Четвертое путешествие - Работа с образами и символами в психологическом консультированиии - Стюарт В. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    Четвертое путешествие

    Исследование тем второго уровня

    Тема седьмая — Книга

    Я вовсе не хочу предполагать, что существует заранее подготовленная последовательность тем или что необходимо использовать эти темы в самой полной мере. Темы первого уровня показывают путь, темы второго уровня поведут вас немного дальше — вглубь по дороге. Это не означает, что темы первого уровня менее важны или менее эффективны. Именно метод работы с ними и то, как их развивают, приведет клиента к исцелению.

    Тема книги символизирует внутреннее и внешнее, потенциал и реальность. Книга может быть открытой или закрытой. Мы говорим о человеке, который ничего не выдает вовне, как о “закрытой книге”; или о способности читать кого-то, как книгу. Обложка книги контактирует с внешним миром, сохраняя содержание в тайне от любопытствующих глаз. Когда книга открыта, ее тайны доступны.

    Закрытая книга говорит о нежелании; открытая книга — о желании. Когда книгу открывают, это символизирует начало чего-либо, когда закрывают — окончание. Тип книги меняет значение: записная книжка может говорить о воспоминаниях, гроссбух — о стремлении к равновесию. Название книги влияет на символику: “Истории о Франкенштейне” будут восприниматься по-другому, чем “Истории о любви и рыцарский роман”, Библия вызовет иные чувства, чем “Сатанинские стихи”.

    Книга может служить аналогом личности, каждая из множества глав олицетворяет этап в жизни человека. Некоторые главы закрыты; другие остаются открытыми. Незавершенные главы олицетворяют неоконченные дела. От консультирования потребуется помощь клиенту снова открыть главы, чтобы правильно их закончить: главы, которые остаются открытыми, создают в нашей эмоциональной жизни “дыры”, втягивающие в себя энергию и тормозят наше должное движение к другим этапам.

    Мы видели один пример “книги” в дневнике Беверли. Когда Рой работал с темой дома, он представил себе, что одна из стен в гостиной заставлена книгами. Ниже предлагается его исследование темы книги.

    Вильям: Рой, хорошенько ознакомьтесь с полками. Где-нибудь вы найдете книгу, которая известна вам как история вашей жизни. Когда  найдете, снимите ее с полки. (Рою потребовалось значительное время, чтобы найти книгу, потому что она была спрятана за другими книгами. Он сдул с нее пыль.) На ней есть название?

    Рой: Есть, но такое тусклое, что я не могу его прочесть.

    Вильям: Какие у вас возникают чувства по поводу того, что она вся в пыли и невозможно прочитать название?

    Рой: Мне немного грустно, как будто моя жизнь не много стоит.

    Вильям: Теперь откройте и прочитайте титульный лист.

    Рой опускает голову на руки и заплакал, потом произносит:

    Рой: Название гласит: “Рой... рассказ о незначительном человеке”.

    Вильям: Это справедливое описание?

    Рой: Полагаю, да. Не к моей чести.

    Вильям: Что бы вам хотелось прочитать в названии?

    Рой (Несколько мгновений подумав):

    — “Рой... человек, который победил”.

    Вильям: В ваших силах переписать эту книгу, поэтому давайте посмотрим на то, что находится внутри нее, какие картинки вы себе представляете?

    Рой (Начиная открывать книгу): Первая глава гласит: “Как это все началось”. И все страницы склеились. Что это значит?

    Вильям: Возможно, это говорит вам, что глава закрыта. Как насчет следующей главы?

    Рой: Она озаглавлена “Отношения”. Но здесь только одна страница и много пустых.

    Вильям: Что вы чувствуете глядя на главу со всеми этими пустыми страницами?

    Рой: Опять чертовски грустно. Вы знаете, и я знаю, что отношения и я...

    Вильям: Иными словами, это сфера, на которую мы не могли бы посмотреть. Есть какие-то другие главы, открытые?

    Рой: Вот одна, озаглавленная “Сексуальность”. Это длинная глава. (Он читает несколько страниц, и его лицо белеет).  Я не хочу читать эту чепуху; это отвратительно.

    Вильям: Значит, то, что там есть, действительно затрагивает вас, не так ли? И это неправда? (Рой смотрит на меня. Раньше мы не исследовали его сексуальность:

    Рой: В достаточной степени правда, но мне ведь это не должно нравится, так?

    Вильям: Полагаю, так. И вы не обязаны говорить об этом. Выбор за вами. Но если это есть в книге, и глава все же открыта, то, если вы не прочтете ее сейчас, вам когда-нибудь придется это сделать.

    Рой: Я бы постыдился рассказать вам, что здесь.

    Вильям: Люди, которым неловко, часто ощущают, что о них будут сводить по тому, что они хотят об этом говорить. Может быть, вы испытываете нечто подобное?

    Рой: Думаю, да. Я полагаю, мне когда-нибудь придется.

    Вильям: Еще какое-нибудь незаконченное дело, открытые главы?

    Рой: А, вот эта. Отец. Он был ублюдок, я его ненавижу. Хотя забавно, здесь его фотография незадолго до смерти, и он обнимает меня за плечи. Как это сюда попало? Конечно, в действительности этого не было; такого никогда не случалось.

    Вильям: В вашем голосе, Рой, звучит сильное желание: как будто вам хочется, чтобы такое могло произойти.

    Рой: Вздор! Он этого не хотел, и я тоже. (Он смотрит на меня, по-видимому, больше не используя свое воображение, и у меня возникает мысленный образ того, как он с треском захлопывает книгу.) — Я не знаю, что вы пытаетесь сделать со мной, когда вот так любопытствуете. И ничего больше не хочу делать с этой образной чепухой. Я думаю, что на сегодня получил достаточно.

    Вильям: Рой, не такая уж хорошая идея — подводить сеанс к завершению именно так, и я чувствую себя довольно плохо из-за того, что вам кажется, будто я подтолкнул вас слишком далеко.

    Рой: Это не вы, Вильям, это я. Я просто не могу войти в эту книгу, сейчас это слишком болезненно. Может быть, в будущем я вернусь к ней. Я бы предпочел на сегодня закончить.

    Обсуждение случая Роя

    Это один из тех случаев, когда я, просматривая его ретроспективно, думал, что, может быть, следовало бы работать по-другому. Моя самопроверка сеанса привела меня к следующему вопросу: почему я решил направлять воображение, а не позволил образам развиваться: Я думал, что Рой может обойтись с “личной книгой” скорее так, как это сделала Беверли. Правильно ли это будет? Может быть, этого было слишком много сразу. Был ли Рой прав, сказав, что я любопытствую? Конечно, именно это он и чувствовал. Может быть, это объясняло то обстоятельство, что книга спрятана и покрыта пылью, а я “заставил” выставить ее напоказ?

    Мне бы хотелось сказать, что Рой вернулся и работал, заканчивая каждую главу; но этого не случилось. Он отменил дальнейшее консультирование. А я? Я остался с чувством, что растоптал историю чьей-то жизни горными ботинками двенадцатого размера, хотя и получил ценный урок.

    Важный вариант книги — видео или аудиозапись. Нам так часто кажется, что на наше поведение влияют старые записи,  которые включаются в мозгу. Один из способов, каким мы можем помочь клиентам осознать содержание этих записей состоит в следующем. Когда клиенты используют образы, следует попросить их представить себе, что они сидят и слушают радио или смотрят телевизор. Внезапно передача прерывается, они слышат или видят нечто из собственной жизни. “Что вы слышите (видите)?” Можно открыть многое, особенно если задать вопрос: “Кто это говорит, что они делают?”

    Когда я побудил Дженни сделать это, она смогла услышать, как ее мать, кричит на нее: “Ты бесполезна, Дженни, бесполезна, ты никогда ничего не сделаешь сама. Если бы ты была, как твоя сестра, она смышленая... У нее есть мужчина, ни один мужчина никогда не захочет тебя”. Дженни старалась сдержать слезы гнева, когда пересказывала мне это. Мы сделали так: побудили ее проиграть запись снова, а затем нажали на кнопку “стоп”. “Это кажется таким легким, Вильям,  почему я не подумала об этом раньше”. Ее лицо осветилось, когда она сказала: “Это дает мне силу управлять ситуацией не так ли?”

    То же самое мы проделали с видеозаписью. Дженни была в гибельных отношениях с человеком, который плохо обращался с ней, бил, всеми способами унижал, и тем не менее она не могла вырваться от него на свободу. Я побудил ее представить себе, что она выбирает одну из записей для своего видеоплеера (кассета была помечена ее именем). “Что вы видите, когда проигрываете ее?” Как и в предыдущем случае это была полностью деморализующая сцена, в которой мужчина принижал ее, называл бесполезной, безобразной, а в сексуальном плане — холодной рыбой. Этот сеанс произошел в конце периода в восемнадцать месяцев, когда Дженни пыталась оставить этого мужчину и возвращалась, совершила попытку самоубийства и попала в больницу. К тому моменту она проделала некоторый путь по направлению к разрыву с ним, но все еще сохранялись кусочки, которые “вонзились в нее” (ее слова). “Я полагаю, Дженни, эту запись нужно уничтожить, она не заслуживает того, чтобы занимать место в доме. Как бы вы хотели ее уничтожить?” Она думала несколько минут, затем сказала: “Я вырву ее из кассеты и сожгу пленку”. Я наблюдал, как она, в своем воображении, сделала это. Когда Дженни закончила, то вытерла руку об руку жестом отстранения или очищения от нежелательного вещества: “Так лучше. Теперь я чувствую себя чистой”.

    Прошло еще несколько месяцев, прежде чем Дженни наконец вырвалась от мужчины, единственной целью которого служило подтверждение предсказания ее матери. Около двух лет спустя мне пришло письмо от Дженни. Она получила работу в Саудовской Аравии, и все у нее шло хорошо.

    Тема восьмая — Пещера

    Пещеры считались символом лона Матери-Земли, и древние именно поэтому поклонялись им. В самом деле, это были места, где до того, как были построены храмы, совершались все религиозные обряды. Пещеры до сих пор используются в религиозных целях.  Пещеры присутствуют во многих легендах, где они защищают людей, которых  преследуют враги.

    В общем смысле значение пещеры связано с содержанием в себе закрытого или спрятанного. На средневековом языке пещера олицетворяет сердце, некий духовный центр. Она также олицетворяет безопасность бессознательного. В картинах мифов пещера — это место встречи божеств, предков и архетипов, и, как таковая, она является образом Аида, а также бессознательного. Пещера используется и в литературе. В V части “Фурий” Эсхила Афина ведет процессию вниз, в Пещеру Фурий, под Ареопаг. В “Храбром портняжке” братьев Гримм великан говорит храброму портняжке: “Если ты такой храбрый малый, отправляйся со мной в нашу пещеру и проведи ночь с нами”. Храбрец соглашается и следует за ним. Когда они вошли в пещеру, там у огня сидели другие великаны, каждый из них держал в руке жареного барана и ел его.

    Пещера связана с внутренним строением земли, и о ней говорят, что она олицетворяет женские гениталии, в ней есть вход и собственно пещера, матка. Пещера — место, где живет некий мудрец, например, Мерлин из легенд о короле Артуре. Часто достичь пещеры можно только после трудного восхождения, символизирующего, что путь к мудрости не легко одолеть.

    В исламе пещеру изображают как место тайны возрождения; уединенную полость, в которую кого-то заключают, чтобы выносить и обновить. Следовательно, пещера становится символом трансформации. Когда мы входим в пещеру внутри нас, погружаемся в бессознательное, мы оказываемся участниками трансформации. Осмелившись войти в пещеру, мы начинаем устанавливать контакт с содержанием бессознательного.

    В пещерах обычно бывает темно, однако эта темнота часто скрывает великую красоту, например, сталагмиты и сталактиты. Красоту, которая ждет, чтобы ее обнаружили. Пещеры часто содержат подземные озера и реки, их символическое значение заключается в том, что существуют дальнейшие глубины, которые обнаруживаются  в процессе спуска. В мифологии, в легендах пещеры — это место, где обнаруживаются сокровища, (еще один намек на сокровище бессознательного). Иногда вход в пещеру находится под водой, что символизирует вхождение в одну стихию, чтобы получить доступ к другой и к самой пещере. Тема пещеры подобна теме леса: пещеру можно рассмотреть с некоторого расстояния, а потом войти и исследовать ее. Так же как и с нырянием в море, когда работаешь с символом пещеры, мудро принимать дополнительные меры предосторожности. Различные символические интерпретации осторожности, конечно, не единственные. Пещера также ассоциируется с вместилищем, нашей следующей темой.

    Как и с символом края леса, клиента можно проинструктировать “вызвать” того или то, что находится в пещере. Нередко появляются персонажи легенд или мифов. Это архетипические фигуры. Они часто олицетворяют искаженные чувства или подавленные конфликты. Образы обычно несут высокую эмоциональную нагрузку, и содержание их в пещере оттягивает большое количество эмоциональной энергии. Так что вызов — это способ вывести их на свет сознания.

    Прежде чем побуждать клиента исследовать пещеру внутри, следует провести соответствующую подготовку; самая очевидная помощь — это свет в какой-либо форме. Свет также олицетворяет дух, хотя часто кажется, что свет духа приходит ниоткуда и тем не менее отовсюду. В этом случае, поскольку клиент решает взять свет, более уместно думать, что это сознание Эго. Подготовка не должна быть долгой, иначе можно потерять энергию импульса. Я думаю, лучше позволить вещам случаться, а затем следует находить способы преодолевать возникающие барьеры и опасности.

    Один из способов представить тему — предположить, что в пещере находится дракон, охраняющий нечто, а затем предоставить клиенту возможность вообразить, что такое это “нечто” или “некто”. Это не мой подход. Следующий фрагмент показывает, как я использовал данную тему с Филом. Совершая путешествие на гору, Фил отметил, что в отдалении видна пещера. “Я хочу когда-нибудь исследовать ее, но я также хочу добраться и до вершины”. Фил поднялся к пещере — нелегкое восхождение, так как вход в пещеру открывался с узкого выступа, расположенного высоко на горе. (Это еще одна шутка психики. Она как бы говорит: “Если ты хочешь то, что там, тебе придется для этого поработать!”)

    Вильям: У вас есть две возможности: вызвать то, что может там быть, или сразу войти.

    Фил: Вы меня знаете. Я хочу сразу войти.

    Вильям: Хотите что-нибудь взять с собой?

    Фил: А, да,  какой-нибудь свет. Я надену шахтерскую каску.

    Вильям: Когда окажетесь внутри, остановитесь, смотрите и слушайте, (Я считал,  что подобное предупреждение может быть необходимым, возможно, потому, что чувствовал: Фил может быть немного импульсивным).

    Фил: Я внутри, я медленно поворачиваю головой, и сильный свет пронизывает пещеру. Она огромная, но пустая. Это сюрприз.

    Вильям: Вы кажетесь разочарованным, как будто ожидали чего-то волнующего. Какова общая атмосфера?

    Фил: Забавно. Я был здесь раньше, очень-очень давно, за пределами моей памяти.

    Вильям: Фил, о чем вы думаете прежде всего?

    Фил: Это покажется безумным.  О материнском лоне!

    Вильям: Не настолько безумным, как может показаться. Вот что я вам предложу, Фил: сядьте на пол и погрузитесь в ощущения. (Я осознавал, что во мне нарастает волнение,  так как интуиция подсказывала мне, что сейчас я стану свидетелем нового рождения).

    Фил: Я сижу на полу в позе лотоса, глядя на вход в пещеру. Внезапно меня погнало вперед и вниз по туннелю на чем-то вроде  тобоггана, но по воде, а стены в туннеле розовые и красные. Меня толкает из стороны в сторону, а в конце я вижу какие-то руки. Теперь меня сжимает со всех сторон, я хочу кричать, но не могу. Мне слышно, как вокруг меня шумит вода, подобно какому-то огромному водопаду. Теперь я на свежем воздухе, у подножия горы и я жадно дышу. Я слышу крики женщины, это моя мать, она держит меня на руках и укачивает.

    Таким проникновенным был этот опыт, что я был уже в слезах. Когда Фил закончил и когда он понял значительность этого опыта, мы заплакали вместе. Это огромная редкость — стать свидетелем чьего-либо нового рождения, огромная привилегия, и случай Фила был только одним из двух, в которых мне доводилось  участвовать.

    Обсуждение случая Фила

    Ни я, ни Фил не имели ни малейшего представления о том, каким будет результат этого путешествия. Однако в прошлом имелись некоторые указания. Фил был австралийцем, у него сложились очень натянутые отношения с матерью. Отчасти потому, что она была, с одной стороны, доминантной и властной. С другой стороны, она отталкивала его, поскольку сын не соответствовал ее образу того, каким должен быть австралийский “мужчина”. Он никогда не хотел быть никем, кроме врача, и это отчуждало его от обоих его родителей. Его “новое рождение” символизировало эмоциональное разъединение, потому что, даже отделенный от них физически двенадцатью тысячами миль, он все равно чувствовал себя связанным с матерью.

    Хотя пещеры и впадины часто предстают как зловещие места, где живут великаны, злые духи и дьявол, это также места, где обнаруживаются самые великолепные сокровища.

    История о пещере

    Это отрывок из рассказа Вашингтона Ирвинга “Альгамбра, очарованный солдат”.

    “Пещера Святого Киприана на Саламанке, где в прежние времена темные и отвратительные существа тайно обучались у самого дьявола, была замаскирована под церковь. Пещера замурована давно, и само ее местоположение забыто. Как-то бродячий менестрель остановился у креста Святого Киприана, где нашел кольцо с символом Соломоновой печати на нем. Он принял его за знак, полученный от святого, что он будет обеспечен.

    Менестрель встретил солдата, заколдованного триста лет назад. Солдат рассказал ему, что раз в сто лет, в праздник Святого Джона, колдовство теряет свою силу. Тогда солдату позволяется ходить и стоять на мосту Дарро, где встретил его менестрель, ожидая того, кто может обладать силой разрушить магическое заклятье. Дважды перед этим он тщетно заступал в караул на мосту. Солдат ходил по мосту, как в облаке, скрытый от человеческого взгляда. Менестрель был первым, кто поговорил с солдатом за триста лет. Он посмотрел на палец менестреля и увидел кольцо с печатью Соломона мудрого. Об этом кольце говорили, что оно непроницаемо для любого колдовства. Солдат сказал менестрелю, что если тот не сможет избавить его от заклятья, он останется заколдованным еще на сто лет.

    То, что солдат охранял три столетия, было сокровищем мавританского священника, спрятанным в потайном склепе, Альгамбре. Историю об этом менестрель не раз слышал. По извилистым ходам менестрель и солдат пришли в склеп. Менестрель чувствовал, что талисманом Соломоновой печати поддерживает его.

    Солдат показал на большой железный сундук, защищенный замками, на которых были начертаны арабские письмена. Он рассказал менестрелю, что сундук содержит несметные сокровища — золото, украшения и драгоценные камни. Если менестрель сумеет разрушить магическое заклятье, которым заколдован солдат, половина сокровища будет его.

    Менестрелю было дано указание искать помощи священника и христианской девушки. Священник должен изгнать силы тьмы; девица — прикоснуться к сундуку печатью Соломона. Сделать это надо было ночью, и прежде чем истекут три дня, так как лишь столько времени было отпущено солдату, иначе ему придется стоять на страже еще сто лет. Одно из условий заключалось в том, что священник должен быть добродетельным.

    В последний час третьей ночи менестрель, священник и девушка ощупью добрались до склепа при свете фонаря. Священник нес корзину с провизией, чтобы удовлетворить свой ненасытный аппетит после того, как работа по изгнанию нечистой силы будет закончена.

    Они нашли солдата сидящим на заколдованном сундуке в ожидании их прихода. Изгнание нечистой силы было выполнено, девушка коснулась замков сундука печатью Соломона. Крышка отлетела, чтобы открыть удивительные сокровища — золото, украшения и драгоценные камни. Пока менестрель и солдат были очень заняты, раздумывая, как вынести сокровища наружу, священник жадно поглощал еду и пил. В виде благодарности он поцеловал девушку, которая подошла к нему. Хотя он поцеловал ее потихоньку, в углу, говорящие  стены возвестили всему миру о том, что произошло. Никогда у поцелуя не было таких ужасных последствий. При звуке поцелуя солдат издал громкий крик отчаяния; сундук, который был наполовину поднят, упал на свое место и снова закрылся. Священник, менестрель и девушка оказались снаружи; волшебная стена с оглушительным грохотом закрылась за ними.

    В спешке девушка уронила в склеп Соломонову печать, так что солдат был обречен охранять склеп вечно, а сокровище осталось там, где было. “Отче! отче! — сказал менестрель, печально качая головой, — боюсь, в этом поцелуе было меньше святого, чем греховного!”

    Считается что карманы менестреля были достаточно набиты сокровищами, чтобы возвысится в мире. Он преуспел в своих делах, взял девушку в жены. Девушка оказалась образцовой женой и родила своему мужу множество детей.

    Обсуждение

    Я привел эту легенду из-за обилия в ней образов и символов, а также потому, что она не заканчивается на абсолютно положительной ноте главным образом из-за чьего-то прегрешения. Легенду стоит прочесть целиком, потому что ее можно эффективно использовать как тему в работе с образами. Одна из подтем заключается в обещании получить находящееся в пещере сокровище, которое можно добыть только при пересечении священного и женского начал. Только женщина может отпереть сокровище, лежащее в сундуке. Это символы сердца, эмоций, запертых до тех пор, пока их не откроет “девушка”.

    Заклятье, наложенное на солдата, можно было разрушить только через абсолютное послушание и правдивость, и только когда менестрель был готов встретиться с опасностью, он получил возможность добраться до сокровища. Поцелуй священника мог быть невинным, но история, по-видимому, говорит, что психика читает мотивы сердца. Священник должен быть честным и целомудренным, и тот факт, что он удовлетворяет свой аппетит до начала работы, выдвигает на первый план то, что психика не любит, когда с ней ведут себя легкомысленно. Похоже, что священника обвиняют в двух пороках — обжорстве и похоти. И то, и другое — плотские грехи.

    Соломон, царь древнего Израиля, был вторым сыном Давида, царя Иудеи и Израиля. В поздней еврейской и мусульманской литературе Соломон появляется не только как мудрейший из мудрецов, но и как человек, наделенный властью управлять духами невидимого мира. Печать Соломона символизирует две стихии — огонь и воду. Сверх того Печать олицетворяет мудрость Соломона и власть над силами тьмы.

    Менестрель использовал печать как талисман, и именно она открыла сундук и обнаружила сокровище. В высшей степени сомнительно, обладает ли  талисман неотъемлемой силой; сила его заключается в том, что вкладывает в него человек. Вот почему талисманы полезны для того, чтобы их носили клиенты, и вот почему всегда следует по крайней мере предложить, чтобы клиент поискал что-нибудь, что поможет ему в путешествии.

    Тема девятая — Кубок

    Существует много символов, которые относятся к теме вместилища. В символизме вместилище в целом понимается как олицетворение женственности, женского начала. Первичное вместилище — это, конечно, материнское лоно, из которого мы все родились. Если принять, что вышеизложенное допущение верно и вместилище олицетворяет женское начало, то мы можем расширить это понятие и сказать, что оно олицетворяет функцию чувства, мужскую или женскую. Так как функция вместилища — хранение, мы могли бы сказать, что вместилище хранит в себе содержание жизни. Некоторые вместилища хранят в себе составные части и трансформируют их в нечто иное; кастрюли в кухне, пестик и ступка в аптеке. Являясь сексуальными символами, пестик и ступка также символичны, если имеет место трансформация и единство противоположностей.

    Если рассматривать вместилище на более широкой основе, тело — самое изумительное вместилище, которое удерживает вещества вместе и трансформирует различные элементы в целях поддержания жизни. Материнское лоно олицетворяет позитивный аспект вместилища; котел колдуньи — негативный аспект. Содержание чего-либо во вместилище олицетворяет содержание текучих сил природы. Если на вместилище положена крышка, это дает гарантию того, что находящееся внутри надежно хранится, но также там может находиться ловушка. Представьте себе изящную, прекрасно раскрашенную бабочку, присевшую на край вазы. Она начинает исследовать внутренности вазы, движимая притягательным ароматом, оставленным высохшими лепестками роз. На этом этапе бабочка — исследователь. Теперь представьте себе, что некто подходит и закрывает вазу крышкой; теперь бабочка — пленник, пойманный запахом. Снятие крышки символизирует выход, свободу, освобождение. Закрытый кубок может также олицетворять бессознательное и неспособность исследовать его.

    В библейской истории о Ноевом ковчеге “вместилище” спасло человечество. Похожая история есть в греческой мифологии о Девкалионе. Сын титана Прометея, Девкалион, был царем Фтии в Фессалии, когда бог Зевс из-за грешного поведения человеческого рода уничтожил людей наводнением. Девять дней и ночей Зевс посылал потоки дождя. Только Девкалион и его жена Пирра пережили потоп. Они спаслись, потому что были единственными, кто вел добродетельную  жизнь и оставался верным закону богов. Предупрежденный своим отцом, Прометеем, Девкалион построил судно, которое невредимыми доставило его и Пирру на вершину горы Парнас. Дельфийский оракул велел им бросить кости их матери через плечо. Понимая, что эти кости означают камни земли, они повиновались, и из камней вывелся новый человеческий род.

    Вышеизложенное — это позитивная сторона символа вместилища; негативной будет Пандора, которая в греческих мифах за свое неповиновение была ответственна за все болезни, мучившие род человеческий.

    Это общее введение прокладывает путь для исследования одного символа, кубка. В легендах о Короле Артуре кубок изображается как Святой Грааль и используется в таинстве святого причастия. В средние века стало обычным делать кубки из серебра или золота. Их часто украшали орнаментом из драгоценных камней, искусной резьбой и чеканкой. Также кубки могли быть сделаны из хрусталя, если они были связаны с гидромантией  (гаданием посредством знаков, извлекаемых из воды, ее приливов и отливов или поддельного появления ее  духов).

    Кубок с крышкой олицетворяет человеческое сердце, и тогда подобен ящику или сундуку как вместилищу. Из-за своих духовных ассоциаций кубок  также связан с мистическим Центром (в данном случае — аллегорическим центром Земли). На символизм кубка влияет его содержимое или его назначение. Кубок, используемый для причастия, хотя и олицетворяет духовную общность, Святую Евхаристию, также означает Тайную вечерю и причастие святых. Хотя кое-что из этих символов таинственно, но все же оно имеет некоторый “земной” смысл, тогда как Святой Грааль настолько скрыт покровом тайны, что наделен совершенно иным значением.

    Во французском любовном романе о Парсифале копье олицетворяет то, что пронзает бок Христа, а Грааль или чаша — то, во что Иосиф Аримафейский собрал божественную кровь. Чудесная ваза дарует все блага небес и земли; она исцеляет раны и, к удовольствию владельца, наполняется самой изысканной пищей. Чтобы добраться до нее, человек должен быть в состоянии благости. Только священник может поведать о ее чудесах. Кельтская мифология рассказывает о таинственной вазе (также называемой котлом), которая вдохновляет поэтический гений, дает мудрость, открывает будущее и раскрывает тайны мира.

    Кубок и образы

    “Обнаружение кубка” может быть знаменательным этапом в нашем личном поиске. Некоторые терапевты полагают, что для клиента существенно обнаружить кубок, а для клиентки — свой меч (пику или копье, что будет обсуждаться дальше). Этот факт, вероятно, основывается на влиятельном исследовании Юнга Анимы и Анимуса. Хотя, без сомнения, бывает уместно отделять мужское от женского, я предпочитаю работать и с тем, и другим и предоставлять выбор клиенту. Теперь будет представлена следующая тема, а затем мы посмотрим на кубок и меч вместе.

    Тема десятая — Меч

    Рис. 1.  Меч

    Я надеюсь, что, прорабатывая эти темы, вы находите образы, порожденные, вызванные тем, что читаете. Обратите внимание на эти образы, запишите их и попытайтесь проработать, чтобы повысить свое осознание и понимание.

    Хотя тема настоящего раздела — меч, я также введу связанный с ним символ копья.

    Меч, состоящий из лезвия и предохранительного приспособления, символизирует соединение, особенно если он принимает форму креста. Меч служил объектом почитания; римляне считали, что он обладает силой оберегать от злых духов, потому что сделан из железа, металла Марса, бога войны.

    Меч обладает властью ранить, он символизирует свободу и силу. Он контрастирует с прялкой, которая является женским символом непрерывности жизни. Таким образом, меч и прялка олицетворяют соответственно смерть и плодородие. В церемониях меч используется как символ чести или власти.

    Меч — это инструмент или символ карающей справедливости; следовательно, власти правителя или судьи наказывать преступников; более широко — символ власти правительства, исполнительной власти, авторитета, юстиции, а также аппарата исполнительного правителя или судьи.

    В скандинавской мифологии Фрей (или Фрейр) — бог плодородия, мира и процветания. Он был братом Фрейи, одним из Ванов, богов, которые отвечают за благоденствие. Среди его магического имущества находился меч, отданный им Скирниру, который за это добился для него Герд, самой прекрасной женщины в мире, жены Фрейя.

    В греческой мифологии Танатос — бог смерти. Он жил со своим братом Гипносом (Гипнос — Сон) в подземном мире. Его изображают с крыльями и бородой, с мечом в руке. О нем говорили, что это единственный бог, который избегал жертвенных предложений.

    В библейском символизме меч синонимичен духовной войне. “Язык — острый меч” — это пагубный разговор, ложное обвинение, клевета и неверное толкование (Псалом 57:4). “Многие пали от лезвия меча, но не так много,  как от языка” (Екклезиаст 28:18). “Слово Бога”, которое дано с благоволением или осуждением, связывается с обоюдоострым мечом.

    Когда меч связан с огнем и пламенем, он символизирует очищение, в то время как хлыст и плеть связаны с наказанием. Золотой меч — это символ высшей духовности. Меч западного типа, вследствие своей формы, — это мужское, тогда как восточный, искривленный меч — лунное и женское.

    Меч рыцаря олицетворяет сознательный интеллект, который добился господства над животными страстями. Выковывание меча — это символ человеческого духа, работающего над трансформацией исходного материала в нечто стоящее. В истории о короле Артуре и Экскалибуре Артур вытаскивает меч из-под камня, и его признают как долгожданного короля. Это сексуальный символ освобождения фаллоса от женского начала. На духовном уровне он олицетворяет освобождение духа от ограничений низкой природы.

    Копье символизирует войну и фаллос. В то время как меч символизирует дух,  копье, напротив, символизирует Землю. Копье и кубок (Грааль) часто составляют пару, олицетворяя мужское и женское начала.

    В XI веке стал распространенным боевой прием — атаковать с копьем наперевес, то есть держа его подмышкой справа. Левая, защищенная щитом сторона рыцаря всегда была обращена к врагу. Прежняя овальная форма щита была поэтому модифицирована в удлиненную форму с заостренной нижней стороной, чтобы защищать конника от глаз до колена.

    Кубок и меч

    Именно  клиент должен решить искать либо кубок, либо меч, либо и то, и другое, потому что и то, и другое необходимо нам, независимо от пола.

    Случай Гленна

    К концу проведенного со мной времени Гленн, в процессе своего путешествия, нашел и кубок, и меч. Внешне Гленн не имел затруднений с женской стороной самого себя; это был заинтересованный студент-медик, который давал все основания думать, что интерес продолжится даже когда он будет работать врачом. Впрочем, была внутренняя борьба по поводу того, как уравновесить противоположности, потому что он во многом видел их скорее как противостоящие, а не дополняющие друг друга стороны самого себя.

    Он очень хорошо развил свою “мужскую” сторону. Здесь он был логичным мыслителем, однако временами Гленн чувствовал, как другая сторона, его сердце, борется за право контроля. Решение о том, какой символ он будет искать сначала, не принималось сознательно. Когда он расслабился, то оказался на тропинке, ведущей к церкви. Вся картина излучала спокойствие, мир и безопасность. Гленн мог слышать, как играет орган и видел сверкающие витражи. Он нашел маленькую дверцу сбоку церкви, она вела, в комнату, пахнущую ароматическими маслами. Я спросил его, было ли у него какое-то представление о том, что находится за дверью. Глен ответил, что она приведет к свету и хотел пройти через нее. Он оказался в сверкающем месте с зеленой травой. Я предположил, что там есть тропинка, и он увидел, как она бежит в отдалении. Он не хотел исследовать, что находится впереди. Я предположил, что по тропинке пойдет мудрец, который поведет его за собой.

    Это был один из тех редких моментов, когда я чувствовал зависть к происходящему, но не смел вмешаться. Выражение лица Гленна ясно показывало, что тот, кого он встретил, был кем-то особенным. Я ждал и наблюдал. Ниже приводится то, что рассказал мне Гленн, когда путешествие завершилось.

    “Сразу после того, как вы предложили поискать мудреца, который стал бы моим проводником, я увидел эту фигуру, приближающуюся ко мне. Он не шел — он лучился и сверкал, а выражение его лица было таким добрым и кротким. Он заговорил. Я не скажу вам, что он сказал, пока  не скажу, но я знал, что должен следовать за ним. Он привел меня в пещеру, где я нашел старый коричневый деревянный сундук, весь покрытый паутиной. Я не видел никаких замков. Я знал, что должен его открыть. Забавно, пещере следовало быть темной, но она не была такой. Он осветил ее. Сундук интриговал меня, так что я попытался его открыть, но петли, наверное, были слишком тугими; полагаю, от ржавчины. Я опустился на колени, думая, что это даст мне больший рычаг. О, какое это было усилие, но крышка поднялась. Я был потрясен, могу вам сказать, потому что все, что там оказалось — это какие-то старые тряпки. Это кажется какой-то  злой шуткой. Я посмотрел на моего проводника, он только улыбался, и я начал чувствовать раздражение. Потом я подумал, что означает эта старая одежда? Она означает то, из чего выросли, чего не используют, не хотят. Тут меня действительно поразило, она означала меня, мою старую жизнь, а если так, то в сундуке, вероятно, есть что-то еще. Я порылся и на самом дне нашел — угадайте что? Прекрасный кубок, похожий на кубок для причастия, но украшенный драгоценностями и инкрустированный золотом.

    Я поднял его, и именно тогда начал плакать. Я знал, вы не будете возражать. Он был такой красивый. Как будто я нашел Священный Грааль. Все, чего мне хотелось, — чтобы со мной были люди, я наполнил бы кубок вином и мы участвовали бы в духовном общении. Это был самый прекрасный момент в моей жизни.

    Как раз в этот момент луч света прорвался через стену пещеры и осветил угол, которого я не заметил. Я поставил кубок на сундук и направился туда, к куче камней, которые выглядели так, как будто закрывали отверстие. Не знаю, как я нашел силы отодвинуть их, но сделал это и увидел ступени, ведущие наверх. Я не хотел оставлять кубок там, поэтому взял его и поднялся по ступеням. Затем случилась действительно забавная вещь. Проводник был передо мной, хотя я и не видел, как он ушел. Теперь вы подумаете, что это действительно странно, но ступени привели к вершине горы, на которой я был раньше, прямо в ту же самую пещеру, где я нашел свиток.

    На стене висел меч, о, это было эффектным зрелищем! Возможно, меч и кубок сделал один и тот же человек. Меч был украшен в той же манере, что и кубок. Они составляли прекрасную пару и удивительно дополняли друг друга. Я снял меч со стены, держа его в правой руке. Каким же сильным я себя почувствовал! В один миг все изменилось. Мой проводник повел меня в экзаменационный зал. Именно он — тот, кто будет судить меня по моим делам. Я никогда не чувствовал себя в такой безопасности и мире”.

    Обсуждение случая Гленна

    Думаю, что толкование двух находок Гленна не требуется. Я полагаю, стоит обратить внимание на тот факт, что ему сначала пришлось спуститься вниз, затем пришлось идти сквозь. “Продвижение сквозь” часто символизирует пробивание откуда-то. Затем ему пришлось кому-то довериться, а это не всегда легко, даже в работе с образами. Если бы я направлял Гленна, то очевидным местом, где можно было найти кубок, стала бы пещера и, возможно, в каком-то сундуке, потому что он олицетворяет сокровище. Интересно также, что только когда Гленн нашел кубок, свет озарил следующий этап путешествия.

    Меч (копье, пику) нередко находят “на высотах” и часто после трудного восхождения. Гленн в конце концов понял, что кубок и меч (женское и мужское) дополняют друг друга. Когда мы обсуждали его путешествие, он не рассказал мне, что сказал ему его “проводник”, да и впоследствии не сделал этого. Возможно, сказанное было настолько особенным, что поделиться им значило бы осквернить нечто дорогое. Гленн так и не сказал, кем, по его мнению, был его проводник, но у меня в голове нет сомнений в том, что он выражал духовная сущность большой глубины. Гленн пересдал свой экзамен и выдержал его с блеском, так что “свиток” его воображения стал реальностью.

    Тема одиннадцатая — Дракон

    Рис. 2.  Дракон

    Дракон ассоциируется с червем, змеем, крылатым крокодилом с хвостом змеи, так что слова “дракон” и “змей” часто означают одно и то же. Считают, что дракон обладает острым зрением. В священных текстах древних евреев дракон часто олицетворяет смерть и зло. Христианство унаследовало представление евреев о драконе, который изображается во всей важной пророческой литературе Библии, особенно в Откровении: “И он схватил дракона, змея древнего, который есть диавол и сатана, и связал его на тысячу лет” (Откровение 20:2). Он  также возникает в поздней христианской традиции. В христианском искусстве дракон — символ греха. Он часто изображается попранным ногами святых или мучеников, символизируя победу христианства над язычеством.

    Древние греки и римляне считали, что драконы обладают способностью понимать и сообщать смертным тайны земли.  Отчасти в результате благодаря сложившемуся представлению о монстре как о милостивом, защищающем факторе, а отчасти из-за его внушающих страх качеств, он использовался как военная эмблема. Римские легионы переняли его в I веке нашей эры, изображая фигуру дракона на знаменах, которые когорты несли в бой. Древние скандинавы украшали нос своих судов вырезанными подобиями драконов. Среди кельтских завоевателей Британии дракон был символом независимости. Легендарное чудовище также изображалось на щитах тевтонских племен, которые позже вторглись в Британию, и уже в XVI веке дракон появляется на боевых знаменах английских королей. С начала XX века он изображен на геральдических девизах принца Уэльского. Король Артур и его отец Пендрагон были королями красного дракона.

    В Китае дракон символизирует императорскую власть и преодоление безнравственности. Он ассоциируется с “ритмом жизни” и молнией, дождем и плодородием, следовательно, становится соединяющей связью между Высшими Водами (небесами) и Землей. О драконе говорят, что он силен и быстр, как конь, не спит и обладает исключительно острым зрением. В китайской символике красный дракон — это страж высот, а белый дракон олицетворяет луну.

    Возможная психологическая интерпретация

    Дракон — это враг героя. В феодальных замках дам держали в самой безопасной части, охраняемой драконом или драконами. Здесь содержится сексуальная символика: стена замка, олицетворяющая гимен, дракон, охраняющий сокровище, которое может получить только доблестный рыцарь.

    В средние века дракона изображали с шеей и ногами орла, телом огромной змеи, крыльями летучей мыши и хвостом, заканчивающимся стрелой, направленной в самого себя. Орел олицетворяет небесный потенциал дракона, змей — его тайные и подземные черты, крылья — интеллектуальный подъем, а хвост, связанный с зодиакальным знаком Льва, подчинение разуму. Драконов, а также быков побеждают солнечные герои, такие, как Митра, Зигфрид, Геракл, Ясон, Хорс, Аполлон.

    Дракон, живущий в пещере или в глубинах моря, символизирует подземный мир и бессознательное, которое грозит разрушить Эго, если оно посмеет бросить ему вызов. В Библии последняя битва (Откровение 12) происходит между красным драконом (сатаной) и Михаилом; сатана и его ангелы побеждены. Существует много историй о том, как убивают дракона: Аполлон, Кадм, Персей, Зигфрид, но, наверное, самая известная — история о Святом Георгии.

    Святой Георгий и дракон

    Святой Георгий, христианский мученик и святой покровитель Англии, родился в Каппадокии (восточная Малая Азия). Его жизнь затемнена легендой, но его мученичество в Лидде (Палестина) считается историческим фактом. Наиболее популярная из легенд, возникших вокруг его имени, относится к схватке с драконом. Языческий город в Ливии сделал своей жертвой дракон, которого жители пытались умиротворить сначала пожертвованиями овец, а затем — различных членов своей общины. Жребий пал на дочь короля, и девушку вывели ждать прихода чудовища, но Георгий убил дракона и обратил общину в христианство.

    Возможная психологическая интерпретация

    Легенда — это аллегория победы добра над злом. Дракон, олицетворяющий дьявола, Святой Георгий, олицетворяющий Христа, дева, олицетворяющая Церковь. На более глубинном уровне дракон — это враг не только героя, но также поисков правды и свободы. Дракон живет в пещере или глубинах моря, олицетворяя таким образом подземный мир, бессознательное, землю смерти или сна, бессознательные мотивации и принуждения. Дракон часто ассоциируется с одной из четырех стихий — водой, землей, воздухом, огнем, которые связаны с четырьмя функциями — интуицией, чувством, мышлением, ощущением, и то, где живет дракон, дает важный ключ к пониманию, какая из функций подвергается нападению. В некоторых легендах дракон охраняет сокровище, и чтобы достичь сокровища, надо покорить дракона, либо убив его, либо подружившись с ним.

    В части XXXVIII “Беовульфа”* [[[[* “Беовульф” — англосаксонская эпическая поэма, обычно считается произведением английского поэта VIII века, который соединил скандинавскую историю и языческую мифологию с христианскими элементами. Мрачная история богата метафорами; знаменитый пример — “китовая дорога”, обозначающая море. Она рассказывает о герое, скандинавском принце по имени Беовульф, который избавляет Данию от чудовища Гренделя, получеловека-полудьявола. Пятьдесят лет спустя Беовульфу удается повторить эти подвиги и освободить свою собственную страну от разорения.] есть история о дворянине, последнем в своем роду, который прячет все свое добро внутри кургана (древнего могильного холма) и там “поет прощальную песнь великолепию жизни”. После его смерти добром завладевает дракон и охраняет его. Человек, приговоренный к смерти, в отчаянии прячется в кургане, обнаруживает сокровище и, пока дракон спит, убегает с сокровищем и относит его своему хозяину, который прощает его. Дракон обнаруживает пропажу и требует страшного наказания для людей в округе. В конце концов воин убивает дракона мечом.

    Приведенная выше история из Беовульфа — хороший пример обнаружения сокровища, охраняемого драконом. Курган — прекрасный образ коллективного бессознательного, намного более сильный, чем пещера, но, подобно пещере, лесу или иному олицетворению бессознательного, к его использованию следует относиться с большой внимательностью.

    Древние места захоронений окружены множеством легенд и мифов, подобных тем, что связаны с египетскими могилами. Старое захоронение Эйвбьюри в Вилтшире (Англия, очень близко к Стоунхендж) когда-то рассматривалось как священное место, где не могли жить никакие пресмыкающиеся. Там есть старый храм, а от центра Эйвбьюри текут пять рек, а весь район усеян могильными холмами и росистыми прудами. Его два основных кургана тянутся в форме змеи от храма.

    Тема двенадцатая — Ментор

    Некоторые терапевты говорят о “мудреце” (мужчине или женщине), “помощнике” или “проводнике”. Все это вполне приемлемые термины, но я предпочитаю использовать слово “ментор”.

    В греческой мифологии Ментор был другом героя Одиссея и учителем его сына Телемака. В “Одиссее” Гомера богиня Афина часто принимает вид Ментора, когда является Одиссею или Телемаку. В современном английском языке слово “преподаватель” стало синонимом мудрого, заслуживающего доверия советчика или учителя. Я начал использовать в разработке психологического консультирования термин “ментор”, отдав ему предпочтение перед словом “надзиратель”, главным образом потому, что слова “надзор” или “надзиратель” предполагают контроль и осуждение или некое измерение с помощью набора стандартов.

    Мы уже встречались с ментором (мудрецом) в работе с Гленном. При работе с образами возможность спросить мудреца, что следует делать, является очень ценной. Ответ может и не быть дан в ясных терминах. В Библии один богатый начальник спросил Иисуса, как он может наследовать жизнь вечную (от Луки 18: 18—24). Когда ему велели продать и раздать нищим все, что он имеет, он не смог принять этого и ушел, исполненный печали. Значит, хотя богач и задал вопрос, ответ не пришелся ему по вкусу. Так и в работе с образами, хотя совет и дает мудрец, у клиента все же остается свобода выбора.

    Легенда из Альгамбры (Ирвинг 1832)

    Некий мусульманский принц, Ахмед, был выращен в уединении своим отцом, который убирал от него все, связанное с сердцем и набивал его голову алгеброй и философией. В конце концов сердце отвлекло его от головы, и принц начал меняться. Ахмед услышал слово “любовь” от своих друзей-птиц, но они не смогли объяснить ему значение этого слова, а его наставник боялся, так как последствия внушали ему ужас. Ведь хозяин прямо заявил: его сын не должен влюбляться — никогда. Наставник посоветовал Ахмеду не слушать соблазнительные мелодии птиц, потому что они приносят только беду. Принц не смог этого понять, потому что, если любовь причина несчастий и раздоров, почему же птицы не унывают в уединении и не рвут друг друга на куски, а бодро порхают в рощах и играют друг с другом среди цветов?

    Однажды Ахмед размышлял об этих противоречиях. В его окно впорхнул голубь, преследуемый ястребом, и нашел убежище в его комнате. Принц любовно заботился о голубе, посадил его в золотую клетку и предлагал ему из собственных рук самое белое и прекрасное зерно и чистейшую воду. Птица, однако, отказывалась от пищи,  чахла и томилась, издавая жалобные стоны. Принц был озадачен и упрекал голубя за отказ от всего, что ему предлагали. Голубь ответил, что не может быть счастливым, так как разлучен со своей любовью, своей супругой.

    Ахмед спросил, что такое любовь, и голубь ответил: “Это мука для одного, счастье для двоих, раздор и вражда для троих. Это чары, которые заставляют двоих быть вместе и соединяют их восхитительными чувствами. Это счастье быть друг с другом, но несчастье быть врозь”. Не имея возможности понять слова голубя, Ахмед все же освободил его.

    Наставник Ахмеда был напуган, обнаружив, что принцу стало известно то, что было запрещено королем. Если король узнает, об этом наставник будет обезглавлен. Голубь возвратился и рассказал принцу, что далеко-далеко живет принцесса, ее сад окружен высокими стенами, и туда не позволяется входить ни одному мужчине. Вдохновленный странными чувствами, Ахмед написал любовное стихотворение и адресовал свое письмо “Неизвестной красоте от пленного принца Ахмеда”. Затем, надушив письмо мускусом и розами, он отдал его голубю.

    День за днем Ахмед ждал возвращения посланца, но тщетно. Однажды вечером верная птица впорхнула в его апартаменты и упала мертвой у его ног, смертельно раненная стрелой. Но голубь был настолько исполнен любви, что изо всех сил постарался доставить послание. Ахмед  обнаружил на шее голубя нитку жемчуга, под крылом птицы было прикреплено маленькое изображение прекрасной принцессы на эмали. Но кто она и где ее искать? Принц решил отправиться на поиски своей принцессы и добился помощи от совы, которая знала все места в Испании. Он попросил сову быть ментором и сопровождать его в поисках.

    Так, путешествуя ночью и набираясь сил днем, Ахмед и его ментор пришли в Толедо, где он получил известие, что его принцесса зовется Альдегонда, она дочь христианского короля, ее держат в одиночестве, пока ей не исполнится семнадцать лет. Тогда претендент должен будет добиться руки принцессы на турнире. Но принц ничего не знал об оружии и боях; все, что он знал, было алгеброй и философией. Сова пришла ему на помощь, рассказав, что в пещере неподалеку находятся волшебное оружие и заколдованный  конь, которые провели там века в ожидании этого момента.

    Ведомый своим ментором, принц нашел пещеру. От лампы, наполненной вечным маслом, на это место лился торжественный свет. На железном столе в центре пещеры лежали волшебные доспехи, напротив висело копье, а рядом стоял арабский скакун, готовый к бою, но неподвижный, как статуя. Когда Ахмед положил руку на шею коня, тот ударил о землю копытом и издал громкое радостное ржание, потрясшее стены пещеры. Итак, вполне обеспеченный доспехами, оружием и конем, принц решил бросить вызов своим соперникам на предстоящем турнире.

    Ахмед был мусульманином, и это лишало его права участвовать в турнире и завоевать Альдегонду. Другие участники соревнования насмехались и глумились над Ахмедом, но, побуждаемый любовью, он атаковал их, сидя на волшебном коне, и расшвырял своих противников, в том числе и короля, бросившего ему вызов.

    В полдень магическое заклятье перестало действовать, и конь вернулся вместе с Ахмедом в пещеру. Ахмед обезумел от горя, когда получив известие о принцессе, которая упала без чувств, когда Ахмед исчез. Он вспомнил слова своего наставника: “Забота, печаль и бессонные ночи — удел любящих” и задумался, не совершил ли он ужасную ошибку.

    Принц был преисполнен решимости вылечить принцессу. Он переоделся и получил доступ во дворец. Амед сыграл на пастушеской свирели мелодию, которая привела к выздоровлению принцессы. Король предложил Ахмеду все, что он хочет, но тот попросил только шелковый ковер, который когда-то принадлежал мусульманам, а теперь хранится в деревянном ящике в замке.

    Принесли сандаловый ящик и ковер. “Этот ковер, — сказал принц, — когда-то покрывал трон Соломона мудрого; он заслуживает того, чтобы его положили под ноги красоты”. Он положил ковер под ноги принцессы, затем сел у ее ног и рассказал королю, что он и его дочь давно тайно любят друг друга. “Вот  пилигрим любви!” — эти слова были начертаны на знамени Ахмеда во время турнира.

    Едва принц произнес эти слова, как ковер поднялся и унес принца и принцессу прочь. Все оцепенели, и советники короля были сурово наказаны за свою небрежность: ведь они пренебрегли смыслом арабского письма на сандаловом ящике. К тому времени, как христианский король нашел свою дочь. Отец принца умер и король примирился с Ахмедом. Ахмед назначил сову, своего ментора, премьер-министром..

    Обсуждение легенды

    Я вставил эту историю не только ради интереса, но также из-за образов и символики и той роли, которую играет ментор-нечеловек. В самом деле, в этой короткой истории мы получаем прекрасное представление о единстве противоположностей. Выражение “Все возможно в воображении” верно, и чем больше занимаешься им и работаешь с людьми, которые его используют, тем более верным становится данное утверждение. Довольно часто, когда в начале работы с клиентами предлагается поговорить с воображаемым человеком, им это кажется очень странным. Однако это не так уж странно, потому что часто ли мы говорим сами с собой? Сколько раз мы разговариваем со своими любимыми животными?

    В истории, приведенной выше, “мудрец” — это сова, а сова имеет репутацию мудрой, так что выбор совы совсем не удивителен. Другими персонажами могут быть Иисус или один из пророков, сам Соломон, кто-то из богов или богинь, какое-то известное историческое или даже еще живущее лицо. Тема будет исследоваться дальше, когда в следующем путешествии мы будем рассматривать субличности.

    Какого бы человека (или существо) не вообразил клиент, оно олицетворяет саму психику, но психика — это понятие, идея, которую трудно сделать видимой. Визуализация человека (животного или предмета), чтобы представить психику, это полезный метод “объективации” идеи. Тот же метод объективации применяется, когда мы просим клиента визуализировать объект, чтобы представить чувство.

    Клиенту, который говорит, сжимая кулаки: “У меня от него тяжелое чувство вот здесь, в голове”, можно помочь исследовать это чувство, объективируя его, создав образ, чтобы представить это чувство. Например, он может видеть скалу, камень или гальку. Он может, как Тони, когда тот пожаловался на пронзающие головные боли, представить себе грецкий орех. Имеется существенное различие между символами камня и грецкого ореха. Первый исключительно трудно сломать, второй — это скорлупа, которая скрывает нечто, защищая то, что внутри. Так что метод работы будет иным.

    Итак, работа с образом ментора похожа на вызов каких-то интересных фактов человеческой индивидуальности. Почему, например, Гленн в определенный момент “выбрал” именно фигуру со странными духовными обертонами? Почему Кэрол выбрала себе в проводники кокер-спаниэля? Это вопросы, которые, если их исследовать вместе с клиентами, могут привести к большему пониманию их внутреннего мира.

    Резюме

    Мы видели, что можем использовать книгу только с текстом, с картинками или современную форму книги — аудио или видеозапись. Стоит упомянуть, что некоторым людям оказывается легче “слышать” то, что они воображают, тогда как другие “видят” вполне ясно. Некоторые клиенты, особенно на ранних этапах использования образов, действительно “продумывают” свой путь через образы и видят его только туманно. Мы убедились, что тема книги может открыть касающиеся личности “факты”, которые порождают тревогу, так что пароль здесь “тихо-тихо”.

    Стоит заметить, что хотя восемнадцать тем посвящены отдельным вопросам, их можно объединить, если в том возникает необходимость. Например, мы видели, как Кэрол, без всякого руководства, вполне самостоятельно, соединила реку с пещерой; Гленн — гору с мечом; Рой — дом с книгой. Руководством к тому, что используется, должны быть скорее потребности момента, чем жесткое следование “правилам”.

    Тема пещеры, представляющая бессознательное, это тема, которая часто встречается в легендах и мифологии, а также в собственном путешествии клиента. Казалось бы, символизм пещеры почти универсален и возникает во всех культурах. Внутри (природной) пещеры содержится такая символика, как тьма в сравнении со светом, сошествие и восхождение, существа, населяющие тьму, истоки или реки, подземные озера и так далее. В такой книге, как эта, можно только познакомить с темой, но к именно данной теме относится столь многое, что следует предоставить вам, читатель, исследовать ваши собственные пещеры.

    Кубок и меч — связанные символы, их часто рассматривают вместе, как олицетворяющие женское и мужское начала. Однако если бы мы рассматривали только сексуальный аспект, это было бы ограничением символов. Кубок — один из широкого спектра символов “вместилища”, и это одно из его значений. Кубок больше всего связан с духовным, и вокруг него возникло обилие мифов и легенд. Поиск Святого Грааля, наверное, самая известная легенда, которая сама по себе содержит так много символики.

    Вильям Блейк (1993) противопоставил меч серпу (мужское женскому или, может быть, Марса, бога войны, Деметре, богине урожая).

    Меч пел в голой степи,

    Серп — в плодородном поле,

    Меч пел песню смерти,

    Но не мог заставить серп согласиться.

    Шекспир в “Виндзорских насмешницах” использовал меч так, что его можно было бы интерпретировать как сексуальный символ. “Ну, тогда мир — это моя устрица, которую я открою мечом”. (2:ii, 1—2) Дракон (и его вариация — змей) глубоко запечатлены в коллективном бессознательном благодаря волшебным сказкам, легендам и мифам. Один из классических признаков дракона — то, что он является стражем сокровища, часто принцессы, которую нужно спасти. Хотя сексуальную символику не следует игнорировать, ее не следует и преувеличивать; это одна тема среди многих. В равной степени важно то, что олицетворяет дракон. Очень часто он олицетворяет то, что пугает, то, чем пренебрегают или то, что вызывает отвращение. Если идея дракона связана с тенью, это имеет смысл; мы предпочли бы, чтобы у нас не было этой нашей стороны.

    Дракон — это страж. Что он охраняет и почему? Если это сокровище, то какое? Если принцесса, то какую нашу часть олицетворяет эта принцесса? Если мужчина представляет себе дракона, сторожащего принцессу, весьма вероятно, что принцесса олицетворяет его Аниму, содержащуюся в плену. Символика также может быть такова,  что клиентом движет желанием стать спасителем. Если с подобным образом работает женщина, она может чувствовать себя узницей. Тогда должен быть задан вопрос: кто держит ее в заключении? Тиранический Анимус? Кто-то из прошлого? Наложены ли на узницу какие-то нравственные или социальные ограничения? Кто должен спасти ее? Что она будет делать, когда ее спасут? Наконец дракон часто уменьшается в размерах до чего-то менее пугающего. Такая трансформация — очень эффективный способ обращения с драконом (или иными дикими существами) при использовании принципов конфронтации, кормления и умиротворения.

    Именно это путешествие, исследующее символы второго уровня, заканчивается обсуждением ментора, мудреца, помощника, проводника. Фигура ментора возникает во многих рассказах о “поиске” и обычно в том месте истории, где путешественник зашел в тупик или нуждается в помощи.

    Ментор может только слушать клиента, он может дать совет, оказать практическую помощь или руководство. “Посмотри направо, на тот выступ, и ты сможешь найти нечто, что избавит тебя от этой трудности”. Или более позитивно, когда клиент действительно стремится туда и боится: “Если ты продвинешься немножко туда, то увидишь дерево, упавшее через реку”. Следует также помнить, что одна из функций психики состоит в том, чтобы помогать человеку двигаться вперед в его поиске.

    Собственная психика консультанта работает в сотрудничестве с ментором клиента, и когда это сотрудничество полностью используется, оно может оказаться чрезвычайно вознаграждающим и для клиента, и для консультанта. Наверное, напрашивается мысль о том, что было бы трудно пытаться отправиться с клиентом в его путешествие, если мы сами не проторим подобную дорожку. Это применимо ко всему процессу консультирования, и хотя не обязательно, чтобы нами была проложена идентичная тропа скажем, смерть супруга), у нас внутри все же должна находиться исследованная боль. Когда клиент испытывает блокирование, которое он не может преодолеть (как в случае с книгой Роя), консультанту, может быть, придется бросить безжалостный взгляд и увидеть, существует ли подобный блок в его внутренней жизни.

    На такой ноте я закончу это Путешествие, потому что только после опыта Роя и собственной медитации над ним, я был вынужден признать, что “предпочел” направлять исследование Роя потому, что мне нужно было работать над определенной главой в моей книге, чтобы я мог ее закончить; незаконченное дело относилось к смерти моего отца. Подумаем о “сотрудничестве психик”: чья психика — Роя или моя —  отправилась именно в это путешествие?

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.