Страница 42 - Психология субъективной семантики - Е.Ю. Артемьева - Психология личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 48      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 

    style='margin-left:14.2pt'>Ф. С. Сафуанов. СМЫСЛОВАЯ СТРУКТУРА СПЕЦИАЛЬНЫХ ПОЗНАНИЙ ЭКСПЕРТА-ПСИХОЛОГА

    ГНЦ социальной и судебной психиатрии им. В. П. Сербского

    Специальные познания (знания) эксперта-психолога – это психологические теоретические и методологические знания о закономерностях и особенностях протекания и структуры психи­ческой деятельности человека, имеющих юридическое значение, полученные в результате профессиональной психологической подготовки и внедренные в практику судебной экспертизы, которые используются при расследовании преступлений и

    рассмотрении уголовных дел в суде в целях содействия установ­лению истины по делу по основаниям и в порядке, определен­ным уголовно-процессуальным кодексом (Сафуанов Ф. С., 1994). По объему специальные познания эксперта-психолога включа­ют профессиональные знания в областях общей, возрастной, клинической и социальной психологии, психодиагностики, смежных с психологией наук – виктимологии, суицидологии, сексологии, а также основы таких дисциплин как судебная пси­хиатрия, уголовное и уголовно-процессуальное право, теория и практика судебно-психологической и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Процесс применения этих познаний заключается в идентификации "экспертных поня­тий" (промежуточных между психологией и правом) на осно­вании использования определенных методов – герменевтических и экспериментальных. Основным и определяющим является гер­меневтический подход, поскольку судебный эксперт-психолог имеет дело со специфическими текстами (уголовное дело и при­общенные к нему материалы) для ретроспективной оценки психической деятельности подэкспертного лица.

    Проблема специальных познаний не сводится только к про­фессиональной компетенции, нужно учитывать и личную ком­петентность эксперта. Специальные познания не являются эквивалентом только знаний организационно-правовых, тео­ретических, методологических, этических основ экспертизы, большое значение имеет и проблема структуры представления (категоризации) этих вопросов в сознании эксперта.

    Профессиональная деятельность эксперта имеет особую цель – производить "оценки". Другая особенность экспертной деятельности – это производство "оценок" для внешнего заказ­чика, которые практически всегда и задают критерии требуе­мых оценок (поэтому виды экспертизы и выделяют по отраслям, где экспертные психологические оценки использу­ются для принятия непсихологических решений – судебная, трудовая, военная и т.п. экспертизы). По выражению С. Л. Братченко, экспертиза – это использование самого человека как "измерительного прибора" (1999. с.13).

    Специальные познания эксперта по своей сути представля­ют собой профессиональную модель мира, которая "проходит тот же путь формирования и испытывает воздействие тех же формирующих факторов, что и система смыслов – субъектив­ная семантика" (Артемьева Е. Ю., 1999. с.242). Анализ проблемы специальных познаний эксперта в моделях "образа мира" (а не только в моделях "свойств") может позволить понять и про­цесс применения этих познаний в рамках модели "психологи­ческой структуры деятельности".

    В соответствии с парадигмальной моделью движения смысла по слоям субъективного опыта (Артемьева Е. Ю., 1999) структура специальных познаний судебного эксперта-психолога может быть представлена в виде трех уровней. Внешний слой – "семантико-перцептивный" – заключается в субъектной идентификации пси­хических явлений в терминах базовых для судебнопсихологической экспертизы науки – психологии, психиатрии, виктимологии, суицидологии и т.п. Объектно этому уровню соответствуют теоре­тические и эмпирически выделенные представления о тех или иных сторонах психических процессов, зафиксированные в словарях, глоссариях, всевозможных классификациях (типа МКБ-10), учеб­никах, пособиях и т.д. Следующий, более глубинный, уровень – "семантико-гносеологический" – представляет собой трансфор­мацию понятий базовых наук в "экспертные" понятия (Винберг А. И., Малаховская Н. Т., 1979). Экспертные понятия – промежу­точные между правом и психологией (Лавринович А. Н., Голев А. С., 1989) – определяют юридическую значимость психических явле­ний и влекут определенные правовые последствия (квалифика­ция преступлений, установление смягчающих обстоятельств и др.). Объектно этот слой можно описать с помощью тезауруса (Карау­лов Ю. Н., 1987), центральными смысловыми точками которого будут являться уже не общепсихологические, а правовые поня­тия, определяющие юридическую значимость диагностируемых на первом уровне психических явлений. И, наконец, центральным глубинным слоем структуры специальных познаний эксперта-пси­холога является система генерализованных недифференцирован­ных смыслов, аккумулирующих не только когнитивный, но и эмоционально-мотивационный, и ценностный опыт эксперта. Этот уровень – с одной стороны, "семантико-аксиологический", а с другой, "семантико-прагматический" – практически невербали­зуем, мало осознаваем и составляет ту часть профессиональных познаний, которую обычно называют "искусством" проведения психодиагностического исследования. Он соответствует понятию "личностное (периферическое) знание", введенному М. Полани (1985).

    Представление об уровневом смысловом строении специаль­ных познаний судебного эксперта-психолога как концептуальная

    схема характеризуется следующими признаками: а) инвариант­ность, сочетающаяся с фрагментарностью и неполнотой (по мне­нию Е. Ю. Артемьевой, мир профессии – групповой инвариант субъективного отношения профессионалов к объектам) – это свойство прямо коррелирует и с компетенцией, и с уровнем ком­петентности эксперта; б) разный уровень обобщения – в струк­туре специальных познаний эксперта-психолога можно выделить "общие " (теорию и методологию экспертного исследования) и "частные модели" (касающиеся отдельных предметных видов экс­пертизы); в) личностный, субъективный характер специальных познаний, несмотря на их социальную обусловленность.

    Процесс обучения специальным экспертным познаниям, в соответствии со смысловым их строением, можно представить как движение от внешних слоев к глубинным уровням: от усвоения общепсихологических представлений к формированию "эксперт­ных" понятий, и далее, к приобретению мотивационно-ценностного опыта профессиональной деятельности, – т.е. формированию профессионального "образа мира". Непосредственное же исполь­зование специальных познаний в конкретном экспертном иссле­довании разворачивается как обратный процесс – от актуализации генерализованных "глубинных" смыслов к настроенной в соот­ветствии с этими смыслами семантико-когнитивной и перцеп­тивной переработке изучаемых психических явлений.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 48      Главы: <   37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.