П. К. Ацрхин. Эмоции - Психология эмоций. Тексты - Вилюнас В.К. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    П. К. Ацрхин. Эмоции

    Эмоции (франц. emotion, от лат. emovere — возбуждать, волно­вать) — физиологические состояния^ организма, .имеющие ярко выра­женную субъективную окраску и охватывающие все виды чувство­ваний и переживаний человека — от глубоко травмирующих страда­ний до высоких форм радости и социального жизнеощущения. (...)

    Эволюция эмоций. Если исходить из того, что эмоции представля­ют собой такую форму реакций, которые непременно охватывают весь организм и приобретают ярко выраженный субъективный ха­рактер, то мы должны поставить вопрос: каково происхождение эмо­ций, когда и как они появились в процессе эволюции?

    На основании дарвиновского понимания эволюции приспособи-тельных реакций организма можно утверждать, что эмоциональные состояния сыграли когда-то положительную роль, создав условия для более широкого и более совершенного приспособления животных к

    окружающим условиям. Первичные ощущения примитивных живот­ных не могли бы удержаться в процессе эволюции и развиться в столь многогранные и утонченные эмоциональные состояния чело­века, если бы они не послужили прогрессу в приспособительной деятельности животных. В противном случае они давно были бы устранены естественным отбором. »

    В чем же состоит это более совершенное приспособление?

    Решающей чертой эмоционального состояния является его инте-гральность, его исключительность по отношению к другим состояниям и другим реакциям. Эмоции охватывают весь организм, они придают состоянию человека определенный тип переживаний. Производя почти моментальную интеграцию (объединение в единое целое) всех функций организма, эмоции сами по себе и в первую очередь могут быть абсолютным сигналом полезного или вредного воздействия на организм, часто даже раньше, чем определены локализации воздей­ствия и конкретный механизм ответной реакции организма. Именно это свойство организма — определять благодаря эмоции качество воздействия с помощью самого древнего и универсального критерия всего живого на Земле — выживаемости — и придало эмоциям уни­версальное значение в жизни организма. Вместе с тем организм ока­зывается чрезвычайно выгодно приспособленным к окружающим условиям, поскольку он, даже не определяя форму, тип, механизм и другие параметры тех или иных воздействий, может со спасительной быстротой отреагировать на них с помощью определенного качества эмоционального состояния, сведя их, так сказать, к общему биологи­ческому знаменателю: полезно или вредно для него данное воз­действие.

    Насколько важна эта интеграция организма в эмоциональном состоянии, можно видеть на примере простой болевой эмоции, кото­рая в той или иной мере каждым человеком испытывалась в жизни.

    Допустим, что имеется какое-то травматическое поражение суставной сумки. Как известно, такое поражение создает крайне тя­гостное болевое ощущение, болевую эмоцию. Какие средства может употребить наш организм для построения новой моторной координа­ции с исключением пораженного сустава? Практика показывает, что в таких случаях создаются исключительно широкие возможности вовлечения новых мышц, новых суставов и даже целых конечностей. Однако во всех этих случаях ограничивающим фактором является только ощущение боли. Организм человека осуществляет в этих слу­чаях многочисленные попытки движения, «обходя» болевое ощуще­ние, как только оно возникает. В данном случае болевая эмоция играет роль своеобразного отрицательного «пеленга», помогающего организму воздерживаться от несовместимых с жизнью движений («щажение» в медицинской практике).

    Стоит только представить себе, что этот подбор не вредящих здоровью движений производился бы на основе каких-либо других критериев, например степени натяжения мышцы, угла отклонения в суставе и т. д., как сразу же станут ясными все совершенство уни­версального характера эмоциональных состояний и крайняя выгодность их в приспособительном смысле. Практически весь жизненный опыт человека, начиная с первых дней жизни, помогает ему избегать вредных воздействий не на основе учета объективных параметров вредящего агента (например, острота повреждающего предмета, глу­бина погружения его в кожу и т. д.), а на основе именно того «общего знаменателя», который выражается эмоциональным состоянием:

    «больно», «неприятно». (...)

    Можно сказать, что всем без изъятия жизненным потребностям и отправлениям, включая и проявления интеллектуальной деятель­ности, сопутствует соответствующий эмоциональный тонус, благода­ря которому организм непрерывно остается в русле оптимальных жизненных функций.

    Многочисленные факты, установленные психологами и физиоло­гами, демонстрируют некоторый единый план в архитектуре живого организма, благодаря которому все разнообразные его функции санк­ционируются или отвергаются на основании одного и того же прин­ципа — принципа их соответствия сформировавшемуся в данное время определенному эмоциональному состоянию. (...)

    Биологическая теория эмоций. ... Теории эмоциональных состоя­ний отличаются одной чертой, которая и является причиной их не­достаточности: они не рассматривают эмоциональные состояния как закономерный факт природы, как продукт эволюции, как приспособи-тельыый фактор в жизни животного мира. Исходя из дарвиновской точки зрения на эволюцию полезных приспособлений, надо считать, что эмоциональные состояния, удержавшиеся в процессе эволюции и развившиеся до своего тончайшего выявления у человека, не мог­ли бы ни появиться, ни сохраниться, а тем более закрепиться наслед­ственностью, если бы они в какой-то степени были либо вредны, либо бесполезны для жизненно важных функций животного. Вопрос сво­дится лишь к тому, в чем состоит биологическая и физиологическая полезность эмоций и эмоциональных ощущений в осуществлении жизненно важных функций организма.

    Если дать общую характеристику поведения живых существ (и человека в частности), то оно может быть грубо разделено на две стадии, которые, непрерывно чередуясь, составляют основу жизне­деятельности. Первую стадию можно было бы назвать стадией фор­мирования потребностей и основных влечений, а вторую — стадией удовлетворения этих потребностей. Внимательный анализ поведения животных и человека показывает, что такая классификация вполне приемлема для всех видов влечений и для любого вида удовлетворе­ния потребности. Есть все основания думать, что эмоциональные состояния при их первичном появлении в животном мире включи­лись именно в этот цикл смены двух кардинальных состояний орга­низма. Все виды потребностей приобрели побудительный характер, создающий беспокойство в поведении животного и формирующий различные типы добывательного или, наоборот, отвергающего по­ведения. Эти потребности связаны с определенным эмоциональным состоянием, большей частью тягостного, беспокойного характера. Наоборот, удовлетворение потребности или выполнение какой-то

    функции, которая устраняет назревшую потребность, связано с чувством удовольствия, приятного и даже иногда с чувством гедонического характера (наслаждения).

    Таким образом, если проблему эмоций рассматривать с биологи­ческой точки зрения, то надо будет признать, что эмоциональные ощу­щения закрепились как своеобразный инструмент, удерживающий жизненный процесс в его оптимальных границах и предупреждаю­щий разрушительный характер недостатка или избытка каких-либо факторов жизни данного организма.

    Обычно удовлетворение какой-либо биологической потребности человека не является только простым устранением этой потребности, имеющей тягостный характер. Как правило, удовлетворение, устра­няя потребность, сопровождается самостоятельным подчеркнутым положительным эмоциональным переживанием. Следовательно, с широкой биологической точки зрения удовлетворение можно рас­сматривать как конечный подкрепляющий фактор, который толкает организм на устранение исходной потребности.

    С точки зрения физиологической перед нами стоит задача: рас­крыть механизм тех конкретных процессов, которые в конечном итоге приводят к возникновению и отрицательного (потребность), и по­ложительного (удовлетворение) эмоционального состояния. И преж­де всего необходимо проанализировать вопрос: в силу каких именно конкретных механизмов удовлетворение потребности создает поло­жительное эмоциональное состояние.

    Биологическая теория эмоций (Анохин, 1949) построена на основе представления о целостной физиологической архитектуре лю­бого приспособительного акта, каким являются эмоциональные реакции.

    Основным признаком положительного эмоционального состояния является его закрепляющее действие, как бы санкционирующее по­лезный приспособительный эффект. Такое закрепляющее действие проявляется только в определенном случае, именно когда эффектор-ный акт, связанный с удовлетворением какой-то потребности, свер­шился с абсолютным полезным эффектом. Только в этом послед­нем случае формируется и становится закрепляющим фактором поло­жительная эмоция. Можно взять для примера такой грубый эмо­циональный акт, как акт чихания. Всем известен тот гедонический и протопатический характер ощущения, которое человек получает при удачном чихательном акте. Точно так же хорошо известно и обрат­ное: неудавшееся чихание создает на какое-то время чувство не­удовлетворенности, неприятное ощущение чего-то незаконченного. Подобные колебания в эмоциональных состояниях присущи абсолют­но всем жизненно важным отправлениям животного и человека. Именно для подобных жизненно важных актов эмоция и сложилась в процессе эволюции как фактор, закрепляющий правильность и пол­ноту совершенного акта, его соответствие исходной потребности.

    Как же центральная нервная система «узнает» о том, что какой-либо жизненно важный акт совершен на периферии в надлежащей последовательности и полноценном виде (утоление голода, утоление

    жажды, опорожнение тазовых органов, кашель, чихание, половой акт и т. д.)? Для ответа на этот вопрос необходимо ввести два поня­тия: «эфферентный интеграл» и «афферентный интеграл». Каждому • акту периферического удовлетворения какой-либо потребности пред­шествует формирование центрального аппарата оценки результатов и параметров будущего действия—«акцептора действия» и посылка множества эфферентных возбуждений, идущих к самым различным органам и частям той системы, которая должна выполнить акт удовлетворения потребности. Об успешности или неуспешности такого акта сигнализирует поступающая в головной мозг аффе­рентная импульсация от всех рецепторов, которые регистрируют последовательные этапы выполнения функции («обратная аффе-рентация»).

    Оценка акта в целом невозможна без такой точной информации о результатах каждого из посланных по эфферентной системе воз­буждений. Такой механизм является абсолютно обязательным для каждой функции, и организм был бы немедленно разрушен, если бы 'этого механизма не существовало.

    Каждый на своем опыте знает, что всякая неудача в выполнении тех или иных актов создает ощущение' неудовлетворенности, труд­ности и беспокойства. Это и есть последствие того, что вторая часть периферического акта, именно результативный афферентный ин­теграл, не была создана на периферии и потому не произошло аде­кватного ее сочетания с центральной посылкой.

    Суть биологической теории состоит в следующем: она утверждает, что положительное эмоциональное состояние типа удовлетворения какой-либо потребности возникает лишь в том случае, если обратная информация от результатов происшедшего действия точнейшим обра­зом отражает все компоненты положительного результата и потому точно совпадает с аппаратом акцептора действия. Биологически этой эмоцией удовлетворения и закрепляются правильность любого функ­ционального проявления и полноценность его приспособительных результатов. Наоборот, несовпадение обратных афферентных посы­лок от неполноценных результатов акта с акцептором действия ведет немедленно к беспокойству животных и человека и к поискам той новой комбинации эффекторных возбуждений, которые привели бы к формированию полноценного периферического акта, и следовательно, к полноценной эмоции удовлетворения. В этом случае полноценное эмоциональное состояние ищется способом пробных посылок раз­личных эфферентных возбуждений. Совершенно очевидно, что в этом смысле эмоциональные состояния от полноценного или неполно­ценного периферического акта являются своеобразным «пеленгом», который или прекращает поиски, или их вновь и вновь организует на другой эфферентной основе.

    Из формулировки биологической теории эмоций явствует, что Джеме и Ланге в своей теории уловили правильный момент в разви­тии эмоциональных состояний, во всяком случае в появлении тех эмоциональных состояний, которые связаны с жизненно важными Отправлениями.

    Однако, фиксируя внимание на периферии, ДжеМс и Ланге, [естественно, не могли раскрыть тот истинный центральный механизм I(совпадение с акцептором действия), который является-обязатель­ным и решающим условием для возникновения положительной эмо­ции (Анохин, 1949).

    С другой стороны, Кеннон и Бард, фиксируя внимание на цент­ральном субстрате, в какой-то степени были также правы, поскольку конечный момент формирования эмоционального состояния совпада­ет именно с областью подкорковых аппаратов. Однако фиксация ими внимания только на центральном механизме не давала им возмож­ности раскрыть истинный механизм центрально-периферических взаимоотношений в формировании эмоций, ощущений. Эмоции вис­церального происхождения не покрывают, конечно, всех тех эмо­циональных состояний, которые составляют область эмоциональной жизни человека. Многие из этих эмоций, особенно болевая эмоция, не требуют постепенного увеличения потребности, они возникают вне­запно, и только простое устранение такой эмоции создает положи­тельное ощущение. Однако, несмотря на все эти изменения в деталях развития различных эмоций, архитектурный план возникновения эмоций остается тем же. Он распространяется также на потребности интеллектуального характера. Потребности, возникшие, например, от каких-либо социальных факторов (пусть это будет потребность в разрешении какой-то сложной технической проблемы, потребность в коллекционировании), завершаются уже'высшеи положительной эмоцией удовлетворения, как только результаты долгих и трудных исканий совпадут с исходным замыслом (акцептор, действия).

    Есть основание полагать, что во всех эмоциях, начиная от грубых низших растительных эмоциональных состояний и кончая высшими социальными эмоциями, используется одна и та же физиологическая архитектура. Однако эта физиологическая архитектура может рас­сматриваться только как общая закономерность, присущая жиз­ненным явлениям различной степени сложности, но ни в коей мере не делающая их тождественными по их качественному характеру, по их содержанию. Подобные общие закономерности уже известны из об­ласти кибернетики. Именно эта закономерность — закономерность формирования аппарата оценки результатов действия до совершения самого действия и получения его результатов — является общей для различных классов явлений у живых организмов, в авторегулирую-щихся машинах и в общественных взаимоотношениях. Не удивитель­но поэтому, что на основе именно этой закономерности и по этой уни­версальной архитектуре произошло и развитие эмоциональных со­стояний человека — от первичных примитивных растительных ощу­щений до высших форм удовлетворения в специфически человеческой деятельности. '

    ЛИТЕРАТУРА

    А н о х и н П. К. Узловые вопросы в изучении условного рефлекса. — В. кн.: Проблемы высшей нервной деятельности. М., 1949.                                   .

    Симонов Павел Васильевич (род. 20 ап­реля 1926) — советский физиолог, док­тор медицинских наук, профессор. Окончил Военно-медицинскую акаде­мию имени С. М Кирова (1951). С 1960 г. работает в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиоло­гии АН СССР, где в 1965 г. возглавил вновь созданную лабораторию физиоло­гии эмоций. Лауреат премии имени И. П. Павлова 1979 г. Основные работы П В. Симонова по­священы теоретической и эксперимент тальной разработке предложенной им информационной теории эмоций. В ре­зультате выполненных П. В. Симоновым

    и его сотрудниками многочисленных физиологических и психофизиологиче­ских исследований выявлен ряд новых функций отдельных структур мозга (пе­редних отделов новой коры, гиппокампа, миндалины, гипоталамуса), важных для понимания нейрофизиологических механизмов эмоциональных явлений. Сочинения: Метод К. С. Станислав­ского и физиология эмоций. М-, 1962;

    Что такое эмоция? М., 1966; Теория отражения и психофизиология эмоций. М., 1970; Высшая нервная деятель­ность человека. Мотивационно-эмоцио-нальные аспекты. М., 1975.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 23      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.