11.  ГИБКОСТЬ И СПОКОЙСТВИЕ - Психотерапия как духовная практика - Эми Минделл - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.

    11.  ГИБКОСТЬ И СПОКОЙСТВИЕ

    Основу процессуальной работы составляют обнаруженные и раскрытые уникальные изменения природы. Как нам приспособиться к этому стремительному потоку перемен? Как нам быть столь гибкими, чтобы следовать спонтанным и неожиданным порывам собственных переживаний? Какое духовное мастерство для этого необходимо? В этой главе я описываю два метанавыка, которые помогут нам решить эту задачу. Первый я называю гибкостью, второй — спокойствием.

    Давайте сначала обратимся к примеру, а затем обсудим эти метанавыки подробнее. В качестве иллюстрации я приведу работу с группой, состоящей примерно из пятнадцати  детей в возрасте четырех лет. Обратите внимание, как Арни обнаружил спонтанный процесс этой группы и помог ему раскрыться в виде сказки.

    Плюшевый мишка и очень большой медведь

    Когда Арни вошел в комнату, дети немного смутились — этот взрослый был незнакомый. Постепенно некоторые из них начали показывать Арни своих игрушечных медвежат. Арни восхищался ими. Когда одна девочка подбросила своего любимца в воздух, Арни сказал: ”Как красиво твой мишка летает! Это для меня неожиданно!”

    Почти сразу же все дети стали в восторге подбрасывать вверх своих медвежат. Арни принялся сочинять сказку о медвежонке, который умел летать. Он использовал прием “чистого листа” (глава восемь), чтобы дать возможность детям самим дополнить повествование в меру своей фантазии.

    Арни: Если вы будете сидеть тихо, я расскажу вам об одном удивительном медвежонке, который умел летать. (Все дети уселись. Один малыш предложил своего мишку Арни, которого он использовал для иллюстрации драматических моментов сказки). Жил-был удивительный медвежонок, который мог летать — вот так (он показал это с помощью игрушки). Медвежонок мог летать куда угодно. И вы знаете, куда он полетел?

    Ребенок: В зоопарк!!

    А: (Используя полученную обратную связь) Да, он полетел в зоопарк! Мишка оглядел все вокруг, и вы знаете, куда он решил пойти?

    Другой ребенок: В один дом!

    А: Да, в один дом в этом зоопарке. И вот он пошел, осмотрелся и знаете, кого он там увидел?

    Другой ребенок: Медведя!

    А: Да! Медведя! А большой ли он был?

    Тот же ребенок: Очень большой!!

    Другой ребенок: Больше, чем туча!

    А: Действительно большой медведь! Медвежонок увидел этого “очень большого медведя”. И как вы думаете, что сделал большой медведь?

    Ребенок: Он съел маленького медвежонка!

    А: Вы так думаете? Давайте посмотрим, съел большой медведь маленького медвежонка или нет. (Арни начал шагать медленно и тяжело, как большой медведь. Вдруг вскочил один малыш, подбежал сзади к Арни и толкнул его. И пока Арни был на полу, начал с ним бороться. Остальные дети хохатали и кричали! Тогда этот мальчик, который "поверг" Арни на пол, победоносно согнул руку, показывая мускулы остальным детям.)

    Ребенок: Я победил тебя!

    А: (Все еще находясь на полу и не понимая, что этот мальчик делает, поворачивается и, видя позу ребенка, говорит) О! Теперь все видят, что великий герой защитил медвежонка!

    История продолжалась, и другие дети побороли Арни (как  большого медведя). Так они почувствовали силу и проявили свой героизм.

    * * * * *

    Словно маленькие дети, многие из нас чувствуют себя достаточно беззащитными перед взрослым миром. В этой сцене идентификация детей на некоторое время переменилась: вместо “маленьких медвежат” появилась “очень большая” сила, которая исходила из них самих. Они поняли, что тоже могут быть великими героями и героинями.

    Читатель заметит метанавык, который мы обсуждали в предыдущей главе — творчество.  Арни объединил творческий подход и игровое начало, рассказав сказку о медвежонке. Он помогал развивать историю, разыгрывал различные ее моменты, с энтузиазмом участвуя в ее раскрытии. Он использовал прием чистого листа, задавая вопросы типа: ”И знаете, куда он полетел?” — чтобы дети могли заполнить пустое пространство своим собственным процессом. Таким образом история медвежонка постоянно обрастала спонтанными движениями и фантазиями детей.

    Давайте теперь вернемся к навыкам, которые позволили нам следовать за развитием процесса этих детей.

    Гибкость

    Под гибкостью понимается чувственная способность терапевта воспринимать, приспосабливаться и следовать за любыми изгибами и поворотами данного процесса. Довольно часто процесс берет начало в одном месте, а затем, подобно весеннему ручью, бежит по нескольким разным дорожкам. Конечно, гибкость не может быть запрограммирована, но естественное ее возникновение терапевт должен заметить.

    Гибкому терапевту свойственна спонтанность. Он не ограничен набором идей и программ относительно того, что должно произойти, а настраивается на то, что происходит в данный момент. Арни заметил смущение детей и то, как девочка подбросила вверх своего мишку. Это был неожиданный сигнал, который послужил началом истории. Следуя за процессом, он обнаружил и начал постепенно развивать сюжет, который уже жил в этих детях, а не придумывать свой собственный. На каждом шагу он оставлял детям пространство, которое они могли заполнить своими чувствами и образами, и в соответствии с этим гибко менял ход развития событий.

    Даосизм

    Гибкий терапевт учится у реки следовать за потоком сигналов и процессов, когда они пробивают свое собственное русло. Чтобы быть хорошими даосами, нам необходимо стать подвижными, как Дао, и установить связь с самой сущностью изменения. Как сказал Уилхелм: ”Только постоянно изменяясь и совершенствуясь можно постичь жизнь”.

    В cвоей книге "Дао: китайская философия времени и перемен" Роусон и Легеза пересказывают удивительную историю даосского писателя Чуанг Дзу, которая иллюстрирует метанавык гибкости.

    "Однажды Конфуций со своими учениками гулял по берегу бурной, мчавшейся по камням, полноводной реки. Довольно далеко от берега они увидели пожилого мужчину, плывущего вверх по течению. Он играл, как ребенок, в бурлящем  потоке и, вдруг, скрылся под водой. Конфуций послал учеников ему на помощь, однако мужчина, благополучно добравшись до берега, был цел и невредим, только вода ручьями стекала с его волос. Ученики подвели его к Конфуцию, и тот спросил, каким образом ему удалось уцелеть в этом стремительном потоке. И последовал ответ: ”О, я знаю, как объединиться с ниспадающим водоворотом и отделиться от восходящего”. Несомненно, он был человеком Дао".

    И далее авторы поясняют: ”... Идеальный даос — тот, кто умеет направлять все свои чувства и способности на интуитивное постижение форм течения Дао, чтобы добиться полной гармонии с ними.” Но как это трудно! Гораздо проще иметь разработанный план и придерживаться его. Многие из нас понимают жизнь как совокупность предметов и структур. И сама жизнь постоянно учит нас, что нет ничего неизменного.  Даос учится понимать и воспринимать жизнь такой, какова она есть, со всеми ее изменениями, превращениями и развитием.

    Даосы говорят об этом метанавыке в описании качества, которое мы можем в себе развить, а именно — уступчивости:

    Человек рожден кротким и слабым.

    В смерти он тверд и несгибаем.

    Зеленые растения нежны и наполнены соком.

    Умирая, они вянут и засыхают.

    Поэтому твердость и несгибаемость присущи смерти.

    Жизнь сопровождают мягкость и уступчивость.

    Поэтому гибкий терапевт уступчив и изменчив и, подобно водному потоку, находит свой путь.  Мы не забываем о различии между состоянием и процессом. Состояние — это статичное изображение более значимого сновидящего процесса. И задача специалиста по процессуальной работе заметить эти описания состояний и связать их с движущейся энергией, которая кроется внутри наших переживаний. Процессуальная работа действительно основана на потоке восприятия.

    Течение как учитель: непринужденность

    Гибкость в процессуальной работе проистекает из основополагающего убеждения в том, что процесс сам укажет путь. Нам нет нужды торопить события или выдвигать грандиозные идеи по поводу того, что должно произойти. Следуя за сигналами и знакам, расставленным по пути, мы найдем тропу, зовущую нас. Нам остается просто настроиться соотвествующим образом.

    Осознание этого обернется легкостью в работе. Как говорит Блофельд (Blofeld):

    "Чтобы идти одной дорогой с природой, не нужно тратить много сил, ведь и рыба плывет по течению, и искусный ремесленник направляет свой нож вдоль волокон древесины. Если мы относимся к природе как к другу, к проводнику, то наша жизнь становится легкой, спокойной и радостной".

    Арни тоже говорит, что когда мы не улавливаем волны процесса, страдает терапия, которую мы проводим. Мы чувствуем, что сбились с колеи, что нас приходится подталкивать или работа дается с таким трудом. В нашем примере следовать процессу этих детей было подобно легкой, непринужденной игре. Арни отыскал направление, в котором развивался этот процесс и просто следовал за ним, помогая ему раскрыться. Если мы обнаружили присущий данному индивиду, супружеской паре или группе процесс, то нет необходимости подталкивать его или “торопить события”. Все произойдет само собой!

    Использование каналов и переключения каналов

    Метанавык гибкости требует не только подвижности и открытости, но также умения наблюдать за изменениями каналов. Гибкий терапевт следует за процессом по множеству разных каналов, где тот прокладывает свой путь. Он может выразить себя в телесном симптоме, например, мигрени, или в диалоге, или в движении, или в мысленных образах или в звуках.

    "Если вы ничего не знаете о каналах, то сможете работать только с физическим состоянием или со снами вашего клиента и наверняка упустите изгибы или повороты реки, в которых и заключена суть всех различий этого мира".

    В качестве примера я хочу привести случай с женщиной, которая работала со своим переживанием физической боли. Когда Арни спросил, что ее тело чувствует в этот момент, она быстро подняла глаза вверх. В эту минуту она использовала визуальный подход к своим телесным ощущениям. Поэтому они начали с изображения ее телесных переживаний. Но затем, несколько раз с удовольствием потянувшись, она неожиданно превратила свой процесс в работу с движением. А в итоге движения привели ее к взаимодействию с другими людьми, и, следовательно, к работе со взаимоотношениями.

    Если мы внимательнее присмотримся к переключениям каналов, то обнаружим различные терапевтические формы. Неожиданно мы можем поймать себя на том, что занимаемся чем-то вроде арт-терапии или танцевальной терапии, ролевой игрой из гештальт-терапии или музыкальной терапией. Если следовать за всем, что происходит, то можно открыть множество видов терапии.

    "В известном смысле процессуальная работа сама по себе ничего не значит, но выявляет все, что имеет хоть малейшее отношение к происходящему в данный момент: буддизм, юнгианскую психологию, НЛП, гештальт, рольфинг, хакоми или что-то еще, о чем мы даже не мечтали. Психологические методы —  это паттерны, присущие нам в данный момент".

    В конечном итоге процессуальная работа напоминает реку, которая, не имея собственных форм, перенимает их от сигналов и каналов в каждого момента.

    Как избежать тупиковых ситуаций

    С точки зрения процессуальной работы развивающийся процесс не может завести в тупик. Точно так же, как, например, сбегающий вниз водный поток, попав в окружение камней или утесов, всегда найдет себе новое русло. Это может быть совершенно удивительный маршрут, но тем не менее поток продолжает свой путь. Конечно, бывают моменты, когда нам нужно просто сесть и какое-то время ничего не предпринимать. В Ай-чин (I Ching) такие состояния называются Недеяние или Стагнация*. [*R. Wilhelm, цит.пр-ие, p. 52.] Однако, если мы осознаем эти динамические моменты, то мы никогда не зайдем в тупик!

    Существует масса причин, из-за которых вы можете почувствовать себя заблокированным или негибким в работе с клиентом. Давайте рассмотрим некоторые из них.

    Вы можете попасть в безвыходное положение, пытаясь работать не в том канале. Я помню случай с  женщиной, у которой был рак. Она сказала, что не считает это заболевание такой уж большой проблемой и отказывалась работать со своими телесными симптомами. Не хотела она работать ни с движением, ни с визуальными образами, но зато без конца говорила о проблемах со своими детьми. Ее процесс свободно развивался в канале взаимоотношений.

    Поэтому, работая с людьми, полезно знать кое-что о разных каналах. Если вы работаете с движением, то вам не помешают сведения о канале взаимоотношений. Если вы работаете со взаимоотношениями человека, с которым трудно установить вербальную связь, то, возможно, вам пригодятся знания о том, как проводить внутреннюю работу. Работа с коматозными пациентами требует знания и внутренней работы, и работы с телом, и со взаимоотношениями.

    Другая причина, из-за которой мы иногда попадаем в тупиковую ситуацию, состоит в том, что процесс может выражаться через нас самих и наши чувства. Однако порой мы настолько поглощены клиентом, что не можем вовремя переключить внимание и заметить свои собственные чувства. Я помню свое чувство, как будто я попала в тиски, когда клиентка без конца рассказывала мне истории из своего прошлого. Казалось, что работа застопорилась. И прошло довольно много времени, прежде чем  я заметила, что очень устала, и сказала ей об этом. Она ответила: ”О, и я тоже устала от всех этих историй. Я хочу просто расслабиться и развеселить себя.” Река прорвала заграждения и продолжила свое течение.

    Еще одна причина блокады процесса может заключаться в том, что процесс пытается перейти на другой уровень — на уровень индивидуальной или групповой работы, или работы со взаимоотношениями. Например, если человек постоянно жалуется на проблемы отношений, имеет смысл подключить его партнера и поработать с реальными взаимоотношениями, вместо того, чтобы заниматься индивидуальной психологией. Процесс большой группы может зайти в тупик, если не перенести акцент на работу с конкретными людьми или взаимоотношениями.

    Гибкий терапевт становится живым примером гармонии с потоком Дао. Он открыт для спонтанных сигналов Дао и подвижен, как горная река, несущая в долину свои воды. Без этой гибкости жизнь становится статичной и как бы зажатой в тиски. Терапевт работает "против течения" и не в состоянии следовать своему процессу или процессу своих клиентов. Однако, чтобы обрести свободу быть гибким в среде постоянных изменений, ему необходимо почувствовать себя спокойным.

    Спокойствие

    Чтобы быть гибкими, нам необходимо уметь расслабляться и оставаться сосредоточенными; отбросив нормы и концепции мчаться по волнам процесса и в то же время, вооружившись точным знанием, оставаться спокойными в бурлящем потоке событий.

    Гибкий терапевт имеет своего рода центр спокойствия, который воспринимает поступающую информацию. В примере с группой детей Арни, сочиняя сказку, замечал каждую новый сигнал от них. Когда он боролся с первым мальчиком, он обернулся и посмотрел, что делают другие дети, а потом продолжал развивать историю. Он был одновременно гибок и спокоен.

    Медитация в движении тела

    В искусстве боевых единоборств мы находим дополняющие друг друга состояния: гибкость и спокойствие. Основатель айкидо Уэшиба говорит:

    "В гибкости движений айкидо всегда ощущается присутствие жесткого ядра. Каждое движение руки и ноги сбалансировано, они плавно скользят, как в танце, поскольку движение всего тела — ничто иное, как спокойное движение этого ядра. Я убежден, что отправная точка айкидо — это осознание сильного, жесткого ядра".

    Комбинация гибкости и спокойствия проявляется во многих традициях. Однажды мы уже упоминали состояние “контролируемой глупости” дона Хуана. Это особое состояние, когда воин “отпускает” себя, оставляя лишь свой центр безмолвия, спокойствия.

    В процессуальной работе есть термин метакоммуникатор; другими словами, это неусыпное сознание, которое постоянно контролирует процесс, разворачивающийся вокруг нас, или та часть нашего "я", которая комментирует происходящие события. Метакоммуникатор занимает нейтральную позицию, находясь вне и вместе с тем внутри бурлящего потока. Мы погружаемся в процесс, оставляя снаружи пункт наблюдения, чтобы облегчить его раскрытие.

    "... Если, входя во вторичный процесс, вы можете вести себя осмотрительно, вместо того, чтобы беспомощно барахтаться в его потоке, то вы обуздаете его энергию, не теряя при этом своей идентичности."

    Лао Цзы говорит, что ”десять тысяч вещей восстанут и падут, пока "Я" внимает их возвращению”. Мы встречаем концепцию центра спокойствия и в практике “мгновенной концентрации” в випассана-медитации, а также в сосредоточенности двигательной випассана-медитации.

    Не терять бдительности в измененных состояниях сознания

    Оставаться бдительным в среде бесконечных перемещений и хаоса особенно трудно, когда имеешь дело с сильно измененными состояниями сознания, такими, как, например, ярость, депрессия, экстаз или мания. Подхваченные безудержным потоком, мы не в состоянии найти обратную дорогу к нашему центру спокойствия. Помню, я работала с клиенткой, которая была раздражена своим партнером. Вдруг она набросилась на меня с кулаками. Я не была к этому готова, но как-то сумела подстроиться к ее движениям. В этой схватке я обратила внимание, что она не столько борется, сколько едва уловимо тянет меня к себе. Я рассказала ей об своем открытии, и она, осознав этот неожиданный поворот событий, вдруг заплакала. Она говорила, что на самом деле не злится, просто ей не хватает смелости признаться своему партнеру, как сильно она его любит. Ее настроение явно изменилось, и наше внимание обратилось к серьезности и глубине этих чувств.

    Пожалуй, самая трудная задача — сохранять осознанность во время работы с движениями. Многие терапевты лишь отчасти умеют отдать себе отчет в том, что происходит, когда они двигаются, и не умеют маневрирвать и фокусировать свое внимание в таких измененных состояниях сознания. Упуская вторичные двигательные сигналы и барьеры, мы обрекаем процесс  описывать бесконечные круги по поверхности и не добраться до своей сути. Поэтому очень важно научить таких людей работать с движением.

    Метанавыки гибкости и спокойствия в работе с движением имеют решающее значение во всей процессуальной практике. С чем бы мы ни работали, будь то групповые конфликты, трудности взаимоотношений, хронические симптомы или внутренняя работа, от нас требуется плыть по реке перемен, оставляя неизменным центр спокойствия, вокруг которого могут разворачиваться процессы.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.