5. Теории - Психотерапевтические рецепты на каждый день - Милютина Е.Л. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 

    5. Теории

    Объяснений происхождения неврозов и психопатий может быть почти бесконечное множество. Но тут мы постарались выбрать наиболее распространенные и сгруппировать их.

    ========= змея К27

    ========= змея К26

    Т1. Как быть здоровым?

    Вопрос о психическом здоровье начал беспокоить человечество примерно с начала ХХ века. До этого выделялись только такие грубые нарушения психического здоровья, как острые психозы и выраженное слабоумие. Неврозы и невротические реакции считались результатом “дурного характера” и плохого воспитания и не рассматривались как проблема. С ростом требований общества к поведению человека невротические и психопатические черты характера стали объектом пристального внимания психологов и медиков.

    В традиционной культуре прошлых веков каждый точно знал, что он должен делать, а что нет. Его жизнь регламентировалась обычаями, религиозными установками и в целом не очень отличалась от жизни отцов и дедов.

    С начала ХХ века усилилась миграция населения, промышленная и информационная революция поставила человека в новые условия: чтобы выжить, нужно быстро изменяться, приспосабливаться к новым условиям. Опыт предыдущих поколений не всегда и не во всем мог являться реальной опорой для принятия решения, а нагрузки, связанные с жизнью и работой в условиях большого города и современного производства, предъявляли большие требования к устойчивости и гибкости человеческой психики. В итоге люди стали обращаться к врачам с жалобами на недомогания психологического характера: истерические параличи, навязчивые страхи, бессмысленный действия... И в ответ на этот запрос стали возникать теории невроза как заболевания.

    Аналитическая психология (выдающимися представителями которой были З. Фрейд, К.Г. Юнг, Э. Берн) воспринимает проявления невроза как результат происходящей внутри человека драматической борьбы между различными частями личности. Каждая из этих частей имеет свои желания, свои насущные потребности, и в результате их рассогласования возникает напряжение, выливающееся в болезнь. При всем несходстве этих подходов их авторы едины во мнении, что источником невроза является “дефективная семья” — нарушенные семейные взаимоотношения (прежде всего отношения мать-ребенок), которые в первые годы жизни закладывают механизм невротического развития личности.

    Зигмунд Фрейд в начале 20-х годов XX века предложил модель личности, состоящую из трех основных структур: Ид, Эго и Супер-Эго.

    Ид (происходит от латинского “Оно”) — это та часть нашей психики, где сконцентрированы ее бессознательные влечения — к еде, сну, дефекации, сексу... Все эти занятия, безусловно, приятны и наполняют жизнь энергией. В то же время Ид, не стесненное ничем, опасно, ведь оно стремится к немедленной реализации своих желаний и достижению удовольствия любой ценой... Если же его не удается получить немедленно, прямо сейчас, — возникает напряжение. Оно разряжается в простых рефлекторных действиях: кашле, плаче, поллюции, мочеиспускании. Когда для получения разрядки необходимо что-то извне (пища, сексуальный объект и т.д.), то Ид формирует его образ и начинает со всей свойственной ему энергией стремиться к этому образу. С момента рождения окружающая среда начинает обучать ребенка откладывать удовлетворение своих желаний, контролировать свои потребности.

    Эго (от латинского “Я”) — часть личности, ответственная за принятие решений. Эго стремится сохранить безопасное равновесие между требованиями Ид и реальностью внешнего мира. Оно заботится о безопасности и сохранении организма: не просто “Хочу есть немедленно, что угодно!”, а “Хочу съесть овсянку на завтрак”. Для такого преобразования инстинктивных импульсов Эго задействует возможность человека учиться, думать, рассуждать, запоминать и т.д. Эго удерживает баланс между социальными нормами и требованиями и естественными потребностями бессознательного.

    Эго опирается на силу логического мышления и исследует, познает окружающую реальность, чтобы приобрести достаточную гибкость в удовлетворении потребностей и умение постепенно высвобождать энергию.

    И вот в результате исследования окружающего социума происходит процесс социализации — усвоения социальных норм и требований. Они заполняют Супер-Эго (Сверх-Я). Это та часть личности, в которой сконцентрированы системы ценностей, норм, этических инструментов. Оно формируется под влиянием родительского воспитания, общения со сверстниками, преподавателями, воздействия со стороны культуры и религии. Человек как бы “присваивает” эти нормы и начинает стремиться к определенному идеалу, ощущать угрызения совести при совершении неправильных поступков. И уже не нужно постоянное воспитывающее давление общества — личность начинает поощрять и наказывать себя самостоятельно...

    Психическое здоровье личности возможно (с точки зрения данной теории), если все эти части личности находятся в относительной гармонии.

    Но за счет того, что ребенок в первые годы жизни не всегда может получить разрядку своей энергии в той мере, в которой это необходимо, он начинает испытывать невротическую тревогу. Первичный источник такой тревоги коренится в неспособности новорожденного справляться с внешним и внутренним возбуждением. Переживание отрыва от матери создает безотчетное чувство беспомощности и страха, которое в дальнейшем перерастает в напряженность и мрачные предчувствия.

    Невротическая тревога — это эмоциональная реакция на то, что неприемлемые потребности Ид будут осознаны и, хуже того, реализуются, минуя контроль сознания. Ребенок боится, что если он совершит какое-то импульсивное действие (ударит мать, разобьет посуду), то будет наказан. Затем этот страх наказания возникает и у взрослого человека, когда он только начинает ощущать потребность совершить что-то неприемлемое с его точки зрения. Понятие же “неприемлемого”, усвоенное в раннем детском возрасте, может включать в себя что угодно. Чаще всего этот запрет касается проявлений агрессии или сексуальности.

    В рамках этой теории путь к выздоровлению лежит через длительное осознавание причин своей тревоги, поиск адекватных с точки зрения социума и приемлемых для организма путей разрядки эмоционального напряжения. Процесс терапии обычно занимает не менее 25 сеансов, в течение которых клиент с помощью терапевта анализирует свои вытесненные (неосознаваемые) импульсы, позволяет себе перестать тратить лишнюю энергию на борьбу с самим собой и научиться направлять ее в иное, более творческое русло.

    ======= змея Л23

    ======= солнышко Д1

    К.Г. Юнг подразделял стуктуру человеческой психики на три основные части:

    l эго,

    l личное бессознательное,

    l коллективное бессознательное.

    Коллективное бессознательное включает в себя следы воспоминаний и представлений, общих для человечества в целом, духовное наследие человеческой эволюции. Оно состоит из мощных первичных психических образов — архетипов (врожденных идей, которые помогают людям воспринимать, переживать и реагировать на события определенным образом). Воздействие архетипов отражается как на жизни отдельной личности, так и в культуре, произведениях искусства, обычаях и образах...

    Некоторые архетипы, по Юнгу:

    Персона (маска) — это то, что человек сознательно проявляет в своих отношениях с окружающими. Это те социальные роли (сотрудника, покупателя, заботливой матери, строгого отца и т.д.), которые мы привычно играем, оправдывая ожидания других людей. Персона позволяет производить нужное впечатление на других и не раскрывать своей истинной сути... Но страшно, если маска вдруг прирастет к лицу.

    Тень — то, что мы не признаем и отвергаем в себе. Это та сторона человеческой психики, где хранится нечто, что страшно показать другим, а часто даже признаться и самому себе... Но теневые стороны психики — не всегда нечто действительно кошмарное. Ведь человек, чья привычная маска “крутой бандит”, может стыдиться и не признаваться себе (и уж ни за что — членам банды) в стремлении подбирать и выращивать брошенных котят... Тень часто пытается достучаться до нашего сознания во сне, или творчестве, или случайных, кажется, немотивированных поступках.

    ======== солнышко У18

    ======== солнышко Ф9

    ======== солнышко Ф5

    Анима — это внутренний архетипический образ женщины в душе мужчины, а анимус — внутренний образ мужчины в душе женщины... У каждого из нас есть слабоосознаваемое представление о мужском и женском идеале. В период влюбленности этот идеал как бы выносится наружу и проецируется на любимого человека, иногда совершено независимо от его реальных качеств и особенностей:

    “Ты в сновиденьях мне являлся

    Незримый, ты мне был уж мил.

    Твой чудный взгляд меня томил,

    В душе твой голос раздавался...”

    По мере развития личности человек осознает, что это его собственная часть, естественная возможность/потребность иметь как мужские, так и женские черты характера, способы мышления и поведения. Непризнание этого факта и невозможность установления гармонии между мужской и женской частями личности — одна из проблем, часто порождающая неврозы.

    Самость — наиболее важный из архетипов. Это — сердцевина личности, вокруг которой самоорганизуются остальные ее элементы. Когда достигнута эта интеграция, человек начинает чувствовать себя целостным и гармоничным, открыто проявлять себя в творчестве и взаимодействии с внешним миром. Самость часто проявляется с помощью символов: мандалы, круга, узора. Достижение такой гармонии позволяет взаимодействовать с иными архетипическими образами без страха утратить себя...

    ====== солнышко У14

    ====== солнышко У22

    ====== солнышко Ф6

    ====== солнышко Г6

    ====== змея К10—13

    Истоки неврозов К.Г. Юнг видел в недостаточной способности человека к личностному росту, самореализации. Если не происходит процесс обретения самости, то возможны различные проблемы.

    Иногда человек слишком отождествляется с Персоной, стараясь быть “правильным”, полностью удовлетворять все ожидания окружающих, забывая и не заботясь о реальных потребностях своей души. Иногда он преуспевает в жизни, им довольны члены семьи, но по ночам мучают кошмары, и подскакивает давление, и хочется все бросить и убежать куда-нибудь далеко...

    Порой самоограничение заходит так далеко, что многие совершенно естественные потребности и чувства попадают в Тень и прорываются внезапно и очень бурно. И милейший, тишайший человек, выпив спиртного, превращается в буйного драчуна; за несколькими месяцами строгой диеты следует бесконтрольное обжорство; примерный семьянин, вырвавшись на курорт, предается непонятному загулу... А затем угрызения совести и еще более жесткий самоконтроль: “Это не я, я не могу себе такого позволить...” И вновь ждать и бояться, что чудовище выскочит из Тени.

    Очень Мужественный Мужчина (Дон-Жуан, а может, Рембо) и Очень Женственная Женщина (Супермама, а может, Супер...) всю жизнь ищут друг друга в случайных партнерах, в попытках создать непрочные семейные союзы, в фантазиях, книгах и фильмах... И ужасно страшно стать менее женственной или менее мужественным, позволить развернуться и проявиться дремлющей части своей души. Появляется страх, что не так поймут, что никогда не полюбят, что не удастся создать семью, что привыкнешь к одиночеству. Но когда невроз проходит, человек действительно осознает, что может ощущать и проявлять что угодно, что любовь и семья — это когда понимают и принимают, когда идут рядом, а не стоят, потому что боятся упасть и цепляются друг за друга.

    И тут возникает еще один враг — слишком много возможностей... Во сне или в фантазиях начинают проявляться “воспоминания” прошлых жизней, неконтролируемые приливы творческой активности, усиление необычных способностей или что-то еще. Появляется сильный страх либо своей “одержимости” чем-то, либо того, что вообще не являешься человеком. Трудно удержаться в границах психического здоровья. Если такое состояние вдруг наступило (а его переживал и сам К.Г. Юнг), то помогает углубление в себя, анализ своих снов, рисунки, лепка... Затем появляется навык спокойного диалога с теми силами, которые настойчиво требуют самореализации человека.

    ======= солнышко Ф11

    ======= солнышко Ф6

    ======= солнышко Ф2

    ======= солнышко У15

    ======= солнышко У27

    Если спокойно прожилось описанное выше состояние — никакие неврозы на ближайшие годы не страшны, но жизнь уж точно будет не скучной.

    ======= змея Л6

    Э. Берн — создатель теории (и практики) трансактного анализа. Он подразделяет личность на три основные части (называя их эго-состояниями): Родитель, Взрослый, Ребенок. Для каждого из них характерен свой стиль поведения в обществе. В теории Берна эти части личности не обладают собственными, присущими только одной из них, ценностями и потребностями, а служат посредниками между естественными потребностями человека и нормами общества, выражая стремление тем способом, которой наработался в течение жизни.

    Позиция Ребенок — это состояние, при котором преобладают желания, влечения, эмоции, спонтанная активность. Но Ребенок подвержен и страхам, непонятной тревоге, капризам, приступам злости. Основным лозунгом состояния Ребенка является “Хочу!” или “Не хочу!” Если потребности удовлетворяются достаточно эффективно и быстро, то Ребенок доволен, у него остается достаточно сил для игры, фантазии, творчества.

    Состояние Взрослый — это рациональная часть личности, она исходит из представлений о пользе и целесообразности той или иной деятельности. Обычно человек работает, справляется с проблемными ситуациями, решает, планирует будущее, находясь в позиции Взрослого. Повседневное деловое общение с коллегами также требует именно состояния Взрослого.

    В состоянии Родитель преобладает позиция “должен”. Оно является носителем само собой разумеющихся норм культурной и социальной среды. В этом состоянии часто выполняются привычные, автоматические действия: “надо мыть посуду”, “надо приходить на работу вовремя”.

    В здоровом и гармоничном состоянии работа этих частей личности достаточно согласованна и их желания непротиворечивы. При возникновении невроза одна из частей начинает “экспансию” в другие, не свойственные ей области активности. Тогда поведение человека становится неадекватным, удивляет окружающих. Например, при чрезмерном усилении позиции Ребенка поведение становится слишком инфантильным, деловые взаимоотношения сменяются обидами и немотивированными поступками:

    — Вы должны сдать отчет послезавтра!

    — А мне не хочется, у меня голова болит...

    При чрезмерном усилении состояния Взрослого человек теряет способность к спонтанным, приносящим истинное удовольствие поступкам, ему приходится постоянно взвешивать рациональность своего поведения, что производит впечатление редкостного занудства:

    — Давай съедим мороженое!

    — Это вредно для моей фигуры, в нем целых 300 калорий!

    Если же позиция Родитель захватывает больше энергии, чем ей предназначено, то человек пытается навязать не только себе, но и всем окружающим свои представления о “долге”, “правильности”, “порядке”, что вызывает естественное сопротивление:

    — Вы выходите на следующей остановке?

    — Ну что за молодежь пошла, нет чтобы место уступить, еще и пропустить к дверям требует!

    В процессе развития теории трансактного анализа было уделено внимание источникам подобных межличностных и внутриличностных конфликтов. Были выделены четыре основных подхода к окружающему миру и самому себе. Эти базовые решения, по мнению авторов теории, принимаются в достаточно раннем детстве и затем формируют определенный жизненный стереотип, при котором человек ищет (и находит) подтверждение уже имеющегося мнения.

    Эти четыре типа отношения таковы:

    1) Я — хороший, Ты — хороший (отношение, формирующее жизненный стереотип “победителя” — человек легко устанавливает отношения с другими, четко придерживается своей цели и обладает достаточно высокой самооценкой).

    2) Я — хороший, Ты — плохой (помогает сформироваться психопатическим, конфликтным чертам характера).

    3) Я — плохой, Ты — хороший (самый частый источник неврозов, заниженной самооценки, постоянных и безуспешных попыток что-то изменить в своей жизни к лучшему с помощью другого человека — мужа, начальника, психотерапевта...).

    4) Я — плохой, Ты — плохой (саморазрушительный сценарий жизни неблагополучного человека во враждебной среде, часто — почва для наркомании, алкоголизма, попыток самоубийства и т.п.). Прорваться сквозь такое состояние, чтобы оказать помощь, крайне трудно: ведь весь мир для такого человека — поле боя, и все его действия направлены на подтверждение этого решения.

    Путь к выздоровлению в практике трансактного анализа лежит через понимание своего жизненного сценария — стереотипа,

    ======== солнышко У22

    высвобождение внутреннего Ребенка и признание его потребностей,

    ======= солнышко У4

    ======= солнышко Ф8

    обучение Взрослого рациональному и последовательному мышлению, включающему все “за” и “против”.

    ====== солнышко У2

    ====== солнышко У5

    Необходима также проработка позиции Родителя, чтобы расстаться с устаревшими и мешающими активной жизни правилами и нормами.

    ======= солнышко У26

    ======= солнышко Ф26

    Часто терапия в трансактном анализе проводится не индивидуально, а в условиях группы. Это помогает проследить застывшие стереотипы поведения (Игры и Сценарии), осознать их и начать писать другие Сценарии и играть в другие Игры...

    ======== змея Л24

    Существует еще много теорий, принадлежащих к данному направлению и объясняющих невротические реакции или дезадаптивные черты характера противоборствующими частями личности, противоречивыми влечениями. Однако все они предлагают достаточно долгий путь к выздоровлению, в процессе которого клиент углубляется в раздумья о том, когда и как в прошлом возникла проблема (болезнь).

    Т2. Как хорошо функционировать?

    Представителей бихевиорального (поведенческого) направления мало беспокоят глубинные процессы и конфликты, протекающие внутри личности. Их значительно больше интересует, может ли данный человек как целостная система успешно функционировать в данном обществе.

    Родоначальником этого направления в психологии является Б.Ф. Скиннер, но его истоки находятся в работах И.П.Павлова — его теории условных и безусловных рефлексов.

    Безусловный рефлекс — это независимая от сознания реакция организма на внешние раздражители: глаз моргает, если в него попадает соринка, зрачок расширяется в темноте, рука отдергивается от горячего предмета... Условный рефлекс возникает тогда, когда какой-либо стимул (первоначально незначимый) связывается с тем, который вызывает реакцию в организме. В классическом эксперименте И.П. Павлова каждый раз перед тем, как дать пищу собаке, оператор звонил в звонок. После нескольких повторений у собаки начали выделяться слюна и желудочный сок на сам факт звонка, без еды.

    Некоторые особенности поведения человека формируются похожим образом. Я сама стала жертвой такого условного рефлекса, когда писала диссертацию за кухонным столом, там, где обычно завтракала и ужинала... При попытке сесть за работу я внезапно ощущала аппетит, мысли вращались исключительно вокруг недоеденной котлеты, а не страницы диссертации. Плотно поужинав, я наконец-то могла приняться за работу. Представьте, как выглядела моя фигура через год! Теперь я точно выделила места в квартире для еды, работы, отдыха, и проблема исчезла.

    Многие упражнения, представленные в главе 4, также требуют выделения отдельных мест в пространстве для переживания неприятных ситуаций, для приятных, для спокойного наблюдения со стороны. Это связано с работой того же условного рефлекса — место в пространстве достаточно быстро связывается с определенным эмоциональным состоянием (как приятным, так и негативным). Сильными условно-рефлекторными стимуляторами могут стать запахи, звуки... Мелодия песни, сопровождающая приятные моменты жизни, может оживить их в памяти спустя долгие годы.

    ======= змея К20

    Многие страхи формируются тоже с помощью механизма условного рефлекса: часто достаточно один раз надолго застрять в лифте, чтобы замкнутые пространства начали вызывать чувство страха. У многих людей возникает сильный дискомфорт, когда кто-то стоит, нависая у них за спиной. При изучении природы этого страха выясняется, что он часто оказывается связанным с характерным поведением родителей и учителей в первый год школьной учебы: школьник пишет, а родитель или учительница стоит сзади. Как только ребенок делает ошибку — раздается громкий крик, а то и подзатыльник... Учебе это вряд ли способствует, а страх закрепляется на долгие годы и внезапно проявляется при обсуждении с начальником важного проекта...

    В механизме условного рефлекса последовательность действий такова: стимул а реакция. Но человеческое поведение гораздо чаще строится по принципу действиел а результат.

    Исследования Скиннера в значительной степени были посвящены тому, как закрепляется последовательность действие а результат. Результат может быть как субъективно приятным (позитивное подкрепление), так и неприятным (негативное подкрепление). Так, например, крыса помещается в клетку, где есть рычаг. Перемещаясь по клетке, она рано или поздно прикасается к рычагу; если в результате этого действия выпадает кусочек пищи, то крыса начинает прикасаться к рычагу чаще обычного. Если же в результате возникает удар током, она начинает избегать рычага (а часто и того участка клетки, где он расположен). Эти механизмы лежат в основе дрессировки животных. Ими же, не всегда осознавая, пользуются люди при воспитании друг друга: мама хвалит ребенка за хорошие оценки и ругает за плохие; начальник оплачивает работу сдельно; милиционер ограничивает свободу хулигана, сотрудник ГИБДД требует штраф за превышение скорости...

    Человек достаточно быстро усваивает, какое именно поведение подкрепляется, а какое — нет, и на основе этого обычно формирует определенные стереотипы реагирования на ситуацию. Если подкрепление дается правильно, а подкрепляемое поведение соответствует социально-ценному стандарту, то человек успешно функционирует в обществе. К сожалению, в случаях неврозов и психопатий (с точки зрения этой теории — нарушения поведения индивида) нарушается последовательность подкреплений либо то поведение, которое подкрепляется, является неверным, что закрепляет дезадаптивные стереотипы реакций.

    Как это происходит в обычной жизни?

    Ошибка дрессировки № 1. Позитивное подкрепление нежелательной реакции. Мне запомнилась сценка в коридоре нашего консультативного центра. Мама и двухлетний сын ожидают приема у врача. Сын тихо играет с мишкой, мама, не обращая на него внимания, читает журнал. Через некоторое время сын тихо просит у мамы: “Дай конфету”. Мама не реагирует. Малыш начинает говорить громче — мама продолжает читать. В голосе ребенка появляются плаксивые интонации; реакция мамы: “Отстань!” Сын разражается громким криком, топает ногами — мама дает ему конфету! Интересно, что на приеме у врача мама жаловалась на истеричность ребенка, громкие крики, плач, требовала у врача: “Дайте ему лекарство от невроза”.

    Ошибка дрессировки № 2. Только отрицательное подкрепление. Это типичный для нашей культуры способ школьного обучения грамотности: учитель подчеркивает все ошибки в письменной работе и снижает за это оценку. Затем следует реакция родителей — чаще всего тоже негативная. Через некоторое время ребенок убеждается в том, что он пишет безнадежно неграмотно, и часто сохраняет страх перед процессом письма и чтения вслух на долгие годы.

    Ошибка дрессировки № 3. отсроченное по времени подкрепление. Я наблюдала взаимоотношения мамы и пятилетнего сына в процессе складывания разрезной картинки. Когда ребенок брал фрагмент головоломки, мама произносила единственное слово: “Неправильно!”, но ребенок оказался очень настойчивым и, несмотря на это, все-таки сложил нужный узор. Когда он повернулся и отошел от стола, мама сказала: “Молодец, умница!” Когда я потом спросила малыша, за что его похвалила мама, он без тени сомнения ответил: “За то, что я перестал собирать”. Не удивительно, что у этого ребенка были большие трудности с рисунком и конструированием головоломок — ведь он считал, что ему запрещают это делать.

    Ошибка дрессировки № 4. Подкрепление слишком сложного и маловероятного действия. Часто родители, стремясь улучшить поведение или успеваемость ребенка, говорят нечто подобное: “Если за всю четверть у тебя не будет ни одного замечания и ни одной двойки — куплю велосипед!” Вероятность того, что у ребенка действительно будет настолько примерное поведение и хорошая успеваемость, невелика, это понимают как сын, так и родители. Понятно, что подобное подкрепление обычно никак не влияет на реальное поведение ребенка.

    Ошибка дрессировки № 5. Непоследовательность. Ученые модифицировали эксперимент с крысой, описанный на предыдущей странице. При нажатии на рычаг они в случайном порядке то давали корм, то включали ток, а в некоторых случаях реакция вообще отсутствовала. Они ожидали, что крыса вообще потеряет интерес к рычагу, но с удивлением обнаружили, что она, наоборот, стала нажимать на рычаг гораздо чаще — ей было интересно, что получится!

    Это очень распространенная ситуация в семейных отношениях: на одно и то же поведение (например, ребенок залезает на стол) в зависимости от собственного настроения в данный момент родители реагируют по-разному: то не замечают, то строго говорят: “Слезь сию минуту!”, то умиляются: “Какой ты ловкий!” В результате ребенок чувствует замешательство и не знает, чего на самом деле от него ждут взрослые, что последует — похвала или наказание, и это состояние тревоги и неопределенности служит хорошей почвой для будущего невроза. Более активный ребенок просто поступает как ему вздумается и не реагирует на голос и действия родителей, что может быть предпосылкой последующей психопатизации.

    Правила успешной дрессировки (как себя, так и окружающих):

    1) Точно представлять себе желаемое поведение клиента.

    2) Знать, что именно для данного объекта является подкреплением (слово, интонация, прикосновение, пища...).

    3) Подкреплять все шаги, ведущие к заданной цели.

    4) Делать это достаточно последовательно.

    5) Подкреплять сразу же вслед за желаемым действием.

    Хотелось бы рассказать о реальном опыте применения этой теории в непростой практике семейного консультанта.

    Во-первых, это помощь в освоении школьных навыков.

    Мать ребенка с плохой грамотностью (20 ошибок в диктанте из 200 слов) обратилась в консультацию, когда ребенок учился в 3-м классе. Мы посоветовали писать дома диктанты, но несколько иным способом, чем обычно. Мама считала слова в диктанте (весьма коротком — до 100 слов) и подчеркивала все правильные слова. Она хвалила ребенка за то, что из 100 слов он целых 90! смог написать правильно. Если же правильных слов оказывалось 92 — то это был маленький семейный праздник. А что же делать с 8—10-ю пока неправильными словами? Записать их яркими, крупными буквами на карточке (один раз!) и смотреть, открывая и закрывая глаза, пока не останется яркий зрительный образ правильного слова. Похвалить ребенка за это. Они делали эти упражнения каждый день в течение месяца, и мама с удивлением обнаружила, что ребенок стал писать 100% грамотно и не бояться этого занятия. Следующей ступенькой стала самоорганизация процесса письма: сын сам надиктовывал текст на магнитофон, потом включал его и писал. Теперь подкреплялись навыки самоорганизации в учебе. За каждый самостоятельно написанный диктант сын получал звездочку, и когда их накапливалось пять, мама с сыном отправлялись обедать в “Макдональдс”. Таким образом, учеба из причины постоянных ссор и скандалов в семье превратилась в повод для приятного времяпрепровождения.

    А что в соответствии с этой теорией делать взрослому, уже страдающему нарушениями поведения? То же самое! Соблюдать правила дрессировки, но уже по отношению к самому себе. У меня самой была довольно существенная проблема. Признаюсь, я сильно боялась публичных выступлений, а о преподавательской деятельности не могла и думать — как только представляла себе, что читаю лекцию, начинался спастический кашель. Конечно, это очень мешало в профессиональной деятельности, да и просто произнести тост в дружеской компании было настоящим мучением. Я сформировала точный образ желаемого поведения: спокойно, ровным голосом читаю лекцию большой аудитории студентов. Затем подумала: “Что же для меня является достаточным подкреплением?” Оказалось, что карьерный рост, зарплата преподавателя и т.д. явно не мотивируют настолько, чтобы начать читать лекции... Больше всего я люблю читать детективы! Решено: я разрешаю себе прочесть 100 страниц любимого детектива, только если спокойно и без кашля разговариваю в течение этой недели в присутствии своего напарника по работе. На следующей неделе (после того, как этот результат был достигнут) — высказываюсь за общим столом во время рабочего перерыва. Следующая неделя — объясняю правила практики студентам... И вот я с удивлением заметила, что чтение лекций и проведение тренинг-семинаров стало удовольствием; и в выходные, вместо того чтобы лежать и читать новый том Марининой, я радостно бегу проводить 18-часовой тренинг, а кашля нет и в помине.

    Наиболее приятный рассказ о правилах дрессировки мне встретился у

    К. Прайор, куда и адресую своих читателей.

    ======= змея Л28

    ======= солнышко Л28

    Однако, живя в человеческом обществе, мы усваиваем не только стереотипы поведения, но и стереотипы мышления (не всегда полезные и функциональные). Авторы некоторых теорий прежде всего обращают внимание именно на мыслительные (когнитивные) стереотипы, лежащие в основе неврозов и нарушений поведения. Однажды поставили эксперимент (на крысах и студентах одновременно). В лабиринте нужно было делать повороты только направо, и тогда в конце пути крыса получала сыр, а студенты — один доллар. Затем эксперимент прекратили — и крысы, не обнаружив два раза подряд свой сыр, стали бегать по всему лабиринту и искать его. А студенты еще месяц поворачивали только направо — ведь они знали, что за это дают доллар... А если серьезно, то человек нередко “знает”, что у него плохой характер или вредные привычки, и благодаря этому “знанию” не пытается ничего сделать с этой проблемой: “Уж таким я

    уродился...”

    Существуют теории и практики, позволяющие развить сознательный самоконтроль поведения. Альберт Бандура (автор социально-когнитивной теории личности) и его последователи — Уотсон и Тарп предложили следующие шаги формирования самоконтроля.

    1. Определение формы поведения. Иными словами, поиск той конкретной формы поведения, которую следует изменить. Это достаточно сложно, ведь человек привык думать о себе в терминах, описывающих скорее черты характера, чем реальное поведение. Задача первого шага — перевести проблему в описание конкретных поведенческих актов: вместо “Я слишком неорганизован” — “Я опаздываю на работу ежедневно и не всегда планирую свой рабочий день”.

    2. Сбор основных данных. Второй шаг самоконтроля — сбор информации о тех обстоятельствах, которые воздействуют на нежелательное поведение. Нужно определить повторяемость специфического поведения, вызывающие его стимулы, последствия — и затем по возможности изменить его. Так, в вышеприведенном случае стоит завести специальную тетрадь, в которой отмечать случаи опоздания, причины, реакцию окружающих — сорванные встречи, выговоры, сочувствие и т.д.

    3. Разработка программы самоконтроля. В основе этого шага лежит самоподкрепление (см. “Ошибки дрессировки” в предыдущем разделе), самонаказание и планирование окружения.

    Самонаказание должно быть достаточно мягким, полезным для здоровья и безвредным для окружающих. Так, неорганизованный товарищ из нашего примера возвращался домой пешком 5 километров, если в этот день опаздывал на работу (при том, что он вел малоподвижный образ жизни и не любил прогулки).

    Планирование окружения. Чтобы нежелательные реакции встречались реже, следует изменить либо стимулы, предшествующие этой реакции, либо последствия данного поведения. В нашем примере наиболее распространенным стимулом, предшествующем опозданиям, было стремление полежать в постели после звонка будильника. Когда будильник переставили на другой конец комнаты, пришлось вставать с кровати, чтобы его вы-

    ключить...

    4. Выполнение и оценка программы самоконтроля. Человек заключает договор с самим собой — письменное обязательство придерживаться желаемого поведения, использовать соответствующие поощрения и наказания. Условия должны быть ясными, четкими и реально выполнимыми. Хорошо, если об этом договоре знает кто-то еще из близких — жена, друг и т.п. Публично взятое обязательство труднее отменить или отложить его выполнение “на понедельник”.

    5. Завершение программы самоконтроля происходит, если желательное поведение автоматизировалось, начало приносить удовольствие само по себе и уже не требует специальных поощрений и наказаний. Конечно, можно и нужно вернуться к стратегиям самоконтроля, если вновь возникло нежелательное поведение.

    Джулиан Роттер выдвинул теорию локуса контроля.

    ======= солнышко М6

    Локус контроля — это то, в какой степени человек контролирует свою жизнь. Люди с экстернальным локусом контроля полагают, что их успехи и неудачи зависят от внешних обстоятельств, судьбы, других людей и т.д. Они чувствуют себя заложниками судьбы и окружения. Люди с интернальным локусом контроля верят в то, что удачи и неудачи определяются их собственными действиями и способностями.

    Как экстернальность, так и интернальность в своих крайних проявлениях могут способствовать нарушениям адаптации. Экстерналы более зависимы, легче становятся жертвами сект, вредных привычек, неблагоприятных компаний.

    ====== змея И7, И10.

    Они тяжелее переносят жизненные проблемы и затруднения, слабее сопротивляются болезням. В то же время позиция “от меня ничего не зависит” может быть достаточно мощной психологической защитой, снижающей уровень напряжения, избавляющей от необходимости изменять что-либо в своем поведении или поведении окружающих.

    Интернальность в своих средних проявлениях способствует большей ответственности человека за свою жизнь и здоровье, чаще порождает стремление к изменению себя и обстоятельств. Но зашкаливающий уровень интернальности заставляет человека ощущать глобальную ответственность за все на свете — начиная от настроения своего начальника и кончая погодой за окном... Понятно, что это тоже мешает спокойно адаптироваться к обстоятельствам. Интересный способ изменения уровня экстернальности-интернальности предложен в тренингах Эрхарда (методика ЭСТ).

    Таким образом, во всех подходах этого раздела предложены разнообразные методы, позволяющие человеку адаптироваться к требованиям общества, независимо от его переживаний, детских травм и личностных особенностей. Некоторые критики обвиняют авторов этих теорий в бездушности, в том, что они не отличают Человека от крысы... В своей практике я достаточно часто пользуюсь методами бихевиоральной терапии, воспринимая их скорее как экстренную помощь клиенту и его окружению. Часто бывает целесообразно сначала прервать странное или опасное для жизни поведение невротика и психопата (нервную анорексию, наркоманию, драки и т.п.), а уже потом анализировать глубинные причины этих нарушений и способствовать развитию гармоничной личности. А в некоторых случаях личность в целом достаточно целостна и адекватна, и человек действительно имеет дело с каким-то давним и бессмысленным условным рефлексом. Тогда мер, приведенных в этом разделе, и некоторых дополнительных упражнений бывает вполне достаточно, чтобы поведение человека стало адекватным окружающей среде, ушли ненужные уже страхи и привычки...

    Т3. Как стать личностью?

    Гуманистическая психология утверждает, что человек от природы хорош и способен к непрерывному самосовершенствованию. Сама сущность человека способствует его личностному росту, творчеству и самодостаточности, и только сверхнеблагоприятное окружение может помешать этому процессу. Человек — активный творец собственной жизни. Выдающимися представителями этого направления были А. Маслоу и К. Роджерс.

    А. Маслоу разработал представление о потребностях человека, присущих ему изначально. С его точки зрения, нижележащие потребности должны быть удовлетворены, прежде чем человек начнет достигать потребности следующего уровня: так, человек, испытывая сильную жажду, напьется воды из реки или ручья, не задумываясь о своей безопасности. Если жажда не очень сильна — то он сможет найти более подходящий источник или прокипятить ее...

    Схематически иерархия потребностей по Маслоу представлена следующим образом:

    Физиологические потребности — это потребности в пище, питье, кислороде, физической активности, сне, сенсорной стимуляции. Хроническое неудовлетворение какой-либо из этих потребностей приводит к сильному физиологическому стрессу и накладывает отпечаток на все поведение человека. Он начинает стремиться к удовлетворению данной потребности любым способом, порой в ущерб всему остальному. Иногда недостаточное удовлетворение физиологических потребностей связано с внешними обстоятельствами: пребывание в местах лишения свободы, инвалидизация и вынужденное снижение физической активности, и т.д. Однако часто человек не удовлетворяет эти потребности, так как не понимает их значимости для личности: кажется, что усилием воли можно подавить свои “животные инстинкты”. В результате студент, который решил пару ночей не поспать во время подготовки к экзамену, на самом экзамене чувствует тяжесть в голове, замедление мыслей и не может ответить даже на знакомый вопрос... Член секты, который из соображений “духовного роста” ограничивает себя в еде, сне, сенсорной стимуляции, не общается с людьми, не читает книг, не смотрит телевизор, в результате приобретает не повышение активности и творческую самореализацию, а резкое усиление внушаемости, снижение критичности к постороннему воздействию.

    Ответственность за удовлетворение (либо неудовлетворение) своих потребностей, согласно данной теории, принадлежит самому человеку. Это дает возможность перейти от страдания по поводу неудовлетворенной потребности к поиску путей ее удовлетворения: “Мне зарплату не платят и поэтому я сижу голодный...” а “Я голодный, потому что мало зарабатываю” а “Я ищу хорошую работу и заработок, потому что хочу кушать!”

    Потребности в безопасности и защите. Когда физиологические потребности в основном удовлетворены, большее значение приобретают потреб­ности в организации, стабильности, законе и порядке, предсказуемости событий.

    У человека есть такая же безусловная, как в пище и воде, потребность быть защищенным, жить в стабильном и предсказуемом мире. Эта потребность позволяет наработать навыки планирования, представлять себе, к каким результатам приводят те или иные действия.

    У детей любовь к определенному порядку выражена гораздо больше, чем кажется взрослым. Если у ребенка есть своя чашка, своя кроватка, мама всегда читает сказку перед сном, то ребенок чувствует себя в безопасности. Нарушения этого привычного мира — перестановка мебели, хаотический порядок (мы сегодня допоздна смотрим телевизор, а завтра ложимся спать в 8 часов, и т.д.) пугает ребенка, вызывает “неожиданные” слезы, истерики и капризы.

    Для взрослого человека стабильность его рабочего места, семьи, безопасность жилья также занимает одно из ведущих мест в системе ценностей и потребностей. В постсоветский период большинству наших сограждан пришлось выдержать большую нагрузку именно в связи с нарушением этой потребности. Оборонное предприятие, которое, казалось, обеспечит престижной работой и высокой оплатой до пенсии, — остановилось. Идеалы, которые пропагандировались десятилетиями, оказались ложью. Пограничные полосы внезапно разделили членов семьи... Можно продолжать искать “гаранта стабильности” во внешнем мире, верить в “твердую руку”, умного президента или нерушимую законность... Это поддержит должный уровень стресса и поможет сформироваться неврозу. Но можно решить, что о своей безопасности и стабильности следует позаботиться самому. Да, для этого придется обзаводиться не одной, а, возможно, несколькими специальностями, собственными (а не навязанными пропагандой) ценностями и убеждениями, сохранять хорошие отношения в семье. Делать все это, конечно, сложнее, чем обвинять окружающую среду, но и вероятность успешного выживания становится гораздо выше.

    Третий ряд в пирамиде Маслоу составляют потребности в принадлежности и любви. На этом этапе, когда относительно удовлетворены физиологические потребности и потребности в безопасности, потребность принадлежать к какому-либо сообществу (семье, компании сверстников) становится доминирующей. Стремление объединиться в “мы” создает защиту от одиночества, наполняет жизнь особым смыслом, независимо от того, что объединяет понятие “мы” — “болельщики “Динамо” или “прихожане церкви свидетелей Иеговы”.

    Когда человек достигает этого объединения, он получает любовь от окружающих. Маслоу различал два основных вида любви — дефицитарную и бытийную. Дефицитарная любовь — это способ с помощью любви удовлетворить какую-то другую потребность: в сексе, пище, жилье, безопасности и стабильности. Такой тип любви не доставляет большого удовольствия, скорее это имитация любви с какой-либо целью (осознаваемая или неосознаваемая). В противоположность этому, бытийная любовь — это безусловное принятие другого человека со всеми его слабостями и несовершенствами. Это наслаждение от самого факта бытия в природе...

    Потребность в любви и принадлежности довольно часто не удовлетворяется, и тогда человек либо ищет суррогатные способы ее удовлетворения — принимая за любовь “братство” сектантов или криминальные структуры, либо начинает проявлять выраженные невротические реакции.

    ==== змея И14, 17, 21

    Способности, навыки давать и получать любовь обычно закладываются в детстве, в родительской семье.

    ====== солнышко У24

    Потребности самоуважения также делятся на две группы: потребность в самоуважении и потребность в уважении со стороны других людей. В самоуважение включаются такие понятия, как компетентность, уверенность, достижения, независимость и свобода. Самоуважение является первичным по отношению к признанию со стороны других людей и базируется на реальных жизненных достижениях. Естественно, что критерии уважения к себе, на которых строится самооценка, значительно различаются в зависимости от возраста, пола, микросоциальной среды, в которой живет человек. Максимума эта потребность обычно достигает в юности и в зрелые годы, на которые приходится пик достижений в карьере и т.д. К пожилому возрасту человек уже осознает, что он успел сделать в жизни, и получает тот объем уважения и самоуважения, на который способен.

    Значительная часть конфликтов и нарушений взаимопонимания вызвана тем, что люди могут уважать себя и других за совершенно разные достижения; и то, что в одной микросреде является достижением, в другой может восприниматься как нечто достойное презрения или незначительное. Часто это столкновение может происходить в границах одной семьи: мать хвалит сына за успехи на конкурсе бальных танцев; отец считает это “недостойным мужчины”; дед ворчит, что лучше бы внук занялся математикой; а бабушка упрекает, что он плохо кушает... Такое столкновение ценностей вызывает затруднения в ориентации ребенка, и ориентиром могут стать ценности, громко и уверенно высказанные в дворовой компании: “Петька-качок — молодец! Только из зоны и уже опять под следствием. Авторитет!”

    Когда же трудности юношеского возраста преодолены и человек достиг определенного положения в обществе, на первый план выступают потребности самоактуализации. Самоактуализация — это желание человека достичь вершины своего потенциала — будь то в искусстве, науке, медицине или в чем-либо еще.

    По моим наблюдениям за клиентами и за самой собой я заметила, что у человека есть довольно отчетливое чувство-”компас”, указывающий на то, совпадает ли деятельность, которой он занят, с потребностью в самоактуализации либо отклоняется от нее. Бывает, что, достигнув определенных успехов в той или иной области, человек начинает чувствовать себя психологически, а потом и физически все хуже и хуже... “Я понимаю, что должен это делать. Это дает стабильный заработок (потребность в безопасности). Другие люди хвалят меня, да и я сам знаю, что у меня это неплохо получается (потребность в самоуважении). Но я чувствую, что это дело — не мое. Я не вижу смысла и перспективы заниматься этим дальше, но боюсь бросить...”

    В таких случаях могут помочь следующие упражнения:

    ==== солнышко У15

    ==== солнышко У6

    ==== солнышко У7

    Жизнь, наполненная стремлением к самореализации, не так уж безоблачна — она имеет свои особенности, и прежде всего естественную и непре­одолимую потребность в развитии, получении новой информации независимо от возраста и достигнутого положения в обществе. На второй план отходят “игры”, характерные для “нормальных” людей: просмотр телесериалов, употребление алкоголя, интриги, бесконечные беседы “ни о чем”... Поэтому попытки самоактуализации часто натыкаются на страх быть непонятым окружающими, перестать принадлежать к какой-либо группе, в результате лишиться стабильности в жизни. Опять же, по результатам наблюдений и собственному опыту знаю, что эти страхи могут быть очень сильными, но явно преувеличенными — ведь в конце концов, если человек делает то, что он действительно хочет и может, то его достижения вряд ли станут от этого меньше. Если окружающие выдерживали его в период неврозов и депрессий, то уж в довольном состоянии точно выдержат. Другое дело, что с некоторыми из них самому станет скучно часами разговаривать об уровне зарплаты у депутатов... Жизнь становится более разнообразной и менее стабильной, но, как ни удивительно, — более безопасной! Это происходит за счет уменьшения заболеваний (да, тех самых недомоганий, которые “от нервов”...), явно отходят на задний план многие вредные привычки; а некоторые полезные возникают сами собой... Заметно также уменьшение “суррогатных” способов достижения своих потребностей: если раньше для того, чтобы уважали, необходима была золотая цепь на шее, то теперь уважают за то, что хороший врач и специалист. Цепь оказывается не нужна. Да и уважают уже совсем другие люди... Интересно самому посмотреть, какие потребности преобладают в жизни в данный момент. В этом поможет материал У9, У23 и М11.

    Можно подсчитать процент желаний и потребностей, относящихся к той или иной группе ценностей в системе Маслоу. И начать реализовывать эти потребности снизу вверх — от физиологических к самоактуализации, ориентируясь на “компас” в своем организме. Это сложно, но на неврозы в результате явно не остается времени.

    К. Роджерс, также представитель гуманистического направления в психологии, считал, что человек по природе своей является конструктивным и разумным созданием, стремится развить свои способности, чтобы сохранять и совершенствовать личность. Роджерс утверждал, что человек естественным образом стремится к более активной и разнообразной жизни, но активность и разнообразие для каждого различны и зависят от того, как человек воспринимает себя — от его “Я-концепции”. “Я-концепция” — это целостная система представлений человека о самом себе. В нее включается как реальное описание себя (черт характера, социальных ролей и т.д.), так и представление об идеале, о том, к чему человек стремится. Структура “Я” начинает закладываться в раннем детстве и формируется в течение всей жизни.

    Базовой потребностью (от степени удовлетворения которой в значительной степени зависит основа “Я-концепции”) является потребность в позитивном внимании. Это потребность младенца в любви и заботе, потребности в одобрении и принятии, позитивной оценке со стороны значимых лиц... Для того чтобы получить это, ребенок способен делать (или не делать) то, что нравится другим людям. Позитивной стороной данного процесса является то, что таким образом ребенок усваивает нормы того общества, той культуры, к которой принадлежит. Но в то же время он учится “быть хорошим”, делать “то, что должен” в ущерб собственной спонтанной активности. Часто он даже не пытается сделать что-то, потому что твердо уверен: “это нехорошо”. В результате снижается активность, появляются страхи, невротические реакции. В основу “Я-концепции” закладывается неуверенность в себе: “Я плохой, но меня будут любить, если...”

    Таким образом, к юношескому возрасту формируется полный комплект страданий, особенно

    ===== змея С1, С2, С3, С8.

    Профилактикой столь печального развития событий К. Роджерс считал безусловную любовь и приятие в родительской семье. Это не означает умиление или разбалованность и проявляется в том, что родители любят своего ребенка и говорят ему об этом даже тогда, когда он совершает что-то нехорошее. “Я люблю тебя, я знаю, что ты умница. Меня огорчает двойка по русскому. Может, следует повторить правило?”

    Интересно оторваться от книги и на минуту задуматься, как часто мы в детстве слышали, а теперь сами говорим именно таким образом? По моим наблюдениям, высказывания средне-нормального родителя в нашей культуре звучат примерно так: “Ты меня в гроб вгоняешь со своими двойками! И в кого ты только уродился такой тупой?” Можно представить, какая “Я-концепция” сформируется при неоднократных повторениях в таком духе...

    ======= солнышко У17

    ======= солнышко У20

    ======= солнышко У19

    ======= солнышко Ф7

    Если же достаточная “доза” любви и всеприятия не была получена в родительской семье, то Роджерс предлагает получить ее в кабинете у психотерапевта. Психолог, придерживающийся именно этого мировоззрения, верит в то, что его клиент сам на бессознательном уровне знает, как ему выбраться из проблемы, и работа психолога заключается в том, чтобы помочь человеку осознать себя как Личность и обрести опору в самом себе.

    Актуализирующаяся личность (согласно концепции К. Роджерса) проявляется следующим образом.

    1. Первая и главная характеристика — это открытость переживанию. Она проявляется в том, что человек осознает свои физические состояния, эмоции, потребности. Он способен дать себе отчет в этом: “Я сейчас злюсь” — и не бояться своей злости, не ругать себя за нее. Но это не означает, что его поведение бесконтрольно и импульсивно: “Я сейчас злюсь — набрасываюсь с кулаками на окружающих”. Напротив, полноценно развивающийся человек способен трезво оценить последствия проявления своего гнева и сдержать его либо выразить в другой форме. Формированию подобной открытости своим переживаниям помогает У21, Ф13, Ф7, Ф8, Ф25...

    2. Экзистенциальный образ жизни. Это способность жить полно и насыщенно в каждый момент существования: “Это происходит!” вместо “Это обязано происходить”. Такая организация жизни позволяет быть достаточно гибким, свободным от заранее сформулированных суждений, ожиданий и предубеждений.

    3. Организмическое доверие. Когда человек принимает решение, он может опираться либо на своеобразное внутреннее чувство (“туда” или “не туда”), либо на какие-то иные критерии: мнение других людей, свое поведение в подобных ситуациях раньше, нормы культуры. В концепции Роджерса первый способ, основанный на интуиции и доверии к своему организму, считается более естественным и полезным.

    4. Эмпирическая свобода. Человек не может быть абсолютно свободен: есть генетические, экономические, социальные и прочие законы, которые он вынужден учитывать. Но в выборе своих действий и последствий своего поведения человек действительно свободен. Это дает большое чувство свободы и силы, но в то же время вынуждает быть более ответственным, ведь исчезают привычные отговорки: “Я не хотел, меня заставили...”, “Это не я, бес попутал...”

    5. Креативность — творческая активность в течение жизни, которая проявляется не столько в создании каких-либо произведений, сколько в самой жизни. Человек легко приспосабливается к меняющемуся миру, требованиям культуры. И это не разрушает его личность, а позволяет творчески самовыражаться, расширять репертуар привычного поведения.

    ======= змея Ф24

    ======= солнышко Ф18

    ======= солнышко Г3

    ======= солнышко Г5

    ======= змея К15

    Когда читаешь об этой концепции, то кажется, что таких людей, о которых мечтал К. Роджерс, наверное, не существует в природе... Но когда я задумалась об этом, то вспомнила вполне реального и хорошо знакомого человека — дядю Сашу! Инженер по образованию, главный инженер крупного цеха, совсем не психолог и никогда особенно не увлекавшийся духовным ростом... Но это человек, за которым по лесам и горам ходили в турпоходы 25-летние парни, вернувшиеся из Афганистана, Чечни, колоний. Вечером у костра с ним вместе эти ребята читали Пушкина наизусть... Дядя Саша даже зимой ходил босиком и без рубашки (в лесу), а в городе спокойно надевал костюм, чтобы не шокировать окружающих. Что бы ни происходило (а в такой группе могло происходить всякое), дядя Саша был действительно уверен, что люди нормальные и могут поступать разумно. Однажды, когда двое “ребяток” схватились за топоры и были готовы к бою не на жизнь, а на смерть, дядя Саша подошел к одному из них и вежливо попросил: “Дай, пожалуйста, топор — дров надо нарубить, костер гаснет...” Парень опешил и отдал. Когда дядя Саша злится, то он Злится — весь лагерь прячется кто куда, когда смеется — невозможно удержаться от смеха. И такой способности полностью отдаваться любому делу, чувству, состоянию он мог научить других. Группа слышала и слушалась этого Тренера, потому что знала: он любит нас, и мы никогда не могли предсказать, что он сделает или предложит в следующий момент. Все неврозы “рассасывались” сами собой — от его присутствия и огромной физической нагрузки...

    ======= змея У28

    Т4. Как достичь гармонии?

    Результаты экспериментального изучения человека не всегда соответствуют представлениям о целенаправленном и логичном поведении человека, изложенным в Т3.

    Курт Левин проводил следующий эксперимент: студент колледжа оставался один в комнате в ожидании преподавателя. Экспериментатор в это время незаметно наблюдал за ним. Достаточно быстро студент вставал, начинал рассматривать картины на стенах, прикасаться к предметам, звонить в колокольчик... После эксперимента студенты не могли сообщить, с какой целью они производили эти действия, какие именно мотивы и потребности у них были: “Ну, этот колокольчик просто притягивал взгляд, хотелось взять его в руки...” Можно было заметить, что некоторые стимулы окружающего предметного поля “притягивают” больше, некоторые — меньше.

    Так помимо целевого поведения (направленного на достижение или поиск определенной цели) возникло описание “полевого” поведения, зависящего от стимулов внешней среды. При дальнейших исследованиях в этой области (она называется гештальт-психология) было обнаружено, что наибольшим “притяжением” обладают незавершенные действия.

    Каждому из нас знаком такой феномен: студент готовится к экзамену, и если экзамен перенесен на следующий день, то выученный материал весь день “преследует” студента. Но после получения оценки происходит естественный процесс — “Зазубрил, сдал, забыл”. О внезапной встрече с таинственной незнакомкой в поезде, где завязался, но не завершился роман, человек может мечтать годами. Мечтает ли он точно так же о знакомой женщине, отношения с которой давно и со скандалом завершены?

    Эта теория нашла свое применение в практике гештальт-терапии. У человека в течение жизни накапливается много невысказанных слов, невыраженной боли, подавленного гнева. Постепенно все это оседает, создает напряжения (в том числе и реальные физические напряжения мышц). Напряжение ищет выхода, завершения, и человек стремится достичь желаемого эффекта в каком-то другом, замещающем действии. Часто это происходит непроизвольно — внешний стимул “притягивает” реакцию, адресованную совсем не ему. Это тот случай, когда, не имея возможности высказать свой гнев начальнику, человек приходит домой и срывает гнев на сыне; когда по непонятной никому причине женщина влюбляется в мужчин с голубыми глазами (независимо от их поведения и взаимности), потому что они похожи на ее первого возлюбленного.

    Постоянное подавление, откладывание эмоциональной реакции постепенно приводит к тому, что человек начинает отчуждаться от части своих эмоций, воспринимать их как что-то находящееся вне его воли и контроля, а иногда и вне организма: не “я злюсь”, а “на меня внезапно нападает гнев”... Борьба с этим “нападающим” может быть долгой и безуспешной — ведь она направлена на то, чтобы отогнать его подальше... В некоторых случаях результатом такого взаимодействия могут стать физические (психосоматические) болезни — когда симптомы служат выражением потребностей той части, с которой человек упорно борется.

    ====== змея И14, И18

    Целью гештальт-терапии является воссоздание гармонии человеческой психики и организма. С помощью эмоции (часто негативной) терапевт помогает клиенту перенести незавершенную ранее ситуацию в “здесь и сейчас” и позволить себе сделать и сказать все то, что хотелось, но не было сделано тогда... Для этого часто используется “пустой стул”, на который можно в своем воображении посадить кого угодно из знакомых или ту часть самого себя, с которой необходимо провести “мирные переговоры”.

    ==== солнышко Д2

    ==== солнышко Ф1

    ==== солнышко Ф6

    ==== солнышко Ф9

    В результате качественно проведенной гештальт-терапии человек избавляется от некоторых “деталей”, позаимствованных у других людей, и восстанавливает собственную гармонию и целостность. Он получает возможность находиться в состоянии “здесь и сейчас”, целостно реагируя на то, что реально происходит вокруг него, а не на травмирующие воспоминания, чувства, не относящиеся к данному событию, или страхи перед будущим развитием событий... Тогда реакции становятся действительно достаточно мягкими и адекватными.

    Сторонники бихевиорального направления, наблюдая сам процесс гештальт-терапии, часто бывают очень удивлены, настолько это противоречит привычному для них подходу. Клиент в присутствии терапевта и группы представляет на стоящем перед ним пустом стуле того человека, отношения с которым вызывают у него напряжение (начальника, папу, соседа...). Терапевт поощряет открытое и недвусмысленное выражение своих эмоций, в результате через несколько минут клиент громко кричит нехорошие слова, сжимает кулаки и, кажется, готов убить воображаемого собеседника. Когда же поток этих чувств иссякает, то вся группа обычно нежно прикасается к клиенту, поглаживает, говорит комплименты. Сторонники бихевиоральной терапии опасаются, что после такой “дрессировки” клиенты гештальтиста и вправду начнут открыто набрасываться с кулаками на всех встречных... Однако, когда находишься внутри процесса (в роли как терапевта, так и клиента), то знаешь, что пребывание в ситуации терапии продолжается до тех пор, пока за слоем гнева не обнаружатся иные, более позитивные чувства к собеседнику. Просто до них не было возможности до­браться, пока все силы уходили на то, чтобы сдерживать гнев...

    ======= змея Л5

    ======= солнышко Л5

    Грегори Бейтсон выдвинул теорию о так называемой двойной связи (double bind). При исследовании семей, в которых дети страдали психическими расстройствами, он обнаружил, что их родители (чаще матери) общаются с ребенком при помощи двойной связи. Их просьбы были настолько противоречивы, что, выполнив какое-то одно требование или правило, ребенок автоматически нарушал другое. За этим достаточно часто следовало наказание.

    Я наблюдала это поведение у своих клиентов в процессе консультации. На 4—5-летнего ребенка почти без пауз обрушиваются указания типа: “Сиди, молчи, подойди к столу и отвечай на вопросы...” Так как одновременно сидеть и идти к столу, отвечать и молчать ребенок (да и взрослый) не может просто физически, то часть распоряжений не выполняется. Ребенок чувствует себя виноватым и достаточно быстро приобретает привычку не делать вообще ничего, чтобы не навлечь на себя гнев родителей. Но это не помогает, и они начинают упрекать его в лени и бездеятельности (продолжая наказывать за проявления активности) и потом жалуются психологу на апатию и вспышки непонятных эмоций у подростка.

    Более сложно и более коварно устроена “двойная связь”, когда имеется рассогласование между эмоциями матери и тем, что она выражает словами. Если в действительности мать эмоционально отвергает ребенка по какой-либо причине, а на словах или в действиях, движимая чувством долга, пытается проявить любовь и заботу, то ее поведение становится фальшивым и искусственным. Что бы ни делал ребенок, он не может получить целостную, истинную реакцию матери. Вскоре и его собственное поведение становится закрытым и противоречивым, появляются симптомы, похожие на начало психического заболевания.

    ======= змея И8, И17, И19

    Но учение о двойной связи раскрывает не только механизм формирования патологической реакции, но и предоставляет интересный способ с ней справиться.

    ======= змея Л16, Л17

    В работах Джея Хейли и Клу Маданес рассказывается о том, как семья или отдельный клиент могут использовать принципы двойной связи.

    Сам симптом часто служит способом решения той или иной проблемы, но к существованию симптома клиент добавляет интересное “саморугание” (“Я больной... Не такой, как...”), что усиливает тревожность. При терапии, построенной на основе двойной связи, психотерапевт предписывает то или иное действие, которое, с одной стороны, служит символическим выражением проблемы (иногда это усиление симптома), с другой — спасает клиента от “саморугания”.

    У меня была клиентка, которая панически боялась приобретать продукты в магазинах — вдруг до нее туда заходил кто-то заразный и трогал их? Вдруг я тоже заражусь? В результате она часто заходила в магазин, долго стояла там, ничего не покупая, и мучилась сомнениями по этому поводу; часто она так и уходила. В периоды обострения своего состояния она питалась только консервированными продуктами без хлеба и прекрасно понимала, что такая “диета” уж точно опасна для здоровья.

    Тщательно обсудив с клиенткой эту проблему, мы разработали следующий план (построенный по принципу двойной связи). Она наметила магазин, расположенный достаточно далеко от ее дома, и мы договорились, что все покупки она будет делать только там. Женщина должна была составить дома список необходимых покупок, направиться пешком в этот отдаленный магазин и, ни в коем случае ничего не покупая, простоять там 30 минут. Все это время она должна была бдительно высматривать “неряху”. Если за полчаса в магазин входил кто-то, кто, с ее точки зрения, мог быть источником инфекции, она должна была, ничего не покупая, уйти домой, тоже пешком. И если захочет кушать — повторить эту процедуру. В результате у клиентки стало нарастать напряжение, и она довольно быстро (через 5 дней) нарушила запрет: быстро купила хлеба и молока...

    При такого рода предписаниях, основанных на двойной связи, клиент оказывается в выигрыше, что бы ни сделал: либо он выполняет предписания терапевта (и тем самым избавляется от угрызений совести и тревоги), либо нарушает предписание и ведет себя в соответствии с общепринятой нормой. Постепенно клиент обучается не реагировать на чьи-то предписания, родительские или любимого терапевта, и жить своим умом, ориентируясь на ощущения в теле и собственную логику мышления.

    Еще одним направлением психологии, ориентированным на достижение гармонии внутри личности клиента и гармонизацию его отношений с

    окружением, является экзистенциальная психология. Она зарождалась в Европе и США после Второй мировой войны, когда позади остался ад войны, концлагерей, гетто... На первый план вышли вечные вопросы психологии и философии — не столько “Как жить?”, сколько “Зачем?”. С проблемами смысла жизни и реализации этих смыслов и работали экзистенциальные терапевты.

    Для меня наиболее ценными являются подходы и исследования В. Франкла и Б. Беттельгейма. Они оба прошли фашистские концлагеря, смогли выжить и использовали этот опыт выживания в экстремальной ситуации. Опыт Б. Беттельгейма помог ему сформировать простые правила сохранения нормальной психики в таких условиях (эти правила кажутся отнюдь не лишними и в обычной жизни):

    l если от тебя в данный момент ничего не требуют — делай что хочешь (спи, молись, вспоминай стихи...);

    l обязательно делай то, что привык делать на воле и можешь делать в лагере (умывайся, делай зарядку...);

    l если что-то приказывают, не бросайся выполнять сразу, сделай маленькую паузу и осознай: “Я выполняю приказ...”;

    l постарайся найти что-либо, ради чего стоит выжить: семью, веру в Бога, следующую весну...

    Люди, которые придерживались этих правил, смогли выжить, несмотря на нехватку пищи, холод, издевательства гитлеровцев. Правила позволяли сохранить максимально возможную свободу воли: свободу вспоминать стихи, верить в Бога... Если же человек лишался этой внутренней свободы и становился марионеткой, бездумно выполняющей приказы, то его дни были сочтены...

    Похожие наблюдения были и у В. Франкла. Согласно его теории, каждая жизнь имеет смысл; если даже человек не осознает его (в силу умственной недостаточности), то сам факт его существования наполняет новыми смыслами и возможностями жизнь его близких.

    И. Ялом применил теории экзистенциальной терапии к практике работы с клиентами. С его точки зрения, в основе любого невроза лежат базовые страхи человека перед жестокой реальностью бытия. На первом месте стоит страх смерти, который маскируется, проявляясь во множестве невротических фобий — перед открытыми и закрытыми пространствами, людьми и болезнями... Он побуждает человека к рискованным и реально опасным поступкам, иногда даже самоубийству — чтобы властвовать самому, а не оказаться во власти внезапной смерти.

    ======== змея И18

    ======== змея И21

    Когда же в процессе терапии клиент сталкивается с этой проблемой лицом к лицу и проходит через свой страх, смерть может стать ресурсом — тем Союзником, что стоит в полутора метрах за левым плечом и позволяет жить каждый день с полной отдачей, так, как если бы этот день был последним...

    ======= солнышко У6

    ======= солнышко У28

    ======= солнышко Ф18

    ======= солнышко Ф23

    ======= солнышко Ф30

    Такой же силой, как страх смерти (а иногда и большей), является страх одиночества. Чтобы избежать его, человек пытается построить семью не на любви, а на страхах: “Я без него пропаду...”; “Он без меня не сможет...”

    Попытки объединиться в секты, партии, сколотить группу “своих” и пойти “разобраться” с “чужими” — следствие все того же страха, панической боязни остаться одному. Осознание своего одиночества как естественного состояния, как возможности быть действительно самим собой, а не частью чего-то иного, дает новую силу и возможность жить. Но этот шаг действительно требует мужества. А потом, как ни странно, едва только одиночество понято и принято всем сердцем — появляются люди, подобные тебе, и с ними устанавливаются очень хорошие и немного необычные отношения...

    Далее на пути человека встает страх перед свободой и ответственностью. Всем хороша свобода — что хочу, то и делаю! Но и имею в результате то, что захотел и что наделал... И не удается спрятаться за привычные отговорки: “Да я не хотел... Да меня уговорили... Да на меня нашло...” И тогда человек находит для себя ограничения, долги, обязательства... Трудно, обладая такой свободой, постоянно ощущать себя в точке выбора — налево пойти, направо? Сделать так или иначе? Научившись делать самостоятельный выбор, человек сам, не ссылаясь на соседа и обстоятельства, начинает строить свою жизнь и действительно ощущает свободу как удовольствие. Зная, что человек (Ты сам!) одинок и смертен и сам вынужден выбирать свой путь на этой земле.

    ======= солнышко Ф18

    Спрашивает человек у всех и у себя самого: в чем смысл его жизни? И не находит внятного ответа. Попытки сделать смыслом своей жизни любовь, или заботу о детях, или работу рано или поздно приводят к неврозу...

    ======= змея Д4, Ж7

    И тогда колесо размышлений крутится назад: смысл не в работе, не в детях, не в Боге... Нигде... Возникает очень характерное состояние: “Жизнь пуста и бессмысленна” — словно мокрой тряпкой с доски стерли все, что было когда-то важно. Это похоже на депрессию, кризис... А потом добавляется вторая половинка: жизнь пуста и бессмысленна, и это пусто и бессмысленно, что жизнь пуста и бессмысленна...

    И вокруг — пустое белое пространство, которое дарит радость и возможность заполнять его тем неосознаваемым, невыразимым словами смыслом, что есть сама Жизнь.

    Т5. Как стать совершенным?

    В 70-е годы ХХ века на смену противоборству разных психологических направлений — бихевиорального, психоаналитического, гештальта и гуманистического — пришла естественная мысль: все эти методы психотерапии работают. Быстрее или медленнее, тем или иным способом клиенты продвигаются к выздоровлению... И какими бы теоретическими подходами ни объясняли свое поведение во время сеанса психотерапевты, они ведут себя достаточно сходным образом.

    В это время стали интенсивно развиваться компьютерные технологии. Стало понятно, что во многих областях эффективно создавать некую виртуальную модель, изучать ее функционирование, доводить до полного совершенства и затем воплощать в реальных объектах (в машиностроении — проектирование автомобиля, самолета; в социологии и рекламе — прогнозирование поведения масс, и т.д.).

    Возникла глобальная идея поиска оптимальной модели какого-либо аспекта человеческого поведения (общения, мышления, творчества) с дальнейшим привнесением этой успешной стратегии (модели) в жизнь других, менее успешных индивидов.

    Вместо вопросов “почему?” и “зачем?” психологов стал интересовать вопрос “как?”, причем не столько “как устроена патология?”, сколько “как действуют (думают, чувствуют) здоровые и успешные люди?”

    Нейролингвистическое программирование (НЛП) — это теория и практика моделирования мышления и поведения (а в дальнейшем и эмоций) успешных и эффективных людей.

    Первоначально в качестве исходных “образцов” для моделирования использовалась работа очень эффективных психотерапевтов — Фрица Перлза (с которым вы уже познакомились в предыдущем разделе), Вирджинии Сатир, Милтона Эриксона. Они достигали быстрого изменения поведения своих клиентов, не всегда осознавая, как именно делали это. Моделирование позволило обучить этим навыкам других людей, специалистов в области общения с людьми (от психотерапевтов до продавцов...) В современном НЛП используется моделирование “стратегий гениев”, таких как Моцарт и Эйнштейн.

    ======= змея Л10

    В теорию НЛП (если там вообще есть теория!) вошло предположение о том, что наш мозг во многом похож на компьютер, который, в отличие от привычных ЭВМ, обладает способностью к самопрограммированию и работает с помощью непрерывной обратной связи. Источником подобных программ могут являться слова, родительские убеждения, какие-либо события, имевшие достаточную эмоциональную значимость (как приятные, так и неприятные). В результате этого процесса образуются устойчивые стратегии — последовательности стимулов и реакций, последовательности мыслительных операций. Если в каких-либо ситуациях эти последовательности оказываются эффективными, они начинают распространяться на другие обстоятельства.

    С одной стороны, этот процесс очень способствует адаптации — он автоматизирует навык, создает индивидуальный стиль деятельности, избавляя человека от “мучительных раздумий” о том, как подносить ложку ко рту. С другой стороны — обстоятельства в течение жизни изменяются, и те стратегии, которые были успешными в детстве, перестают работать... Достаточно быстро человек это обнаруживает и оказывается перед выбором: изменить стратегию поведения на более эффективную в данных условиях — либо страдать “Я не такой и мир не такой...”

    Ведущей ценностью для психологов этого направления является способность к изменению, большой вариативности поведения и мышления, позволяющей адаптироваться к самой разнообразной среде.

    ======= змея К9

    ======= солнышко Г1

    Для того чтобы изменение произошло, необходимы следующие шаги:

    1) определение того способа, каким организуется проблема;

    2) поиск “мест наименьшего сопротивления”, точек выбора, в которые можно привнести изменение;

    3) выбор более эффективных моделей поведения и мышления;

    4) смена стратегии;

    5) проверка эффективности нового поведения и присоединение его к будущему.

    Обычно человек не отслеживает эти шаги, когда его поведение (мышление, эмоции) автоматизировано. Это относится к категории само собой разумеющихся норм. В таких случаях последовательность операций теряется. Заметьте, что у обычного человека такая деятельность может занимать половину времени.

    На примере курения и отказа от курения с помощью НЛП можно легко проследить данный процесс. Для курильщика его действие описывается примерно так: “Ну, курю... Часто...” (№1). Уточняющие вопросы, которые задает человек сам себе или с помощью терапевта (процесс называется метамоделирование) приводит это осознание из модели №1 (практически лишенной информации) в описание по метамодели: “Сидя на своем рабочем месте, начинаю испытывать ощущение в груди. Вижу плакат “Мальборо” на стенке. Понимаю, что хочу курить. Выхожу в курилку. Достаю из кармана сигареты. Удерживая пачку в левой руке, правой достаю сигарету. Пачку кладу в карман. Достаю зажигалку. Щелкаю, прикуриваю... Курю. Бросаю окурок в пепельницу. Вспоминаю слова лечащего врача о гипертонии, необходимости бросить курить. Огорчен, нервничаю. Возвращаюсь на свое рабочее место”.

    Важно уточнить, что собственно человеку больше хочется — бросить курить или перестать огорчаться по поводу слов своего врача?

    Этот вопрос специфичен именно для НЛП. Если во всех остальных теориях (даже гуманистической) есть определенное представление о том, “как правильно”, то для данного подхода важно, что человек сам знает, в каком именно изменении он нуждается. Для уточнения запроса существует очень важный элемент НЛП — экологическая проверка. Ее необходимость понятна из того, что было изложено в разделе Т4. Реально она проводится по двум направлениям — что произойдет с окружением человека, если он внесет данное изменение, и что произойдет с ним самим после достижения желаемого результата.

    Например, последствия достижения результата “бросаю курить” могут быть следующими:

    — быстрее выполняю свою работу, не отвлекаясь на перекуры;

    — лучше себя чувствую;

    — меня хвалят жена и лечащий врач;

    — не могу обсудить многие проблемы с сотрудниками в курилке. Это ухудшает взаимоотношения с ними...

    Если этот аспект — ухудшение взаимоотношений с сотрудниками — не был предусмотрен заранее, то возможен такой результат: человек бросает курить и замечает, что по непонятной причине взаимоотношения с коллективом стали хуже. Он нервничает, усиливается гипертония... И рано или поздно происходит возврат к исходному поведению.

    Второй составляющей экологической проверки является сбор информации о целостности потребности в достижении желаемого результата. У некоторых людей с достаточно развитым организмическим доверием это происходит легко: “Я вроде бы хочу, но что-то не пускает”. Если же доверие к своему организму развито слабо, то человек не замечает этих сигналов нецелостности и нуждается в помощи со стороны. Признаками нецелостности поведения или желания могут быть такие явления:

    l выраженная асимметрия между правой и левой сторонами тела или лица;

    l специфические жесты — когда одна рука пытается как бы “зажать рот” или “сдавить горло”;

    l движения тела, не соответствующие речи — “Я так туда хочу!” сопровождается отстранением корпуса назад;

    l рассогласование между текстом сообщения и интонацией.

    В некоторых психотерапевтических подходах (когнитивном, аналитическом) терапевт больше ориентируется на текст сообщения, считая движения мешающим “шумом”. В гештальт-терапии и других подходах, уделяющих особое внимание спонтанному самовыражению, внимание терапевта сосредоточено только на движениях, интонациях, эмоциях; текст же воспринимается как нечто второстепенное или негативное — “интерпретация”, “защитная рационализация”. В НЛП обе (иногда более) части сообщения воспринимаются как одинаково ценные, и задачей клиента и терапевта является заключение “договора о сотрудничестве” между ними.

    ====== змея Д2

    Большая часть книг и семинаров по НЛП насыщена не теоретическими постулатами, так или иначе объясняющими, почему люди страдают, а конкретными упражнениями, помогающими достичь изменения в желаемом направлении.

    ====== солнышко У1

    ====== солнышко У2

    ====== солнышко У5

    ====== солнышко У9

    ====== солнышко У10

    ====== солнышко У12

    Примерно на тех же теоретических основаниях, что и НЛП, и параллельно с ним (часто теми же авторами) развивается направление эриксонианского и неоэриксонианского гипноза. При этом подходе в психике человека выделяются две основные части: сознание, ответственное за рациональное и логическое мышление, функционирующее часть времени бодрствования и считающее себя очень сильным и ответственным, и бессознательное — “носитель” интуиции, само собой разумеющихся норм, организмического доверия. Эта часть отвечает за безопасность организма (так, как она это понимает) и мешает сознанию совершить что-то, способное разрушить сложившееся равновесие. Бессознательное также стремится к изменению и адаптации, но его язык, способ, которым оно это делает, не всегда понятен сознанию...

    Эриксоника — это поиск языка и специфических стратегий, с помощью которых можно договориться с бессознательным человека, помочь ему совершить необходимое изменение. Этим языком с начала времен пользовалась религия — в притчах, молитвах, дзенских коанах. Пока сознание размышляет над тем, почему “сущность Будды — коровье дерьмо...”, бессознательное обучается видеть-чувствовать Будду во всем (в том числе и в коровьем дерьме...) Существуют определенные принципы построения сказок и терапевтических метафор.

    ====== змея Л12

    Многие фантазии из этой книги также созданы в соответствии с правилами эриксонианского гипноза:

    ======= солнышко Ф4

    ======= солнышко Ф11

    ======= солнышко Ф17

    ======= солнышко Ф24

    ======= солнышко Ф27

    Некоторым недостатком классического НЛП и эриксоники можно считать веру в то, что возможна прямая передача успешной модели от человека к человеку. Существуют генетические, культурные, конституциональные различия, которые обычно недостаточно учитываются теоретиками и практиками НЛП. В своей работе как НЛП-терапевта я часто использую два различных подхода.

    Первый тип — моделирование (достаточно хорошо описанный в начале раздела). Он позволяет начать изменяться тем людям, у которых к моменту начала трансформации действительно отсутствуют нужные им для выживания поведенческие и мыслительные модели. Процесс терапии в этом случае больше похож на обычное обучение: педагог сообщает о правилах русской грамматики, не ожидая, что учащиеся изобретут их сами; но сочинения, которые затем пишут ученики, абсолютно разные... Это обычно краткосрочная терапия (1—7 визитов), и того “запаса прочности” и гибкости, который получает клиент, достаточно, чтобы он мог развиваться и приспосабливаться к условиям своей жизни самостоятельно.

    Вторая ситуация — когда со способностями, знаниями и навыками у человека относительный порядок, но он не может их применить из-за того, что гуманистический терапевт назвал бы “деформированной Я-концепцией”, а в НЛП это относится к классу убеждений (см. раздел “Страдания”). Естественно, если человек уверен, что “ничего не получится”, то он направляет все свои силы на то, чтобы подтвердить верность данного убеждения. Тогда процесс терапии смещается в сторону эриксонианского гипноза, привлекаются какие угодно подходы и теории, пока не будет выявлено и трансформировано мешающее убеждение. Освободившись от него (или целой серии его “родственников”), клиент избавляется от своего невроза или не испытывает нужды в психопатизации. Освободившаяся энергия направляется в творчество, усиление жизненной активности, преобразование окру­жения.

    ======= змея Л11

    В течение последних 10—20 лет в практической психологии и психотерапии начинают стираться границы классических теорий, постепенно вырабатывается достаточно понятный общий язык, багаж конкретных технических приемов, которые способны удовлетворить потребность клиента.

    ====== змея К27

    Естественно, в этом разделе я не могла описать все теории психологии и психотерапии, да и вряд ли это необходимо: специалисты их и так в институте учат, а если неспециалиста что-то очень заинтересует, то проще познакомиться с книгой автора этой теории или сходить на соответствующий семинар. Надеюсь, что этот раздел поможет определиться, какой из теоретических подходов более созвучен вашему представлению о себе, какой в большей мере способствует изменению сложившихся стереотипов и представлений, помогая выйти за рамки ограничений...

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 15      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.