Глава 1.   Теоретико-методологические проблемы психотравматологии - Психотравматология- Кровов В.М. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.

    Глава 1.   Теоретико-методологические проблемы психотравматологии

    1.1 Основные цели и задачи психотравматологии. Структура и основные направления психотравматологии. Основные категории, понятия, концепция.

    Психические расстройства в силу их высокой социальной значимости представляют для общества серьезную проблему. Современная жизнь человека с ее повышенным ритмом жизни, информационными перегрузками, столкновением с усложнением производственных технологий, урбанизацией, многообразием интерперсональных контактов, повышением частоты микросоциальных конфликтов и возрастанием требований к психике человека (повышается требование к большей подвижности и напряженности психических процессов), сопровождается высоким уровнем психической травматизации. Перед специалистами в области психического здоровья стоят задачи научного изучения изменений социальнопсихобиологических типов реагирования, психопатологических явлений: невротических реакций и состояний, посттравматических и социально стрессовых расстройств, депрессий, психосоматических и эндореактивных состояний, которые возникают от воздействия многих психобиосоциальных факторов.

    Человек изначально "вписан" в социальный мир (не может быть объяснен только "из природы"), его психическая патология может быть объяснена исходя из его взаимодействия с социумом (нет мира вне тех социокультурных форм, в которых он воспринимается и осмысляется нами). Его необходимо анализировать в контексте его взаимодействия с основными социальными структурами, определяющими условия существования; элементом и функцией которых он выступает.

    Социальная жизнь представлена как чередование двух основных состояний: а) состояние жизнедеятельности в упорядоченном и стабильном социуме, центры которого обеспечивают надежную защиту от сил хаоса, вытесненных за границу обустроенного мира; б) состояние периодической хаотизации социальной жизни при прохождении критических точек своего существования. Непосредственными механизмами усвоения норм и интернализации ценностей выступают стабилизирующие целостности всех типов, способы социализации и социального контроля, легитимированные в организации деятельности и в институционализации социальных процессов. В течение жизни человека, социум пребывает в состоянии постепенного (и непрерывного) наращивания своей сложности функций и дифференциации своих взаимозависимых частей.

    Социум (социальная система) представляет собой систему функционально взаимосвязанных переменных, исходно задающихся на уровне потребностей индивида и обеспечиваемых нормативно-ценностной системой права, культуры, обеспечивающих средствами и технологиями поддержания социального порядка, т.е. поддержания равновесия, устойчивости общества в целом и на каждом уровне и в каждой подсистеме его организации. Изменения одной части влекут за собой изменения в других его частях. Социум выработал каналы, по которым индивиду транслируются социокоды. Каналы социокодов традиционного типа жестко привязаны к возможностям и нуждам наличной социальности. ("...Теология – первая изобрела, внедрила, отработала подавляющую часть действующих и ныне моделей, форм, процедур, способов организации жизни индивидов и ее воспроизводства в смене поколений"). Социокодами реализуется: 1) повышение деятельности (отбор на эффективность); 2) регламентация поведения (через предписанные ритуалы), когнитивные установки 3) транслируемость «необходимых» знаний (через увеличение общей емкости социокода); 4) навязывание идеологии.

    Общество представлено всеми своими законами сразу - юридическими, религиозными, политическими, экономическими, законами, регулирующими любовь и труд, деторождение и брак, рабство и свободу, жизнь и смерть. Общество постоянно развивается. Организация социогенеза сопровождается переходами к качественно новым своим состояниям. Происходит это, как результат нарастания удельного веса неравновесных и нелинейных отношений (Пригожин И.,) в нем.

    Социальная система есть комплекс повторяющихся и взаимосвязанных процессов и состояний, а анализ любого процесса должен проводиться, соответственно, как часть исследования некоторой системы с "сохраняющимися границами".

    Для человека социализация (лат. socialis - общественный) - процесс операционального овладения набором программ деятельности и поведения, характерных для той или иной культурной традиции, а также процесс интериоризации индивидом выражающих их знаний, ценностей и норм. Организованные государственные (социальные) объединения, семья принуждают индивида не основывать свои убеждения на собственном мышлении, а присоединяться к тем, которые они для него предназначили. Человек принуждается к функционированию в ипостаси чьего-то инструмента исключительно под флагом лозунга индустриального освоения и покорения окружающей среды. Человек становится средством для достижения этой цели. Он вынуждается к деформации подлинных человеческих устремлений. Результатом социализации выступают индивидуальные вариации определенных личностных типов  и ролей. Их вариативность обусловлена многообразием конкретно-частных социальных ситуаций, различием врожденных психологических особенностей и задатков. Овладение (соответствующими санкционированными обществом) социальными ролями регулируется принципом "удовольствие - страдание" (Фрейд) и "торможение - субституция" (Парсонс Х.), непосредственный механизм приводимых в действие принципов является - вознаграждения или наказания. Психологическим механизмом выступает примерка индивидом на себя этих ролевых технологий: "подражание" (Тард Г.), "идентификация себя с другим" (Фрейд З.), "принятие роли другого" (Дж. Г. Мид), "имитация и идентификация" (Парсонс Х.).

    Социализация происходит путем целенаправленного воздействия на формирование личности (воспитание),  и в качестве объективного стихийно-спонтанного процесса трансформации индивидуального сознания в соответствующем социокультурном контексте. В каждой культурной традиции может быть выделен набор ключевых понятий, веер возможных интерпретаций который и задает в своих семантических пределах социально-психологические границы "индивидуальных вариаций индивидуального сознания" (Лавджоя А.,). Самые интимные поведенческие программы на деле оказываются продиктованными соответствующими культурными установками, являясь фактически результатом того или иного типа социализации.  В результате социализации осуществляется интернализация социализирующимся сознанием структуры референтной социальной общности (семьи по Парсонсу Х., или "коммуникативного сообщества" по Миду Дж.). Это задает особую структурную организацию сознания: наряду с имманентным его содержанием как источником спонтанности и специфичности реагирования на ситуацию ("Эго" у Фрейда З., "I" у Мида Дж.) оформляется и довлеющий внутренний блок контроля, репрезентирующий социальную норму и не допускающий отклонений от социальных эспектаций ("супер-Эго" у Фрейда З., "mе" у Мида Дж.). Функции социального контроля трансформируются из внешних во внутренние посредством формирования в сознании индивида интенции на рефлексивный самоконтроль. Человек, живя в обществе, оказывается в полной зависимости от стереотипов, ценностей, провозглашенных приоритетными в нем.

    Социализация индивида протекает в непосредственно семейной системе отсчета (больший удельный вес), предполагающей именной или профессионально-кастовый тип трансляции исторического опыта от поколения к поколению (в абстрактной универсально-логической форме). Субъекты находятся и объединяются в общем «образе действий» (в интерсубъективном мире все должны соучаствовать). Общий образ действий, проявляется как стандартно-типичные способы обмена в социуме, "санкционируется" пониманием на уровне организованностей знаков-символов, задающих определенные картины-модальности видения мира.

    Основные задачи организации социального воздействия определяются как обеспечение снятия "шумов", могущих исказить требуемое воздействие сообщений на поведение через как невосприятие предлагаемого смысла, так и через возможности его множественных интерпретаций, выходящих за допустимые границы. По определенным сценариям строятся стратегии обучения в рамках контролируемых (субъектами, институтами) социализационных программ, но с возможным акцентом на практиках, предотвращающих выработку собственной позиции, личностного отношения и т.д. блокировать навязываемый автоматизм социального поведения.

    Как процессуальный феномен социализация является стадиальной, соответствующие ей этапы выделены в процессе онтогенеза. В индивидуальной социализации зафиксировано три этапа ее осуществления (Мид Дж. Г.): 1) психогенетический, основанный на усвоении шаблонов удовлетворения потребностей и осуществляемый путем проб и ошибок; 2) образно-символический, основанный на образной системе, безусловно рефлекторно связанной с символами; 3) интеллектуально-концептуальный, в рамках которого культурная символика становится центральным механизмом управления поведением.

    В фокусе внимания исследователя оказываются факторы и условия жизни человека в условиях его конфликта с социумом (с дисгармонией мира оказывается имманентная дисгармония разорванного сознания). 

    На уровне "социальной тотальности" репрезентируются феномены индивидуального порядка. Индивидуальное обретает свое бытие, будучи репрезентированным в форме всеобщего, занимая свою структурную позицию в системе социальных отношений. В результате фрагментаризации социального поля происходит трансформация субъекта в самозамкнутую систему, лишенную своих органических связей с социальным окружением. 

    От индивида требуется экзистенциальный выбор в условиях тотального воздействия внешних сил, стремящихся превратить его в объект. Проявления подобной "стихии" не избирательны, но ее силы предъявляют свои требования к каждому индивиду.

    В психотравмирующей обстановке индивиды существуют в предельно экстремальных ситуациях, предполагающих актуализацию и самоактуализацию одновременно на границе и за пределами возможного. Они прорываются сквозь ограничения "социальных машин" и реализуют себя поперек жестких направляющих осей интегральных "псевдоструктур" социальности, в первую очередь, семьи.

    Реальная жизнь индивида складывается из многообразия возможных "перспектив" и систем социальных взаимодействий. По Дюркгейму основу социальной жизни составляют социальные факторы, не сводимые ни к экономическим, ни к психологическим, ни к физическим факторам действительности и обладающих рядом самостоятельных характеристик. Их главные признаки - объективное, независимое от индивида существование и способность оказывать на индивида давление - "принудительная сила". Говоря о значении социальных факторов в психогенезе и вообще в проявлении психического необходимо прояснить какие социальные факторы имеют значение. Представляется, что социальные факторы представлены в социальных фрагментах, которые в свою очередь имеют оси организующие направления бытия социума.

    Социум (общественное психическое) детерминирует развитие каждого индивида. При обращении к проблемам влияния социума на индивида в центре внимания оказываются проявления социальной многоликости, дифференцированности воздействия. Эти проблемы нагружены немалым этико-политическим смыслом и на сегодняшний день являются предметом серьезных споров. Нет общепринятого понимания, в чем  состоит и как расценивать конкретные формы влияния социальных факторов (систем представлений, практик повседневной жизни, материальных и идеальных проявлений жизнедеятельности окружающих людей), ведь формы социальной организации значительно различаются по степени подавления, ущемления качественного своеобразия жизни индивида. Делаются попытки обнаружения либо выработки некоего общего, всеми разделяемого принципа. В социуме фактически имеют место как случаи продуктивной организации взаимодействия (коммуникация), так и его отсутствия, обрыва с негативными последствиями. Существование многочисленных социальных факторов, одновременно проявляющихся в семье и окружающем индивида обществе, представляет проблему выделения самых существенных из них, которые создают серьезную помеху индивиду в его эффективном функционировании как части социальных систем. Необходимо изучение  обще социальных механизмов и принципов детерминирующих, регламентирующих деятельность индивида, входящего в системные социальные образования.

    Социализация индивида происходит через  дискурсивные практики. Выделение и изучение их воздействия даст углубление знаний. К дискурсивным практикам относятся: 1) диспозитив; 2) когнитивные практики; 3) дисциплинарность. Диспозитив (франц. dispositif – порядок, механизм) - термин, фиксирующий систему стратегических ориентиров целеполагания, имплицитно задаваемую характерным для того или иного социума комплексом "власти - знания", и выступающий матрицей конфигурирования культивируемых этим обществом практик. Диспозитив имплицитно конституируется в качестве гештальтного инварианта типовых для соответствующей культуры стратегий осуществления политической и когнитивной практик и может быть выявлен при анализе. Он воспроизводит в своем императиве сложившуюся в обществе конфигурацию осуществления власти, выступая глубинной матрицей конфигурирования властных отношений. Двусторонними отношениями детерминации диспозитив связан и с базовой стратегией для данного социума когнитивных практик, которые "в связи с ним возникают, но не в меньшей мере его и обусловливают" (Фуко). Диспозитив: стратегии силовых отношений, которые и поддерживают различные типы знаний (равно как и власти), как определенных социокультурных доминант, своего рода властных установок, задающих легитимизацию того или иного  типа рациональности и языка. В психиатрии изучаются виды воспитания, как одна из разновидностей диспозитива.

    Дисциплинарность (практики), дисциплина - совокупность процессов и результатов организации, структурации, социализации, институционализации теоретических знаниевых практик как предустанавливающих нормированный, санкционированный и легитимный порядок мышления и вытекающих из этого порядка действий (деятельности) в конкретных предметно-проблемных областях. В социальной жизни дисциплинарность истолковывается как фиксированная обязательность подчинения "всех" (социум, социальные общности и группы, индивиды) установленному порядку (нормам, правилам и т.д.), обеспечивающему организованность, структурированность, согласованность и ожидаемость взаимодействий внутри социальной целостности (как в ее статике, так и в ее динамике, процессуальности), что обеспечивается как "внешними" (принуждение), так и "внутренними" (интериоризация норм и т.д.) механизмами поддержания дисциплинарности в обществе.  Фактически дисциплинарность реализует универсально-понятийный социокультурный код работы со знаковой реальностью (через воплощение знания в тексты или акты речи как конечные фрагменты, формализующие смысл), теоретически "сжимая" информацию-знание благодаря его облечению в абстрактные формы (понятия, категории и т.д.) и обоснованию его отсылкой к всеобщему, абсолютному (генерирующему, порождающему).  Как механизм формирования индивидуальности дисциплина осуществляется посредством соответствующих механизмов:  а) структурирования пространства; б) кодировки деятельностей; в) организации генезисов. Дисциплина табулирует пространство "отгораживанием", результатом чего являются территории, пространства-заключения, такие как тюрьма, школа, завод, больница и т.д. Дисциплина помещает индивида в сеть отношений, приписывая каждому определенный ранг, включая его в определенную иерархию. Она использует темпоральность, время ею делится на повторяющиеся циклы (расписание занятий, распорядок дня) и все более детализируется, разбиваясь на все более короткие отрезки. Длительность (также становление, взросление, образование) распределяется на ряд последовательных отрезков (этапов, серий), в каждом из которых индивид принуждается к постоянным упражнениям, которые формируют определенные навыки, необходимые для перехода на следующий этап. Серии организованы по аналитической схеме от простого к сложному таким образом, чтобы сохранялась возможность постоянного контроля и вмешательства в формах исключения, разделения, наказания и т.д. Осуществляется контроль над производством дискурса: дисциплина делает явными только те дискурсивные события, которые произведены по правилам дисциплинарности, т.е.: 1) соответствуют правилам дискурса; 2) подчиняются дискурсивным ритуалам (квалификация, коммуникативная позиция, жесты и поведение, задающие "предполагаемую или вменяемую силу слов - их действие на тех, к кому они обращены, и границы их принудительной силы"); 3) принадлежат дискурсивным сообществам, в которых обеспечивается циркуляция дискурсов в "закрытых пространствах" и осуществляется их распределение таким образом, "чтобы их владельцы не оказались лишены своей собственности самим этим распределением"; и 4) социально присваиваются и закрепляются на макро- уровне общества посредством главным образом системы образования. В психиатрии как разновидности дисциплинарности изучаются виды деприваций, психогении.

    В общественном развитии, взаимодействуют четыре сферы: техно-, социо-, инфо- и психосфера, но решающую роль в волнообразном потоке изменений играет вторая из них.

    Взаимодействие развертывается между индивидом и социальной системой в пространстве символических образцов культуры. Оно - открытая система, реализующая четыре системные потребности: адаптацию, целеполагание, интеграцию и регуляцию. Взаимодействие задается в своеобразном поле как многомерно простроенное по координатам: 1) эмоциональность – нейтральность; 2) достижение – предписывание; 3) диффузность – специфичность; закрепляется в ролевых статусах. Каждому соответствует определенное ожидаемое поведение по культурой закрепленным, легитимированным нормативным образцам. Социум требует постоянного развития способностей, непрерывного образования, широкомасштабное мышления, подвигает индивида к граням новой жизни.

    Все психосоциальные последствия проистекают из действия взаимосвязанных принципов, программирующих поведение миллионов людей: специализации,  концентрации, максимизации и централизации. Социум обуславливает социальный, экономический, культурный и политический облик индивида.

    Сопряженные внутренние изменения социума, в определенный момент превышают допустимый для  индивида как динамической системы предел напряжения, вынуждают его как систему в целом перейти порог устойчивости. С этого момента возможно изменение направления дальнейшего развития индивида. Его состояние как психосоматической системы станет хаотичным или оно перейдет на новый, более дифференцированный и более высокий уровень упорядоченности.

    Психосоциогенез не может быть описан в виде процесса плавного развития, а осуществляется через противоречия и конфликты, которые укладываются в общую картину изменений, протекающих через некие интервалы, дискретности. Этот процесс можно уподобить потоку. В нем происходит изменение индивида, который вследствие этого и становится участником социализационных трансформаций.

    Институты социализации, а также структуры социальности носят принудительно-репрессивный характер по отношению к человеческому «Я.»  Человек оказывается доступен максимальному числу насильственных манипуляций со стороны социума. Социум детерминирует различные типы психосоциогенеза. Социокультурная детерминация - это регуляции, контроль и ограничения. Постоянно происходит социальная селекция индивидов по соответствующему критерию (работа, учеба и др.). "процедуры исключения", самой широко распространенной среди которых является элементарный запрет; привилегированное или исключительное право говорящего субъекта - здесь происходит действие запретов, которые пересекаются, усиливают друг друга, образуя сложную решетку, которая постоянно изменяется.

    Собственно предметом рассмотрения, должны быть социокультурные практики с их системами образцов-эталонов, оценок упорядочивающих психосоматические процессы и задающих (ставящих) рамки поведения индивида. В фокусе изучения оказываются по сути отсылающие друг к другу системы означений, маркирующие социокультурное пространство и позволяющие типологизировать манифестирующих свое отношение к тем или иным знакам  индивидов. Исследование призвано описать механизмы социокультурной обусловленности "ущербности мировоззрения" и природу ограничений, накладываемых социумом, выявить те цели (программы), которые являются в каждом из  патологических дискурсов и в их совокупности показать реальные механизмы доминирования тех или иных типов дискурсов как проявлений конкретного социума. Все области человеческого бытия всегда определены друг по отношению к другу (как и все феномены человеческой жизни), однако они всегда обусловливаются конкретными социально-историческими формами и их модификациями, что ведет при их единстве к доминированию той или иной из них.

    Воздействия социальности проистекает из уровней ее самоорганизации. К. Ясперс выделял три уровня социальности (три способа самоорганизации социума): 1)организация на фундаменте частного интереса изолированного индивида; 2) организация формально-правового порядка, где каждый рассматривается лишь в том измерении, в каком он равен всякому другому; 3)органическая целостность значительной совокупности людей на национально-окрашенной либо духовной основе. Важным аспектом исследования должно быть: 1) уточнение видов и характера социального воздействия на индивида; 2) виды последствий социального воздействия.

    Одним из важнейших аспектов социального взаимодействия является взаимодействие индивида со значимым «Другим». Индивид причастен и приговорен быть вольным или невольным творцом истории «Другого»,  его состояния. В процессе взаимодействия вступает в действие универсальный семиотический механизм "сдвига значений", так как "говорящий" изменяет смысловое поле "слушающего". Главной единицей общения, является серия предложений, фиксирующих некую многозначную смысловую целостность слушающего. Стратегия коммуникации с «Другим» складывается так: а) обладая собственным текстом в один момент времени, он также обладает текстом «Другого» и в последующий момент времени, но уже вследствие инкорпорирования в структуру опыта «Другого», его "интериоризации"; б) этот «Другой», не препятствующий индивиду проявляться своим текстом становится другим; в) «Другой» может быть охарактеризован как предельный образ близости к говорящему.

    Высказывания и весь дискурс (текст) «Другого» не репрезентирует нечто реальное. Что бы он ни означал, текст (дискурс) трансформирует психическую реальность реципиента. Отказываясь от понимания текста как одномерного процесса коммуникации между адресантом и адресатом, Кристева подчеркивает его специфическое качество - свойство порождать новые смыслы или продуктивность. Дискурс - пересечение и взаимодействие различных текстов и кодов, "поглощение и трансформация другого текста".

    В диалоге связь осуществляется через сферу общезначимого, через речь (логос), и гарантом понимания является полнота перевоплощения в речевого субъекта, что оборачивается репрессией индивидуального. Феноменологический дискурс - непосредственный обмен и перевод между персональными целостностями, мирами, сохраняющими свои особенности.

    Если «Другой» ориентирован на деструктивные процедуры и, олицетворяет запредельный образ возможной чуждости, то он уничтожает автономную позицию «Я» индивида, последнее аннигилируется, обретая крайнюю форму отчужденности. В результате этого события «Я» реципиента якобы и принадлежит ему, однако оно захвачено «Другим». Субъект, будучи поглощен «Другим», становится объектом: абсолютно естественное переживание собственной идентичности замещается шоковым переживанием не идентичности с собой. Таким образом, во взаимодействии с «Другим», субъект трансформируется либо в «сверх-субъект», либо в «сверх-объект».

    Результаты нашего исследования позволили выделить некоторые аспекты манипулирования «Другого», что было представлено в первой части книги.

    Психика слишком уязвима для различных деструктивных информационных факторов внешней среды. Создалось положение, когда нельзя безучастно относиться к объему последствий существующего психического насилия, на существование целых пластов фактов и данных целых областей практической психологической, психотерапевтической  работы без того, чтобы не попытаться теоретически осмыслить эти факты и соответствующий им интеллектуальный и методический опыт. Нельзя, разумеется, утверждать, что психиатры до сих пор поверхностно относились к этой сфере психопатологической посттравматической реальности. Ход исследований  не раз приводил многих авторов, к проблемам психической травмы.

    Решение задач по охране психического здоровья, изучения причин психических расстройств, лечение психических нарушений, требует разработки научной концепции, парадигмы современной психиатрии. Многофакторная обусловленность патологии психики человека делает актуальным и насущным проведение углубленных исследований  «составляющих». Настало время перейти непосредственно к самим психическим травмам - локальным событиям-образованиям, которые возникают в результате разрывов в логике жизни и из которых складывается ломаная линия жизни больного человека.

    Главной задачей психиатрии является разработка методологических и практических основ подходов к психическим расстройствам, определение механизмов патогенного реагирования, создание системы индивидуальной охраны и укрепления психического здоровья. Эксперты ВОЗ считают, что социальное окружение неразрывно связано с психобиологическим и рассматривать их надо как единое целое (Семке В.Я., 2003). Этиология психических расстройств – итог взаимодействия биологических, психологических и социальных факторов (Esser R., 1987).

    В психиатрии проблематика психической травматизации человека всегда в поле внимания исследователей. Представляется, к настоящему времени имеются все предпосылки (и результаты проведенных автором исследований) для создания науки – психотравматологии. В качестве таковой она активно конституируется на протяжении 20-21 века через выделение собственной тематики из общей психиатрии (в которой она выступала лишь фрагментом) по принципу спецификации собственного "объекта" и "тематики" ее рассмотрения. Психотравматология как специальная, самостоятельная наука, занимающаяся проблематикой психической патологии человека, без преувеличения, при своем развитии явится базисом для всей психиатрии. Главными для психотравматологии выступают следующие основания: а) обусловливание и программирование тенденций эволюции сложноорганизованных систем психики (психогенез) – социальными факторами. Речь идет об их само- и гетероуправляемом развитии (и посредством топологически конфигурированных резонансных воздействий); б) созидающий потенциал социума конституирует необходимые формы психической деятельности. Патологические факторы социума приводят к патологическим проявлениям со стороны психики. Экстремальные информационные воздействия нарушают некий жесткий уровень, "порог ", что системы психики входят в хаотическое состояние с мало прогнозируемыми последствиями.

    Актуальность психотравматологии проистекает из того, что в ней подвергается анализу и разрешению та сфера социальных явлений, предметность, сущность, смысл и статус которых оказываются предметом рефлексии, разрешения, что заставляет искать пути новой интерпретации данной сферы и новые версии социальных технологий, практикуемых в ее границах для их решения. В психотравматологии происходит конституирование рефлексивно осмысленных и рационально артикулированных форм организации опыта применительно к соответствующим сферам жизни. Сегодня психотравматология есть объективированное выявление смысла существующей жизненной ситуации, из которой она вырастает, что говорит об ее общественной обусловленности. Она фактически приводит к новому пониманию роли социальных факторов в возникновении психопатологических расстройств.

    Показателем необходимости, значимости, перспективности психотравматологии как научной дисциплины является повседневная практическая деятельность психиатров, психотерапевтов, психологов по оказанию помощи лицам, переживающим последствия психотравматизации, фрустрации, стресса. Психотравматология призвана помочь найти пути и средства для достижения человеком, искалеченным социумом, гармоничной целостности, чтобы  он обрел счастливую судьбу.

    Сегодня могут быть сформулированы основные цели и задачи психотравматологии, а также имеются все предпосылки для реализации возникших идей в виде новых форм психиатрической помощи.

    Основными целями и задачами психотравматологии являются:

    - определить этиопатогенетическое значение  психотравмирующих факторов в возникновении и динамике психических расстройств; изучить механизмы биопсихосоциальной причинности психических расстройств.

    - теоретически  обосновать  представления  о  влиянии психотравмирующих факторов среды на психогенез.

    - решить (чрезвычайно значимую в концептуальном и эмпирическом отношении) задачу:  углубить теоретические представления об этиопатогенезе различных психических расстройств.

    - обосновать клинические и социально-психологические рекомендации лечебно-коррекционных мероприятий  для  профилактики и лечения психических расстройств, восстановления  и коррекции  процессов психического развития.

    Методологические предпосылки психотравматологии:

    Разработка методов психотравматологии, как и вся проблема изучения психических расстройств с теоретической и практической стороны, является делом многоаспектным, междисциплинарным. Психотравматология не способна сама охватить всю эту проблему целиком. Необходимо участие информатики, медицинской кибернетики, биологии, биохимии, патофизиологии, нейропсихологии, нейролингвистики и других наук о мозге. Важно отметить, что психотравматологии необходимо комплексироваться с разными направлениями психиатрии, нейропсихологии и конфигурировать разные сочетания и способы взаимодействия друг с другом. Психотравматология должна стремиться  к поиску возможности "размыкающих", "открывающих" механизмов для синтеза знаний из различных наук в противоположность прежней установке на аналитическое расчленение, влекущее за собой операционализацию мышления.

    Термин психотравматология по понятным причинам в советской психиатрии не употреблялся. С развитием социальной психиатрии в России этот термин употреблен академиком Дмитриевой Т.Б., в соавторстве с Тихоненко В.А. (2001). Ими было указано, что «лечебно-реабилитационный процесс в "психотравматологии" представляет собой комплекс воздействий на разных уровнях (клиническом, психологическом,  индивидуално-типологическом,   социально-психологическом)», предусматривает выделение интегральных системных единиц анализа и, соответственно, ключевых «мишеней».

    Психотравматология представляет собой науку, рассматривающую с системно-структурных и информационных позиций последствия травматизации психики. Она является теоретической и практической дисциплиной изучающей психические расстройства.

    Выделение психотравматологии - это закономерный процесс дифференциации психиатрии на отдельные ветви, дисциплины, имеющие различные цели и задачи, методологические подходы, теоретические и практические ориентиры. Степень и уровень психотравматизации человека в настоящее время оправдывает рассмотрение проблем связанных с психотравмами. Это результат отчетливого осознания необходимости правильного выбора научно-исследовательских приоритетов.

    Необходимо обозначить приоритетные направления в развитии психотравматологии. Речь идет о проведении научных исследований по фундаментальным аспектам социальных и психологических основ воздействия факторов среды на психику. С акцентом на преобладание логико-методологических особенностей в психиатрической науке (системный, структурный, информационный подходы).

            Структура и основные направления психотравматологии

                                                   Разделы

    Теоретико-         Эпидемиологический        Клинический                      Профилактика

        методологический           

     _____________________________________________________________________________                                            

    Системный                    частота природных         адаптационные                      в семье.

    Информационный        и техногенных ката         дезадаптационный                в микрогруп-

    Структурный                 строф.                               реакции.                                 пах.

                                           частота при войнах,        болезненные                          социально-ме-

                                           миграции и др.                состояния невроти-             дицинских

                                            частота на этапах            ческого регистра.                  последствий

                                            психогенеза.                    психотический ре-               на этапах.

                                            частота проявления        гистр.

                                            регистров.

    ПОДХОД                          СЕКТОРА                     РЕГИСТРЫ                           ПЕРВИЧНАЯ

                                                                                                                          ВТОРИЧНАЯ                                              

    При решении практических и теоретических задач психотравматологии на современном этапе совершенно недостаточно разработаны многие теоретические положения относительно самой психической деятельности человека. По сути дела, пока мы находимся в начале этой новой чрезвычайно актуальной науки. Построение психотравматологии - дело будущего. Перед нами стоит куда более скромная задача – обобщить, синтезировать имеющиеся представления  и разработать некоторые аспекты.

    Для психотравматологии, решающую роль в ее становлении, играет роль обобщение знаний накопленных в психиатрии и других науках, особенно важны три аспекта:

    1) переход от клинического к этиопатогенетическому изучению психической патологии;

    2) первостепенное значение теоретического знания для осуществления познания психической патологии;

    3) превращение системного, структурного, информационного подходов в ключевой инструмент анализа этиологии и патогенеза психических расстройств.

    Взаимодействие этих трех аспектов предопределяет громадное значение теоретического знания в психотравматологии.

    Рассматриваемые в руководстве аспекты психотравматологии охватывают как общеизвестные и в какой-то степени давно разрабатываемые, так и совершенно новые, хотя всем очевидные, но до сих пор не решенные. К числу основных из них относятся:

    - отсутствие парадигмы или концептуально-методологических подходов к исследованию психических расстройств;

    - не разработанность эпидемиологических и патогенетических аспектов психических расстройств;

    - недостаточная изученность психологических, нейрофизиологических основ формирования психической патологии как результата психотравматизации.

    Приходится признать мало разработанным и собственно концептуальный, категориальный теоретико-методологический ее аппарат. В связи с этим появление руководства по психотравматологии является необходимым. С этих позиций настоящая попытка создания такого руководства основывается на выдвинутых требованиях: на основе имеющегося эмпирического, клинического, экспериментального опыта накопленного в результате изучения различных форм психической патологии в психиатрии.

    Как  все науки психотравматология должна иметь свои собственные способы верификации, прибегая иногда к их заимствованиям из других наук. Кроме того, процедуры верификации нужны, чтобы провести внутри себя иерархическую структурацию наличного знания. Психотравматология нуждается в определенной формализации своих процедур и создании исследовательских моделей.

    Психотравматология  имеет опору на разум, очевидность и достоверность, стремление к истине, а не то чтобы некритически полагаться на обычай, традицию, авторитет. Ошибкой, дезориентирующей исследование, является смешение теории с установками, при котором содержание теории, созданной ученым, некритически отождествляется с самой реальностью и выдается за отражение ее глубинной сущности. За такими понятиями, как "структурный подход", "система", "информация " и т.д., ничего нет из эмпирической действительности как обобщение наиболее часто наблюдаемых явлений, а представляют собой игры языка, не имеющие буквальных аналогов в действительности.

    В свете формирования идей психотравматологии первостепенную значимость приобретают вопросы, связанные с представлениями о психической  травме, психогениях и др. Это крайне необходимые категории, вокруг которых  будут вестись разработки проблем психотравматологии.

    Разделение патогенных факторов на психическую травму и психогении отражает объективную реальность существования острых, внезапных с тяжелыми последствиями травмирующих воздействий и длительных травматизирующих психогенных воздействий, состоящих из ряда сильных повседневных воздействий в  виде унижения, угроз, психического давления и др. Мы убеждены в необходимости строгого различения и разграничения этих понятий. Эти два термина охватывают различные аспекты объективной реальности жизни человека. Позволяют сопоставить выражаемую ими реальность отношений  и их взаимосвязи.

    Накопленный опыт, результаты исследования подтвердили: психической травмой является энергоинформационный «удар» (Молохов А.Н., 1937), в результате которого механизмы психики прерываются, нарушается ее эмерджентное свойство. Начальной точкой приложения энергоинформационного «удара» является возникновение высокого уровня активации, сети нейронов; нарушая их целевую активность, изменяя силу связей между ними. Представляется, что самые основные изменения происходят на уровне синаптических образований. Далее идет искажение и формирование целого ряда нарушений функциональных процессов и их режимов в ЦНС. Воздействие травмы приводит: - к цепной реакции в иерархических структурах; - к разбалансировке энергетических и функциональных режимов; - к нарушениям параметров информационной проводимости; - к нарушениям функциональных зависимостей, контролирующих уровни функциональной сопряженности; - к нарушениям на уровне кодирования информации. Она поражает целостность энергетических связей в структурах информационных пространств психики. Приводит к тому, что функциональная оптимальность не отвечает целевой функции процессов. Психические процессы и психические состояния приходят в состояние аструктурности.

    П. Фресс и Ж. Пиаже отмечали, что "сильная эмоциональная ситуация является ... агрессией против организма. Мобилизация энергетических ресурсов организма в этом случае столь велика, что... возбуждение приводит к "биологическому травматизму", характеризующемуся нарушением функционирования органов".

    В своем развитии индивид формирует отношения с окружающим миром и к себе как к телу, так и своим функциям, проявлениям, состояниям со всем комплексом видов, степеней, переменных обладания. При психической травматизации (нанесение побоев) организм как раз и навсегда ставшая система уступает место "пустому телу", т.е. телу, открытому для вариативного самоконфигурирования. Возникающие дыры трансформируются в соматопсихическую патологию (сенестопатии, алгии, галлюцинации и др.). Под влиянием психотравматизации «Я» индивида перестает создавать пространства смысла. Лишаясь собственного "присутствия-в-мире" и утрачивая себя.

    Психическая травма при своем воздействии требует реализации  таких  свойств,  которыми  конкретная  психика изначально  не  обладает. Возникает ситуация как искусственная  мера, которая  требует дополнительных  ресурсов самого организма и дополнительных энергоинформационных затрат. Такое  расширение  возможностей  ответа организма дополнительно ухудшает его параметры  по  сравнению со случаем,  когда  он обладает нужными свойствами изначально.

    В результате воздействия психической травмы происходит внезапное нарушение,  дезинтеграция психических структур, которые осуществляют интегративную целостность и способность адекватно отражать реальность. Для психической травмы характерно: 1). внезапность, исключительность возникновения; 2). чрезмерность психических реакций; 3). интенсивность расстройств психических функций.

    Под пси­хо­ге­ния­ми по­ни­маются изменяющиеся в своей интенсивности состояния энергоинформационных характеристик психогенных стимулов окружающей обстановки (основными стимулами являются  вербальный и невербальный дискурсы значимых других, в виде унижений, угроз, психического давления). Эти стимулы вызывают реакции, фрустрирующие переживания, которые приводят к изменению психосоматического состояния, с развитием нарушений адаптации. При этом аффективная этиология конкретной конфигурации телесности демонстрирует свой диссипативный характер, черпая энергию своего формирования из диссипации энергии (энергетических "потерь" организма). Психогении дестабилизируют энергетические составляющие психических пространств, искажают их параметры функциональной активности. Психическое состояние вследствие воздействий психогений характеризуется ощущением неотвратимости, собственной беспомощности. Оно сопровождается подавленностью, тоской, тревогой, страхом, неудовлетворенностью, неуверенностью, эмоциональной напряженностью. В последующем данные реакции и состояния начинают осуществляться по законам саморазвития, происходит сенсибилизация психики. Психогения провоцирует возникновение или обострение внутреннего конфликта, который возникает из-за отсутствия возможностей справиться с возникшими обстоятельствами, неадекватности характера удовлетворенности содержанию потребности. Важнейшей чертой психогений является их значимость для индивида.

    Мозг человека представляет собой высокоспециализированную нейронную сеть. В нейронной сети постоянно идут электрические процессы, порождающие электромагнитное поле. Электромагнитная активность имеет пространственно-структурную и темпоральную определенность. Это своеобразная среда. Каждая точка такой среды является источником и стоком энергии, т.е. система осуществляет постоянный и взаимный энергообмен с внешней по отношению к ней средой. Действующими механизмами спонтанно устанавливается порядок, но с неустойчивостью. Эта сеть имеет уникальные свойства к восприятию, хранению, воспроизведению, порождению информации. При поступлении информации  нарушается относительное стационарное состояние  нейронной сети. Процессы функционирования нейронной сети, т.е. сущность действий, которые она способна выполнять, зависит от величин синаптических связей. У синапса два входа:  вход сигнала и вход синаптического веса. Если воспользоваться математическими методами и обозначить входной сигнал синапса через x, а синаптический вес через α. Тогда выходной сигнал синапса равен αx. При психотравме происходит модификация параметров синапсов и количества связей между нейронами (большинство связей получают нулевые веса) (происходит упрощение архитектуры нейронных сетей), что приводит к неограниченному росту величин параметров их ответов (хаос), сопровождаясь нарушением обучения (приобретение опыта). Таким образом, мы имеем возможность, способ регистрации, а затем через отображения функционально-структурных параметров, практический инструмент для исследования ЦНС в психотравматологии.

    Создание понятийного аппарата для психотравматологии, составляет особую задачу, поскольку ее существование на практике требует современное состояние проблем психиатрии в целом.

    Проблемное поле психотравматологии, содержит понятия «информация», «психическая реальность», «структура», связанные с исследованием феноменов самоорганизации, нелинейности, неравновесности, ориентированные на постижение природы психики, принципов организации и эволюции последней под влиянием психической травмы, депривации, психогений.

    В связи с большим объемом работы и существующими трудностями придется ограничиться констатацией общих положений и формулировании основных категорий психотравматологии. Концептуальный аппарат базируется на структурно-системной основе и информационном подходе, используемом в психиатрии. Структурно-системная основа, подлежащая исследованию - мозг – высоко специализированная нейронная сеть, которая составляет основу функциональных систем. Взаимодействия мозга и окружающей среды представляет собой энергоинформационный обмен. Признано, что информационный обмен является сутью психической деятельности, являясь стратегическим ресурсом и агентом трансформации психики. Общие механизмы порождения и функционирования систем психики - энергоинформационные. Актуализации этих механизмов связаны с различным набором условий (культурных, социальных, политических и т.д.), а это значит, по-существу – их способ реализации индивидуален. Сформулирована концепция многоаспектности психики. В этой концепции каждая из сфер - когнитивная, аффективная, поведенческая, мотивационная, социальная - развивается по особым, только им присущим, законам. Эти сферы взаимодействуют между собой, но и противостоят друг другу из-за неравномерности развития под влиянием факторов среды

    Информационный подход в проведенном исследовании оказался оправданным, поскольку логика психиатрической науки, на основе которой формулируются общие методологические положения, давно декларировала, что сутью психической деятельности является информационный обмен. Корни "проблематичности", в выяснении человеческой психопатологии  заключены в почти абсолютном игнорировании информационной сущности психической деятельности. Современная психиатрия должна согласиться с тем утверждением, что информационный обмен составляет весь ее проблемный горизонт. Внимание психиатров исследователей должно быть обращено именно на это.

    Мозг имеет множество состояний в процессе своего функционирования. Он отражает внешний мир, а это значит, что между множеством состояний структур, элементов мозга и множеством состояний внешних процессов имеется соответствие, т.е. мозг находится в информационно-энергетических процессах. Информация заключена и не заключена в мозгу, т. к. сколько бы мы ни исследовали мозг кроме электрических, химических и др. характеристик нейронов мы в нем ничего не обнаружим.

    Положение: Реальный мир способен порождать, генерировать иную реальность, закономерности существования коей не сводимы к аналогичным характеристикам порождающей реальности, - выдвигал еще византийский богослов 4 века Василий Великий.

    Давно отвергнуто мировоззрение, согласно которому человек понимался обладателем сугубо собственного сознания, "противоположенного" внешнему миру, существом, "выключенным" из этого мира, "внешним" по отношению к нему, а также (благодаря науке) способным активно манипулировать окружающими вещами.

    Окружающий человека наличный мир в качестве действительности предстает (является) неоднородным распределением материи и энергии в пространстве и времени (изменения, которыми сопровождаются все протекающие в ней процессы). Это распределение представляет собой, организовано в виде частотно-амплитудной структуры,  и человеческий мозг производит преобразование Фурье этой структуры, в определенной форме, чтобы упорядочить и представить ее для себя, в целях адаптации организма. Частотно-амплитудная структура, представляя собой, свойство объектов и явлений и называется информация. Это свойство запускает, порождает многообразие состояний нейронной сети мозга, которые посредством отражения передаются от одного субъекта к другому и запечатлеваются в структуре межличностных отношений. Считается, что мозг человека посредством органов чувств получает огромный объем информации. Нам представляется, что мозг посредством органов чувств перебирает огромный объем информации для уменьшения,  снимания неопределенности, которая является сутью жизненного процесса, для достижения цели - развития. Это подтверждает одно из определений информации -  уменьшаемая,  снимаемая неопределенность в результате получения сообщения. Для приспособления к среде, формирования оптимального поведения в ней, психика как динамическая система должна постоянно приспосабливаться к непрерывно изменяющимся внешним условиям, свойствам исследуя, изучая и познавая эту среду путем сбора и обработки как внешней, так и своей внутренней информации. Для этого ей формируется динамическая информационная модель внешнего мира.

    Психика имеет  несколько способов отражения мира ("бытия порядка") как такового. Основным механизмом является взаимосоотносимость кодов восприятия и конструирования. Благодаря этому ранее воспринятые фрагменты пространства и располагающиеся в них объекты позволяют размещать их вокруг себя и упорядочивать их при последующем восприятии; человек в состоянии видеть, слышать и ощущать мир. Своеобразием психической реальности индивида выступает, однако, не сама система знаков и денотативных значений, а возникающее в процессе коммуникации поле "коннотативных" значений, которые и позволяют ему дистанцироваться в индивидуальном плане проявлений от иных индивидов, с их особыми коннотативными содержаниями.

    Связь психики человека с окружающим миром имеет постоянный характер. Психическое и социальное (взаимно координируются друг с другом), возникают на биоорганическом базисе. Объективными проявлениями социальной обусловленности психической реальности с ее структурами (сознание и поведение) являются экспликации бессознательных структур социальности и дискурсивной фиксации этих структур через уподобление их языковым комплексам и механизмам (анализе с помощью различного рода лингвистических методик и методологий; начиная с использования некоторых приемов структурной лингвистики и теории информации). Она имеет стабильные формы своего осуществления, но, находится в постоянном трансформационном процессе, и что именно это позволяет ей поддерживать подлинный контакт с действительностью, позволяет постоянно обновлять этот контакт.

    Для того чтобы иметь адекватные теоретико-методологические позиции  психотравматологии необходимо представить концепцию психики. Путь, который предлагается, состоит в построении модели, охватывающей некоторый диапазон функций психики. Задачи раскрыть "в лоб ее сущность " не ставится, а ставится задача построения интерпретативной модели, позволяющей описать отдельные ее стороны, воспроизвести отдельные ее функции и, двигаясь в этом направлении, строить познавательные системы, все более приближающиеся к пониманию особенностей ее развития, взаимодействия с окружающим миром и ее патологической деятельности.

    В психологии психика определяется как форма активного отображения субъектом объективной реальности. Эта дефиниция не учитывает то, что кроме отражения действительности психика осуществляет приспособление организма к реальности путем преобразования ее, т.е. достижение полезного результата (системное свойство).

    Системное свойство психики нуждается в его дефиниции. Психика – продукт мозга. Мозг человека - есть канал информационно-энергетического взаимодейст­вия уровней строения материи. Взаимодействие с окружающим осуществляется путём информационно-энергетического воздействия формы объектов на его сущность, что представляется в формировании пространственно-временной энергоинформационной психической реальности – эмерджентного свойства функциональных систем мозга. Психическая реальность – это возникновение структуры, которая не "наличествует, но становится, появляется при взаимодействии мира с мозгом. «Целью» системного свойства мозга – психическая реальность - является "актуализация человека". В своем выражении " актуализация человека" представляет собой "проект жизни, бытия и смысла человека", т.е. индивидуально варьируемую сущностную и экзистенциональную существенность человека. Психическая реальность представляет собой виртуальную сущность, которая  перезаписывается в структуры физической среды посредством вербального и невербального поведения, которые служат каналами перезаписи ин­формации. Психическая реальность имеет своим проявлением чистую идеальность. Она характеризуется имманентной целостностью и неразрывным единством отношений. Именно невозможность для разума проникнуть внутрь объекта своего представления - Психическая реальность, для целей анализа и понимания заставляет его остановиться и положить бытие ее, признать, что нечто есть".

    Конституирование реальности (никогда непосредственно нам не данной) происходит в активности (прежде всего, познавательной) субъекта. Субъект и мир исходно диалектически соотнесены: субъект воплощает себя в действительности, действительность несет на себе его неизгладимый отпечаток, они изоморфны (в определенном отношении) и принципиально порождают друг другу. Многомерные миры (в том числе знаковые) окружающие мозг индивида превращаются в открытую, самовоспроизводящуюся Психическая реальность, автономно творящую собственные различия. Мы утверждаем, что Психическая реальность - это неравновесное состояние системы отношений Мир-Мозг. Оно обусловлено и связано с неисчезающими энергоинформационными потоками между Мозгом и внешней средой. Мозг (психика) располагает возможностями конструирования психической реальности из «хаоса деталей», исходно принадлежащих к различным и, более того, разнородным пространственно-временным сериям событий. Структурность мира для индивида задается, интенциональной структурностью его сознания (граница между внешним и внутренним условна).

     Психическая реальность результат явления самоорганизации системы отношений Мозг-Мир. Процессы подобной локальной упорядоченности осуществляются за счет притока энергии и информации извне (система должна быть открытой и постоянно обмениваться информацией и энергией с окружающей средой). Психическая реальность связана с падениями уровня энтропии в тех или иных фрагментах окружающей среды.

    Необходимо рассмотреть связь мозга с внешним миром. Информация, с которой работает мозг и есть идеальная сторона его существования, работы, т. о. идеальное не существует в виде особого предмета или субстанции. Оно существует как сторона деятельности мозга, заключающейся в установлении связей между множеством состояний внешнего мира и головного мозга. Идеальная информация человеческого мозга имеет в принципе тот же характер, что и относительная информация вообще. На известной ступени исторического развития материи произошел качественный скачок, в результате которого информация, превратившись в достояние мозга, приобрела характер идеальной информации.

    Не касаясь вопроса о структуре информации, представляющей собой меру упорядоченности процесса и составляющей его внутреннее достояние, мы охарактеризуем внешнюю или относительную информацию, всегда связанную с отношением двух процессов. Пусть имеются процессы А и В со множеством некоторым образом упорядоченных состояний А1 ... Аn и В1 ... Вn. Если каждому Аi соответствует определенное Вi и отношение между состояниями А изоморфны состояниям В, то можно сказать, что процесс В несет в себе информацию о процессе А. Эта информация заключается не в В ни в А, но существует именно в отношении этих процессов друг к другу. Взятая сама по себе эта информация столь же объективна и материальна, как и любые другие свойства и отношения объектов или процессов.

    Для выражения какой-то новой идеи, всегда требуются новые понятия. Введем их (подход к пониманию понятия может быть построен дедуктивным или индуктивным путем, при этом может осуществляться двумя способами: 1) путем ориентации на общее, когда из всего многообразия выбираются лишь повторяющиеся моменты ("генерализирующий" метод); 2) путем ориентации на индивидуальное, когда отбираются моменты, составляющие индивидуальность рассматриваемого явления: психическая реальность, психика. Будем идти от понятия к его дефиниции: основное понятие - Психическая реальность. Оно давно повсеместно используется, но не описана его дефиниция. Опираясь на философские положения, скажем, что это объект онтологически равноправный с порождающей ее «константной» реальностью, т.е. – мозгом; при этом ее существование полностью обусловлено перманентными процессами ее воспроизведения (порождающей реальностью) – мозгом. Эта категория вводится через оппозицию субстациональности и потенциальности: она существует, хотя и не субстанционально, но реально; и в тоже время – не потенциально (свернута – см. далее), а актуально.

    Психическая реальность - понятие, посредством которого обозначается совокупность объектов следующего по отношению к реальности низлежащей, порождающей их уровня. Эти объекты онтологически равноправны с порождающей их "константной" реальностью и автономны; при этом их существование полностью обусловлено перманентным процессом их воспроизведения порождающей реальностью - при завершении указанного процесса объекты психической реальности исчезают. Категория Психическая реальность вводится через оппозицию субстанциальности и потенциальности: Психическая реальность как объект существует, хотя и не субстанциально, но реально; и в то же время - не потенциально, а актуально.

    Психическая реальность конститурируется в межиндивидуальном и межгрупповом взаимодействии людей, наряду с психическим бытием. Психическая реальность является не субстанцией, а связью, свойством отношений мозга с миром.

    Концепцию реальности правомерно фундировать следующими посылками: 1) психическая реальность – объект научного исследования, как реальность среды существования разнородных и разнокачественных объектов; 2) реальность составляет отношения разнородных объектов, расположенных на разных уровнях взаимодействия и порождения объектов; 3) психическая реальность всегда порождаема исходной реальностью – мозгом; 4) существует лишь во временных рамках процесса ее порождения и поддержания ее существования.

    В силу своего системного свойства Психическая реальность как таковая, не может быть определена в категориях "предмета" или "вещи". Она переживается (схватывается) как постоянство мира вне себя, как целостность в ее самоочевидности, как феномен соотношения частей и целого, существующих "порядков" как отношений: 1) одной из частей к двум другим, 2) любой из частей к общему для них событию, 3) частей к тому, что они сами и конституировали, т.е. к целостности. В ней реализуется "выражение" бытия в единстве его синхронно-диахронных аспектов, во "временных формах".

    Психическая реальность, будучи "реальностью" (realis - действительный, существующий), не заключает в себе никаких способностей. Не имея вне индивида жесткого пространственно-временного положения, в тоже время, она не лишена характеристик.

    Психическая реальность результат практики порождения, выработки-структурации (отношения) и деструктурации" (Кристева) реализует себя внутри определенного гештальтно-семантического поля (как часть психической реальности).  

    Психическая реальность человека – пространственно-временное информационно-энергетическое проявление-отображение деятельности мозга в метасреде. Это проявление представляется как (действующий) энергоинформационный комплекс функционирующей нейросети. Если перейти на физический уровень рассмотрения, то это функция состояния электромагнитного поля нейросети, зависящая от времени. В целом проявление (функционирование) психики обеспечивается как биологической (нейросеть), так и информационной сущностью.

    Психическая реальность человека (пространство, время, информация, энергия) - имеет пространство отношений своих (целого и частей) фрагментов, но при этом не статичных отношений. Это пространство взаимодействия энергии, информации, в котором процесс направлен на результат, а результат - следствие линейной упорядоченности цепи событий динамических систем мозга (психики). Имеет координаты, в которых происходит  распределение скоростей возникновения вероятности тех или иных состояний из последовательности событий. Получаем распределение трёх вероятностей, которые согласно второму неравенству цепи событий, изменяются необратимо. Происходящие изменения соответствуют распределению множества (полей) траекторий.

    Как возможно говорить о Психическая реальность? И возможно ли вообще актуализировать, выразить ее в языке?

    Приведем доказательства в обосновании категории - психическая реальность. В начале напомним (используемые в логике) основные критерии доказательств. Категория психическая реальность есть абстракция. Специфика абстрактного объекта определяется спецификой абстракции. Различают несколько типов абстракции: 1) абстракция отождествления, или обобщающая абстракция (выделяется общее свойство исследуемых объектов). Выделяемая категория соответствует обобщающей абстракции. Следующий критерий: 2) взаимно однозначное соответствие между множествами характеризуется тремя важнейшими свойствами: симметричностью, транзитивностью и рефлексивностью. Выделенная категория имеет данные свойства. Если между определенными объектами существуют отношения с данными свойствами, то с помощью такого отношения, аналогичного равенству, выделяется некоторое общее свойство, присущее всем этим объектам; 3) критерий - абстракция аналитическая, или изолирующая, в результате которой четко фиксируются свойства, обозначаемые определенным именем. Наша категория также отвечает этому требованию. 4) абстракция идеализирующая, или идеализация, в результате которой образуются понятия идеализированных (идеальных) объектов; 5) абстракция актуальной бесконечности (отвлечение от принципиальной невозможности зафиксировать каждый элемент, т.е. элементы рассматриваются как конечные (сознание, бессознательное и др.); 6) абстракция потенциальной осуществимости (отвлечение от реальных границ, свернутость-развернутость). Иногда, как особый тип, выделяют абстракцию конструктивизации (отвлечение от неопределенности границ, их "огрубление" с целью схватывания в "первом приближении)". Пределами или интервалами абстракции как обобщенного образа являются интерпретации и информационная полнота (наличие семантической интерпретации и осмысление на материальных моделях). Выделенная нами категория соответствует всем критериям.

    Обоснование понятия психическая реальность. Это понятие охватывает основные значащие аспекты: 1) в ней содержится: представление или образ, (репродукция) презентации или повторение; 2). Психическая реальность есть собственно системное качество функциональных систем мозга; 3) у нее есть, обладает свойством повторения; 4) в психической реальности есть механизм самоорганизации, креативности, развития и сохранение структуры.

    Для доказательства правомерно воспользоваться следующими теоретическими утверждениями: 1) понятие объекта научного исследования необходимо дополнить понятием реальности как среды существования множества разнородных и разнокачественных объектов; 2) Психическую реальность составляют отношения разнородных объектов, расположенных на разных иерархических уровнях взаимодействия и порождения. Психическая реальность  порождена некоторой исходной (константной) реальностью – окружающий мир; самостоятельная и автономная реальность, существуя лишь во временных рамках процесса ее порождения и поддержания ее существования. Объект Психической реальности, к примеру, сознание, всегда актуален и реален. Психическая реальность способна порождать иные реальности следующего уровня.

    Интегрированное отражение воздействий на субъекта внутренних и внешних стимулов, без отчетливого осознания их предметного содержания, категоризируется как психическое состояние. Психическая реальность содержит в себе - это интегрированное отражение.

    Предлагаемая теория порождает очень серьёзную проблему. Смысл её состоит в том, что любая динамическая система, в том числе нематериальная должна обладать в собственном мире всеми атрибутами материи: веществом и полем. Существующий объект реальности во времени всегда предполагает некоторый материальный носитель. Однако психическая реальность как следует из вышеизложенного, ни количественно, ни качественно ее материальность не может быть соотнесена с материальностью собственно мира порождаемой его системы. Это по-прежнему одна из форм проявления материи.

    Существование психической реальности индивида происходит в евклидовом однородном и изотропном пространстве относительно абстрактной декартовой системы координат. Эта система координат соотносится с реальными объектами в мире, безусловно, является абстракцией для самого индивида.

    Психическая реальность с ее структурами, комплексами образов формируется вокруг четырех аттракторов: 1) Пространство, Время (Ритм), Звук, Свет; 2) Мир природных стихий: огонь, вода, воздух и земля; 3) Я – Другой,  Я- Мы, Я – Мир объектов. Каждый аттрактор задает свою динамику разворачивания, "скольжения" Психической реальности индивида.

     Состояние можно отображать на временной и пространственных осях в виде вектора (дифференциал вектора состояния можно отобразить как линейную комбинацию векторов). При таком способе отображения возможно (на координатных осях) откладывать отрезки, пропорциональные изменениям количества состояний соответствующего свойства (качества) (т.е. отображаются частоты появления состояний, не зависящие от того, как собственно состояния интерпретируются (наблюдателем)). Психическая реальность человека, которую мы наблюдаем в виде временного ряда состояний, по отношению к нашей психике (наблюдатель-исследователь) - является динамической системой. Понятно, что собственный внутренний мир этой системы не доступен нашему непосредственному наблюдению. Однако имеется возможность математически реконструировать образ собственного мира, наблюдаемой системы, по распределению состояний в её временном ряду. Математически используя принцип наиболее вероятной цепи событий можно вывести уравнения движения материальных точек в функции их распределения в собственном пространстве психики (как динамической системы). Описывая количество состояний от начала времени к бесконечности, получаем возможность, рассматривать собственное пространство – время психики как континуум. При этом уравнения движения сводятся к дифференциальным уравнениям, а взаимодействие подсистем психики с системой психика как целое, можно рассматривать как взаимодействие частиц в силовом поле, распределённым в собственном пространстве психики.

    Психическая реальность имеет «просветы», «трещины»  при этом работает механизм прерывности, будучи способный разорвать ход событий и вставить в психическую реальность из своих кладовых те или иные информационно-энергетические компоненты. Психическая реальность является следствием закономерностей распределения состояний в последовательности событий (не задано изначально). Это понятие вводится со ссылкой на его измерения путём счёта количеств состояний системы, для получения опоры практического воздействия на психическую деятельность человека.

    Психическое состояние является отражением взаимодействия психической реальности с неким объемом информации, который имеет свой определенный вектор. Имеется, как бы набор правил, согласно которым формируются объекты состояний подсистем динамической системы психика, в результате образования структурных связей, что можно интерпретировать как их взаимодействие посредством сообщений. Взаимодействие происходит посредством силового поля в собственном пространстве динамической системы психика. Всё изложенное выше относится к виртуальному миру динамической системы - психика. Реальный собственный мир динамической системы это мир, воспринимаемый наблюдателем, связанным с какой – то из её подсистем. Основу динамических систем составляют нейронные сети. Они характеризуются векторным потенциалом поля, создаваемого сложной подсистемой (потенциал равен сумме (геометрической) векторных потенциалов составляющих подсистем). При этом локальное состояние в каждой точке пространства – времени активной нейронной сети обусловлено не только векторными потенциалами поля, но и переменной метрикой реального пространства – времени (определяемых наиболее вероятной цепью событий).

    Динамическая система “окружающий мир” является системой очень большой размерности (наше восприятие ограничено тремя измерениями). При рассмотрении динамической системы психика мы можем описать размерность пространства ее состояний (как состояния абстрактной динамической системы) не отображенных в физическом пространстве окружающего мира. Для описания, исследователям придётся разработать математическую концепцию размерности пространств состояний, исходя из статистических закономерностей их распределения в цепи событий.

    Окружающая среда своей информационной сущностью, энергоинформационным динамизмом определяет условия  жизни и уровень критичности событий и ситуаций, определяет различные уровни жизнедеятельности. События и ситуации в своей критичности имеют силовую мощь и проявляют себя в совокупности факторов и условий. Отсюда необходимость всестороннего изучения внешне средовых, социальных  (в широком смысле) воздействий. Внешне средовые влияния – это прессинг социума.   Этот анализ конечно должен происходить с учетом и психобиологических характеристик индивида (психобиологические характеристики – проявления психофизиологического уровня: психоэмоциональное состояние, адаптационные процессы, гомеостатические и гомеокинетические).

    Смена состояний элементов мира нашло отражение в мозге. Он имеет механизм бинарной оппозиции, что представляет собой континуум: свернутость-точка-развернутость. Действительность мира и Психическая реальность обладают в себе возможностью тенденцией и потенциальными перспективами своей эволюции. Возможность возникает (наличие процесса ветвления событийных серий) в действительности отражая переход «развертывания (explicatio) и свертывание (implicatio)».

    Психическая реальность предстает перед нами (собственно наша и «Другого») в качестве действительности в процессе своего развертывания (explicatio) и свертывание (implicatio) через преобладания проявлений свойств своих структур. Она обладает определенностью как раз потому, что в ней одновременно сополагается и репрезентируется целостность осознания. Только в этой репрезентации и посредством нее, возможно, то, что мы называем данностью и "наличностью содержания". Развертывается последовательно процесс возникающих одна из другой форм сознания актуальная на данный момент воплощенная возможность, одна из многих. Более того, и каждый элемент многообразия, порожденный (предзаданный) символической функцией внутри формы, может (ре)презентировать саму эту форму, так как (ре)презентирует и сам породивший ее закон (символическую функцию).

    Психическая реальность – это закономерная тенденция процесса обеспечения становления психики как системы, гетерохронное формирование ее компонентов, их консолидация в направлении получения полезного для организма результата. Она постоянно сама разрушает уже достигнутые ею равновесие и гармонию (самоорганизация функциональных систем); это способность в ее постоянном контакте с феноменами природы, в усилии, направленном к тому, чтобы свести бессвязную множественность чувственных фактов к гармонии отношений.

    Психическая реальность обладает одновременно бытием и становлением. Ее бытие  и становление рассматриваются не как противоположности, противоречащие друг другу, а как два соотносимых аспекта. Она обладает ограничением открытости миру (мера защиты), и интенциональностью, в результате которой индивиду доступно лишь то, что "высветлено", т.е. лишь определенные по отношению к конкретным ситуациям жизни "аспекты мира". Выражением механизмов разнообразия ее проявлений, свойств является деление на сознательный и бессознательный аспект, сон и бодрствование и др. Более глобально - этим выражается и свернутость психогенеза, но он свернут не в смысле его предопределенности, а как некое поле вероятностей, некий набор возможных состояний, среди которых может осуществляться (исторический) выбор. Вероятностность психогенеза, это бесконечное поле возможностей, хотя и неопределенных (специфическим образом ограниченный "набор состояний") - и ограничен он антропологической ситуацией.

    Психическая реальность обладает структурными характеристиками - инвариантами - на основе, которых и возможно формирование, выработка программы ее исследования.  Это системно-организованная структурная целостность, в которой каждый элемент имеет определенное функциональное значение (функцию внутри этой целостности). Она во многом описана разными областями человеческого познания и практики, т.е. предполагает исследование ее социальной сути.

    Первой и самой важной подструктурой является сознание. Сознание индивидуально, трансиндивидуально (подсознание индивидуально), привносится людьми в любую "согласованную глобальную структуру". Синтез пространства/времени, осуществляемого в сознании как порождение реального пространства и времени = психическая реальность (моменты времени не синтезируются в пространстве мира). Сознание постепенно, на всех этапах своего развития отделяет, а затем сравнивает явление предмета и его сущность. Это только потом оно осознает тот факт, что "бытие в себе" вовсе не находится вне сознания, а также существует для него. Всякая внешняя по отношению к субъекту реальность понимается как "воображаемая"; воображение является проявлением одной из структур сознания. Сознание повествовательно по своей природе и обнаруживаемо по преимуществу и главным образом как текстовые нарративы. Несколько упрощая, можно сказать, что человек оперирует информацией, содержащейся в его сознании. Используя информационный подход, имеем (получаем) один из инструментов в исследовании. Обозначим информацию, находящуюся в сознании как Ij. Учитывая, что в конкретный момент времени человек в состоянии использовать только некоторую порцию из имеющейся в нем информации, тогда Ij и есть эта порция, что можно выразить как DIj . Отсюда следует, что DIj есть текущее содержимое сознания, то есть в момент tn. Если рассмотреть бесконечный временной период появления (осознания) объекта DIj, то окажется, что существует некоторая бесконечная сумма этих объектов DåIjn, где n бесконечное число DIj. Используя дискретный подход можно сказать, что DIj есть информационный квант (элемент) множества S, которое является ни чем иным как DåIjn. Такое изложение позволяет воспользоваться аппаратом теории множеств и утверждать, что S это общее количество информации человека. И соответственно выделить в данном множества два подмножества S={B,U}. Где B есть DIj, а U это DåIjn-DIj. Теперь перейдем на язык психологии и определим сознательное как B, а бессознательное как U личность это, прежде всего информация, так она состоит из информации переданной в нее обществом (социальный аспект) и природной средой (биологический аспект). Следовательно, необходимо изучать возникновение и развитие психики с позиции информационного подхода, включающего в себя различные методики системного анализа и методы социальной кибернетики.

    Если принять что, за период времени Dt в индивида поступило количество информации Dn, тогда текущее количество информации в индивиде за период Dt будет равно Аn=Dn-k+r, (1) где k и r есть коэффициенты убывания количества информации в системе и, соответственно, ее нарастание. В понимании k лежат психические процессы, приводящие к потере хранимых в памяти сведений, а за r стоят процессы создания новой информации в системе. По сути дела эти коэффициенты разложимы. Учитывая двухкомпонентность психики текущее количество информации сознания можно определить, как  Un= Аn-Bn, (2) где Bn - количество информации бессознательного. А меру информации бессознательного: Bn = Аn-Un, (3)  где Un - количество информации сознательного. Таким образом, количественная мера информации сознания зависит:

    1). от внешнего информационного потока или (что одно и тоже) информации среды D.; 2). от k и r коэффициентов убывания количества информации в системе и ее нарастания; 3). от некоторой функции y=f(x) (где y параметр относящийся к бессознательному, а х - к сознанию), определяющей количественную разницу между Bn и Un. Причем Bn>>Un. Данная функция детерминирована генетически и является const.

    В пределах контекста вопроса, охарактеризуем сознание, как некоторую часть пространственно-временной энергоинформационной сущности ограниченного размера, локализованную и имеющую некоторую организацию. Пространство не является абстрактным понятием. Это вполне конкретная сущность, имеющая информационное содержание. Оно имеет сложную организацию, в виде объектов сознания, бессознательного их внутренней иерархии и связей между объектами. Объекты пространства (сознания) обладают свойством топологичности, то есть они расположены в среде сознания в многомерной системе координат. Исследуя топологичность объектов можно уточнить их сущность и связи между собой, а также характер функционирования.

    Определение сознания в психологии связывается со способностью субъекта выделять себя из окружающего мира, его способностью к самоотчету и самонаблюдению, с существованием его не только в индивидуальной, но и надиндивидуальной форме ("Я" и "Сверх-Я"). Сознание - как таковое не является "предметом" или "вещью". Оно понимается как интенциональное свойство мозга, т.е. направленное в своих актах на предмет. Сознание представляет собой внутренний мир чувств, мыслей, идей и других феноменов, которые непосредственно не воспринимаются органами чувств и принципиально не могут стать объектами предметно-практической деятельности ни самого сознающего субъекта, ни других людей. В онтологическом аспекте, существование сознания выражается понятиями "субъективная реальность", "идеальное". Сознание анализируется, исходя из его существенных структурных моментов посредством оценки понятийных структур.  Под организацией сознания понимается динамическая структура (сознания), то есть сознание определяется как нечто, состоящее из нескольких объектов, находящихся в постоянной динамике. Объект в динамике есть процесс. Все объекты информационные. Существует зависимость состояния одних объектов от других. Объекты существуют в некотором объеме пространства - пространство сознания. Объекты неравнозначны между собой. Каждый объект является порождением своего класса-источника данных.

    Безусловно, что сознание манипулирует информацией, сознание содержит только информацию, а значит, сознание есть в чистом виде информация.

    Второй, после сознания, структурой психической реальности является бессознательное - самодетерминирующаяся процессуальность, т.е. как "нечто, порождающее самое себя". Бессознательное (бессознательное психическое) - в наиболее распространенных значениях: 1) совокупность активных психических образований, состояний, процессов, механизмов, операций и действий, неосознаваемых без применения специальных методов; 2) самая обширная и наиболее содержательная часть (система, сфера, область, инстанция и т.д.) психики человека; 3) форма психического отражения, образование, содержание и функционирование которой не является предметом специальной ненаучной рефлексии; 4) состояние человека, характеризующееся отсутствием сознания (Новейший философский словарь).

    Одной из подструктур психической реальности является структура «Я», в которую в свою очередь входит подструктура - сознание = нестабильная, бесконечная, пульсирующая гетерогенность.

    Психическая реальность артикулируется языком - языковой передачей информации. Она презентирует сама себя, свое глубинное содержание, оказываясь самодостаточными "значимыми формами". В психической реальности возникает, порождается "модель ситуации", определяется как ментальная репрезентация событий, далее о ней ведется речь в тексте (понимание текста изначально означает, что реципиент создает ментальную модель событий, о которых повествует текст). Одним из аспектов (трактовка) психической реальности является по преимуществу и главным образом оформляемая языком и в языке знаковая реальность, выражаемая как совокупность текстов, интертекст. Ее проявлением являются принципиальные атрибутивные дискурсы (языковой и неязыковой), бессознательные процессы и преходящие определенности; становящееся релятивное бытие темпоральности, бесконечно варьирующейся в принципиально плюральных версиях конституирования прошлого и будущего, которые могут оцениваться в исследовании.

    Подструктурой психической реальности является "ЯЗЫК ТЕЛА" - совокупность телесных проявлений (особенностей внешнего облика, движений, мимики и жестов, внутренних ощущений людей), отражающая душевное состояние человека, его мотивы и особенности взаимоотношений с окружающим миром. Он существует постольку, поскольку человек является мыслящим существом, изначально находящимся к миру в семиотическом отношении. Вследствие этого тело рассматривается как текст, написанный на двух языках - природы и культуры (П.Д.Тищенко). Язык тела связан с динамикой бессознательных процессов. Единое психосоматическое проявление отражает один из элементов психической реальности.

    Важны три различных аспекта языка тела представленные в психической реальности: (1) коммуникативный, (2) психодинамический, (3) социальнокультурный. В своем коммуникативном аспекте язык тела семиотическая система, участвующая в процессе создания, хранения и передачи информации, т.е. в наибольшей степени уподобляется языку.

    Компонентами, проявляющимися в психической реальности, являются эмоции и аффекты. Опознаются скорее не сами эмоции, а так называемые "эмоциональные кластеры": т.е. совокупности сходных эмоциональных состояний (способы выражения "базовых" эмоций в различных культурах достаточно схожи).

    Психика человека во многом зависит от информационного воздействия и определяется именно через информационный обмен; как переход или перевод ее в одно из возможных для нее состояний, производимый либо ей самой, либо другой системой в результате получения и передачи информации. Информационная достаточность (сохранение и накопление имеющейся и поступающей в систему информации), что эквивалентно сохранению или повышению имеющейся организованности.

    Под воздействием информационного удара в психической реальности происходит разрушение ее структурности, нарушается механизм бинарных оппозиций. Бинарные оппозиции перестают исполнять роль несущих осей, являющихся организаторами мыслительного пространства. Начинают отражаться особенности пространственно-временных порядков, такие внутренние "меры", которые задаются взаимодействием и обусловлены природой и характером функциональных систем мозга. Возникает эффект «возвращающегося времени» и хаотичное слипание осколков пространств. В таком "возвращающемся времени" и внезапно проникающих друг в друга пространствах происходит разрушение структурности. Пространство порой сжимается к центру, а порой оно бесконечно с  хаосом частей, или в нем пусто. Линия «время-пространства» превращается в круг – повторение психопатологических расстройств. Появляется патологическое «пространство-время «Я Эго, Сверх-Я».  Происходит открытие другого пространства ("глубинного") связано с разрушением "Я". Здесь начинается проявления символизма и метафоричности: обнаруживается оппозиция "верха" и "низа", находящихся в отношении взаимной дополнительности, галлюцинаций, бреда. Объединяет их бездна - падение в нее обращается вхождением в другое пространство. Бездна - образ экстремального пространства и времени. Взрыв, исчезновение «Я» - точка перехода из нижнего пространства в верхнее.

    Отражение патологической психической реальности проявляется пространством "дискурсивных практик", в котором сопрягаются в речи разновременные, ускользающие из-под власти разума осколки пространств, воспроизводя динамику ирреального. Под воздействием психической травматизации при  этом в ходе разворачивания дискурса могут обнаруживаться зоны беспредельного "разрастания" дискурса, в ментальном пространстве с разверзнутостью бездны "беспорядка". Имеет место "внезапное появление высказываний", не укладывающихся в канон. Реальная креативность дискурсивных практик, открывающая возможность для модификаций содержания исчезает. Таящиеся в дискурсе возможности спонтанности, становятся случайными и непредвиденными, с выходом за рамки предсказуемости, чревато случайными непредсказуемыми поворотами в своем разворачивании.

    Патологическая психическая реальность не обладает креативным потенциалом самоорганизации, в ней преобладает хаос. В ней присутствуют потенциальные возможности бесконечного числа новых организационных трансформаций психической реальности. Происходит перманентная генерация новых версий организации, аналогичных по своему статусу тем преходящим макроскопическим картинам «нормальной» самоорганизации. Речь идет о патологической модели, которая продолжает формироваться и углубляться в процессе, который развивается, возобновляется, являя каждый раз новые версии своего бытия. Локальных событий разносятся по всей системе, приводя к возникновению новой макроскопической структуры и радикально изменяя предшествующий ход эволюции системы.

    Психотическое содержит характерные знаки, фигуры, отношения, структуры, которые читаются как необычный текст. Индивид с патологической психической реальностью открывает пространство "для чего-то, отличного от себя и тем не менее принадлежащего ему, тому, что он основал". У него развивается соответствующий тип дискурсивности с реактуализацией ментальных фигур, "ставших уже смутными или исчезнувшими" «происходит возвращение к некой пустоте». Возвращение заново обнаруживает нехватку; отсюда и вечная игра, которая характеризует эти возвращения - игра, состоящая в том, чтобы, с одной стороны, сказать: все это уже было - достаточно было это прочесть...; и, наоборот: да нет же - ничего этого вовсе нет" (Фуко М.). Возвращение с отсутствием смысла в семантических разрежениях текста, так называемых "пробелах", когда  речь идет, скорее, о том, что сказано поверх слов, в их разрядке, в промежутках, которые их разделяют" (Фуко М.).

    Для исследования психотической психической реальности необходимо воспользоваться положением из теории функциональных систем: «самоорганизации функциональной системы реализуется (в пределах определенного семантического поля возможного) посредством последовательной смены форм организации, каждая из которых не является следствием разворачивания предшествующих форм организации системы». Речь идет об исследовании принципиально непредсказуемых нелинейных динамик (как способа бытия нестабильных хаотизированных систем психики, форм стихийных нервных процессов, задающих неустойчивые параметры функционирования определенной системы и открывающих возможности новых форм ее бытия). Производится сопоставление одновременно и принципиально исходного состояния социальной среды, и неравновесного состояния функциональных систем психики. При этом открываются возможности прогнозирования новых форм и путей ее развития. Изучаются формы самоорганизации систем социальной среды, путь к которым открывается через понимание механизмов самоупорядочивания.

    Продолжая говорить о теоретико-методологических аспектах психотравматологии, нужно сказать, что теоретико-методологическая позиция психотравматологии рассматривает психические расстройства как следствия патологического информационного воздействия на психику (необходимо уточнение дефиниции патологическое информационное воздействие). Индивид реагирует на энергоинформационное воздействие социального (общественного) психического. Все, что может человек, в чем он проявляется, базируется не только на информации общественного психического (размещение части себя в теле), но и за счет встроенных (врожденных, если упрощенно понимать) функций в нейроструктуре (нельзя отрицать биологическую основу). Особый акцент в исследованиях, должен быть на изучении, в какой мере изменения в психическом состоянии и социальном функционировании пациентов связаны с факторами психогенной травматизации на том или ином этапе их (психогенеза) жизни.

    Структурный подход акцентирует аспект социальной структуры (целостность взаимосвязанных элементов), а функциональный - аспект социальной организации (принципы соотнесения и функционирования элементов) социума, общества как системы в целом. Центральным для структурно-функционального анализа является понятие функции, которая рассматривается в нем в двух аспектах: 1) как "назначение" ("роль") "одного" из элементов некоторой целостности по отношению к "другому" или к целостности (системе) в целом; 2) как такая зависимость в рамках данной целостности (системы), при которой изменения "одного" оказываются производными (функцией) от изменений "другого" (на уровне прикладных и (или) статистических анализов эта зависимость описывается через взаимоотношения зависимой и независимой переменных). В этом (втором) случае вводится понятие функциональных (функционально-организационных) связей (отношений, зависимостей) в ряду причинных, структурных, генетических связей внутри системы, а также между системами, системой и средой. Соответственно выделяются и процессы функционирования (поддержания организации-организованности, порядка) наряду с процессами производства (ресурсов), воспроизводства (структуры), в совокупности обеспечивающие стабильное существование системы (целостности) и соотносимые с процессами ее изменения и развития (как в результате "естественной" эволюции, так и вследствие специально предпринимаемых ("искусственных") усилий.

    Общество с его социальными структурами рассматривается с позиций семиотики и теории информации, как полиморфная система коммуникаций  имеющих инвариантом фундаментальное означаемое в форме бинарных оппозиций. Задачей структурного анализа, таким образом, является считка разнообразных символических форм как кодов.   Недостаточность методологии исчисления социальных закономерностей, ограниченность исследований закрытыми системами устойчивого значения.

    Чтобы надежно, достоверно и систематически охватить весь комплекс факторов, связанных с проблематикой, необходима соответствующая модель. Эта модель должна иметь иерархическую структуру, где каждый уровень иерархии отражает эволюцию системы в контексте, сформированном определенным набором законов и принципов. Среди этих уровней можно назвать нейронная сеть, функциональная система, психическая реальность с ее структурами.

    Касаясь, метода клинического обследования, очевидно, что постижение подлинной глубины переживаний, представлений человека во всей их поточности и континуальности, недоступно количественным методам и в большей степени доступно методам качественным. В то же время, углубление в историографию индивидуального случая приводит к потере возможности конструирования номотетики, что, в свою очередь, лишает исследователя возможности вынесения каких-либо сравнений и соотнесений. Одним их возможных компромиссов, предполагающих возможность гармоничного сочетания продуктивных возможностей количественных и качественных методов, представляет методологическая триангуляция, рассматриваемая многими исследователями как третий путь. (Оригинальную версию такого рода представляет методологический подход интегративной эклектики путем триангуляции). Касательно областей прикладных исследований, следует отметить, что происходит заметный переход от интраличностной и интерситуационной ориентации, к интерличностной и ситуационно-контекстуальной ориентации. Эти категории объемны по содержательным рамкам и позволяют охватить более широкий класс явлений реального социального бытия и причин психосоматического состояния индивида.

    Господствующая в психиатрии историография анамнеза изображает "позитивную" историю достижений и свершений и главным является описание клиники расстройств. Невозможно полностью "понять болезненную человеческую историю, если понимание отождествляется с поиском закона, сводящую любую историю к безличной причинно-следственной цепи". За рамками анализа оказывается все то, что в анамнезе было "ошибочным"; из истории жизни пациента элиминируется все, что может препятствовать возникновению тотального континуума "происшедшего на самом деле". Это объясняется нарушением процесса интроекции последствия своего поведения и его оценки и больной в ходе обследования ничего не рассказывает об этом, касаясь лишь отношений со значимыми людьми. Больной в течение длительного времени занимался стиранием доминирующих фактов текста своей истории. При исследовании его анамнеза должен создаваться новый исторический текст, в границах которого осуществляется воспроизведение подавленного травматичного прошлого.

    Предлагаемый в психотравматологии трансгенерационный подход с анализом линии жизни пациента позволяет увидеть в истории больного реально сложный, и принципиально нелинейный процесс. В этом подходе отсутствует заранее наложенная на него спекулятивную схему однозначных причинно-следственных цепочек, исключающих любую случайность и любое выбивающееся из общего правила явление как то, чем можно пренебречь.

    Понимание истории жизни больного складывается из единства фактов, из двух содержательных уровней: истории как внешнего социально бытия человека в смене своих типов во времени и как внутренней формы опыта (обыденного, эстетического, и т.д.).

    В процессе повествования каждый новый штрих "наполняет настоящим" все уже произошедшее, заново оживляет, определяет множество других аспектов пережитого и переживаемого, порождая интегративную сумму опыта.

    Повествовательная история жизни пациента - предмет конструирования, каждый раз вновь и вновь осуществляется "присоединение некоторого прошлого к текстуре настоящего", с метафоризацией, в виде особого текста.

    В ходе исследования мы проявляем картину жизни и болезни пациента, чтобы сделать ее ясной во всех деталях, совмещая события аутентичного момента инновационного настоящего, с воспоминаниями прошлых событий, т.е. актуализацией прошлого состояния, а в результате происходит обновление сознания, изменение порождающих структур психической реальности.

    Само по себе повествование это способ приведения реальности, состоящей из различных измерений, "темпоральностей" (природно-биологические микро- и макроритмы, время повседневности, большие ритмы социальной истории) к единой форме. Гетерогенные временные порядки сводятся синтаксическими структурами, сюжетными схемами, жанровыми конвенциями в связное, интеллигибельное целое.

    Повествование рассматривается как "главная функция " языка, мышления, конститутивный для психики процесс. Оно служит местом взаимоконвертации истории и текста, удерживая в себе значения и истории как совокупной событийности, реального и истории как частной последовательности событий, и изложение истории как формы описания событий (сюжетный текст). История жизни пациента доступна для нас только в "текстуальной форме". История (через ее рассказывание) подвергается "текстуализации" - и это единственный путь доступа к ней. Рассказанная история жизни пациентом не существует в качестве автономной субстанции, она вплетается в итерацию, приобретая тем самым актуальность для нас.

    Текст воспроизведенной истории, при последующем предъявлении парадоксальным образом вызывает к жизни ту ситуацию, которая переживалась, в то самое время. Он "артикулирует", "текстуализирует", "проявляет" ситуацию (бессознательные структуры) так, что в акте повествования языку удается "втянуть" реальное в структуры.

    Говоря об областях прикладных исследований психотравматологии, можно с определенными оговорками выделить: (1) проблематику психогенеза в контексте формирования и проявления его во взаимодействии с социумом; (2) проблематику социального воздействия на индивида; (3) проблематику личности в ее взаимодействии с непосредственным социальным окружением (социальное влияние и взаимовлияние; воздействие и взаимодействие и т.д.); (4) проблематика взаимоотношений индивида с его непосредственным окружением (семья, малая группа); (5) индивид и массовидные явления (толпа, паника, мода и т.д.).

    Сегодня необходимо сместить акцент на ассимиляцию новых идей в рамках гипотез, позволяющих увеличить объяснительный и прогностический потенциал. Накопление знания о психической деятельности человека предполагает постоянную критику принципов исследования, подходов, новую формулировку проблем. Это отражает логику развития научного знания; постоянно происходит изменение представлений о самом человеке и его месте в мире.

    1.2 Общие вопросы этиопатогенеза психических расстройств в психотравматологии

    Социально детерминированные психические расстройства, в основе детерминации которых лежит психотравматизация (результат социального, экономического кризиса) нуждаются в углубленном изучении. Полищук Ю.И. (2005) считает, что изучение их тормозится и отстает от других разделов психиатрии в силу  сознательного стремления представителей социальной психиатрии недооценивать роль и значения социальных факторов в развитии психических расстройств; игнорируется значение этой проблемы в силу позиции невмешательства психиатров в жизнедеятельность общества, чтобы избежать обвинений в использовании психиатрии в политических целях. Мы считаем, что проблема состоит в сосредоточении всех усилий психиатров на клинико-психопатологическом аспекте изучения этиопатогенеза психических расстройств.

    Александровский Ю.А. (2005), считает, что исследование тяжести и проявлений травматического воздействия необходимо проводить с такой позиции: динамика развивающихся психических расстройств идет в рамках единого патологического процесса от момента возникновения психогенного воздействия до формирования характерных проявлений болезненного состояния. Для рассмотрения механизмов необходимо опираться на разработанное представление об индивидуальном барьере психической адаптации человека.

    Областями исследования и подходами в исследованиях предполагаются: 1) наряду с уже достаточно хорошо изученными адаптационными реакциями, пограничными расстройствами (неврозы, реактивные психозы и др.) изучение самого психогенеза под влиянием психотравматизации; 2) частота и роль психической травматизации при расстройствах психотического спектра.

    При изучении адаптационных реакций, пограничных расстройств (неврозы, реактивные психозы) центральной частью содержания психогенного расстройства будет сама психическая травма. В построении невроза или психоза присутствует и другое содержание, другие факты и переживания как бы обогащающие состояние, но так или иначе сопряженные с центральной проблемой. Очевидно, что они прямо связаны с интрапсихической переработкой травматического фактора. Явно прослеживается работа механизмов психологической защиты. Необходимо углубление изучения этих механизмов.

    Важнейшим разделом психотравматологии является изучение этиологии психогенных психических расстройств. Развитию психогенных психических расстройств способствуют следующие факторы:

    - при невротических реакциях – значимые психотравмирующие воздействия, их внезапное возникновение, отсутствие подготовленности, отсутствие механизмов совладания;

    - при невротических проявлениях – несоответствие психологической, физической и профессиональной подготовки условиям и требованиям жизни и деятельности в условиях постоянно действующих психогений;

    - при невротических состояниях – хроническое фрустрирующая обстановка, препятствующая формированию механизмов адаптации, срывы соматопсихического функционирования;

    - при патологическом развитии личности – существование приобретенной преморбидной личностно-типологической уязвимости, дефектность базисных свойств с постоянным взаимодействием патологизирующей социальной среды.

    - при реактивных психозах – интенсивное психотравмирующее воздействие, внезапность развития, массивность последствий в виде потери значимых людей, материальных ценностей, отсутствие индивидуально-психологической подготовленности, отсутствие поддержки и взаимодействия с окружающими, отсутствие жизненного опыта по преодолению. 

    Психогения, несомненно, главный, системообразующий фактор и если ее нет, то о психогенном расстройстве и говорить невозможно. Как известно из практики, одно лишь наличие психотравмирующей ситуации не определяет развитие психогенного расстройства. Почему у одних людей она вызывает какие-то болезненные состояния (неврозы и проч.), а у других ¾ нет. Встает вопрос, - какие еще факторы могут способствовать или препятствовать развитию психических нарушений?

    Не менее важным является аспект, который может играть роль в развитии психогенных расстройств – это патологическая почва. Имеется в виду ранее экзогенно-органическое поражение ЦНС с  наличием остаточных явлений, либо присутствие какого-либо патологическое процесса, т.е. активно текущего патологического процесса.

    Даже в редких случаях полного прекращения действия психической травмы, как показывают клинические наблюдения последних лет, не происходит полный возврат к прежнему состоянию. Неизбежно остаются резидуальные явления. Эти явления могут быть фактором преморбидной личности. Нам важно знать и учитывать какую личность застала конкретная травмирующая ситуация. Это важный прогностический факт.

    Самым актуальным вопросом является: на что же действует психическая травма? Очевидно, что психическая травма проникает через сенсорную сферу. Где и как она  «прочитывается»? Из сенсорных регистров (буферов) информация поступает в систему распознавания данных. Механизм распознавания для визуальной информации известен. К сожалению, интроспекция как метод не позволяет нам определить, в каком кодовом виде существуют данные. Мы видим лишь зрительную картину, а механизмов, которые ее формируют, и процедур манипулирующих нет, то же с информацией по другим модальностям. В зависимости от текущих задач личности инициализируется семантический контейнер, который, взаимодействуя с памятью, формирует список рабочих, уже распознанных образов. Для построения образа объективной реальности психике требуется интеграция разделенных в пространстве и времени, но объективно связанных между собой сведений. Такая интеграция осуществляется в форме семантической организации разрозненных данных в целостные структуры, которые, будучи отражением объективной реальности, содержат больше информации, чем было использовано для их построения. Обусловленный этой интеграцией феномен порождения дополнительной информации можно рассматривать как процесс воссоздания свойств источника информации в моделирующей среде, путем целенаправленного применения операций трансформации знаний.

    После фиксации стимула, начинается процесс семантического кодирования, протекающий селективно к различным частям (признакам) информации о стимуле. Как было установлено в эксперименте, семантическое кодирование может протекать или последовательно или параллельно ко всем признакам стимула. Отсюда предполагается наличие процедуры разбивающий стимул на элементарные части (декомпозиция стимула) и выявление в памяти их аналогов. В случае если какое-то подавляющее количество этих элементарных частей находит свой аналог, стимул идентифицируется с вероятностью близкой к единице.

    Многочисленные исследования подтверждают предположение о существовании репрезентации информации, абстрагированной от физических свойств передающих ее стимулов. Семантическая репрезентация – это, прежде всего, репрезентация явлений и связей объективного мира в памяти человека. Память сложно организована. Причем рабочее пространство памяти нельзя  трактовать, как только пассивное, хранящее исключительно данные (понятия, образы и др.) или только активное, выполняющее множество вычислительных процедур, формирование процедур логических отношений, задаваемых шаблонами, поступаемых в индивида данными. Память, как некий, локальный объект, нельзя выделить, пытаясь четко обозначить ее границы. Информация хранится в памяти в основном в процессуальной форме. Это все тот же диалектический механизм свернутость-развернутость. Память – свернутое состояние (находящуюся в бессознательном), включает в себя собственно данные, их описание, процедуры манипулирования описаниями и данными, процедуры построения новых данных, рассматривается как программный континуум. Части, которого в отдельные моменты времени могут меняться, а могут длительное время оставаться без изменения.

    Далее оценка информации происходит путем образование класса вербализируемых образов.

    Психическая травма непосредственно на эмоции не действует. Эмоции возникают тут же, вслед за получением травмы. В момент воздействия психической травмы вовлекаются все психические функции. Она действует и на личность человека. В центре личности находится структура «Я», которая, несомненно, связана с феноменом сознания. Сознание - это то поле феноменов, внутреннего и внешнего пространства, которое доступно контролю, а точнее наблюдению и регистрации. Однако в сознание не встроены средства анализа состояния объектов сознания. Мы указали, что сознание является одной из структур психической реальности, отсюда правомерное заключение, что травма связана со структурами психической реальности; их повреждение сопровождается психическими расстройствами.

    На что же действует психогения в структуре самой личности? Максимально непротиворечивым будет предположение, что она блокирует реализацию какого-то влечения, инстинкта. Правомерно предположить, что этим является инстинкт самосохранения, безопасности.

    Нет клинических данных, позволяющих считать, что при психогениях повреждается глубинное чувство «Я», как, например, при синдромах помрачения сознания при шоковой травме. Удары приходятся по сферам ближайшим к «Я», сферам благодаря которым инициируются все виды психической активности (сфера потребностей). В этих случаях разрушительная сила психогенного воздействия ослабляет возможности психологических защит личности. Очевидно, что в повседневной человеческой жизни существует много факторов имеющих агрессивный характер, но благодаря механизмам психологических защит они не производят повреждающее действие, их деятельность приводит к некому балансированию, равновесию и гомеостаз внутренней среды сохранятся.

    В зависимости от глубинности пораженной структуры, задействованности регистра психической реальности будет и клиническая картина психических расстройств.

    Следующими вопросами для исследования в психотравматологии являются:  1). сила воздействия травмы. Сегодня мы не можем количественно измерять этот фактор. Силу воздействия мы можем оценивать лишь приблизительно. Сила воздействия тем больше, чем больше модальностей перекрыто психогенными воздействиями; 2). психическая травма может быть различной глубины; 3). время развития травмирующей ситуации. Чем более растянуто во времени патологическое воздействие, тем больше возможностей у человека решить проблему, принять адекватные меры, настроиться, мобилизоваться, т.е. минимизировать последствия травматической ситуации (при медленном темпе нарастания угрозы есть время для срабатывания защитных механизмов) на уровне сознания. При быстром темпе развития ситуации, защитные механизмы не успевают включиться, человек не успевает подготовиться, организовать линию обороны, подключить помощь извне;  4. семантика психической травмы.

    В клинике иногда мы можем видеть странные явления. Больные, выдерживали натиск серьезных психических травм, а в последующем, в какой то момент дают тяжелое реактивное состояние в ответ на малозначительное воздействие. Реакция как бы не соответствует тяжести патогенного фактора. Возможно, это объясняется тем, что длительное время накапливались какие-то механизмы, но под влиянием триггерного переживания, которое хоть и было незначительным, но было последним и достаточным для срыва адаптационных механизмов. Иногда наблюдаются случаи большой отставленности возникшей реакции (на годы) после возникновения первой в последовавшем ряду психотравм, а иногда и самой тяжелой среди них, но которую человек выдержал.

    Прежде всего необходимо учитывать эффект сенсибилизации психики последующим психотравмам, после получения первой. Концепция сенсибилизации организма в случаях его физиологического повреждения сформулирована и аргументирована Сперанским еще в позапрошлом веке на материале терапевтическом, а в дальнейшем ее развивали применительно к психиатрии некоторые отечественные исследователи. Механизм ее очень прост: после получения первой, или очередной, психической травмы, пока она не изжита, не ассимилирована во внутренний опыт личности, человек, имеет пониженный порог восприимчивости к следующей травматизации. В таких условиях полученная вторая травма еще более снижает этот порог и облегчает возникновение третьей и т.д.

    При накоплении психических травм постепенно исчерпываются адаптационные возможности и защитные механизмы психики, и происходит срыв, развивается болезненное состояние.

     Психические травмы, как показывают клинические наблюдения, не существуют в психике пострадавшего изолированно, а они взаимодействуют друг с другом. Во-первых, возникает суммация эмоционального компонента, что оборачивается ростом психического напряжения, нагрузкой на сомато-эндокринную сферу. Во-вторых, суммация возникает на уровне сознания, личности в виде появления определенных смысловых образований.

    Психотравматология должна решать вопросы диагностики, лечения, профилактики и превенции психических расстройств, используя подходы, механизмы упрочения саногенных и корригирования патогенных факторов внутренней и внешней среды организма, приводящих к восстановлению здоровья и улучшению качества жизни.

    В психотравматологии подход не нозологический: «Нозологической единицы строго определенной, всегда себе равной, в природе не существует» (Тимофеев Н.Н., 1965); мы придерживаемся в исследовании изучений «спектра» психических расстройств, отражающий уровень поражения психики (невротический, патохарактерологический, психотический). Экстранозологический подход дает потенциальную возможность (не следовать устоявшимся стереотипам и догмам) проводить детальный анализ производящих и сопутствующих причин в генезе изучаемых психопатологических состояний, определение глубины дезорганизации психической деятельности, вычленение патогенных факторов вызывающих нарушение психики, рассмотрение динамики психологических и психопатологических явлений на этапах психогенеза в зависимости от внешнесредовых воздействий.

    Углубление исследования форм и вариантов психических расстройств имеет значение для эволюционно-динамического анализа всей совокупности психопатологических феноменов возникающих при психотравматизации (на начальных и отдаленных этапах).

    Приведем основные клинические проявления психогенно спровоцированного патологического процесса в зависимости от регистра психической деятельности:

    - невротическая реакция – контролируемое чувство тревоги, страха, полиморфные невротические проявления и личностно-типологические особенности;

    - невротические проявления (невроз) – астения, тревожная напряженность, расстройства сна, вегетативные проявления, соматические нарушения, снижение порога переносимости вредностей;

    - невротическое состояние – неврастенические, истерические, ипохондрические, депрессивные, обсессивно-фобические проявления;

    - патологическое развитие – различные личностные изменения;

    - психотический регистр (аффективно-шоковые реакции и реактивные психозы) – страх, нарушение осознания окружающего проявляющееся нарушением способности к отражению сущности происходящего, дезорганизация поведения, отсутствие адекватного восприятия своего состояния, галлюцинации, бред, нарушение сознания.

    В условиях пролонгированной психотравматизации системы организма оказываются активированными постоянно в течение длительного времени. Срыв адаптационно-защитных реакций организма имеет в своей основе эндокринно-биохимические нарушения, до которых доходит травма. Уже выявлены некоторые основные показатели этих нарушений:

    - при реакции на травму происходит инволюция тимико-лимбического аппарата; увеличение уровня свободных форм катехоламинов в крови; увеличение содержания всех молекул катаболизма свободных и коньюгированных форм катехоламинов; усиление процессов перекислого окисления липидов; иммуносупрессия.

    - при невротических состояниях происходит увеличение уровня циркулирующего кортизола; увеличение содержания глюкокортикоидов; появление дефицита свободных форм катехоламинов и их метаболитов; нарушения иммунного гомеостаза на разных уровнях.

    - при патологическом развитии личности отмечается хроническая недостаточность функциональной активности катехоламинергической  нейромедиации; увеличение интенсивности процессов сульфоконьюгирования катехоламинов; снижение активности дофамин-бета-гидроксилазы; увеличение скорости моноаминооксидазного и сульфоконьюгирующего путей катаболизма катехоламинов; угнетение ключевой реакции биоэнергетики – окислительного фосфорилирования в коре головного  мозга и лимбической системе; нарушение иммунного гомеостаза (по Дроздов А.З., Коган Б.М., Чехонин В.П. 1998).

    Для развития психотравматологии будет важным принять во внимание и сосредоточить усилия, в изучении проблем имея в виду несколько направлений. Одним из направлений является изучение адаптационных и дезадаптационных состояний.

    Изучены и описаны варианты дезадаптивных состояний:

    Астенический вариант дезадаптационного состояния: слабость, раздражительность, неуверенность в своих  силах,  постоянная  тревожность,  страхи.

    Дистимический вариант  дезадаптационного  состояния:   повышенная раздражительность, плаксивость,  частая  смена настроения,  неуступчивость, недовольство  окружающим,  вспыльчивость,   агрессивность (Семке В.Я., Положий Б.С., 1990).

    Дезадаптивные состояния  имеют этапы развития: 1. этап - развитие  с преобладание проявлений тревожного ряда (Березин Ф.Б., 1988); 2. этап - недифференцированного либо  бредового  страха  (Ковалев  В.В., 1979). Длительный период "свободно плавающей тревоги",  продолжается несколько месяцев, выражается в постоянном двигательном беспокойстве,  капризности, неусидчивости, нарушениях сна  и  гиперестезических  реакциях  (Сахаров  Е.А., 1997). Аффективная напряженность с отрицательными образными переживаниями ведет к повышению ранимости с переходом в астенизацию,  со  сверхценным  отношением  к  себе,  сопровождаясь  заниженной самооценкой и чувством вины. Возникающие  расстройства  сохраняются  в  ларвированном виде (Скобло Г.В.,  Дубовик О.Ю., 1992). По мере углубления нарушений аффекта и возникновения депрессии, происходит изменение  характерологических черт (Метиашвили М.Г.  и соавт., 1984). Нарастают такие проявления, как  тревожность,  ранимость, застенчивость,  мнительность, робость. Формируются и такие проявления как  псевдоаутизм,  астенический  дефект. При наличии  ресурсов  возникают  гиперкомпенсаторные  образования  в виде скрупулезности, педантичности и др.

    Под влиянием психогений наступает срыв высшей нервной деятельности, проявляющийся в развитии психоадаптационного синдрома. Выделяют четыре варианта психоадаптационного синдрома:  1.  Астенический (проявляется жалобами на усталость, боли в мышцах, общую вялость, разбитость); 2. Дистимический  (состояние от психологического дискомфорта до агрессивной настроенности к окружающим);  3. Психовегетативный (пароксизмально возникающие расстройства вегетативных функций,  преходящие головные боли, бессонница,  необъяснимая тоска с неусидчивостью); и 4. Дисмнестический (преходящие нарушения в мнестико-интеллектуальной сфере), - проявляющейся расстройством внимания, памяти, ошибками в оценке временных интервалов.

    Следующим направлением в сосредоточении усилия психотравматологии является детская психотравматология. Считаем, необходимым остановиться, кратко, на некоторых моментах детской психотравматологии, т.к. она имеет свою специфику. Изучение роли насилия в отношении детей стало изучаться сравнительно недавно. Неоспоримым признанием стало значение травматизации в детстве на развитие психических расстройств во взрослом состоянии.

    Рождение, развитие индивида происходит в семье. Жизнь и психологический климат в семье детерминирован многими симультанно действующими факторами (социальными,  экономическими,  биологическими, психологическими и т.п.), и являются тем паттерном,  который определяет его психологическое здоровье. Информационные среды, в которой родился и развивается ребенок, формируют его  физическое  развитие,  созревание,  развитие познавательной, мыслительной деятельности, эмоционального созревания и  формирование  характера. Недостаток информации из окружающей среды или различного вида депривации ограничивают развитие ребенка по всем направлениям, а перенасыщенная информацией среда с хаотической организацией стимулов его дезорганизует.

    Масштабы насилия над детьми поражают, что обусловило, в последнее время интенсификацию изучения этой крайне важной проблемы. Подход в изучении должен быть системным, комплексным. Необходимо углубить изучение и выделить виды психических травм, психогений. Изучить последствия от них с учетом этапа психогенеза. Изучить изменения, после их воздействия, на когнитивное, эмоциональное, физическое, социальное развитие.

    В изучении следует придерживаться, на наш взгляд, следующих видов насилия (у детей):

    Физическое насилие: избиение, удушение, ожоги или причинение другого физического вреда.

    Угрозы и терроризирование – унижение достоинства ребенка, угрозы наказанием,  угрозы насилием, оскорбление, использование ненормативной лексики в адрес ребенка; Изолирование – ограничение социальных контактов ребенка со сверстниками, родственниками или другими значащими взрослыми, принудительное пребывание дома вплоть до перевода на домашнее обучение.

    Пренебрежение воспитанием, Игнорирование нужд ребенка. Это неудовлетворение физических и психологических потребностей (неспособность или нежелание родителей выражать привязанность, любовь и заботу к ребенку, игнорирование его потребности в безопасности, поддержке, одобрении, общении), что приводит к серьезным нарушениям в здоровье и развитии. Родители не предоставляют необходимого питания, одежды, не защищают от физического вреда или опасности или не обращаются в необходимых случаях за медицинской помощью.

    Отвержение, Эмоциональное насилие – публичное унижение ребенка, предъявление чрезмерных, не соответствующих его возрасту и возможностям требований, публичная демонстрация отрицательных поступков и качеств ребенка, постоянное аппелирование к чувству вины, стыда, жесткая критика. Неспособность одного из родителей защитить ребенка от насилия со стороны другого родителя (чаще отца), считается как активное насилие.

    Сексуальное насилие, Развращение – склонение к сексуальным отношениям, принуждение и склонение к сексуальным действиям в различных проявлениях; создание мотиваций асоциального поведения, на воровство, проституцию, употребление алкоголя и наркотиков.

    Рабочая классификация травм и психогений приведена ниже. Последующие исследования приведет к их уточнению применительно к детям.

    Психическая травматизация, отсутствие эмоциональной поддержки и сопровождения ребенка со стороны родителей нарушает его развитие, что сопровождается различными нарушениями: 1). в аффективной сфере – нарушения проявляются в подавленном состоянии, беспокойстве и высоком уровне тревожности, невротических страха, сниженного эмоционального фона; 2).  в когнитивной сфере – нарушения проявляются задержкой интеллектуального развития, нарушение внимания, плохой памятью; 3). в поведенческой сфере – делинквентное и девиантное поведение, замкнутость, агрессивность, отсутствие потребности в формировании взаимоотношений со сверстниками.

    В практической диагностике психического состояния детским психиатрам, психотерапевтам и психологам следует использовать выделяемые характерные особенности психического состояния и поведения детей разного возраста, подвергающихся насилию:

    - дети до шести месяцев не улыбаются, малоподвижны, безразличны к окружающему, у них отсутствуют практически реакции на внешние стимулы;

    - от полугода до полутора лет дети боятся родителей и физического контакта с любым взрослым, настороженны, постоянно капризничают, проявляют явный испуг, если взрослый хочет взять их на руки;

    - дошкольники (от трех до шести лет) проявляют чрезмерную уступчивость и заискивающее поведение во взаимоотношениях с взрослыми, агрессивны, лживы, замечены в воровстве, жестоки по отношению к животным и младшим, очень болезненно реагируют на малейшее замечание. Их реакция на боль пассивна.

    - младшие школьники бояться после школы идти домой, и выискивают для себя множество убедительных причин для позднего появления дома. Одиноки, у них отсутствуют не только друзья, но и приятели. Они понимают, что действия их родителей по отношению к ним незаконны и по причине страха, осуждения со стороны сверстников, они скрывают истинные причины собственных травм;

    - подростки выражают свой протест случаями насилия, побегами из дома, суицидальными попытками, употреблением алкоголя, криминальным поведением.

    Выделены  формы (не психотические),  реагирования на психогенные факторы окружающей среды (обусловлены вовлечением  соответствующего уровня психической деятельности), их учет позволяет выбирать необходимые методы терапии. Схема:

             Форма                                                  Уровень психики

         Астеническая                                          соматовегетативный

         Эксплозивная                                         аффективно-двигательный

         Истерическая                                          сенсомоторный и аффективный

         Обсессивная                                            идеаторный

    Для практической деятельности следует учитывать, что клиническим выражением психической травматизации являются:

    - регрессивно-дизонтогенетические расстройства (энурез, энкопрез, парциальные формы мутизма,  задержанное речевое,  психомоторное развитие, стереотипии);

    - признаки  гиперкинетичекого  расстройства  или синдром дефицита внимания;

    - флюктуирующие  или  постоянно  выраженные проявления личностных реакций;

    - эмоциональные и мотивационные нарушения с когнитивно-позитивной и когнитивно-дефицитарной симптоматикой;

    - затяжные депрессивные состояния с  соматоформными  расстройствами и вторичными реакциями  регресса,  (системные  дисфункциональные физиологические нарушения).

    Признаки дезадаптивного  состояния  на уровне личности,  включают интеллектуальную недостаточность различной степени выраженности с системными нарушениями школьных навыков, незрелость эмоционально-личностного развития и рано проявляющиеся расстройства привязанности и  общения.

    Личностный регистр нарушений представлен:

    - инфантилизм - различные варианты;

    - патохарактерологические радикалы неустойчивости и  "аструктурности" личности с чертами пассивности и зависимости;

    - социально-психологическая деформация с  когнитивно-дефицитарной и поведенческой картиной.

    При наличии стойкого дистрессового состояния личностный  регистр нарушений составляют или вернее он представлен формирующимися аномально-личностными свойствами смешанного характера с радикалами  сенситивного, шизоидного и истеронеустойчивого типов. Проявляются позитивными и негативными симптомами,  и сложными поведенческими  реакциями  (Заимов К., 1981).

    Проведенные исследования установили, что на воздействие психической травмы возникает три варианта патологического реагирования:  невротический, патохарактерологический, реактивно - психотический.

    При диагностике, оценке психического состояния больного, обязательно нужно просканировать все жизненное поле пациента, чтобы представить себе всю сумму психогенных факторов, представить себе всю хронологическую линию и семантическую архитектонику перенесенных травматических ситуации и их вклад в формирование его психики. Нужно оценить полученный материал в плане действия фактора сенсибилизации, эффектов запоздалой реактивности, учесть площадь, глубину и темп развития состояния. Учет этих аспектов сделает диагностику более уверенной.

    Для формирования теоретического и практического базиса психотравматологии (по результатам проведенного автором исследования) предлагается к использованию рабочая систематика психогенных травм:

      Тип А. Внешний энергоинформационный «удар»:

         1.Сверхсильные, острые,  внезапные психогенные травмы: смерть на глазах ребенка, убийство, изнасилование. Уход из семьи родителя.

         2.Психогенно травмирующие события  в виде:  природная катастрофа,  техногенная авария, несчастный случай.

         3.Психогенные травмы, связанные с воздействием на внутренние психологические комплексы (публичное унижение, побои, необоснованное обвинение и др.).

         4. Психогенные травмы в виде социально-стрессовое событие (потеря имущества, финансовые потери и др.).

         Тип Б. Внутренний энергоинформационный «удар»:

         1.Психогенные травмы, как ключевые  переживания  по отношению к каким-либо особенностям собственной личности, которые вызывали неразрешимый внутренний конфликт (неудачи, нерешенные задачи, не достигнутые цели).

         2.Психогенные травмы как сформированные установки, результат рефлексивной переработки человеком информации: – о реальных результатах собственной деятельности; - о существующих на данный момент в социуме объективных возможностей самореализации; - об имеющихся в ближайшем социальном окружении моделях «самоосуществления».

         Тип В. Комбинированный внешневнутренний энергоинформационный» удар»:

         1.Психогенные травмы, связанные с депривацией (комбинация отсутствия сформированных ресурсов в следствии депривации, ключевые  переживания  по отношению к каким-либо особенностям собственной личности, отсутствие в социуме объективных возможностей самореализации).

         2.Хроническая фрустрирующая обстановка с периодически повторяющимися травматичными событиями.

         3. Комбинация острых  и хронических психогенных травмирующих событий.

    В сис­те­ме воз­дей­ст­вую­щих психогенных фак­то­ров вы­зы­ваю­щих пси­хи­че­ские рас­строй­ства (Алек­сан­д­ров­ский Ю.А., 1993), су­ще­ст­вен­ное ме­сто за­ни­ма­ют пси­хо­ге­нии. Ис­сле­до­ва­ния по­след­них лет (Калшед Д., 2001; Кровяков В.М., 1996; Тэхкэ В., 2001; Столороу Р. и соавт., 1999) од­но­знач­но сви­де­тель­ст­ву­ют о значительной ро­ли пси­хо­ген­но­го фак­то­ра в ста­нов­ле­нии психической па­то­ло­гии. Это под­твер­жда­ет­ся и ре­зуль­та­та­ми проведенного автором ис­сле­до­ва­ния, со­глас­но ко­то­рым дос­та­точ­но чет­ко ус­та­нав­ли­ва­ет­ся та­кое зна­чи­мое об­стоя­тель­ст­во, что психическому заболеванию предшествует психическое насилие над личностью, накопление со­стоя­ний по ти­пу не­бла­го­при­ят­ных ди­на­ми­че­ских сдви­гов (с пре­об­ла­да­ни­ем ас­те­ни­че­ской, аффективной симптоматики, возникновение психосоматических заболеваний, задержка психического развития), после длительных фрустрирующих переживаний. Психические расстройства у больных, имевших в анамнезе массив из психических травм, имеют самую выраженную тяжесть. Течение заболевания принимает тяжелый характер и в клинике преобладает параноидная, галлюцинаторно-параноидная симптоматика.

    Ус­та­нов­ле­но, что вид, характер  и  па­ра­мет­ры психогенного воздействия обуславливают соответствующие реакции и состояния, оп­ре­де­ляют глубину поражения и клиническую кар­ти­ну (преобладание либо аффективного, либо когнитивного компонентов). Выявлена важность возраста воздействия травм и психогений (важна степень развития базовых адаптивно-развитийных систем). Именно насилие в раннем детстве приводит к нарушению формирования  развитийно-адаптационных систем организма больных.

    Проведенное исследование пред­ста­вило воз­мож­ным сфор­му­ли­ро­вать не­ко­то­рые об­щие характеристики пси­хо­ген­ных пе­ре­жи­ва­ний (тре­бую­щие уче­та при по­строе­нии ле­чеб­но-реа­би­ли­та­ци­он­ной про­грам­мы при работе с конкретным пациентом).

    С уче­том, в пер­вую оче­редь их со­дер­жа­ния, со­от­вет­ст­вен­но - зна­чи­мо­сти, по результатам исследования, представляем рабочую классификацию пси­хо­ге­ний:

    1. категория. Психогении  с фрустрирующим воздействием,  опосредованным через опасения за собственную жизнь и жизнь близкого.

    2. категория. Психогении общефрустрирующего характера (ограничение контактов, требование и категоричный  запрет  на  общение,  требование "безупречного" поведения,  соответственно  при  нарушении - наказания; требование хорошей учебы;  наказания за проступки; ущемление самолюбия и унижение;  подчеркнутое пренебрежение и отвержение; подавление интересов).

     3. категория. Объединяет психогении,  связанные с осознанием собственных недостатков (ключевые переживания по отношению  к  собственным особенностям), (мысли о неспособности соответствовать ожиданиям других или собственным ожиданиям; об эмоционально пустой жизни; об отсутствии настоящих друзей, любви; о собственной непривлекательности и физическом несовершенстве;  неспособность найти мир и согласие в своей собственной жизни) и  конкретных  возникающих ситуаций как непосредственно угрожающих престижу, сопровождающихся унижением.

     4. категория. Психогении,  которые  относятся к "семейно-бытовым": а/ неудовлетворительные отношения с родителем /с супругом;  б/ не удовлетворяющие отношения с совместно проживающими родственниками;  в/ тяжелые болезни у родственника;  г/ проблемы с воспитанием детей; д/ материально-бытовая неустроенность.

     5. категория. Комбинация острых и хронических психогений.

     Раз­гра­ни­че­ние вто­рой и треть­ей ка­те­го­рии фру­ст­ри­рую­щих фак­то­ров в из­вест­ной сте­пе­ни ус­лов­но, од­на­ко име­ет, как по­ка­за­ло ис­сле­до­ва­ние прак­ти­че­ский смысл при ис­сле­до­ва­нии пси­хо­ге­не­за рас­стройств (пре­иму­ще­ст­вен­но, ди­на­ми­че­ских па­ра­мет­ров).

    По результатам исследования для каждой категории обследованных больных были выделены сочетание психотравматизирующих воздействий, которые обусловили (детерминировали) их психогенез:

     Для олигофрении было характерно: психические травмы в 1 и 2 возрастном периоде тип В1., В2.; в третьем возрастном периоде тип Б; по психогениям:  в 1 и 2 возрастном периоде 3 категория; в третьем возрастном периоде 3 и 5 категории.

    Для шизофрении было характерно: психические травмы в 1 и 2 возрастном периоде тип А1., А3.; в третьем возрастном периоде тип Б; по психогениям:  в 1 и 2 возрастном периоде 1 и 2 категория; в третьем возрастном периоде 3 категория.

    Для расстройств личности было характерно: психические травмы в 1 и 2 возрастном периоде тип  В2; в третьем возрастном периоде тип А3; по психогениям:  в 1 и 2 возрастном периоде 1категория; в третьем возрастном периоде 2 категория.

    Для алкоголизма и здоровых преобладающий вид травмы не выделен, т.к. их число было незначительным. По психогениям также нет четкого преобладания в том или ином возрасте, а по категории это 2 и 4.

    В результате воздействия психической травмы возникают психобиологические отклонения (вследствие способности нейронов к физическому изменению). Отмечаются, как минимум, четыре психобиологические отклонения: 1) психобиологические эффекты (чрезмерные вегетативные реакции на стимулы, напоминающие о травме; возбуждение на сильный нейтральный стимул из-за утраты способности разграничивать стимулы). 2) нейрогуморальные эффекты (повышение уровня катехоламинов; снижение уровня глюкокортикоидов; снижение серотонинэргической активности; усиление опиоидного ответа). 3) нейроанатомические эффекты (уменьшение объема гиппокампа; активация миндалины; снижение активности поля Брока). 4) уменьшение иммунологического ответа.

    Результаты исследования позволяют предложить обобщенную модель, отражающую взаимоотношения психической травматизации и типами нарушения психического развития, в соответствии с фазами развития (психика должна быть готова к формированию структур, т.е. она должна достичь, предопределяемая процессами созревания восприимчивости к специфическим факторам):

    1.пренатальный онтогенез и ранний психогенез до 3-х – 5 лет, сопровождающийся психической травматизацией матери и ребенка приводит к ранним нарушениям, которые проявляются общей структурной слабостью адаптивно-развитийных систем с формированием недостаточного или неправильного функционирования барьера психосоматической адаптации для раздражителей, что существенно ограничивает способность организма поддерживать базисный гомеостаз; Обуславливают проявление умственной отсталости.

     2.психическая травматизация психогенеза от 5 до 9 лет – препятствует формированию базисной структуры психического аппарата, влияя на прочность связей. Сила  и продолжительность травмирующего воздействия в совокупности с продолжительностью травматичных переживаний детерминируют степень, в какой адаптивные структуры психики оказываются недостаточно развитыми. Блокировка развития скажется в последующей жизни в моменты, когда необходимо прибегать к недоразвитым формам психических структур (проявляется нарушением контроля, канализирование и нейтрализации). Обусловливает  развитие шизофрении.

     3.С низким уровнем  структурного развития связана история длительного существования серьезного травматического переживания. Психическая травматизация онтогенеза от 9 до 12 лет (поиск идеальных фигур). Приводит к формированию расстройства личности.

    4. Онтогенез 12-18 лет, пубертат – соматоэндокринные перестройки в сочетании с кумуляцией травм приводят к психозу. Травматичные события обнаруживают несостоятельность адаптивных механизмов принадлежащих ранним и этому периоду. В результате травмирования происходит регрессия. Травмы ведут к регрессивному движению в сторону архаичных форм и фрагментации. Отсутствие (не приобретено), необходимой внутренней структуры, психика остается фиксированной на архаичном уровне организации.

    5. В последующие периоды развития при воздействии психических травм, которые обнажают ранние повреждения психических структур, приводят к психическим расстройствам. Дефект – нарушение структуры, который может оставаться скрытым, но при воздействии психогений становится причиной разрыва, уничтожающего структуру.

    6.  Накопленный опыт, вне данного исследования, позволяет утверждать, что в период инволюции психические травмы и психогении приводят к запуску регрессивного развития.

    В основу систематики психопатологических расстройств в психотравматологии должны быть положены этиологический, патогенетический и клинический принципы. Важным является: наличие в анамнезе пациента психотравм, связь психических нарушений с психотравматизацией, участие психогенных факторов в возникновении и динамике психических расстройств.

    Этиологические и патогенетические факторы психических расстройств в своем развитии непосредственно  связаны  с  непрекращающимся развитием целостного организма (феномен целостности реализуется через: дифференцированность, иерархичность, интегрированность).

    Патологическое развитие - это глубокая перестройка (трансформация структур) психики: 1.преимущественно в системе социально-психологических отношений и 2. в мотивационной сфере (направленности).

    Полученные данные исследования позволяют представить типы  нарушений  психического развития:

    1.отсутствие развития - смерть на ранних этапах пренатального и постнатального онтогенеза;

    2.частичное развитие или необратимое недоразвитие (разные виды умственной отсталости,  олигофрения);

    3.дисгармоническое развитие - психопатии; 

    4.регрессирующее развитие - дегенеративные и текущие органические заболевания ЦНС;

    5.альтернирующее  развитие (асинхронии созревания), что проявляется различными характерологическими и поведенческими проявлениями;

    6.развития  после психогений, соматогений;

    7.развитие, измененное по качеству и направлению – шизофрения;

    8.остановка развития и распад в пожилом возрасте.

    Пред­ла­гае­тся руководствоваться системными представлениями и прин­ци­пами сис­тем­ной оцен­ки кли­ни­ко-ди­на­ми­че­ских за­ко­но­мер­но­стей фор­ми­рования пси­хи­че­ской па­то­ло­гии с использованием «осевого подхода». Теоретическим обоснованием его служат  представления,  выработанные на основе синтеза знаний из различных областей научного исследования и развиваемые целым рядом  современных  психиатров, нейрофизиологов, психологов.

    1.Ось: времени (пренатальный и постнатальный онтогенез; особенности протекания возрастных этапов; структура жизненных событий на возрастных этапах; повторяющиеся эмоциональные и когнитивные паттерны развития).

    2.Ось: вид (депривации, травмы и психогений), фрагмент воздействия несущий основной смысл или его отсутствие  (информационный удар в виде травмы, психогений).

    3.Ось: фокус взаимодействия, интерперсональные матрицы (патохарактерологические особенности родственников; значащий другой; отношения окружающего; Я; внешняя среда - внутренняя реальность).

    4.Ось: вид дезадаптации или тип патологического развития (умственная отсталость; расстройства личности; шизофрения и др.). Способы ответа на травмы, уровни реагирования (непосредственное отреагирование в поведении, импульсивные реакции, формирование «ложного Я», психосоматические расстройства; способ через внутрипсихического дистанцирования или отставленности, механизмы симптомообразования). Структура патологических психических процессов (симптомы и синдромы психических расстройств).

    5.Ось: медицинский и социальный аспект по­строе­ния сис­те­мы ле­чеб­но-про­фи­лак­ти­че­ских ме­ро­прия­тий.

    1.3 Организационный, правовой аспекты психотравматологии

    Современный этап психотравматологии как конкретной научной проблемы связан с увеличением частоты внезапных бедствий, катастроф, аварий, террористических актов, последствий военных и этнических конфликтов и других психотравматичных ситуаций. Чрезвычайные ситуации стали данностью повседневной жизни (Казаковцев Б.А., 2005). В последнее время к чрезвычайным ситуациям стали относить и ситуации, возникающие как следствие смены социально-политического устройства общества (Кекелидзе З.И., Морозова И.Г., 2001). Население страны постоянно пополняется лицами с психическими расстройствами, пострадавшими в чрезвычайных ситуациях.

    В различных странах стремятся к обобщению опыта оказания психологической и психиатрической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях для совершенствования планирования и организации реагирования органов управления здравоохранением. В некоторых странах создана сеть медико-психологических учреждений для безотлагательной помощи лицам, находящимся в состоянии паники, ажитации после чрезвычайной ситуации. Созданы программы обучения бригад для реагирования на стрессовую ситуацию. Проводятся тренировки, чтобы повышать устойчивость их членов в качестве спасателей. Имеется тенденция заблаговременного планирования эффективной интеграции ресурсов в области оказания помощи в сохранении, восстановления психического здоровья.

    В России наиболее значимыми по частоте, длительности и тяжести психиатрических последствий являются чрезвычайные ситуации, связанные с террористическими актами, боевыми действиями, экономическими потерями, природными и техногенными авариями, транспортными происшествиями, насилием.

    Чрезвычайные ситуации подразделяют на: локальные, местные, территориальные, региональные, федеральные и трансграничные. Локальной чрезвычайной ситуацией, в результате которой страдают не более 10 человек либо нарушаются условия жизнедеятельности не более чем у 100 человек и зона чрезвычайной ситуации не выходит за пределы территории объекта производственного или социального назначения.

    Местная чрезвычайная ситуация - это ситуация в которой пострадало свыше 10, но не более 50 человек либо нарушены условия жизнедеятельности свыше 100, но не более 300 человек, а зона чрезвычайной ситуации не выходит за пределы населенного пункта, города, района.

    К чрезвычайной территориальной ситуации, относится ситуация, в результате которой пострадали свыше 50 человек, но не более 500 человек, либо нарушены условия жизни свыше 300, но не более 500 человек, а зона ситуации не выходит за пределы Российской Федерации.

    Правительством утверждено Положение «О классификации Чрезвычайных Ситуаций природного и техногенного характера» (Постановление правительства Российской Федерации от 13 сентября 1996 г. № 1094). Оно было принято в соответствии с Федеральным законом от 21 декабря 1994 г. № 68-Ф3 «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».

    В соответствии с законодательством, ликвидацию чрезвычайной ситуации обеспечивают органы местного самоуправления, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, на территории которых сложилась чрезвычайная ситуация, а также силы и средства предприятий, учреждений и организаций независимо от их организационно-правовой формы.

    В целях совершенствования специализированной помощи лицам с психическими расстройствами, возникающими в чрезвычайных ситуациях, приказом Министерства здравоохранения от 24.10.2002 г. №325 утверждено Положение об организации психологической и психиатрической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях. Помощь организуется органами управления здравоохранением и руководителями учреждений, оказывающих психиатрическую помощь с использованием действующих в регионе отделений «Телефон доверия», кабинетов социально-психологической помощи, отделений кризисных состояний, врачебных и фельдшерских бригад скорой психиатрической помощи. Перечень подразделений и конкретных специалистов, привлекаемых к участию в оказании помощи, утверждается приказом органа управления здравоохранения или руководителя учреждения здравоохранения в соответствии с Положением о классификации чрезвычайных ситуаций. Приказом из числа врачей-психиатров назначается руководитель-координатор психиатрической помощи пострадавшим в чрезвычайной ситуации.

    В соответствии с Федеральным законом от 25 июля 1998 г. № 130-Ф3 « О борьбе с терроризмом», в определение террористической акции входят опасность причинения вреда жизни, здоровью или имуществу путем создания условий для аварий и катастроф техногенного характера, а также реальная угроза создания такой опасности.

    Террористический акт представляет собой витальную угрозу, имеет модальную специфичность, необычен по силе. Он не сравним, ни с одним экстраординарным событием, происходящим в мирных условиях. Порог уязвимости детерминирован массивностью и масштабностью нанесенного вреда и индивидуально-психологическими особенностями лиц оказавшихся его жертвами. Одним из патогенных аспектов акта является его кумулятивный во времени эффект. Перестройка психофизиологических процессов на приспособление затрагивает глубинные эмоциональные слои, смысловые, мировоззренческие, нравственные установки личности. Структурный след дезадаптации способствует формированию ПТСР.

    Психические расстройства, возникающие в связи с чрезвычайными ситуациями, определяются как «острая реакция на стресс». Она может проявляться в двух видах. Чаще всего это психомоторное возбуждение. Второй разновидностью острой реакцией на стресс являются состояния, которые сопровождаются внешней обездвиженностью. В наиболее выраженных случаях развивается психогенный ступор – пострадавший лежит с закрытыми глазами, не реагирует на окружающее. Во время острой реакции на стресс поведение пострадавшего определяется инстинктом самосохранения; реакция развивается стремительно; в течение 1-2 минут после возникновения чрезвычайной ситуации и может длиться несколько дней.

    Длительность и глубина психических расстройств, возникающих вслед за чрезвычайной ситуацией, зависит от многих факторов. Наиболее важным является сила стрессора

    Микро- социальные психотравмирующие события и обстоятельства несут также не меньшую угрозу психическому здоровью. Все проблемы укрепления и сохранения психического здоровья должны рассматриваться в рамках существующих правовых положений. Необходимы законодательные решения по оздоровлению семьи, трудовых коллективов, защиты наиболее уязвимых социальных групп и возрастных категорий. Особенно это касается детей, некоторые исследователи (Никол Р., 2001), говорят, что изучение насилия в раннем детстве требует принятия «Закона о защите детства». Масштаб насилия в отношении детей привел к тому, что в западных странах ведущими органами в деле защиты детей стали социальные службы местных органов власти. В США существует несколько вариантов подходов социальных служб, полиции к совершившимся и предполагаемым насилиям по отношению к ребенку. В бывшем СССР имела место практика лишения родительских прав при злоупотреблении алкоголем. В настоящее время применяются уголовные статьи за истязание, побои. Прокуратура возбуждает дела по защите имущественных (жилплощадь и др.)  прав детей.

    1.4 Лечебно-реабилитационный и профилактический аспекты психотравматологии         

    Психологическая, психотерапевтическая, психиатрическая помощь лицам переживающих и переживших психическую травму осуществляется в двух основных направлениях:        

    экстренная психологическая, психотерапевтическая, психиатрическая помощь при острой травме;

    длительное сопровождение в процессе индивидуального и группового консультирования, лечения.

    Экстренная помощь жертве травмы организационно осуществляется в форме: индивидуальной консультации, психотерапевтического сеанса, стационирования, предоставление убежища. Основными задачами экстренной помощи является принятие мер по обеспечению нормализации психического состояния жертвы, принятие мер по обеспечению психофизической безопасности, предотвращение опасных действий жертвы, если она находится в психотическом состоянии. При существующей необходимости направление пострадавшего в медицинские и правоохранительные органы.

    Оказание экстренной помощи при психической травме строится на основе недирективной психотерапии, в которой большее внимание уделяется эмоциональному состоянию, чувствам пострадавшего, чем когнитивным и поведенческим.

    Психологическое, психотерапевтическое сопровождение пострадавшего с глубокими личностными переживаниями требует от оказывающего помощь и поддержку серьезной профессиональной подготовки  в области психологического консультирования, психотерапии и психиатрии. Компетентность рассматривается как важнейшее условие эффективности оказания помощи жертвам психической травматизации.

    Специализированное вмешательство предполагает изменение дезадаптивного и разрешение патологического состояния через создание условий для выражения пострадавшим сильных аффектов и эмоций и приобретение им контроля над собой.

    Относительно длительного сопровождения (2), посттравматическая интервенция направлена на то, чтобы сделать возможной проработкой проблем, а не обязательно решить их (не всякая проблема может быть трансформирована в соответствии с ожиданиями, желаниями и потребностями индивида). Оптимальным будет такое вмешательство, которое приведет к возможным максимальным результатам в короткие строки, предотвращая необратимые личностные изменения, запуск тяжелых психических нарушений.

    Большое значение для психотерапевтической работы с лицами, пережившими внутрисемейное насилие, является работа с семьей как целостной системой. При этом используется весь арсенал семейной психотерапии для дисфункциональной семьи.

    Изложение конкретных методик применяемых при оказании помощи не входило в задачу этой главы. Некоторые аспекты помощи представлены в 3 главе при описании  клинических проявлений расстройств. В целом лечебно-профилактические аспекты подробно изложены в главе 4.

    Следует отметить следующее обстоятельство – эпидемиологических исследований психотравматизации психиатры не проводят. Оказание помощи происходит «по обращаемости», т.е. тем детям, которых привели на прием к психиатру или в ходе ретроспективного анализа анамнеза взрослого пациента. Отсюда следует, что первоочередная задача перед психотравматологией есть выявление «проблемного контингента», проведение профилактики и лечения.

    С учетом сложности, многогранности проблем связанных с психотравматизацией  и развитием в связи с этим психических расстройств, мы отчетливо осознаем, что в настоящей работе нам не удалось исчерпывающе осветить вопросы психотравматологии. Это дело будущих исследований. Более того, некоторые из изложенных представлений, безусловно, носят спорный и дискуссионный характер. С другой стороны предлагаемое в известной мере соответствует современным тенденциям, подходам в психиатрии. Ряд выдвинутых положений предлагает исходные позиции и ориентиры для будущих работ.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.