П. В. Симонов. ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ - Психология эмоций. Тексты - Вилюнас В.К. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 

    П. В. Симонов. ИНФОРМАЦИОННАЯ ТЕОРИЯ ЭМОЦИЙ

    Наш подход к проблеме эмоций целиком принадлежит павловскому направлению в изучении высшей нервной (психической) деятель­ности мозга. (...)

    Информационная теория эмоций... не является ни только «физио­логической», ни только «психологической», ни тем более «кибернети­ческой». Она неразрывно связана с павловским системным по своему характеру подходом к изучению высшей нервной (психической) дея­тельности. Это означает, что теория, если она верна, должна быть в равной мере продуктивна и для анализа явлений, относимых к психо­логии эмоций, и при изучении мозговых механизмов эмоциональных реакций человека и животных. (...)

    В трудах Павлова мы находим указания на два фактора, нераз­рывно связанные с вовлечением мозговых механизмов эмоций. Во-первых, это присущие организму потребности, влечения, отож­дествлявшиеся Павловым с врожденными (безусловными) рефлек­сами. «Кто отделил бы, — писал Павлов, — в безусловных сложней­ших рефлексах (инстинктах) физиологическое соматическое от психического, т. е. от переживаний могучих эмоций голода, полового

    Симонов П. В. Эмоциональный мозг. М., 1981, с. 4, 8, 13—14, 19—23,27—39 178

    влечения, гнева и т. д.?» (Павлов, 1951, с. 335). Однако Павлов пони­мал, что бесконечное многообразие мира человеческих эмоций не может быть сведено к набору врожденных (даже «сложнейших», даже жизненно важных) безусловных рефлексов. Более того, именно Павлов открыл тот ключевой механизм, благодаря которому в про­цесс условнорефлекторной деятельности (поведения) высших живот­ных и человека вовлекается мозговой аппарат, ответственный за формирование и реализацию эмоций. (...)

    На основании ... опытов Павлов пришел к выводу о том, что под влиянием внешнего стереотипа повторяющихся воздействий в коре больших полушарий формируется устойчивая система внутренних нервных процессов, причем «образование, установка динамического стереотипа есть нервный труд чрезвычайно различной напряжен­ности, смотря, конечно, по сложности системы раздражителей, с од­ной стороны, и по индивидуальности и состоянию животного, с дру­гой» (Павлов, 1973, с. 429). (...)

    «Нужно думать, — говорил Павлов с трибуны XIV Международ­ного физиологического конгресса в Риме, — что нервные процессы полушарий при установке и поддержке динамического стереотипа есть то, что обыкновенно называется чувствами в их двух основных категориях — положительной и отрицательной, и в их огромной гра­дации интенсивностей. Процессы установки стереотипа, довершения установки, поддержки стереотипа и нарушений его и есть субъективно разнообразные положительные и отрицательные чувства, что всегда и было видно в двигательных реакциях животного» (Павлов, 1973, с. 423).

    Эту павловскую идею несовпадения (рассогласования — скажем мы сегодня) заготовленного мозгом внутреннего стереотипа с изме­нившимся внешним мы не раз встретим в той или иной модификации у ряда авторов, обращавшихся к изучению эмоций.

    ОТРАЖАТЕЛЬНО-ОЦЕНОЧНАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЯ

    (...) Суммируя результаты собственных опытов и данные литера­туры, мы пришли в 1964 г. к выводу о том, что эмоция есть отражение мозгом человека и животных какой-либо актуальной потребности (ее качества и величины) и вероятности (возможности) ее удовлетворе­ния, которую мозг оценивает на основе генетического и ранее при­обретенного индивидуального опыта.

    В самом общем виде правило возникновения эмоций можно пред­ставить в виде структурной формулы:

    Э=Г[П, (Ин-И,),...],

    где Э — эмоция, ее степень, качество и знак; П — сила и качество актуальной потребности; (Ид—Ид) —оценка вероятности (возмож.-ности) удовлетворения потребности на основе врожденного -и онтогенетического опыта; Ид — информация о средствах, прогностически необходимых для удовлетворения потребности; Ир — информация о средствах, которыми располагает субъект в данный момент.

    Разумеется, эмоция зависит и от ряда других факторов, одни из которых нам хорошо известны, а о существовании других мы, воз­можно, еще и не подозреваем. К числу известных относятся:

    — индивидуальные (типологические) особенности субъекта прежде всего, индивидуальные особенности его эмоциональ­ности, мотивационной сферы, волевых качеств и т. п.;

    — фактор времени, в зависимости от которого эмоциональная ре­акция приобретает характер стремительно развивающегося аффекта или настроения, сохраняющегося часами, днями и неделями;

    — качественные особенности потребности. Так, эмоции, возни­кающие на базе социальных и духовных потребностей, принято именовать чувствами. Низкая вероядность избегания нежела­тельного воздействия породит у субъекта тревогу, а низкая ве-• роятность достижения желаемой цели — фрустрацию и

    т. д., и т. п.

    Но все перечисленные и подобные им факторы обусловливают лишь вариации бесконечного многообразия эмоций, в то время как необходимыми и достаточными являются два, только два, всегда и только два фактора: потребность и вероятность (возможность) ее удовлетворения.

    Во избежание недоразумений... остановимся на уточнении упо­требляемых нами понятий. Термин «информация» мы используем, имея в виду ее прагматическое значение, т. е. изменение вероят­ности достижения цели (удовлетворения потребности) благодаря получению данного сообщения (Харкевич, 1960). Таким образом, речь идет не об информации, актуализирующей потребность (на­пример, о возникшей опасности), но об информации, необходимой для удовлетворения потребности (например, о том, как эту опасность избежать). Под информацией мы понимаем отражение всей совокуп­ности средств достижения цели: знания, которыми располагает субъ­ект, совершенство его навыков, энергетические ресурсы организма, время, достаточное или недостаточное для организации соответст­вующих действий, и т. п. (...)

    Термин «потребность» мы'употребляем в его широком Марксо-вом понимании, отнюдь не сводимом к одному лишь сохранению (вы­живанию) особи и вида. (...) По нашему мнению потребность есть избирательная зависимость живых организмов от факторов внеш­ней среды, существенных для самосохранения и саморазвития, источ­ник активности живых систем, побуждение и цель их поведения в окружающем мире. Соответственно поведение мы определим как такую форму жизнедеятельности, которая может изменить вероят­ность и продолжительность контакта с внешним объектом, способ­ным удовлетворить имеющуюся у организма потребность. (...)

    Низкая вероятность удовлетворения потребности (Иц больше, чем Ир) ведет к возникновению отрицательных эмоций. Воз-180

    растание вероятности удовлетворения по сравнению с ранее имев­шимся прогнозом (И;;.больше, чем Иц) порождает положительные эмоции. (...)

    Например, положительная эмоция при еде возникает за счет инте­грации голодового возбуждения (потребность) с афферентацией из полости рта, свидетельствующей о растущей вероятности удовле­творения данной потребности. При ином состоянии потребности та же афферентация окажется эмоционально безразличной или генерирует чувство отвращения.

    До сих пор мы говорили об отражательной функции эмоций, кото-' рая совпадает с их оценочной функцией. Обратите внимание, что цена в самом общем смысле этого понятия всегда есть функция двух факторов: спроса (потребности) и предложения (возможности эту потребность удовлетворить). Но категория ценности и функция оце­нивания становятся ненужными, если отсутствует необходимость сравнения, обмена, т. е. необходимость сопоставления ценностей. Вот почему функция эмоций не сводится к простому сигнализированию воздействий полезных или вредных для организма, как полагают сто­ронники «биологической теории эмоций». Воспользуемся примером, который приводит П. К. Анохин (1964, с. 342). При повреждении сустава чувство боли ограничивает двигательную активность конеч­ности, способствуя репаративным процессам. В этом интегральном сигнализировании «вредности» П. К. Анохин видел приспособитель-ное значение боли. Однако аналогичную роль мог бы играть меха­низм, автоматически, без участия эмоций тормозящий движения, вредные для поврежденного Органа. Чувство боли оказывается более пластичным механизмом: когда потребность в движении становится очень велика (например, при угрозе самому существованию субъек­та), движение осуществляется, невзирая на боль. Иными словами, эмоции выступают в роли своеобразной «валюты мозга» — универ­сальной меры ценностей, а не простого эквивалента, функционирую­щего по принципу: вредно—неприятно, полезно—приятно.

    ПЕРЕКЛЮЧАЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИИ

    1

    С физиологической точки зрения эмоция есть активное состоя­ние системы специализированных мозговых структур, побуждающее изменить поведение в направлении минимизации или максимизации этого состояния. Поскольку положительная эмоция свидетельствует о приближении удовлетворения потребности, а отрицательная эмо­ция—об удалении от него, субъект стремится максимизировать (усилить, продлить, повторить) первое состояние и минимизировать (ослабить, прервать, предотвратить) второе. Этот гедонистический принцип максимизации — минимизации, равно применимый к чело­веку и животным, позволит преодолеть кажущуюся недоступность эмоций животных для непосредственного экспериментального изу­чения. (...)

    Переключающая функция эмоций обнаруживается как в сфере врожденных форм поведения, так и при осуществлении условно-рефлекторной деятельности, включая ее наиболее сложные проявле­ния. Надо лишь помнить, что оценка вероятности удовлетворения потребности может происходить у человека не только на осознавае­мом, но и на неосознаваемом уровне. Ярким примером неосознавае­мого прогнозирования служит интуиция, где оценка приближения к цели или удаления от нее первоначально реализуется в виде эмо­ционального «предчувствия решения», побуждающего к логическому анализу ситуации, породившей эту эмоцию (Тихомиров, 1969).

    Переключающая функция эмоций особенно ярко обнаруживается в процессе конкуренции мотивов, при выделении доминирующей по­требности, которая становится вектором целенаправленного поведе­ния. Так, в боевой обстановке борьба между естественным для человека инстинктом самосохранения и социальной потребностью следовать определенной этической норме переживается субъектом в форме борьбы между страхом и чувством долга, между страхом и стыдом. Зависимость эмоций не только от величины потребности, но и от вероятности ее удовлетворения чрезвычайно усложняет конку­ренцию сосуществующих мотивов, в результате чего поведение не­редко оказывается переориентированным на менее важную, но легко достижимую цель: «синица в руках» побеждает «журавля в не­бе». (...)

    ПОДКРЕПЛЯЮЩАЯ ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЙ

    Феномен подкрепления занимает центральное положение в систе­ме понятий науки о высшей нервной деятельности, поскольку именно от факта подкрепления зависят образование, существование, угаше-ние и особенности любого условного рефлекса. Под подкреплением «Павлов подразумевал действие биологически значимого раздражи­теля (пищи, вредоносного раздражителя и т. п.), которое придает сигнальное значение другому, сочетанному с ним несущественному в биологическом отношении раздражителю» (Асратян, 1971, с. 5). (...)

    Необходимость вовлечения мозговых механизмов эмоций в про­цесс выработки условного рефлекса становится особенно демонстра­тивной в случае инструментальных условных рефлексов, где под­крепление зависит от реакции субъекта на условный сигнал. Все­сторонне проанализировав природу выработки инструментальных рефлексов, В. Вырвицка (Wyrwicka, 1975) пришла к выводу о том, что непосредственным подкреплением в этом случае является не удовлетворение какой-либо потребности, но получение желатель­ных (приятных, эмоционально положительных) или устранение не­желательных (неприятных) стимулов. В зависимости от их интенсив­ности, функционального состояния организма и характеристик внеш­ней среды приятными могут оказаться самые разнообразные «индиф­ферентные» раздражители — световые, звуковые, тактильные, продриоцептивные, запаховые и т. п. С другой стороны, животные неред­ко отказываются от жизненно необходимых инградиентов пищи, если она невкусная. У крыс не удалось выработать инструментальный условный рефлекс при введении пищи через канюлю в желудок (т. е. минуя вкусовые рецепторы), хотя такой рефлекс вырабатывается при введении в желудок морфина, который очень быстро вызывает у животного положительное эмоциональное состояние. Тот же морфин благодаря его горькому вкусу перестает быть подкреплением, если его вводить через рот. (...)

    Мы полагаем, что результаты этих опытов хорошо согласуются сданными Т. Н. Ониани (1975), который использовал прямое элект­рическое раздражение лимбических структур мозга в качестве под­крепления для выработки условного рефлекса. При сочетании внеш­него стимула с раздражением структур мозга, вызывавшем у сытой кошки еду, питье, агрессию, ярость и страх, после 5—50 сочетаний удалось выработать только условную реакцию избегания, сопровож­давшуюся страхом. Условных рефлексов еды и питья получить не удалось. (...)

    С нашей точки зрения результаты этих опытов еще раз свидетель­ствуют о решающей роли эмоций при выработке условных рефлек­сов. Страх имеет выраженную аверсивность для животного и активно минимизируется им путем реакции избегания. Раздражение пищевых и питьевых систем мозга у накормленных и не испытывающих жажды животных вызывает стереотипные акты еды и питья без вовлечения нервных механизмов эмоций, что исключает выработку условных рефлексов. (...)

    КОМПЕНСАТОРНАЯ   (ЗАМЕЩАЮ­ЩАЯ] ФУНКЦИЯ ЭМОЦИЯ

    Будучи активным состоянием системы специализированных моз­говых структур, эмоции оказывают влияние на другие церебральные системы, регулирующие поведение, процессы восприятия внешних сигналов и извлечения энграмм этих сигналов из памяти, вегетатив­ные функции организма. Именно в последнем случае особенно на­глядно обнаруживается компенсаторное значение эмоций.

    Дело в том, что при возникновении эмоционального напряжения объем вегетативных сдвигов (учащение сердцебиений, подъем кровя­ного давления, выброс в кровяное русло гормонов и т. д.), как прави­ло, превышает реальные нужды организма. По-видимому, процесс естественного отбора закрепил целесообразность этой избыточной мобилизации ресурсов. В ситуации прагматической неопределен­ности (а именно она так характерна для возникновения эмоций), когда неизвестно, сколько и чего потребуется в ближайшие минуты, лучше пойти на излишние энергетические траты, чем в разгар напряженной деятельности — борьбы или бегства — остаться без достаточного обеспечения кислородом и'метаболическим «сырьем».

    Но компенсаторная функция эмоций отнюдь не ограничивается гипермобилизацией вегетатики. Возникновение эмоционального на­пряжения сопровождается переходом к иным, чем в спокойном со­стоянии, формам поведения, принципам оценки внешних сигналов и реагирования на них. Физиологически суть этого перехода можно определить как возврат от тонко специализированных условных реак­ций к реагированию по принципу доминанты А. А. Ухтомского. В. П. Осипов неслучайно назвал «эмоциональной» именно первую стадию выработки условного рефлекса — стадию генерализации. (...)

    Наиболее важная черта доминанты заключается в способности от­вечать одной и той же реакцией на самый широкий круг внешних сти­мулов, в том числе на раздражители, впервые встретившиеся в жизни субъекта. Интересно, что онтогенез как бы повторяет динамику пере­хода от доминанты к условному рефлексу. Только что'вылупившиеся цыплята начинают клевать любые контрастирующие с фоном пред­меты, соизмеримые с величиной их клюва. Постепенно они обучаются клевать только те, которые могут служить кормом. (...)

    Если процесс упрочения условного рефлекса сопровождается уменьшением эмоционального напряжения и одновременно перехо­дом от доминантного (генерализованного) реагирования к строго избирательным реакциям на условный сигнал, то возникновение эмо­ций ведет к вторичной генерализации. «Чем сильнее Становится по­требность, — пишет Ж. Нюттен (1975, с. 89), — тем менее специфи­чен объект, вызывающий соответствующую реакцию». (...) Нараста­ние эмоционального напряжения, с одной стороны, расширяет диапа­зон извлекаемых из памяти энграмм, а, с другой стороны, снижает критерии «принятия решения» при сопоставлении этих энграмм с на­личными стимулами. Так, голодный человек начинает воспринимать неопределенные стимулы в качестве ассоциирующихся с пищей. (...)

    Совершенно очевидно, что предположительное доминантное реа­гирование целесообразно только в условиях прагматической неопре­деленности. При устранении этой неопределенности субъект может превратиться в «пуганую ворону, которая и куста боится». Вот поче­му эволюция сформировала механизм зависимости эмоционального напряжения и характерного для него типа реагирования от размеров дефицита прагматической информации, механизм элиминирования отрицательных эмоций по мере ликвидации информационного дефи­цита. Подчеркнем, что эмоция сама по себе не несет информации об окружающем мире, недостэющая информация пополняется путем поискового поведения, совершенствования навыков, мобилизации хранящихся в памяти энграмм. Компенсаторное значение эмоций заключается в их замещающей роли.

    Что касается положительных эмоций, то их компенсаторная функ­ция реализуется через влияние на потребность, инициирующую по­ведение. В трудной ситуации с низкой вероятностью достижения цели даже небольшой успех (возрастание вероятности) порождает поло­жительную эмоцию воодушевления, которая усиливает потребность достижения цели согласно правилу П=Э/(И^—Ир), вытекающему из формулы эмоций.

    В иных ситуациях положительные эмоции побуждают живые су­щества нарушать достигнутое «уравновешивание с окружающей сре­дой». Стремясь к повторному переживанию положительных эмоций, живые системы вынуждены активно искать неудовлетворенные по­требности и ситуацию неопределенности, где полученная информация могла бы превысить ранее имевшийся прогноз. Тем самым положи­тельные эмоции компенсируют недостаток неудовлетворенных по­требностей и прагматической неопределенности, способных привести к застою, к деградации, к остановке процесса самодвижения и само­развития. (...)

    ЛИТЕРАТУРА

    Анохин П. К. Эмоции. — БМЭ, т. 35. М., 1964. Асратян Э. А. К физиологии подкрепления условного рефлекса.—Журн. высш.

    нерв. деят., 1971, т. 21, вып. 1.

    Нюттен Ж. Мотивация. — В. кн.: Экспериментальная психология, вып. 5. М., 1975. Ониани Т.Н.О возможности выработки условных рефлексов на базе эмоциональных реакций, вызванных электрическим раздражением лимбических структур. — Журн. высш. нервн. деят., 1975, т. 25, вып. 2. Павлов И. П. Полн. собр. соч., т. 3, кн. 1 и 2. М.—Л., 1951. Павлов И. П. Двадцатилетние опыт объективного изучения высшей нервной дея­тельности (поведения) животных. Условные рефлексы. М., 1973. Тихомиров О. К. Структура мыслительной деятельности человека. М., 1969. Харкевич А. А. О ценности информации. — Проблемы кибернетики, 1960,

    № 4.

    Wyrwicka W. The sensory nature of reward in instrumental behavior. — Pavlovian J. Biol. Sci., 1975, v. 10, № 1.

    Бергсон (Bergson) Анри (18 октября 1859 — 4 января 1941) — французский философ-идеалист, представитель ин­туитивизма и экзистенциализма. С 1900 г. — профессор Коллеж де франс, с 1914 г. — член Французской акаде­мии, лауреат Нобелевской премии по литературе 1927 г. Выступая против механицизма и догма­тичного рационализма, Бергсон утверж­дает в качестве подлинной и изначаль­ной реальности жизнь, сущность кото­рой может быть постигнута только с помощью интуиции, которая, будучи своеобразной симпатией, как бы не­посредственно проникает в предмет, сливаясь с его индивидуальной приро­дой Жизнь, согласно А. Бергсону, имеет не пространственный, а временной ха­рактер. Это <качественное», «живое» время радикально отличается от того понятия механическо-физического вре­мени, которое возникает в результате разложения интеллектом длительности. Интеллект способен понимать живое,

    органическое, лишь превратив его в мертвое, механическое, ибо он, согласно А. Бергсону, имеет чисто практическое назначение — формировать и фабрико вать неорганизованную материю. Осо­бой, выработанной в обществе фор­мой борьбы с косностью и бездуш­ной механистичностью, пронизывающей все сферы психической и социальной жизни человека, являются некоторые виды искусства, в частности «комиче­ское». В абсолютизации изменчивости А. Бергсон  приходит к полному субъективизму Учение А. Бергсона оказало значительное влияние на философию (прагматизм Джемса, пер сонализм, экзистенциализм, философия истории Тойнби), литературу  (М Пруст), искусство (импрессионизм в живописи и др.).

    Сочинения: Собр. соч., т. 1—5 Спб, 1913—1914; Философская интуи­ция. — В кн.: Новые идеи в философии. сб. 1, 1912; Длительность и одновре­менность. Пб., 1923.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.