Послесловие - Психология общих способностей - Дружинин - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.

    Послесловие

    При подготовке второго издания мне приходилось подавлять в себе желание включить в книгу материал, в той или иной мере относящийся к проблемам психологии общих способностей, а именно: результаты изучения специальных способностей (математических, музыкальных, литературных и т. д.), эксперимен­тальные данные и теории из общей психологии интеллекта, огромный массив информации, касающейся так называемых развивающих программ и т. д. Разуме­ется, объем книги увеличился бы и, может быть, повысился интерес к ней у потен­циальных читателей. Но во многих вопросах я не являюсь специалистом, то есть не проводил собственных исследований.

    Ряд проблем, касающихся влияния семейной среды (стилей воспитания, отно­шений ребенка к родителям и родителей к детям и т. д.), освещен во втором издании монографии «Психология семьи», которая должна выйти (я все еще наде­юсь) в издательстве «Юрист». Дублирование содержания мне показалось неуме­стным. Теория и практика конструирования тестов интеллекта, креативности и тестов достижений рассмотрена в многочисленных монографиях, учебниках и справочниках.

    Однако на некоторых проблемах, не нашедших полного отражения в этой книге, я хочу остановиться хотя бы в заключении.

    Если не брать в расчет проблему секса и любви, интеллект и способности — наиболее социально значимые феномены, затрагивающие самолюбие каждого че­ловека. Неслучайно огромный общественный и политический резонанс имеют популярные статьи, а также монографии ученых, работающих в области, которую можно условно назвать социологией интеллекта.

    Идея о неравномерном распределении способностей в различных слоях об­щества, как известно, принадлежит Ф. Гальтону, выдвинувшему теорию интеллек­туального элитаризма. Последней по времени крупной публикацией, взбудора­жившей умы по обе стороны Атлантического океана, стала монография Ричарда Хернстайна и Чарльза Мюррея «Кривая колокола. Интеллект и классовая струк­тура американского общества».

    Авторы основываются на психометрической теории интеллекта. Книга посвя­щена анализу различий показателей IQ у различных социальных и этнических групп. Мюррей и Хернстайн вводят понятие «когнитивный класс» — социальная

    знем интеллекта к сложной деятельности страта, обладающая определенным ур       ^ серьезным экономическим и <ac-сивов измерении интеллекта у америк,'          -                       > у

    разных этнических групп, проживаюи»              „,,         „,„. , та

    интеллекта значимо различается. В ч?7- чт0 с начала ^ годов в США ^"ия обнаружены между белыми (х = 105) ,'лектуальному критерию. В нем выделяв

    Латинской Америки, Мексики и Пуэр!™ и низким "З- Известно явление ассс^ ние по средним значениям IQ. Достове^ь в брак с партнерами близкого уров^, ние средних значений IQ над белыми 'интеллекта очень велика (50-80/о по р,^_ Восточной Азии, живущие в США. Ли^я замкнутые элита и низшая каста. ^ евреи-ашкенази, не отличается от них™ 101 У молодых людей, поступающие

    Причем группа афроамериканцев, (ан с ^Ш™ повышением среднего инт^ ется от группы белых с таким же уро^блюдается в последние 60-70 лет. пое^ ни в университетских достижениях, [ия и- следовательно, доля лиц с высш^ уровню доходов. То есть не может ^компаний возросла в семь раз.       ^у признаку. Наоборот, складывается си^ американское общество на пять класса

    индивида, независимо от расовой присоким интеллектом. В США их проживэб-ществе.

    По данным Мюррея и Хернстайна, им интеллектом. Их в США — 50 мля живущих на государственное пособие (                                  ш-ков, малообразованных, наркоманов и •                                  му «позитивных действий», которая приво;                                  зв, у лиц белой расы при уровне интеллек                                  ас, сегодня меньше шансов для социально

    Дискриминация с «обратным знаке                                  1ет новые: привлечение лиц с низким ypol                                  ги, требующей ответственных решений, псо­циальным проблемам,              овнем интеллекта. Анализ огромных м<

    Мюррей и Хернстайн констатируканских граждан привел их к выводу, чтс^б-ство расслаивается на страты по интелх в США, среднее значение коэффициензт-ся две малочисленные группы с высогастности, наиболее достоверные различ^Р-тативности: люди предпочитают встут афроамериканцами (х = 85). Выходцы ня интеллекта. Поскольку наследуемость го-Рико занимают промежуточное поло^з-личным данным, см. главу 3), то созда»рно установлено, что небольшое превьш

    За последние 20-40 лет вырос сре.имеют выходцы из Японии, Китая и Ю^ в колледж. Во многом этот эффект свя31ь одна группа белого населения, а имензл-лекта в популяции, такая тенденция н по средним значениям IQ.           ibi-силась значимость высшего образоваьчей IQ превышает 110 баллов, не отли»им образованием в руководстве крупных знем интеллекта, ни в школьных успех;

    Хернстайн и Мюррей поделили бс(ни в творческой продуктивности, ни эв:

    _-   ,-_  ,—, _             >ыть речи о дискриминации по расово,—

    1. IQ - 125 - 150_ Лица с очень вы^    ^ ^ ^^      ^ интеллек167

    12,5 млн, или 5 /о от популяции^ ад^ности, определяет его успех в с„,

    2. IQ = 110-125. Лица с высок              '           -       лн

    (20%).

    среди черного населения США выше до безработных, низкооплачиваемых рабоп г. д. Правительство США ввело програм дат к расизму наоборот: по данным автор( :та, равном с представителями других р. iro и профессионального продвижения.

    3. IQ = 90 — 110. Лица с нормальным интеллектом. Их в'США — 125 млн (50%).

    4. IQ = 75 - 90. Лица с низким интеллектом. В США проживает 50 млн (20%).

    5. IQ = 50 - 75. Лица с очень низким интеллектом. В США их 5%, или 12,5 млн.

    Обособляющаяся от остального общества интеллектуальная элита играет все большую роль в американском обществе (политика, бизнес, наука), исключение составляют лишь сфера искусства и спорт.

    Слой «бедных» (по критериям США) состоит из 4-й и 5-й групп. Бедность порождает бедность: у ребенка бедняка шансов самому стать бедным в 6 раз больше, чем у ребенка богатых родителей. Казалось бы, интеллект здесь ни при чем и все дело в социальном положении. Но роль IQ перевешивает влияние социально-экономического статуса родителей. Оказалось, что дети у родителей с низким IQ в 15 раз чаще становятся бедняками, чем дети родителей с высоким IQ. Среди них больше безработных, бросивших школу, преступников-рецидивис­тов и наркоманов. У преступников-рецидивистов средний IQ еще ниже, чем у других лиц, совершивших преступления.

    Помимо интеллектуального расслоения общества, наблюдаются и другая тен­денция. Женщины с высоким IQ (1-я и 2-я группы) рожают меньше детей, чем женщины с низким IQ. Последние часто заводят внебрачных детей еще в школь­ном возрасте и живут на пособие.

    Тем самым относительная численность «высших интеллектуальных классов» снижается, а «низших интеллектуальных классов» — растет.

    По мнению Мюррея и Хернстайна, федеральные программы «равенства классов» реализуют стратегию «расизма наоборот». Лишь 0,1% ассигнований из средств, вы­деляемых на обучение в США, идет на программы работы с одаренными и талантли­выми детьми. На помощь отстающим школьникам расходуется 92% всех средств. Это приводит к падению уровня американского школьного образования. Сегод­няшние школьники не способны решить задачи, с которыми справлялись их пят­надцатилетние сверстники 100 лет назад. Более того, средний IQ у афроамериканцев, поступивших в университеты, был ниже, чем у белых студентов, поскольку программа «позитивных действий» предусматривает для последних более высо­кий проходной балл. Система привилегий для «расовых меньшинств» действует и при приеме на работу. Никаких проблем такой подход не решает, а создает еще один латентный и неконтролируемый источник расовой напряженности.

    После выхода книги в свет авторы подверглись политическим нападкам, по­скольку высказанные в ней мысли задевали «расовые чувства» и служили осно­ванием сокращения ассигнования на социальные программы.

    Американские психологи опубликовали в одном из номеров Wall Street Jour­nal (13 декабря, 1994 ) открытое письмо, содержащее 25 тезисов, в которых они дали оценку книга «Кривая колокола» и полемизировали с журналистами, весьма

    вольно толковавшими результаты исследований Мюррея и Хернстайна. Они констатировали существование индивидуальных различий в уровне интеллекта, привели определение интеллекта, оценили применимость тестов для измерения IQ. Несмотря на то что кривые распределения IQ у представителей различных этносов и рас перекрываются, существуют значимые различия средних значе­ний: и выходцев из Восточной Азии и евреев они выше, чем у представителей белого населения, у выходцев из Южной Америки и афроамериканцев — ниже.

    Показатель IQ коррелирует с уровнем доходов и социальным статусом. Тен­денций к сглаживанию различий в уровне IQ между различными группами не наблюдалось (по крайней мере, последние 20-30 лет). Авторы письма высказыва­лись против принятия политических решений или решения о запрете тех или иных программ на основе данных научных исследований. Исследования помогают лишь оценить вероятность успеха и побочные результаты достижения соци­альных целей с помощью тех или иных средств, но не формировать цели социаль­ной политики.

    Последней крупной публикацией, посвященной проблемам, поднятым в книге Мюррея и Хернстайна, стала статья «Интеллект: известное и неизвестное», опуб­ликованная в органе Американской психологической ассоциации American psychologist (№ 2, февраль, 1996). Авторы публикации, признанные специалисты по интеллекту: У. Найсер, Н. Броди, Дж. Пломин, Р. Стернберг и др. подробно излагают основные теории интеллекта, данные факторного анализа, приводят ана­лиз тестов, результаты психогенетических исследований и т. д. Они очень осто­рожны в выводах.

    В свою очередь, эта статья вызвала оживленную дискуссию на страницах журнала и ряд последующих выступлений в популярных изданиях.

    С моей точки зрения, высокая социальная значимость исследований только вредит им, особенно на их начальной теоретической фазе, когда требуется сме­лость теоретических обобщений.

    Наука делается по недосмотру начальства. Так было во все времена и у всех наций. Только последствия для исследователей были разные. В качестве примера обращусь к истории нашего отечества и советской психологической науки. Наи­более полно и объективно этот вопрос рассмотрен в статье Н. С. Курека «Педо­логия и психотехника о нравственном, интеллектуальном и физическом уровне развития населения СССР в двадцатые годы» (опубликован в Психологическом журнале, №3, 1997).

    Еще до 1917 года исследователи отмечали низкий уровень интеллекта у рос­сийских детей. Наблюдения В. П. Щербинина (1906) показали, что не менее двух третей школьников отягощены невро- и психопатологической наследственно­стью, плохо учатся, у них плохая наблюдательность, слабая воля и неустойчивое настроение.

    Но после 20-х годов исследования психологов, свидетельствующие о низком уровне интеллектуального развития населения СССР, касались не только детей, но

    и взрослых, причем анализировались данные, полученные на разных социальных и этнических выборках.

    Главные выводы этих исследований: 1) низкий (в среднем) уровень раза! представителей среднеазиатских народов; 2) отставание в среднем уровне интеллектуального развития представителей крестьянско-пролетарской части н ления от представителей «бывших эксплуататорских классов»; 3) общее отставание среднего уровня интеллекта советских детей от уровня среднего значения американских и немецких детей.

    Не будем здесь касаться проблем этнических (результаты исследованияных изложены в статье Н. Курска), упомяну лишь, что по данным Н. Н. Шпильре полученным в 1923 году при исследовании студентов Коммунистического -1тия университета трудящихся Востока, уровень вербального интеллекта евреев и слг чи­не различался, но был выше, чем у башкиров и татар,                    зсе-

    Несколько слов об исследованиях представителей разных социальных сл^з-проводившихся в 20-30 годы. Е. В. Гурьянов, А. А. Смирнов, М. В. Соколе" ^Q П. А. Шевырев в 1928-1929 годах обследовали с помощью теста Бине—TspN детей 8,5-11,5 лет, живущих в Московской области. Оказалось, что среднее и3" чение IQ советских школьников было на 7% ниже, чем у их американских (mh&, стников. Дети служащих (73 ребенка) превосходили по уровню интеллекта д^™-рабочих (141 ребенок) и тем более — детей крестьян (200 детей). Аналогич^"" данные были в то же время получены харьковским психологом М. Сыркиш

    В принципе эти результаты не противоречили данным американских и068'

    мецких психологов.

    зв и

    Результаты обследования живущих в СССР рабочих, крестьян и служат"3 совпадают с результатами, полученными на детской выборке. Они открове3113' противоречат господствующей идеологии. Поэтому педологи и психотехн^Р" были обвинены в «извращениях». Исследования общих способностей населе^611 в нашей стране не возобновлены до сих пор, что в очередной раз свидетельс""6 ет об эфемерности преобразований в российском обществе.              эш-

    Если в США большим вниманием правящих кругов пользуются дети с i He-блемами умственного развития, то в нашем отечестве Министерство образ ния более благосклонно к интеллектуально и творчески одаренным детям. щих

    С 1997 года действует программа «Одаренные дети» в рамках президенте'™0 программы «Дети России». Проблема детей, рано проявляющих общие и сш"™ альные способности, — особый момент, на котором я также хочу остановить!"1151 заключении.                                                        ^У'

    Детская одаренность определяется как высокий и сверхвысокий уровень вития способностей ребенка, проявляющийся в очевидных выдающихся дости1?0' ниях в той или иной сфере деятельности.                              ова"

    От одаренных отличают талантливых детей, тех, результаты деятельности торых уже имеют социальную значимость.                             

    По мнению В. С. Юркевич, кроме очевидной одаренности существуют та^"" скрытая и потенциальная форма одаренности.                        

    Ребенок со скрытой формой одаренности проявляет свои способности в не­регламентированных формах деятельности (то есть вне школы, детского сада и т. д.), и его выдающиеся достижения не привлекают внимания педагогов, психологов, а порой и родителей.

    Потенциальная одаренность — нечто иное. Ребенок может иметь выдающие­ся способности к какой-то сфере деятельности, но не сталкивается с ней в своей жизни и его одаренность может оставаться непроявленной — потенциальной.

    Впервые внимание ученых к одаренным детям было привлечено в XVIII-XIX веках в связи с феноменом вундеркиндов. Необычно высокий уровень твор­ческих достижений был продемонстрирован в ранние годы музыкантами (Мо­царт, Лист, Прокофьев, Шостакович), математиками (Паскаль, Лейбниц, Винер, Ви­ноградов, Боголюбов), поэтами (Грибоедов, Пушкин, Лермонтов, Бродский), учеными-естественниками (Сеченов, Фрейд, Пиаже).

    Существует одна любопытная закономерность: специальные способности про­являются раньше, чем общие. Возможно, что дело не в проявлении, а в ранней социальной востребованности специальных способностей (музыкальных, шахмат­ных и пр.), а для проявления интеллекта и общей креативности на социально значимом уровне требуется пройти длительный процесс социализации и включе­ния в соответствующие сферы человеческого общения и деятельности. К тому же у исключительно одаренных детей, чей уровень интеллекта превышает 160 баллов (по тесту Стэнфорд—Бине), возникают проблемы при взаимодей­ствии со сверстниками и взрослыми. По мнению Л. Хочелингуарт, оптимальный интеллект для социальной адаптации равен 125-155 баллам.

    Обширная литература посвящена личностным особенностям одаренных де­тей, но проблема остается до сей поры запутанной. Одной из особенностей разви­тия интеллектуально одаренных детей является дисинхрония развития психиче­ских функций, а именно отставание в развитии моторики и эмоциональная незре­лость по сравнению с другими детьми того же возраста. Одаренные дети с трудом воспринимают абсолютную обязательность выполнения «условных» культурных норм общения, поскольку их невозможно обосновать логически.

    Ясно, что одаренный ребенок — личность, во многом отличающаяся от всех прочих детей. Одаренные дети требуют особого психолого-педагогическото подхо­да при обучении и социализации.

    Большинство существующих тестов общих способностей не предназначалось при своем конструировании для выявления одаренных детей (исключения особые формы тестов Кэттелла, Равена). Посему требуется большая и кропотливая работа в области психодиагностики детской одаренности. Не меньше вопросов возникает и при обучении одаренных детей в школе: создавать ли для них особые условия обучения и учебные программы, на основе каких принципов комплектовать учебные группы и т. д.

    Над концепцией детской одаренности и системой психолого-педагогических методов работы с одаренными детьми работал коллектив крупнейших отече­ственных психологов, в состав его входят А. В. Брушлинский, Д. Б. Богоявленская, Н. С. Лейтес, Ю. Д. Бабаева, В. С. Юркевич, М. А. Холодная, Д. В. Ушаков, А. В. Матюшкин и другие исследователи (она опубликована в книге «Рабочая концепция одаренности». М.: Министр, 1998).

    К моменту выхода этой книги из печати, я надеюсь, уже будут опубликованы многие руководства из серии «Одаренные дети».

    И наконец, несколько слов об исследовательской программе выявления фак­торов социальной микросреды на развитие способностей детей, реализуемой со­трудниками Института психологии РАН.

    К сожалению, простая констатация «ведущей роли культурных факторов» в развитии общих способностей ничего не дает ни науке, ни практике. Ритуальные словесные формулы адептов «культурно-исторической психологии» уже давно вошли во все психологические учебники, как наши, так и зарубежные. Но пробле­ма в том, какие же факторы культурно-социальной среды и каким образом вли­яют на культурное развитие способностей ребенка? Психология развития начина­ется там, где кончается психогенетика, но без психогенетической подоплеки все рассуждения о культурной детерминации психических функций повисают в воз­духе. Также и роль среды в формировании способностей при психогенетическом исследовании будет выявлена, если при планировании учесть основные парамет­ры среды. Речь идет о взаимодействии ребенка с его ближайшем окружением: семьей, сверстниками, учителями, другими взрослыми и детьми.

    Для примера, который может иллюстрировать отношение интеллекта и куль­турных влияний, я приведу результаты одного исследования.

    Оно принадлежит Вивату Воравонгу, тайскому психологу. Мы пытались выяс­нить, как уровни общего интеллекта учителя и ученика влияют на их взаимоотно­шения. Было проведено кросскультурное исследование в течение 1995-1997 го­дов на российской (Москва) и тайской (Бангкок) выборках. Применялся культур­но свободный тест интеллекта Кэттелла и специально сконструированные тесты для определения эмоциональных отношений.

    Основные результаты исследования представлены на рис. 60 и 61.

    Легко заметить следующие закономерности: при низком уровне интеллекта (как учителей, так и учеников) типы эмоционального отношения в российской и тайской культурных выборках не различаются. Культуральные различия в отно­шениях проявляются лишь на выборках испытуемых, обладающих высоким уров­нем интеллекта.

    Можно более жестко сформулировать вывод: носителями национальной куль­туры являются лица с высоким уровнем интеллекта, и именно при сравнении таких групп проявляются все этнокультурные различия. Общий интеллект обес­печивает успешное овладение культурой, в том числе — национальной: умные российские учителя более дифференцированно подходят к учащимся, для интел­лектуального тайского учителя все ученики — одинаковы, ибо важнее в этой культуре роль и ее точное исполнение, а не индивидуальные особенности испол­нителя.

    Формально-числовой фактор

    частота контактов

    Эксплицитная обучаемость

    «Кристалли­зованный» интеллект

    Рис. 62. Схема социального взаимодействия ребенка с социально значимым взрослым

    Я надеюсь, экспериментальные результаты, полученные сотрудниками и аспи­рантами лаборатории Института психологии РАН, позволят в ближайшем буду­щем создать концепцию социально-средовой детерминации развития общих спо­собностей (обощенные результаты схематически отображены на рис. 63 и в табл. 29).

    По воле, а отчасти помимо воли автора, в содержании книги отражены не столько конечные результаты, сколько многочисленные противоречащие друг дру­гу концепции, методические подходы, гипотезы — наука в движении.

    К счастью, конечная цель этого движения не определена и неопределима. И у каждого исследователя в психологии способностей есть шанс оказаться правым. На какое-то время.

    Рис. 63. Схема развития общих способностей

    Таблица 29. Классификация общих способностей

    ^^

    «Умствен

    •шая энергия» (общий с

    >актор)

    ^«,

    Интеллект

    Креативность

    Обучаемость

    Геном > Среда

    «Текучий»

    Потенциальная

    Имплицитная

    Среда > Геном

    «Кристаллизованный»

    Актуальная

    Эксплицитная

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 16      Главы: <   9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.