5. РЕФЛЕКСИЯ, ЭМПАТИЯ, БЕССЛОВЕСНОЕ ОБЩЕНИЕ - Психотренинг. Игры и упражнения- Цзен Н.В., Пахомов Ю.В - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 22      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 

    5. РЕФЛЕКСИЯ, ЭМПАТИЯ, БЕССЛОВЕСНОЕ ОБЩЕНИЕ

    Я на твоем месте

    Одним из фундаментальных механизмов человеческого взаимопонимания является рефлексия — способность представлять себя на месте другого человека, мысленно видеть и “проигрывать” ситуацию за него.

    Потерявшие друг друга в незнакомом городе люди встречаются на центральной площади. Преступник оставляет драгоценности на самом видном месте в надежде, что все бросятся на поиски тайников, и лишь видавшие виды детективы находят их там, где искать никому не приходило в голову. Соперники сверлят друг друга глазами — каждый понимает, чего хочет другой, но понимает также и то, что другой понимает это. Вам это знакомо?

    Умение ставить себя на место соперника или партнера, принимать за него наиболее вероятные решения и согласовывать с ним свои собственные действия, учитывать его попытки “думать за тебя” и действовать с поправкой на это думание — все это в спорте необходимо. И на баскетбольной площадке, и у футбольных ворот, и на фехтовальной дорожке. Рефлексивное мышление — это важнейший элемент тактического мастерства спортсмена и основа той поразительной интуиции, которая позволяет опытному вратарю бросаться на мяч раньше, чем тот сорвется с ноги нападающего, классному теннисисту — заранее “знать”, в какую часть площадки будет целить партнер по игре, хорошему фехтовальщику или боксеру предугадывать любое движение противника и предупреждать его.

    “...Начинается игра, которая так увлекает меня в фехтовании. Выманить противника из его собственной крепости, заставить его раскрыться, захватить врасплох. Инициатива у Гонсиора. Впрочем, это ему только кажется. Ход событий контролирую я”*. В этих словах, принадлежащих чемпиону Игр XVII Олимпиады в фехтовании на шпагах Григорию Криссу, удивительно точно схвачена внутренняя, психологическая сторона поединка. И чем выше класс спортсменов, тем изощреннее методы нападения и обороны, тем глубже расчет, тоньше психологическая борьба. В единоборческих спортивных ситуациях взаимная рефлексия соперников образует один из внутренних планов их поединка. Мастера высокого класса практически невозможно победить атакой “в лоб”. Победить в современном спорте — значит запутать, сбить с толку, поймать на обманное движение, неожиданным действием поставить в тупик. В спорте высших достижений умение предугадывать намерения противника и маскировать свои собственные — одно из наиболее важных качеств спортсмена. Таково мнение многих специалистов в области спортивной психологии. Думается, что с ними согласилось бы и большинство тренеров и спортсменов. Рефлексивная борьба, которая является важнейшим “измерением” в психологии спортивного поединка, хорошо знакома участникам соревнований. Но почти никогда она не становится предметом специальной подготовки спортсмена. Ее организация возможна на базе использования рефлексивных игр — специальных методов развития рефлексивного мышления. Вот некоторые из них.

    Упражнение 28. “Рефлексия”

    Эта игра рассчитана на двоих. Для ее проведения каждой паре участников необходимо запастись семиклеточным игровым полем и фишкой. Они располагаются друг против друга по обе стороны игрового поля, на центральной клетке которого устанавливается фишка. По сигналу ведущего или самостоятельно играющие начинают в унисон и нараспев произносить: “СА—МО—...” Третьим слогом может быть “...КАТ” (слово “самокат”) или “...ЛЕТ” (слово “самолет”). Задача одного из участников — подстраиваться под партнера, то есть добиваться совпадения своего третьего слога с его третьим слогом. Задача другого участника — уходить от подстройки, добиваться несовпадения. После каждого такта игры фишка перемещается на одну клетку в сторону победившего в этом такте игрока. Окончательную победу одерживает тот, кому удастся перетянуть фишку на свой конец игрового поля.

    При разъяснении правил этой игры ведущий обращает внимание участников на то, что третий слог они обязаны произносить строго одновременно. Каждый должен ориентироваться не на уже вырвавшийся из уст партнера звук — это было бы нарушением правил, — а на анализ тактики его игры. Контролировать соблюдение правила одновременности здесь очень просто, поскольку малейшее промедление одного из игроков безошибочно “засекается” его партнером.

    Эта игра моделирует рефлексивную борьбу в спортивных состязаниях в наиболее простой и оперативной форме. Допустим, к какому-то моменту времени “ускользающий” игрок три раза подряд заверша­л свое слово слогом “КАТ” и выигрывал. “Подстраивающемуся” естественно предположить, что уж в четвертый-то раз партнер не осмелится применить свой излюбленный ход и сменит “КАТ” на “ЛЕТ”. Однако “ускользающий”, предвидя такой ход мысли противника, может произнести “КАТ” и выиграть в четвертый раз. Но этот маневр может быть предусмотрен “подстраивающимся”. И тогда “ускользающему”, чтобы не быть застигнутым врасплох, следовало бы сменить слог, и т.д. и т.п. Возможна ли в такой ситуации закономерная победа? Оказывается, да. Так как здесь есть свои сильнейшие и свои слабейшие. И на полях сражения в самых различных видах спорта мы нередко наслаждаемся “почерком” виртуозов рефлексивного маневра. Удивительным талантом застигать врасплох обладал, например, советский рапирист Герман Свешников. Дерзкая, непостижимая для “здравого смысла” соперника тактика многократного использования одного и того же приема принесла немало побед этому выдающемуся спортсмену.

    Сильной стороной “Рефлексии” и других подобных ей игр является возможность приобретения спортсменами опыта рефлексивной борьбы в сжатые сроки и в концентрированной форме. Психологическая подготовка здесь как бы абстрагирована от конкретного вида спорта, не отягощена его инвентарем, его доспехами, его физической трудоемкостью. Шлифовке подвергается одна-единственная грань мастерства спортсмена — его способность побеждать соперника в рефлексивной борьбе. Работа с рефлексивными методиками не зависит от физической выносливости участников, что позволяет в принципе вести подготовку на грани их психологической выносливости.

    В предложенной игре столкновения рефлексий скоротечны и требуют мгновенного принятия решений. Во время работы у некоторых из участников возникает психологический дискомфорт, связанный с постоянным ощущением зыбкости принятого решения, с чувством неуверенности в том, что ход сделан правильно. Такие люди, как правило, чаще других проигрывают “рефлексию” и вообще склонны теряться в ситуациях, требующих мгновенных оценок и решений. В некоторых случаях эта особенность связана с недостаточной сформированностью навыков рефлексивного расчета и, в частности, с неумением вовремя “поставить точку” в своих оценках и рассуждениях.

    Для спортсменов, испытывающих трудности ориентировки в противнике в условиях дефицита времени, более продуктивен замедленный темп рефлексивного поединка, предоставляющий возможность подробного и обстоятельного анализа сложившейся ситуации. Таким спортсменам имеет смысл отрабатывать рефлексивные расчеты и процессы принятия решения в развернутой форме и лишь после этого переходить к постепенному спрессовыванию и свертыванию мыслительных операций.

    Остановить мгновение и развернуть “рефлексию” во времени можно, если прибегнуть к следующей модификации игры.

    Упражнение 29. “Монета”

    Вооруженные карандашом, бумагой и монетой участники располагаются друг против друга. В каждом такте игры участники скрытно выкладывают свои монеты (на столе, на полу, у себя на ладони) “орлом” или “решкой” вверх и по сигналу одновременно показывают их друг другу. Время, отводимое на каждый такт, не ограничено: сигнал подается лишь после готовности каждого из игроков. Один из них работает “на согласование”. Он выигрывает такт в том случае, если обе монеты выпадают или “решками”, или “орлами”. Другой участник работает “на рассогласование” и выигрывает такт при выпадении “орел”—“решка” или “решка”—“орел”. Исходы каждого такта записываются участниками, что дает им возможность анализа хода борьбы и тактики соперника на всем протяжении игры. Длительность игры устанавливается заранее и может составлять в зависимости от “квалификации” участников от 25 до 50 тактов. Или же можно условиться играть до тех пор, пока разрыв не составит определенное количество (3—5) очков.

    Рефлексивное мышление “работает” не только в поединке. В чем секрет сыгранности спортивной команды? В четком распределении ролей между игроками? Да. В отшлифованности комбинаций на тренировках? Безусловно. В искусно разработанной тактической схеме игры? Вне всякого сомнения. Но ведь игра постоянно выходит за рамки задуманного сценария, ежеминутно рождает непредусмотренные и неотрепетированные ситуации, и нет времени на пересмотр планов, некогда договариваться. Действовать нужно сиюсекундно, немедленно!

    В сложных и непредсказуемых ситуациях сила игроков в их живом, непосредственном и мгновенном взаимопонимании. Четкая и слаженная игра невозможна без умения на лету схватывать замыслы партнера и видеть ситуацию глазами товарища по команде. “Мы понимаем друг друга не с полуслова, а еще быстрее, — писал Валерий Харламов о партнерах по игре. — Я знаю... что сделают они в следующую секунду... и потому в то же мгновение мчусь туда, где ждет меня шайба...”*. Для развития рефлексивных навыков понимания друг друга без слов полезны следующие упражнения.

    Упражнение 30. “Гомеостат”

    Так называется прибор со множеством ручек и циферблатов, который используется психологами для изучения групповой совместимости. Наш “прибор” устроен несколько проще. Участники рассаживаются в круг. Каждый сжимает правую руку в кулак, и по команде ведущего все “выбрасывают” пальцы. Группа должна стремиться к тому, чтобы все участники независимо друг от друга вы­бросили одно и то же число. Участникам запрещено договариваться, перемигиваться и другими “незаконными” способами пытаться согласовывать свои действия. Игра продолжается до тех пор, пока группа не достигнет своей цели. Для того чтобы предоставить друг другу возможность оценить обстановку и учесть ее в последующем такте игры, участники после каждого “выбрасывания” фиксируют на какое-то время положение своих растопыренных пальцев.

    Помимо своего прямого назначения “Гомеостат” может быть использован тренером или психологом для выявления взаимоотношений между играющими. Если внимательно понаблюдать за ходом игры, то можно заметить одного или нескольких лидеров в группе, под которых подстраиваются остальные участники. Возможно, группа распадается на несколько группировок, имеющих свои установки на исход игры (например, половина играющих вы­брасывает несколько раз подряд по три пальца, в то время как другая — по одному). Не исключено также и появление “негативиста”, упорно гнущего свою линию даже после того, как между остальными участниками уже достигнуто определенное согласие.

    Если участникам наскучит этот сидячий вариант рефлексивной игры, то можно предложить ее подвижный аналог.

    Упражнение 31. “Шеренга”

    Участники выстраиваются в шеренгу на расстоянии шага друг от друга и лицом к одной из четырех стен помещения. Все закрывают глаза и по хлопку ведущего подпрыгивают, делая в прыжке поворот вокруг своей оси. Поворот можно осуществлять как в левую, так и в правую сторону, но обязательно таким образом, чтобы после приземления оказаться лицом к одной из стен (то есть на 90, 180, 270° и т.д.). Задача участников — после каждого хлопка совершать синхронные повороты и всем приземляться повернутыми лицом в одну и ту же сторону.

    Как правило, задача эта оказывается для группы невыполнимой, и после первого же хлопка участники стоят повернутые кто куда. Для такой перемешанной шеренги ведущий формулирует новую задачу: прыгнуть так, чтобы оказаться после приземления повернутыми в одну и ту же сторону. Прыжки продолжаются по команде ведущего до тех пор, пока не будет достигнута эта цель.

    Основная трудность в использовании игр на рефлексивное сотрудничество заключается в том, что их, как правило, нельзя повторно предлагать одним и тем же партнерам: однажды найденное ими решение задачи может впоследствии использоваться чисто механически. Впрочем, для изобретательного ведущего это не будет большой помехой, поскольку общий принцип “Гомеостата” или “Шеренги” допускает множество самых различных модификаций. Вот еще один вариант рефлексивной игры.

    Упражнение 32. “Стена””

    Двое участников становятся друг против друга по обе стороны затянутой плотной материей прямоугольной рамы. Размер рамы подбирается так, чтобы партнеры не видели друг друга. По сигналу ведущего оба игрока наносят одновременный “укол” указательным пальцем в разделяющую их стенку. Цель — за минимальное количество попыток найти общую точку укола, то есть соприкоснуться через материю кончиками пальцев.

    В этом упражнении возможны различные тактики. Обычно партнеры на ощупь ищут друг друга, корректируя точки нанесения уколов в зависимости от того, в каком месте полотна выдавился в предшествующем такте игры палец напарника. Но бывает и так, что сообразительные игроки решают задачу с первой же попытки, нанося свои уколы в центр прямоугольной рамы. Это решение напрашивается, поскольку центр — это особенная, единственная в своем роде, точка на полотне. Для того чтобы исключить возможность таких легких побед, хотя они сами по себе небезынтересны, можно несколько изменить условия задачи: дать инструкцию наносить уколы не в любое место внутри рамы, а в одну из нескольких беспорядочно нанесенных на полотно (с обеих сторон и в точности одна против другой) точек.

    Наличие в условии рефлексивной задачи каких-либо выделенных точек и особых элементов, на которые можно ориентироваться при “совместном” поиске решения, вообще говоря, не является чем-то нежелательным. Существует целый класс задач, предполагающих использование игроками “опорных точек”. Вот одна из них.

    Упражнение 33. “Побег”

    Группа разбивается на пары. В каждой паре одному из участников отводится роль “заключенного”, а другому — роль “освободителя”. У “заключенного” имеется план “тюремной стены” с одной или несколькими “опорными точками”. Точно такой же план есть и у “освободителя”. Кроме того, каждый вооружен воображаемой киркой. Обоим нужно независимо друг от друга выбрать в стене одно и то же место для выдалбливания лаза, так как каждый из находящихся по разные стороны “тюремной стены” может продолбить за ночь только ее половину. После раздумий каждый из игроков скрытно от своего партнера отмечает на чертеже выбранное им место. Затем сличаются решения “заключенного” и “освободителя”.

    Вместо “тюрьмы” можно предложить план площади, на которой нужно откопать или закопать клад, место встречи в московском метрополитене, время свидания и прочее.

    Упражнение 34. “Выбор”*

    Участники рассаживаются в круг. По команде ведущего каждый из них должен указать пальцем на одного из своих товарищей по группе — допустим, на того, с кем он хотел бы составить пару в какой-то другой игре. Цель играющих — добиться в одной из попыток такого выбора, при котором группа распалась бы на пары взаимно выбравших друг друга участников.

    Эта рефлексивная игра несколько сложнее предыдущих. Она требует от участников учета очень многих моментов и завершается обычно лишь после долгих и безуспешных попыток. Упорно возникают в каждом такте “роковые” многоугольники, и лишь постепенно “нащупывают” друг друга и обособляются в пары некоторые игроки. Вошедшие в такие пары, как правило, выключаются из дальнейшего общего поиска решения тем, что в каждой последующей попытке продолжают выбирать друг друга. Это значительно облегчает работу остальным участникам. Изредка случается так, что одна из сложившихся пар “разваливается” на очередном такте игры. На такие случаи следует обратить особое внимание.

    Наиболее драматично игра протекает в тех случаях, когда число участников нечетное и кто-то из них заведомо должен остаться без пары. Следует иметь в виду, что такой вариант игры, особенно если он проводится в детских спортивных коллективах, может сопровождаться болезненными ударами по самолюбию участников. Поэтому здесь от ведущего требуются особая осмотрительность и понимание реальных взаимоотношений между членами группы. Игра в нечетном составе утрачивает характер только тренировки рефлексивного мышления и приобретает в глазах ее участников взаимоотношенческий смысл, не столь выраженный при четном количестве игроков.

    Еще более отчетливую ориентацию на межличностные отношения “Выбор” приобретает в том случае, когда в качестве критерия при выборе партнера используется не участие в другой игре, а нечто более значимое, например совместное проживание в номере гостиницы. Модифицированная таким образом игра может дать ценный материал и послужить хорошим началом работы по коррекции психологического климата в команде. Но проводить ее следует только в случае действительной психологической необходимости и под руководством опытного психотерапевта или психолога, имеющего стаж работы в психотерапевтических группах.

    Душа в душу

    Итак, в чем же секрет сыгранности спортивной команды? Очевидно, в основе слаженной игры лежит не только работа мысли. Гармония действий на поле вряд ли достижима, если у игроков нет “чувства партнера”, эмоционального контакта друг с другом.

    “В жизни они друзьями не были, — вспоминает заслуженный мастер спорта Александр Якушев о своих товарищах по хоккейной команде. — И все равно иначе, чем дружбой, их отношения на площадке не назовешь. Они выходили на поле и казались связанными невидимой нитью. Один другого чувствовал каждым нервом. Неравнодушные к славе, аплодисментам, рвущиеся во всем быть первыми, они охотно предоставляли друг другу право решающего броска по воротам, если это хоть на сотую долю процента увеличивало вероятность успеха команды. Настороженные в отношениях вне хоккея, Борис Майоров и Вячеслав Старшинов безгранично доверяли друг другу на площадке”*.

    Для развития “чувства партнера” полезно следующее упраж­нение.

    Упражнение 35. “Робот”

    Создается игровое поле — обширное пространство с разбросанными спичками. Участники разбиваются на пары (“робот” и “оператор”). Задача “оператора” — с помощью своего “робота” собрать как можно больше спичек. Для этого он подает “роботу” словесные команды, стремясь детально и точно управлять движениями его рук, ног, туловища. Задача “робота” — беспрекословно и точно выполнять команды своего “оператора”. Глаза “робота” во время игры закрыты.

    При разъяснении инструкции тренеру следует подчеркнуть, что “робот” не должен подыгрывать своему “оператору”. “Робот” лишен собственной воли, желаний и страстей. Исход игры ему глубоко безразличен; он всего лишь послушный, безынициативный инструмент в руках “оператора”.

    Проведение игры требует соблюдения элементарных правил безопасности. “Робот”, если он хорошо исполняет свою роль, действует бездумно и негибко. Вся ответственность за избежание столкновений со стенами, предметами и другими “роботами” лежит на “операторе”. Кроме того, за всем происходящим на игровом поле обязан внимательно наблюдать ведущий. Для дополнительной подстраховки устройство всех “роботов” программируется таким образом, что они застывают неподвижно по аварийной команде “Стоп!”, которую ведущий может дать в случае опасности.

    Для того чтобы успешно управлять “роботом”, “оператор” должен тонко чувствовать все его движения, буквально вживаться в него. При хорошем включении в игру “оператор” начинает воспринимать неточности в движениях “робота” не как ошибки партнера по игре, а как свои собственные. Для “робота” же игра служит хорошей тренировкой избирательного внимания, поскольку он должен выуживать из плотного словесного потока голос именно своего “оператора”.

    Вместо сбора спичек можно предложить любую другую двигательную задачу: начертить фигуру, завязать узел, пройти лабиринт, построить групповую скульптурную композицию и т.д. Возможны и другие модификации этой игры.

    Упражнение 36. “Клешня”

    В основу этого упражнения положен принцип работы игрового автомата, пользующегося большой популярностью даже среди взрослых. Группа разбивается на пары. Один из участников за­крывает глаза и складывает руку в “клешню” из двух, трех, четырех или пяти захватывающих пальцев. Другой кладет на стул один или несколько предметов. Его задача — с помощью “клешни”, послушно выполняющей все его указания, захватить предмет и переложить его на другой стул. “Клешня” устроена так, что может перемещаться во всех направлениях, сохраняя ориентацию перпендикулярно к поверхности стула, а также сводить и разводить пальцы.

    Для того чтобы придать этому упражнению соревновательный характер, целесообразно ограничить время его исполнения. Еще более острая и динамичная форма проведения игры — это конкурентная борьба двух пар, каждая из которых перетаскивает с помощью “клешни” предметы со стула соперников на свой стул до тех пор, пока все они не окажутся сосредоточенными на одном стуле.

    В простейшем варианте игры обладателю “клешни” отводится роль не заинтересованного в исходе задания “робота”, способного лишь к механическому выполнению команд своего оператора (“От себя!” — “На себя!”, “Вправо!” — “Влево!”, “Вверх!” — “Вниз!”, “Захватить!” — “Разжать!”, “Стоп!”). При таком распределении обязанностей упражнение “работает” преимущественно на “оператора”: именно у него мобилизуется способность к чувствованию, так как для успешного проведения нужных манипуляций он должен ощущать “клешню” почти как свою собственную руку.

    Более сложный вариант: “оператор” кладет ладонь на плечо, руку или голову своего партнера и пытается управлять “клешней” на языке надавливаний, сжатий, поглаживаний и прочее. Само собой разумеется, что партнеры не должны заранее договариваться между собой о том, как следует понимать то или иное прикосновение. Эта модификация упражнения предполагает обоюдное стремление игроков к двигательному взаимопониманию. Успех в каждой паре во многом зависит от характера взаимоотношений и эмоционального контакта между играющими.

    Упражнение 37. “Стыковка”

    Игра проводится в четверках. Двое участников садятся друг против друга так, чтобы их колени соприкасались, и закрывают глаза. Указательные пальцы правых рук — “космические станции” — они вытягивают навстречу друг другу. Двое других игроков становятся позади сидящих. По сигналу каждый из стоящих участников начинает с помощью словесных команд или прикосновений управлять движениями правой руки сидящего перед ним. Цель стоящих за креслами игроков — свести концы указательных пальцев своих партнеров.

    Возможен и конкурентный вариант игры: один из игроков стремится увести свою “мишень” — ладонь сидящего перед собой человека от преследующей его “ракеты” — от указательного пальца сидящего напротив. При этом ладонь должна, конечно, всегда оставаться в пределах досягаемости пальца, а лицо из соображений безопасности — вне ее пределов.

    Упражнение 38. “Слалом”

    В игре участвуют двое. Один из игроков закрывает глаза и садится за стол перед игровым полем — листом бумаги с расставленными на нем фишками. Просветы между фишками обозначают ворота, через которые нужно аккуратно провести “лыжника” — фишку, отличающуюся по цвету от ворот. Маршрут “лыжника” заранее намечен ведущим, а все его перемещения сидящий игрок осуществляет с помощью легких движений указательного пальца. Второй игрок стоит с открытыми глазами за спиной партнера и держит руку на его плече, корректируя его действия. Задача обоих партнеров — пронести “лыжника” через все ворота, ни разу не задев их.

    Упражнение 39. “Анабиоз”

    Участники разбиваются на пары. В каждой паре игроки распределяют между собой роли “замороженного” и “реаниматора”. По сигналу “замороженный” застывает в неподвижности, изображая погруженное в анабиоз существо — с окаменевшим лицом и пустым взглядом. Задача “реаниматора”, на которую отводится одна минута, — вызволить партнера из анабиотического состояния, оживить его. “Реаниматор” не имеет права ни прикасаться к “замороженному”, ни обращаться к нему с какими-либо словами. Все, чем он располагает, это взгляд, мимика, жест и пантомима.

    Признаками успешной работы “реаниматора” можно считать непроизвольные реплики “замороженного”, его смех, улыбку и другие проявления эмоциональной жизни. Критерии выхода из анабиоза, которые могут варьировать от явных нарушений молчания и неподвижности до едва заметных изменений в выражении лица, устанавливаются самими участниками в зависимости от уровня их “квалификации”.

    Наверное, каждому знакомо чувство отчуждения, незримой стеной встающее между двумя людьми: партнеры как бы деревенеют друг перед другом, перестают чувствовать и понимать друг друга. Вероятно, знакомо и противоположное ощущение: между людьми возникает абсолютное взаимопонимание, и, словно по незримому каналу, переживания и намерения свободно перетекают от одного к другому. В предложенном упражнении в миниатюре решается задача перехода от отчуждения к контакту. Работая в роли “реаниматоров”, участники осваивают различные способы разрушения взаимной изоляции.

    Упражнение “Анабиоз” внешне подобно упражнению “Карусель”, однако здесь делается акцент не на развитии внимания, а на совершенствовании навыков эмоционального контакта. Соответственно и главным героем упражнения становится не тот, на кого воздействуют, а тот, кто это воздействие осуществляет.

    Упражнение 40. “Зеркало”

    Участники разбиваются на пары, становятся лицом друг к другу. Один из играющих делает замедленные движения руками, головой, всем телом. Задача другого — в точности копировать все движения напарника, быть его “зеркальным отражением”. В каждой паре участники самостоятельно подбирают нужную сложность движений и их темп.

    В ходе игры участники, работающие за “отражение”, довольно быстро научаются чувствовать тело партнера, и схватывают логику его движений. От раза к разу следить за “оригиналом” и копировать его движения становится все легче, и все чаще возникают ситуации не только предвосхищения, но и опережения его движений. Освоив навыки двигательного подражания, участники могут попробовать свои силы и в более сложной игре: задача та же, но роли “отражения” и “оригинала”, ведомого и лидера, не определены. Гибко подстраиваясь друг под друга, играющие стремятся двигаться в унисон.

    Это упражнение — очень хорошее средство развития психологического контакта. Наблюдая за ходом его выполнения, тренер может выявить “естественного” лидера в каждой паре. Трудности в достижении двигательного согласия нередко бывают связаны с наличием напряженных отношений между партнерами.

    Накануне ответственных соревнований каждый спортсмен и каждый тренер готовятся не к борьбе с соперником вообще, а к поединку с вполне определенным человеком. И они стремятся узнать как можно больше о своем будущем конкуренте, его сильных и слабых сторонах, его технических, тактических и психологических особенностях. Но в острых ситуациях единоборства, где все решают мгновения, нет времени для воспоминаний и сопоставлений и бесполезно пытаться “вычислить” наиболее вероятный ход противника на основе собранных сведений о нем. Поэтому спортсмену важно не только заранее узнать что-то о своем сопернике, но и заранее прочувствовать его: прочувствовать спортивный стиль, характер, понять как человека. Владимир Леви в своей популярной книге “Искусство быть другим” приводит высказывание одного выдающегося шахматиста: “Чтобы победить сильного соперника... я должен его изучить. А чтобы изучить, я должен в него влюбиться. Да, влюбиться и в стиль игры, и в характер, то есть и как в человека”*. Итак, чтобы победить, нужно разгадать замыслы соперника. Чтобы разгадать, нужно поставить себя на его место. Но ведь он не такой, как я. Он — другой. Значит, нужно стать таким, как он, перевоплотиться. Способность к перевоплощению, к “вчувствованию” в другого человека может стать незаменимым психологическим оружием в соревновательной борьбе. Как развить в себе эту способность?

    Актеры, для которых перевоплощение в других людей — профессия, давно установили, что путь к характеру и чувствам персонажа лежит через воображение. Попробуем и мы последовать тем же путем. В главе 4 описано упражнение “Перевоплощения”. Одна из возможных линий развития игры — это постепенный, осуществляющийся по мере овладения навыками “погружения” в образ, переход от предметов к одушевленным существам: животным, сказочным героям и, наконец, к людям. От конкретных ситуаций (“Рыболов”, “Учитель музыки”, “Продавщица мороженого”) можно переходить к конкретным людям: осваивать их интонации, жесты, походку; примеривать на себя их внутренний мир, пытаться смотреть глазами другого человека на привычные вещи, на окружающих людей, на себя самого.

    Смотреть и видеть

    Чтобы понять другого и предвосхитить его замыслы, нужно уметь наблюдать. Человек говорит не только языком — глазами, лицом, всем телом. В спортивной схватке соперник так или иначе сам “комментирует” свои намерения. Нужно только уметь читать эти “комментарии”. А для того чтобы читать, нужно знать язык, на котором они даются, — язык движений и поз.

    Одиннадцатиметровый удар по воротам... Нападающий против вратаря. Условия поединка явно неравные, и выиграть его вратарь может лишь в том случае, если он перехватит инициативу у нападающего, начнет действовать раньше. Для того чтобы предугадать атаку, вратарь внимательно изучает все подготовительные действия противника: следит за тем, куда посмотрел нападающий до начала разбега, как он поставил мяч, как замахнулся.

    Развивая в себе наблюдательность, полезно поупражняться в следующих играх.

    Упражнение 41. “Тахистоскоп”

    Группа рассаживается в круг. Один или двое участников становятся в центр круга. Гасится свет, и стоящие внутри круга участники принимают любые позы, неподвижно застывая в них. По сигналу готовности на короткое время включается и тут же выключается свет. В момент вспышки сидящие в кругу стараются как можно точнее запомнить положения позирующих. После вспышки в темноте позировавшие в центре участники возвращаются на свои места. Затем включается свет, и члены группы, за исключением позировавших, совместными усилиями пытаются восстановить то, что они видели. Натурщиков возвращают в круг и “лепят” из них те позы, в которых, по мнению группы, они находились во время вспышки света. После того как споры улягутся и группа придет к какому-то общему решению или к нескольким альтернативным, участники в центре круга демонстрируют свои действительные позы.

    Упражнение 42. “Разведчик”

    Выбирается один из участников — “разведчик”. Ведущий произносит: “Замерли!” — и вся группа неподвижно застывает. Каждый старается запомнить свою позу, а “разведчик” старается запомнить всех. Внимательно изучив позы и внешний вид участников, “разведчик” закрывает глаза (или выходит из комнаты). В это время участники делают несколько изменений в своей одежде, позах, обстановке или в чем-то другом. После того как изменения сделаны, “разведчик” открывает глаза; его задача — обнаружить все перемены.

    В группах, члены которых специализируются в игровых видах спорта, “разведчику” можно предложить для запоминания ситуации на игровой площадке. Для изображения этих ситуаций, а также для внесения изменений в них в группе может быть выделен “режиссер”.

    Вернемся к ситуации соревновательной борьбы. Соперник “пробалтывается” о своих намерениях не только на языке движений и поз. Спортсмен — не биомеханическое устройство, и каждый его ход в противоборстве подготавливается не только двигательно, но и психологически. Физические действия предваряются и сопровождаются напряженной внутренней работой: осознание угрозы, сомнение, поиск выхода, мгновенное решение... Значимость исхода поединка для спортсмена окрашивает работу его мысли сильнейшими эмоциональными переживаниями. А эмоции — это и мимика, и выражение глаз, и многое-многое другое, что может прочесть наблюдательный взгляд. Весь облик спортсмена выражает игру его чувств, и еще до начала маневра он может с головой выдать себя непроизвольным жестом, выражением лица, интонационным подтекстом голоса. По одной только внешности спортсмена внимательный соперник может определить, сломлен он или продолжает рваться к победе, выжидает или отважился на решительный шаг, находится в растерянности или замышляет какую-то хитрость. Таким образом, наблюдательность, умение “читать” по внешним проявлениям эмоциональное состояние соперника — это еще один ключ к психологическому контролю над ним. И, разумеется, еще один ключ к взаимопониманию в ситуациях игрового партнерства.

    Упражнение 43. “Стоп”*

    Двое участников вступают в игровое единоборство, имитируя поединок боксеров, или борьбу баскетболистов, или бой фехтовальщиков и прочее. По команде ведущего “Стоп!” играющие замирают, стремясь как можно точнее зафиксировать позу, выражение лица, настрой на определенное движение или действие. В течение нескольких секунд они изучают друг друга, после чего каждый из них дает аргументированный ответ на вопросы: “Что собирается сделать соперник?” и “Что он чувствует?” Затем участники раскрывают свои действительные замыслы и чувства, прерванные сигналом “Стоп!”.

    Аналогичное упражнение можно проводить с использованием видеомагнитофона. Видеомагнитофонная запись ограничивает возможности участников в анализе психологических аспектов игры, но зато позволяет упражняться в точности прогнозов на более естественном (реальные игры и тренировки) и разнообразном (не только единоборства, но и ситуации с участием многих игроков) материале.

    Для развития навыков “чтения” внутренних состояний человека по внешним проявлениям полезным будет также упражнение “Телепатия” (см. стр. 71).

    На своем языке

    Выше мы рассмотрели различные пути понимания человека человеком: рефлексия, вживание в партнера, наблюдение за игровыми движениями и экспрессией. Все перечисленные способы — суть восприятия и расшифровки сообщений, которые никто не посылал. Но ведь существует и просто общение.

    У каждого хорошо сыгранного коллектива есть свой язык — язык жестов, кивков, гримас, междометий. Этот язык предельно лаконичен (ведь игровое общение протекает в условиях острого дефицита времени) и мало понятен для чужих ушей (информация должна быть скрыта от противника). Чем сыграннее команда, тем более свернутым становится ее общение в игре и тем лучше игроки понимают друг друга. Обычно язык игрового общения формируется в командах стихийно, а следовательно, долго, на ощупь и не всегда наилучшим образом и кратчайшим путем. Думается, что специальная целенаправленная работа по освоению навыков скрытого и сжатого обмена информацией могла бы не только ускорить этот процесс, но и дать игрокам некоторый опыт, полезный в будущем при “расшифровке” чужих сообщений*.

    Упражнение 44. “На страже”

    Группа разбивается на две подгруппы так, чтобы в одной было на одного человека меньше, чем в другой. Меньшая подгруппа рассаживается в круг, оставив одно кресло в кругу свободным. Большая подгруппа — “стража” — располагается за кругом: каждый участник стоит позади одного из кресел и держит руки на его спинке. Участник, стоящий за пустым креслом, пытается переманить в него кого-нибудь из сидящих в кругу. Для этого он подает своему избраннику какой-нибудь сигнал: кивок, движение рукой, подмигивание, выразительный взгляд и прочее. Уловив этот сигнал, сидящий в кругу участник должен вскочить со своего кресла и пересесть на свободное. Каждый из стоящих за кругом “стражников” старается не упустить сидящего перед ним игрока. Участник считается задержанным, если “стражник” успел положить руки ему на плечи, прежде чем тот вскочил с кресла.

    Игра требует большого напряжения внимания, особенно от участников, осуществляющих роль “стражи”. В принципе “стражник” с хорошей реакцией мог бы следить только за своим подопечным. Для того чтобы сориентировать игру на развитие общения, а не быстроты реакции, ведущий может запретить “стражникам” смотреть на тех, кого они охраняют (каждый “стражник” может наблюдать за игроками, но только не за своим подопечным). В таком режиме игры задача переманивающего — подать сигнал так, чтобы он был воспринят адресатом, но остался бы незамеченным для его “стражника”. Задача сидящих в кругу — чутко улавливать посланные им сигналы, а задача “стражников” — перехватывать сигналы, адресованные их подопечным.

    Упражнение 45. “Дискуссия”

    Группа разбивается на тройки. В каждой тройке обязанности распределяются следующим образом. Первый участник играет роль “глухого-и-немого”: он ничего не слышит, не может говорить, но в его распоряжении — зрение, а также жест и пантомима. Второй играет роль “глухого-и-паралитика”. Он может говорить и видеть. Третий — “слепой-и-немой”. Он способен только слышать и показывать. Всей тройке предлагаются задания: договориться о месте встречи в Москве, о подарке имениннику или о том, в какой цвет красить забор.

    Поначалу игра кажется несколько громоздкой: участники с трудом входят в свои роли, то и дело забывают о своей “глухоте” или “немоте”, не могут сориентироваться в возможностях своих партнеров. Для того чтобы облегчить вхождение в игру, можно снабдить каждого из участников соответствующим реквизитом: повязками, костылями, значками инвалидности и прочим. Через некоторое время нужда в этих напоминаниях отпадает, участники осваивают свои роли, причем в каждой тройке складываются свои собственные способы общения. “Спевшемуся” коллективу с наработанными приемами взаимопонимания можно попробовать свои силы в решении более сложных задач, таких, например, как составление программы концерта художественной самодеятельности или маршрута экскурсии по достопримечательным местам большого города.

    Во время игры часто возникают комические ситуации. Благодаря им складывается атмосфера эмоционального раскрепощения и беззаботности. Стремление участников прийти к общему решению и интенсивное творческое взаимодействие между ними способствуют сплочению группы. Игра помогает участникам значительно расширить групповой репертуар способов взаимопонимания.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 22      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.