Седьмое путешествие - Работа с образами и символами в психологическом консультированиии - Стюарт В. - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 

    Седьмое путешествие

    Исследование символизма

    Алхимия

    Первый значимый краеугольный камень этого путешествия — алхимия. Алхимия — древнее искусство, она датируется первыми веками нашей эры, но в особенности ей занимались в средние века. Алхимики главным образом увлекались поисками вещества, которое превращало бы обычные металлы в золото или серебро,  а также поиском средств обнаружения эликсира жизни, до бесконечности продляющего срок человеческой жизни. Золото рассматривалось как символ просветления и спасения. Хотя цели и методы алхимии были сомнительными и часто призрачными, она во многих отношениях явилась предшественницей современной науки, особенно химии.

    Юнг считал, что алхимия, если на нее смотреть с точки зрения скорее символизма, чем науки, может рассматриваться как одна из предшественниц изучения бессознательного, в особенности аналитического интереса к трансформации личности. Четыреста лет назад алхимики ставили перед собой две взаимосвязанные цели:

    1. Изменить или трансформировать исходный материал в нечто более ценное, о чем иногда говорили как о “золоте” или универсальном эликсире или философском камне.

    2. Трансформировать исходный материал в дух; иными словами, освободить душу.

    Различные цели алхимии — также метафоры психологического роста и развития. Алхимический процесс использовал элементы, которые являлись противоположностями, чтобы произведенное полностью отличалось от исходных веществ и было чистым. Мужчина и женщина с их биологическими сходствами и различиями представляли живой пример процесса, в котором создается новая жизнь. Алхимик работает в отношениях  с другим человеком, о котором говорят как о его мистической сестре. Таким образом, отношения с другим человеком способствуют внутреннему росту, и то, что обнаруживается внутри одного человека, может служить на благо отношениям. Возможно, нигде это не прослеживается более четко, чем во взаимоотношениях между консультантом и клиентом. Первые четыре этапа, детализированные ниже, относятся к алхимическому процессу древних. В психологической алхимии различаются еще три этапа, и мы начинаем работать с символами, такими, как цвета и металлы.

    1. Обжиг: (черный; вина; начало; скрытые силы). Обжиг маскирует первичной материей символ души в ее изначальном состоянии. Символическое значение — “смерть мирского” или затухание всякой заинтересованности в жизни и материальном мире.

    2. Разложение: (белый; второстепенная работа; первое превращение; ртуть). Символическое значение — отделение разрушенных остатков.

    3. Растворение: (красный; сера; страсть). Символическое значение — очищение материи.

    4. Возгонка: (золото). Символическое значение — дождь очищенной материи, олицетворяющей элементы спасения, изолированного в предыдущих стадиях.

    5. Конъюнкция: символизирует единство противоположностей, определенное Юнгом как тесный союз мужского начала сознательного с женским началом бессознательного.

    6. Сублимация: символизирует страдание в результате мистического отчуждения от мира и посвящения духовному усилию. Символически этот этап изображаются бескрылым существом, рожденным от крылатого существа, а также мифом о Прометее.

    7. Философский сплав: связывание двух начал.

    Семь металлов в алхимии с их божествами:

    1. Золото Аполлон

    2. Серебро Артемида (Диана) Луна

    3. Ртуть Гермес (Меркурий)

    4. Медь Афродита (Венера)

    5. Железо Арес (Марс)

    6. Олово Зевс (Юпитер)

    7. Свинец Сатурн

    Личная алхимия проходит через первые шесть этапов, очерченных выше, и коротко можно посоветовать: анализируйте все элементы в себе и разлагайте все низшее, что есть в вас, даже если при этом придется себя укрощать. Затем, пользуясь силой, полученной из процесса, позвольте произойти сплаву двух начал. Это кажется устрашающей задачей, и не такой, которая выполняется легко и быстро. В действительности, это работа всей жизни, включающая в себя воображение высокого уровня.

    Воображение, как мы видели раньше, выражает подавленные части индивидуальности. Образы имеют очевидный и скрытый смысл:

    — очевидное — это сознательное и конкретное;

    — скрытое — это бессознательное и подразумеваемое.

    Скрытое содержание принимает форму символов. Понимание содержания означает работу с символами.

    Рис. 6.  Ножницы

    Рис. 7.  Телефон

    Роль символов

    Символы окружают нас, это часть нашей повседневной жизни, так что работа с символами — это не что-то таинственное, хотя она немного похожа на изучение нового языка: чем больше человек упражняется, тем более искусным и умелым он становится. В психоаналитической теории символ может служить:

    1. Бессознательным олицетворением чего-либо, не связанного с ним прямо.

    2. Олицетворением конфликта внутри психики.

    3. Выражением подавленного сексуального материала.

    4. Единственным способом, которым можно достичь бессознательного.

    Реальное значение обычно не доступно сознательному разуму и становится известным только через  сновидения. Символика сновидений важна в процессе сокрытия бессознательных желаний или конфликтов через замещение и сгущение или раскрытия их через интерпретацию.

    Использование символов и перенос интереса с одной вещи на другую — важный шаг в развитии детей. Развитие языка и его использования зависит от способности работать с символами. Мы используем символы в повседневной жизни, когда работаем с диаграммами, картами, картинами и словами.

    В аналитической (юнговской) психологии символы означают:

    • Сновидения, которые выражают себя как образы.

    • Захватывающие живописные утверждения.

    • Темные метафорические и таинственные изображения внутреннего мира личности.

    • Индивидуальные представления универсальных феноменов.

    • Архетипическое качество.

    Работа с символами — это способ обойти контроль Эго и фильтры интеллекта и войти в контакт с побуждениями, желаниями, мыслями и импульсами, которые были бы неприемлемы для сознания. Символы могут появляться в сновидениях, волшебных сказках, иконах, народных сказках, мифологии, легендах, намеках и пословицах.

    Сновидения

    Прежде чем продолжить более пристальное рассмотрение мифов и легенд и их места в работе с образами, необходимо изучить связанную с ними тему, тему сновидений. Эти дикие стимулирующие образы, запутанные метафоры и сложные сценарии являются продуктами работы правого полушария мозга. Поговорка австралийских аборигенов гласит: “Тот, у кого нет снов, тот пропал”.

    Различные взгляды двух “великих” в этой области — Фрейда и Юнга — кратко приводятся ниже.

    Психоаналитическая теория сновидений

    Фрейд (1900) говорил о сновидениях как о “королевской дороге бессознательного”. Он считал, что сновидения отражают опыт бодрствования, и разработал высоко систематизированный подход к интерпретации и использованию сновидений в терапии. Он думал, что мышление во время сна примитивно и погружается в вытесненный из сознания материал и что сновидение — это механизм для поддержания сна и исполнения желаний.

    В сновидениях желания и стремления переодеты, чтобы удержать нас от пробуждения и противостояния вытесненного материала, которое очень трудно выдержать. Это тем более важно, если искреннее выражение этих желаний находилось бы в конфликте с нашими моральными или социальными ценностями и нормами. Изначальное желание или стремление напрямую соответствует скрытому содержанию сновидения. Значение любого сновидения находится в скрытом содержании. Трансформация “скрытого” содержания в “явное” совершается “работой сновидения”, начатой “цензором сновидения”. Скрытый материал подавляется из-за его сексуальной, агрессивной или по иным причинам пугающей природы. Мы используем различные механизмы символических образов, чтобы иметь дело с вытесненным материалом:

    1. Сгущение, в котором мы соединяем определенные элементы внутри сновидения в единый образ.

    2. Замещение, в котором мы переносим импульс с одного объекта на другой.

    3. Вторичная обработка, в которой мы устанавливаем структуру, чтобы увеличить связность и логику сновидения.

    В терапии стремится проследить работу сна до его начала и понять ее с помощью интерпретации. Аналитик интерпретирует, не опираясь на сонник, как это делали древние, но понимая общие принципы трансформации, на которых все мы создаем свой собственный высоко персонализированный язык сновидений.

    Аналитическая теория сновидений

    Теории Юнга отличаются от теорий Фрейда: для Юнга сновидения являются провидящими будущее, творческими, поучительными и до некоторой степени пророческими. Он считал, что сновидения опираются на коллективное бессознательное, что архетипы — это общие символы, хранящие универсальные, даже мистические ощущения и образы; и что сновидения служат расширению нашего проникновения в собственные ресурсы и содержат намеки на то, как решить наши собственные проблемы.

    Хотя между двумя теориями имеются и сходства — обе широко используют символы — принципиальные различия заключаются в толковании этих символов и в центральных конструктах. По Фрейду, сновидения представляют элемент бессознательного процесса вытеснения нежелательного, неподходящего материала из сознательного разума. По Юнгу, сновидение намного шире, чем индивидуальное, и не является жестким толкованием символа. Хотя все сновидения, конечно, имеют личный элемент, юнговская теория включает элемент коллективного бессознательного и имеет намного более широкое значение и толкование.

    Понимание сновидений и их значения имеет важную параллель при работе с образами; изучение и фрейдовской, и юнговской теорий плодотворно.

    В работе сновидений и образах будет существенным рассмотреть индивидуальное и не подгонять личность под какую-либо предопределенную модель. В то же время, если Юнг прав, сновидения и образы выходят далеко за пределы знания и опыта человека, когда клиент прорывается в коллективное бессознательное. Одно важное сходство между сновидениями и образами состоит в том, что человек работает с чувствами, вызванными содержанием, и именно здесь возникает индивидуальный или личный элемент. У одной клиентки возник образ собак и, она испугалась, хотя обычно собаки ее не пугали. При исследовании она отнесла инцидент к тому, что боялась истории о “Красной шапочке”, и связала это воспоминание с ее боязнью темного леса. Она никогда не могла понять, почему так боится леса.

    Исследование процессов сна и когнитивных функций показывает, что:

    • Сон может быть без сновидений или со сновидениями.

    • Сновидения, по-видимому, происходят во все расширенные периоды сна, и их функция состоит в том, чтобы обрабатывать чувственные сигналы, которые получены в периоды бодрствования.

    • Людям с правополушарной ориентацией, чья сила — дивергенция и творчество, часто легко бывает вспомнить свои сновидения.

    • Люди с левополушарной ориентацией, чья сила — вербальное и аналитическое, вспоминают сновидения не так легко.

    Решающие проблемы и творческие сновидения появляются потому, что привычные модели мышления человека во сне расслаблены. Сновидения могут являться попыткой расчистить пути и решить когнитивные конфликты, возникшие из-за блокировок и разлада в системе.

    Мифология и символизм

    Мифология — это собирательное название особого вида общения, использующего символы. Она изучает и интерпретирует миф и множество мифов определенной культуры. Мифы являются основой человеческой природы, они встречаются в истории всех традиций и сообществ. Мифы помогают извлечь смысл из некоторых ошеломляющих аспектов человеческого существования. Они выражают серьезную, но не буквальную истину средствами повествования и влияют на поведение людей в пределах культуры. Истина в мифах скорее подразумевается, чем формулируется.

    Обычно миф — это повествование, которое описывает и изображает на символическом языке основы культуры: например, начало мира, создание людей и животных и возникновении тех или иных обычаев, жестов или форм человеческой деятельности. Почти все культуры обладают или когда-то обладали мифами и существовали в рамках мифов. Реальность, представленная мифом, относится к тому или иному основному аспекту человеческого опыта.  Мифы обычно начинаются со слов “В начале” и относятся к рассказам о происхождении вещей, волшебным сказкам и народным сказкам, басням, сагам, а также эпосам и легендам.

    Мифы отличаются от волшебных сказок тем, что обращаются ко времени, которое отлично от обычного времени. Поскольку мифы обращаются к необычному времени и месту, а также к богам и иным сверхъестественным существам и процессам, они обычно видятся как часть религии. Однако из-за всеобъемлющей природы мифа он может разъяснить многие аспекты жизни индивидуума и культуры.

    Миф — это традиционное повествование, обычно включающее в себя сверхъестественные или воображаемые персонажи и воплощающее популярные представления о природных или общественных явлениях, событиях или ситуациях. Это плод чистого воображения, в отличие от легенды, которая имеет фактическую основу и свободно расширяет, ограничивает или модифицирует эти факты. На более глубоком уровне миф — метафора для действий архетипа, а мифы — это утверждения души о самой себе. Мифы предполагают использование символов, чтобы описывать типичные модели и ряды сил, действующих внутри личности или внутри мира. Их можно рассматривать как универсальные или индивидуальные.

    Универсальные мифы

    Мифы — это продукт творческого воображения и, следовательно, зеркало бессознательного. Здесь заключается конфликт для Эго, которое принимает логику и разум, отвергает и игнорирует то, чего не может объяснить. Факты не представляют интереса для ума, занятого мифом. Работая с мифами, мы проникаем в глубины, которые уводят нас за пределы знания и сознания.

    Индивидуальные мифы

    Индивидуальный миф берет свое начало частично из личного наследия человека, а частично — из того, что является частью человеческого  потока. Индивидуальный миф — наша собственная уникальная модель, или мандала, уникальная как наши отпечатки пальцев. Однако существует несметное количество связей с другими людьми. Мы никогда не можем объяснить свой индивидуальный миф; мы можем только выразить его через творческое воображение — изнутри. Волнующе открытие нашего индивидуального мифа, модели наших жизней — модели, которая не застыла в камне, а постепенно эволюционирует. Она меняется и развивается, по мере того, как мы все глубже погружаемся в нее. Если это погружение сосредоточено на самом себе, оно стерильно; оно должно менять нас, когда происходит интеграция. Столкновение с нашей внутренней моделью лицом к лицу дает нам ощущение направления и цели.

    Столкновение со своим индивидуальным мифом слегка напоминает головоломку, когда у человека нет картинки, которую надо сложить. Однако обратим внимание, например, на наши сны; хотя мы можем и не понимать их, они нередко дадут недостающий кусочек головоломки. Мы можем испытывать иные переживания — проблески понимания, слова, которые возникают ниоткуда, или “внетелесные переживания”. Это может звучать тревожно; словосочетание на самом деле означает не “паранормальные”, а обычные переживания. Проходя под довольно пышным именем “сноподобных галлюцинаций”, они не являются формой душевной болезни. Это такие плавающие образы и звуки, которые существуют на границе между бодрствованием и погружением в сон. Мы редко можем удержаться на ней достаточно долго для того, чтобы извлечь из них смысл, но сам факт, что мы открываемся им, все же помогает войти в соприкосновение с вещами, которых мы не понимаем.

    Миф и психология

    Глубинные психологи, такие, как психоаналитики, нашли в мифах способ понимания динамики физической жизни людей и коллективного бессознательного общества. Зигмунд Фрейд использовал темы старинных мифологических конструкций, чтобы изобразить конфликты и динамику бессознательной душевной жизни (например, в его Эдиповом комплексе и комплексе Электры). Карл Юнг в своих психологических интерпретациях большого ряда мифов, которые были набраны из культур всего мира, увидел свидетельство существования Коллективного Бессознательного, общего для всех. Он разработал теорию архетипов — моделей сильного влияния одновременно на чувства и представления, которые выражаются в поведении и образах. И Юнг,  и Фрейд рассматривали сны как выражение структуры и динамики жизни бессознательного. Сновидение, отмечали они, во многих своих особенностях напоминает изложение мифа в культурах, где миф все еще выражает всю сумму жизни.

    Самое исчерпывающее изучение мифов с точки зрения глубинной психологии было предпринято американским ученым Джозефом Кэмпбелом (1904—1987). В “Масках Бога” он сочетал представления глубинной психологии (прежде всего юнговской), теории исторического проникновения и лингвистический анализ, чтобы сформулировать — с точки зрения динамики, обнаруженной в мифической форме выражения — общую теорию происхождения, развития и единства всех человеческих  культур. Теперь я хочу ввести некоторые понятия, которые будут весьма существенны для человека, который должен должен понять мифы.

    Миф, история и рассудок

    Между мифом, историей и рассудком, или рациональным всегда существовала напряженность. Некоторые греческие философы возвеличивали разум и язвительно критиковали мифы, как верный путь познания реальности; иудейско-христианская традиция также была против мифов.

    Платон использовал мифы как аллегорию, а также как литературные приемы в развитии аргумента. Мифы и история частично перекрываются в прологе Евангелия от Иоанна в Новом Завете; там Иисус Христос изображен как тот, кто пришел из вечности в историческое время.

    Современный интерес к мифологии

    Миф всегда являлся частью классических и теологических исследований на западе — например, греческие мифы были усвоены и ассимилированы римлянами и стали источником вдохновения в такие более поздние периоды, как Ренессанс и эра романтиков. Но интерес к мифу, воскресший с новой интенсивностью, можно отметить почти во всех более новых университетских дисциплинах — антропологии, истории, философии, истории религии, политологии, структурной лингвистике. Самые современные теории мифа возникли, в большей или меньшей степени, из этих дисциплин.

    Виды мифов

    Мифы можно классифицировать в соответствии с доминирующей темой, которую они изображают.

    1. Как начались вещи (космогонические мифы).

    Обычно это самый важный миф в культуре, миф, который становится моделью для всех остальных мифов. Он повествует о том, как начал существовать весь мир. В некоторых повествованиях (в первой главе Книги Бытия) сотворение мира происходит из ничего. Мифы египтян, австралийцев, греков и майя также говорят о сотворении из ничего. Во многих случаях божество в этих мифах всемогуще.

    Полинезийский миф сообщает о творении, происшедшем из скорлупы кокосового ореха. В Африке, Китае, Индии, южном Тихом Океане, Греции и Японии сотворение мира символизировано как прорыв из плодородного яйца мира. Яйцо — это потенциал всей жизни, и иногда, как, например, в мифе южноафриканского народа догон, нем говорится как о “плаценте мира”.

    Еще один вид космогонического мифа — миф о родителях мира. В вавилонской истории о творении “Энума элиш” родители мира Апсу и Тиамат рождают потомство, которое позже оказывается противостоящим собственным родителям. Потомство побеждает родителей в битве, и из жертвенного тела создается мир.

    2. Конец всех вещей (эсхатологические мифы).

    Существуют мифы, которые описывают конец света или приход смерти в мир. Мифы о конце света предлагают его сотворение нравственно божественным существом, которое в конце разрушает свое творение. В это время каждое человеческое существо судят по его делам и готовят к существованию в раю или к одной из вечных мук. Такие мифы присутствуют среди еврейских, христианских, мусульманских и зороастрийских.

    Вселенский пожар и последняя битва богов — это часть индо-европейской мифологии, наиболее полно описанные в германских ветвях мифологии. В мифологии ацтеков до сотворения мира людей богами было создано и разрушено несколько миров.

    Мифы о происхождении смерти описывают, как смерть вошла в мир. В этих мифах смерть долгое время не присутствует в мире, но входит в него из-за несчастного случая или из-за того, что кто-то просто забывает послание богов, касающееся человеческой жизни. В книге Бытия смерть приходит, когда люди преступают надлежащие границы своего знания.

    3. Мифы о героях культуры.

    Такие мифы описывают действия и характер существ, ответственных за открытие определенного культурного объекта или процесса. В греческой мифологии Прометей, укравший огонь у богов, является прототипом фигуры такого рода. В культуре догон Прометею подобен кузнец, который крадет из житницы богов семена для человеческого сообщества. В Гераме, Индонезия, Хайнувеле также присутствует такая фигура. Она снабжает сообщество множеством необходимых и роскошных вещей из отверстий своего тела.

    4. Мифы о рождении и возрождении.

    Обычно связанные с ритуалами инициации, мифы о рождении и возрождении рассказывают о том, как жизнь может быть обновлена, время повернуто вспять, а люди трансформированы в новые существа, — как в реинкарнации.

    5. Мессия.

    В мифах о приходе идеального общества (тысячелетние мифы) или Спасителя (мессианские мифы) эсхатологические темы сочетаются с темами возрождения и обновления. Тысячелетние и мессианские мифы обнаружены в племенных культурах Африки, Южной Америки и Меланезии, а также в мировых религиях иудаизма, христианства и ислама.

    Мифы о Мессии, Помазаннике, Христе встречаются в теологии. “Мессия” — еврейское имя обещанного избавителя человеческого рода, приписываемое Иисусу и данное ему христианами, хотя вера евреев утверждает, что Мессия еще только должен прийти.

    Изначально используемый в теологии термин “Мессия” стал применяться более свободно для обозначения любого ожидаемого  освободителя страны или народа или предполагаемого спасителя в любой нехристианской религии.

    6. Предопределение и судьба.

    В некоторых мифах божественная власть отмечена господством бога над роком.

    7. Воспоминание и забывчивость.

    Мифы о памяти могут принимать форму коллективных воспоминаний. Решающая часть праздника христианского причащения — воспоминание.

    8. Высшие существа и небесные боги.

    Небо везде считается священным и соотносится или идентифицируется с высшими богами.

    9. Короли и святые.

    Мифы о королях можно найти только в традициях, которые знают форму освященной королевской власти. Считалось, что короли имеют союз с богинями. Это был “священный брак”.

    10. Трансформация.

    Эти мифы включают в себя ритуалы инициации и “ритуалы превращения” (рождение, достижение зрелости, брак, смерть), а также космическую трансформацию. Крещение — это трансформация ритуала превращения.

    Другие известные мифы включают в себя истории о Райском саде, о Потопе, об ангелах-хранителях, Змее как соблазнителе, древе познания и древе вечной жизни, о радуге, о  Валькириях. В последующих частях многие из мифов и легенд, описанных здесь, мы рассмотрим детально, когда будут привлечены их психологические предположения.

    Использование сновидений, мифов и легенд в консультировании

    Хотелось бы, чтобы существовали определенные правила использования сновидений, мифов и легенд, но их не существует. Позднее я займусь широкими принципами работы с образами в консультировании, но мифы и легенды заслуживают предварительного упоминания.

    Общий принцип: слушайте то, что выражает клиент и пытайтесь связать это с историей. Например, клиентку, которая рассказывает, что чувствует себя потерянной, можно ввести в историю Ариадны и в воображении начать сматывать клубок из ниток, чтобы вернуться к исходному месту. Клиента, который чувствует себя обремененным, можно ввести в историю Атланта, а затем побудить его определить, каково его бремя.

    Хотя возможны и обычные интерпретации сновидений, не следует подходить к сновидениям механически, как бы открывая их значение в соннике. В работе с любым образом, который возникает из бессознательного, всегда мудро спросить самого себя: “Что это могло бы означать?” Во-первых, что это означает для вас, консультанта? Затем, что это могло бы означать для клиента? Если клиент поставлен в тупик, следующего вопроса — “Что вам это напоминает?” — может быть достаточно, чтобы направить клиента в путешествие по дороге к открытию. Второй вопрос поможет сосредоточиться: “Какие вы испытываете чувства, когда смотрите на это? Какие слова вы связываете с этим?” Дальше в книге мы применим общие принципы этой части к работе с клиентами.

    Резюме

    Алхимия, хотя ее редко изучают сегодня  как науку, играет важную роль в общем понимании символов и символизма. Юнг и его ученики дополнили основу, предоставленную древними. Этапы алхимического процесса — это символы этапов личного роста и развития индивидуальности.

    Юнг и Фрейд смотрели на символы по-разному. Фрейд использовал намного более структурированную модель; Юнг был менее жестким и делал акцент на влиянии коллективного бессознательного на личное значение символа. Сновидения используют символы, и существенно признавать, что часто одни и те же символы используются в сновидениях как разные формы образов.

    Мифы, волшебные сказки и легенды занимают центральное место в коллективном бессознательном, а также в личном сознании. Так что изучение мифов — это в действительности изучение символов, которые спустились к нам из многих веков.

    Не всегда легко и просто вспомнить миф или легенду, хотя вы можете инстинктивно знать, что он может быть уместным или был бы подходящим именно в это время. Однако, если вы сознаете, что в работе используются символы, этого часто бывает достаточно, чтобы побудить и вас, и клиента продолжать работу.

    Имеется допущение, что вы достаточно знакомы с некоторыми мифами, чтобы быть способным войти в них. Второе допущение: история клиента пробудит в вас нечто, что вызовет определенный миф. Третье допущение: вы интересуетесь использованием образов. Я мог бы допустить, что раз вы уже читаете книгу, значит, у вас есть такой интерес. Этот том не может содержать все богатство материала, доступного вам. Я надеюсь, что будет открыта дверь к тому, что является очень широким и волнующим ландшафтом.

    Я уверен в одном: когда вы начнете работать с образами и использовать мифы, волшебные сказки и легенды, вы изменитесь. Потому что, работая с клиентами и помогая им открывать мифы в них, вы также будете открывать мифы в самом себе. Путешествия, которые вы совершаете с каждым клиентом, превратятся в путешествия, где вы откроете себя, и ваше содействие открытию клиента будет основываться на общности, поскольку ваши путешествия станут связанными. Мы не можем помогать клиентам открывать нечто, касающееся их самих, если мы не готовы к возможности открыть то же самое или что-то подобное в самих себе.

    Столь многое можно вобрать в себя, изучая мифы и легенды, что на это потребовалась бы вся жизнь. Однако, читая разные части этой книги, вы будете медленно погружаться в язык и атмосферу. То, что поначалу может казаться странным, медленно начнет работать в вашем коллективном бессознательном, и вы станете устанавливать связи между вашим собственным внутренним миром и тем, что читаете.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 40      Главы: <   6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.