стене комнаты светящийся

    стержень внутри светящейся рамки. Стержень отклонялся от вертикали. Рамка изменяла свое положение независимо от стержня, отклоняясь от вертикали, вме­сте с комнатой, внутри которой сидел испытуемый. Испытуемый должен был привести стержень в вертикальное положение с помощью рукоятки, используя при ориентации либо зрительные, либо проприоцептивные ощущения о степени своего отклонения от вертикали. Более точно определяли положение стержня испытуемые, опиравшиеся на проприоцептивные ощущения. Эта когнитивная особенность и была названа поленезависимостью.

    Затем Виткин обнаружил, что поленезависимость определяет успешность вычленения фигуры из целостного образа. Поленезависимость коррелирует с уровнем невербального интеллекта по Д. Векслеру.

    Позже Виткин пришел к выводу, что характеристика «полезависимость— поленезависимость» является проявлением в восприятии более общего свой­ства, а именно «психологической дифференциации». Психологическая дифферен­циация характеризует степень ясности, расчлененности, отчетливости отражения реальности субъектом и проявляется в четырех основных сферах: 1) способно­сти к структурированию видимого поля; 2) дифференцированности образа свое­го физического «Я»; 3) автономии при межличностном общении; 4) наличии специализированных механизмов личностной защиты и контроля моторной и аффективной активности.

    Для диагностики «полезависимости—поленезависимости» Виткин предло­жил использовать тест «Встроенных фигур» Готтшальда (1926), переделав чер­но-белые картинки в цветные. Всего тест включает 24 пробы с двумя карточка­ми в каждой. На одной карточке сложная фигура, на другой — простая. На каждое предъявление отводится 5 мин. Испытуемый должен как можно быстрее обнаружить простые фигуры в структуре сложных. Показателем является сред­нее время обнаружения фигур и число правильных ответов.

    Нетрудно заметить, что «биполярность» конструкта «полезависимость—поле-независимость» не более чем миф: тест является типичным тестом достижений и сходен с субтестами перцептивного интеллекта (фактор Р по Терстоуну).

    Неслучайны высокие положительные корреляции поленезависимости с дру­гими свойствами интеллекта: 1) показателями невербального интеллекта;

    2) гибкостью мышления; 3) более высокой обучаемостью; 4) успешностью ре­шения задач на сообразительность (фактор «адаптивная гибкость» по Дж. Гилфорду); 5) успешностью использования предмета неожиданным образом (зада­чи Дункера); 6) легкостью смены установок при решении задач Лачинса (плас­тичность); 7) успешностью переструктурирования и переорганизации текста.

    Поленезависимые хорошо учатся при внутренней мотивации учения. Для их успешного обучения важна информация об ошибках.

    Полезависимые более общительны.

    Существует еще множество предпосылок для того, чтобы рассматривать «полезависимость—поленезависимость» как одно из проявлений общего интел­лекта в перцептивно-образной сфере.

    Когнитивный подход, вопреки своему наименованию, приводит к расшири­тельной трактовке понятия «интеллект». В систему интеллектуальных (когни­тивных по своей природе) способностей разные исследователи включают много­численные дополнительные внешние факторы.

    Парадокс состоит в том, что стратегия адептов когнитивного подхода при­водит к выявлению функциональных и корреляционных связей с другими (вне-когнитивными) свойствами психики индивида и в конечном счете служит умно­жению исходного предметного содержания понятия «интеллект» как общей ког­нитивной способности.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Пономарев Я. А. Психология творчества. М.: Наука, 1976.

    2. Полани Л. Личностные знания. М.: Наука, 1986.

    3. Голубева Э. А. Способности и индивидуальность. М.: Прометей, 1993.

    4. Способности и склонности. М.: Просвещение, 1989.

    5. Tompson J. Intelligence //P. McQuffin, M. F. Shanks, R. Q. Holdson (eds). The scientific principles of psychology. N.Y. Gune & Stratton.1984.

    6. Sternberg P. Y. Inside intelligence // American scientist. 1986. Vol. 74, № 2. P. 137-143.

    7. Холодная М. А. Существует ли интеллект как психическая реальность? / / Вопросы психологии. 1990. № 5. С. 125.

    8. Харман Д. Факторный анализ. М.: Финансы и статистика, 1973.

    9. Eysenck Н. J.. Eysenck M. W. Personality and individual differences. A natural science approach. N.Y.—London: Plenum Pr., 1985.

    10. Thurstone L. L., Thurstone T. G. Factorial studies of intelligence//Psychometric Mono­graphs. 1941. № 2.

    11. Kelly Т. L. Crossroads in the Mind of Man: A Study of Differentiable Mental Abilites. Stanford, 1928.

    12. Guilford J. P., Hoepfner R. The analysis of intelligence. N.Y., 1971.

    13. Cattell R. B. Abilities: their structure, growth and action. Boston: Houghton Mifflin com­pany, 1971.

    14. Vernon P. E. The structure of human abilities. N.Y.: Wiley, 1950.

    15. Wechsler D. The measurement and appraisal of adult intelligence. Baltimore: Williams and Wilkins, 1958.

    16. Особенности развития близнецов. Под ред. Г. К. Ушакова. М.: Медицина, 1977.

    17. Bert С. The structure of mind: a review of the results of factor analysis // British Journal of Educational Psychology. 1949. № 19. P. 49-70.

    18. Стернберз Р. Д. Триархическая теория интеллекта / / Иностранная психология. 1996. №6. С. 54-61.

    Общие интеллектуальные способности                                                     53

    19. Resnik L. В. (ed.) The nature of intelligence. N.Y., 1976.

    20. Sternberg R. J. Successful Intelligence. A Plume Book N. Y., 1997.

    21. Gardner H. Frames of mind. The theory of multiple intelligencies. N.Y..Basic Sucks. 1983.

    22. Demetriou A., Efklides A., Platsidou M. Tne architecture and dynamics of developing mind. Monographs of the Society for Research in Child Development. 1987. Vol. 58, 5-6, serial № 234.

    23. Холодная M. А. Психология интеллекта: парадоксы исследования. Москва—Томск, 1996.

    24. Холодная M. А. Когнитивные стили как проявление своеобразия индивидуального интеллекта. Киев,1990.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы:  1.  2.  3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.