Артифициальные стабильные функциональные связи - ПСИХОТЕХНОЛОГИИ - Смирнов И., Е.Безносюк, А.Журавлёв - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 17      Главы: <   9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.

    Артифициальные стабильные функциональные связи

    АСФС образуются при сочетании воздействия коррегирующей информации с воздействием какого-либо сенсорного сигнала (ритмических световых вспышек, щелчков и др.). В качестве информации, закладываемой при этом в искусственно формируемую матрицу долговременной памяти, могут служить определенные программы поведения или состояния. Искусственная матрица формируется только на фоне действия неспецифического коннектора - этимизола, который обеспечивает установление связей между разобщенными в условно-интактном состоянии зонами памяти. Это приводит к тому, что, предъявляя впоследствии тот же самый сенсорный сигнал со строго идентичными характеристиками, можно инициировать матрицу долговременной памяти и воспроизвести введенную поведенческую программу или программу реализации заданного функционального состояния. На основе метода, похожего на этот, был создан фантастический фильм _Вариант зомби_. Сформированная искусственно матрица очень устойчива во времени. Указанные авторы в последних работах описали возможности использования АСФС не только для лечения, но и для психокоррекции поведения и состояния здорового человека с целью оптимизации его деятельности.

    В 1976 году В.М. Смирнов показал, что при внутримозговой лечебной электростимуляции у больных паркинсонизмом на контралатеральной стороне распадается тремор. При введении этимизола (20 мг в/м), кофеина или этиразола при этом получили двусторонний распад тремора. Кроме того, при сочетании электростимуляции с вербальными командами _не дрожать!_ и т.п. получали выраженные условные рефлексы, для проявления которых достаточно было впоследствии одной вербальной команды без электростимуляции. Автор приводит перечень _артифициальных_, т.е. искусственных ощущений, возникающих при электростимуляции мозга, которые могут быть сильнейшими подкрепляющими стимулами для выработки условных рефлексов влечения или избегания. Для формирования артифициальных стабильных функциональных связей (АСФС) автор считает оправданным использование в качестве коннектора между стимулируемыми зонами мозга электрического тока АСФС, формируемые без вживленных электродов, с использованием естественных сенсорных входов, у больных с паркинсоническим тремором и ригидностью оказались значительно более эффективными. Под АСФС в общем виде понимают искусственное установление связей между участками мозга (зонами памяти?), которые в естественных условиях до того связаны не были. После формирования АСФС воздействие на индифферентную ранее по отношению к заданному параметру модифицируемого поведения или состояния зону приводит к тому же результату, что и воздействие на зону, непосредственно связанную с воспроизведением соответствующей энграммы. Иными словами, можно путем синхронной стимуляции двух зон, одна из которых имеет сенсорный вход, затем через этот сенсорный вход подключать и артифициально связанную с ней зону, не имеющую такого входа. При наблюдениях больных после стереотоксических операций на головном мозге было замечено, что основным условием формирования различных навязчивых артифициальных состояний является осуществление поведенческого акта в момент экстренного изменения функционального состояния мозга, вызванного электростимуляцией (Бехтерева Н.П., Смирнов В.М.). _При этом происходит патологическая перестройка мозговой организации функциональной системы, реализующей поведенческий акт, с прочной фиксацией появившихся в системе изменений в долгосрочной памяти по механизму импринтинга. С этого момента патологически измененная функциональная система, закрепленная импринтингом в деятельности мозга как некая автономная функциональная единица, не поддается ни расщеплению, ни эффективному контролю со стороны управляющих церебральных систем и вместе с тем способна навызяывать мозгу те режимы работы, которые могут быть оптимальными для актуализации ее активности, проявляющейся навязчивым состоянием. Сущность импринтинга, таким образом, заключается в срочном формировании матрицы долгосрочной памяти особой прочности, предпосылка к чему создается возникающим особым состоянием мозга_ (там же, с.13). Авторы замечают, что _...перестройка может быть осуществлена на основе условнорефлекторного принципа. В этом случае в качестве подкрепления выступают изменения эмоционально- мотивационного состояния, вызываемые непосредственным воздействием на определенные зоны головного мозга, а в качестве условных раздражителей - любая ситуация внешнего мира или внутренней среды человека_ (там же, с.15). АСФС расценивают как нечто среднее между условными и безусловными рефлексами и относят к классу импринтинга (Смирнов В.М. и др.). В этой же работе авторы отмечают, что седуксен и этиразол, как и этимизол, снижают мышечный тонус, но не являются эффективными для формирования АСФС. В дозе 20 мг в/м этимизол дестабилизирует мышечный тонус у здоровых и больных паркинсонизмом и по _двойному тесту_ кратковременной памяти улучшает их психическое состояние. У животных (лабораторные кролики) сформировать АСФС, модицифирующую сердечно-сосудистую и дыхательную реакции, не удалось.

    Н.П.Бехтерева также относит феномены, возникающие при электростимуляции мозга, к явлению импринтинга и делает вывод о том, что запечатлевание возможно не только на ранних этапах онтогенеза.

    В.М.Смирнов и Ю.С.Бородкин (1979), впервые получившие АСФС в 1974 году, подчеркивают, что важнейшим признаком АСФС является селективность канала связи, т.е. наличие в матрице долговременной памяти признаков только того сигнала, на фоне предъявления которого эта матрица (АСФС) сформирована. Авторы указывают, что в принципе необязательно для выработки АСФС воздействовать на мозговые структуры электрическим током (АСФС-1). Можно ввести этимизол, вызывающий дестабилизацию мышечного тонуса в дозе 30 мг в/м, и на пике его действия предъявить серию световых вспышек определенной частоты в течение 3-10 секунд. Последующие в течение сколь угодно долгого времени (Бородкин Ю.С., Шабанов П.Д., 1986) контрольные проверки прочности АСФС-II показывают, что они сохраняются сколь угодно долго и активируются исключительно при той же частоте предъявления импульсов, при которой были выработаны. Авторы показали, что АСФС-II можно выработать и через посредство слухового анализатора. Подчеркивается, что этимизол является уникальным, как неспецифический коннектор, веществом, т.к. даже его аналоги, вызывающие сходные поведенческие эффекты (кофеин, этиразол, седуксен), не активны в отношении АСФС. С позиций поиска средств управления механизмами памяти авторы показали, что можно стирать энграммы АСФС, особенно АСФС-1, путем синхронной мультиэлектродной стимуляции _дочерних_ точек АСФС и хвостатого ядра. Стирание происходит мгновенно и на неограниченно длительное время, не затрагивая при этом других матриц АСФС, запрограммированных на другие частоты. При необходимости можно вновь восстановить выключенный участок, т.е. имеет место типичный случай диссоциированного состояния, как считают авторы. _Энграмму АСФС мы рассматриваем как элементарное стабильное информационное мнестическое поле, _вход_ в которое пролегает через отделы анализаторов, обеспечивающие выделение частотных характеристик подаваемых сигналов, а _выходом_ является система супраспинальной регуляции мышечного тонуса, включающая многочисленные кортикальные и субкортикальные звенья. Следовательно, каждое звено АСФС-1 или система АСФС-II жестко программирует лишь частотную характеристику импульсного сигнала, хотя ответная реакция при их стимуляции носит комплексный характер. Такая комплексность обеспечивается механизмом интрацентральных отношений, которые формируют систему из нейронов различных структур головного мозга, разряжающихся в полосе определенных частот. Поэтому информационное поле АСФС после его формирования все время находится в активном состоянии, так как, вероятно, оно периодически стимулируется спонтанными импульсами их фонового _шума соответствующих частот_.

    Л.В.Бережкова и В.М.Смирнов считают, что АСФС, как феномен долгосрочной памяти, характеризуется специфичным для нее паттерном сверхмедленных колебаний потенциала, который проявляется при активации АСФС и сопровождается эффектами уменьшения проявлений основного заболевания и повышением психической активности. Феноменология сверхмедленных колебаний потенциала подробно описана В.А.Илюхиной с соавт. применительно к  электрическим воздействиям на головной мозг, однако в этой работе недостаточно подробно освещен вопрос об особенностях формирования АСФС у животных, на которых проводили исследования (лабораторные кролики).

    Показано, что импеданс между _закороченными_ (при активации АСФС) участками мозга срочно и значительно уменьшается (Bechtereva< Medvedev). Активация матриц АСФС, сформированных не на селективную частоту, а на несколько частот, дает большую выраженность и продолжительность оптимизирующих эффектов (Смирнов В.М. и др.). _При наличии медицинских показаний АСФС формируют с лечебными и диагностическими целями, а у здоровых лиц - для оптимизации психической деятельности при утомлении, астенизации и др._ (Смирнов В.М., Резникова Т.Н.). В этой работе указано, что АСФС-II можно формировать двумя путями: простые матрицы, когда на фоне однократного введения этимизола предъявляют сенсорную стимуляцию и последующие сеансы активации АСФС-II проводят только с помощью сенсорной стимуляции разной модальности, но равной частоты; и сложные матрицы, когда в структуру АСФС-II включают фармакологические препараты, например, для невротиков используют транквилизаторы, а для больных с фантомно-болевыми синдромами - анальгетики. Среди всех эффектов АСФС-II авторы выделяют главные: активация (повышение уровня психической активности, улучшение интеллектуальной и двигательной деятельности, повышение умственной продуктивности и работоспособности, улучшение процессов памяти и внимания), эмоциональные эффекты (тимолептический, седативный, транквилизирующий, анксиолитический), эффекты мышечного и психического расслабления, вегетативные и сосудистые реакции, снотворные эффекты и др. У здоровых напряженно работающих лиц через 4-7 сеансов активации АСФС-II объем непосредственной памяти возрос на 42%, оперативной - на 77%, индекс кратковременной памяти - на 92% (_двойной тест_), устойчивость внимания повысилась на 50%, пропускная способность зрительного анализатора возросла до 42% (корректурный тест), оптимизировалось эмоциональное состояние, улучшилась способность к обучению, повысилась психическая активность. При последующих сеансах достигнутый эффект стабилизировался.  При лечении больных в редких случаях передозировка активаций АСФС-II вызывала релаксацию, выраженное психическое расслабление (_опустошенность_ по описаниям больных), появление возбуждения, тревоги и пр. Для устранения этого явления применяли сочетанное воздействие на другие АСФС, изменяли модальность сенсорного стимула. У больных неврозами постепенно и быстро (за 6-8 сеансов) развивался полный клинический эффект в виде исчезновения фобий и приступов страха, снятия тревоги, уменьшения фиксации на болезненных проявлениях, стабилизации спокойного состояния. _Наши концептуальные представления позволяют считать, что в основе матрицы АСФС независимо от способа формирования лежит единое стабильное мнестическое мозговое информационное распределенное поле, которое в определенных условиях может иметь локальный элемент, приуроченный к той или иной подкорковой структуре_ (там же, с.23).

    В другой работе также упоминают, правда, без контрольных деталей, о возможности использования АСФС-1 у больных с диагностическими и лечебными целями, а у здоровых с целью оптимизации психического состояния (Смирнов В.М., Махотина Б.Б., 1984). Н.П.Бехтерева (1986) считает, что, несмотря на малое количество данных об использовании АСФС для модификации психического состояния, их можно применять для лечения больных неврозами, особенно фобическими.

    После однократной активации АСФС-1 лечебный эффект превышает два года (Бородкин Ю.С., Зайцев Ю.В., 1985). Нечто подобное известно из психиатрической практики, когда похожий эффект наблюдают при лечении нейролептиками (антагонистами дофамина) больных шизофренией после предварительного введения агонистов дофамина (апоморфина или амфетамина) (Александровский Ю.А., 1976).

    Метод АСФС по своей сути очень близок наблюдаемому в естественных условиях явлению импринтинга - запечатления информации после однократного ее предъявления. Импритинг описан как явление, возникающее только в особый, сенситивный период жизни в первые дни и недели жизни птиц. Однако впоследствии выяснилось, что импринтинг возможен и у взрослых особей, в том числе и у человека. В этом случае обязательно наличие выраженного эмоционального состояния с тем или иным знаком. В этом направлении в Грузии уже сформировалась целая научная школа. Однако анализ сути явления импринтинга показывает, что оно очень близко к обучению в диссоциированных состояниях. Известные клинические методы - психокатарзис, наркосинтез и др. также, по-видимому, используют те же механизмы и закономерности формирования энграммы памяти.

    Среди других направлений в области исследования диссоциированных состояний, в которых возможна более быстрая, чем при традиционном обучении, модификация памяти, упомянем обучение на фоне различных эмоциональных состояний, во время естественного сна, в наркозе. Кроме того, интерес представляют результат логического анализа всей совокупности литературы, посвященной исследованию феноменов ретроградной амнезии, особенно возникающей после действия транскраниального электрошока. Вероятным представляется участие в генезе этих _амнезий_ импринтинга. Иными словами, не исключено запечатление информации, воспринимаемой биообъектом непосредственно до электроконвульсивного воздействия. Эта информация консолидируется в недоступных пользователю зонах семантической памяти и может быть инициирована контекстовыми воздействиями, что напоминает воздействие ключевым сенсорным стимулом при АСФС. Общий обзор факторов, уменьшающих экспериментально вызванную амнезию, можно найти в работе Martinez J.L. e.a. (1981).

    В случае самопроизвольных исчезновений амнезий, возникших вследствие контузии и др., также возможно предположить случайное воздействие ретроактивирующего контекстового стимула, присутствовавшего когда-то в момент травмы. Последнее экспериментально не изучено и представляет поэтому особенно большие сложности для интерпретации, так как невозможно априори установить, что же именно импринтируется в момент чрезвычайно редкого сильнейшего стресса - вся наличная (преимущественно осознаваемая) память или только система адресации для перезагрузки осознаваемой памяти из неосознаваемой.

    Многочисленные случаи возврата страхов у невротиков под влиянием стресса рассматриваются как частный случай восстановления угашенных условных реакций в аналогичных условиях (Кругликов Р.И., Полянская Л.Г., 1979). Авторы считают, что стресс активизирует таксонные, инфантильные структуры памяти, в результате чего поведением начинают управлять несоответствующие наличной ситуации энграммы. В этой эвристической работе высказано предположение о возможности создания принципиально нового вида психотерапии, основанного на модификации памяти с целью эффективной борьбы с фобическими реакциями. П.В. Бундзен и его соавторы пишут (1986), что _...для системы вербальной памяти характерными являются процессы информационного автоподкрепления ассоциативно-связанных элементов матрицы памяти. Именно эта особенность функциональной организации вербальной памяти позволяет использовать семантически связанные вербальные сигналы для направленной модуляции состояния энграммы памяти или _систем межсловесных временных связей_ (с.832). Поэтому среди методов модификации _психонервной_ памяти в норме и при патологии (биоуправляемые воздействия, АСФС, малотравматические биофизические воздействия - микрополяризация головного мозга, психологические методы - гипно- и ритмопедия и мн.др.) авторы выделяют в своем обзоре метод интенсивного формирования навыков на компьютере, подразумевая под этим воздействие субсенсорными кондиционирующими и осознаваемыми потенцирующими сигналами. Подобное используется для интенсификации процесса обучения (Петрусинский В.В., 1992).

    Неосознаваемые семантические воздействия могут быть использованы для быстрой модификации памяти, т.е. предъявляемая при этом информация, по мнению многих авторов и по нашим собственным (изложенным далее) данным, существенно меньше подвергается редактированию имеющимися в памяти взрослого индивидуума многочисленным социальным парадигмам, личностным запретам и т.п. Однако работы в этой области носят преимущественно сугубо научно-исследовательский характер, и практическая медицина в своем распоряжении таких методов не имеет (И.В.Смирнов, Е.В.Безносюк, 1993). Модификация памяти возможна также при сенсорной изоляции, что проявляется в нарушениях реконструирования картины мира при предъявлении случайных сигналов или вследствие действия сенсорного шума и выражается в различных иллюзиях восприятия вплоть до галлюцинаций и бредообразования при длительной изоляции у человека (Кузнецов О.Н., Лебедев В.И., 1972). При этом во время абстрактной когнитивной деятельности возникают инсайты - озарения, - которые отражают деятельность высших психических функций как образно-диалогической информационной системы. Часто они сопровождаются эйдетическими образами, особенно у небольшой группы всегда имеющихся в популяции лиц, генетически склонных к эйдетизму.

    Острые психотические состояния и аффекты, как хорошо известно, также создают условия для быстрой и часто необратимой модификации памяти. Они могут быть как эндогенными, так и ситуационными. Последнее обнаружено, например, при  обследовании лиц, подвергнутых физическим пыткам. Сила переживаний при этом, а также, как это хорошо известно, и при внушенных эмоциях и ощущениях, достигает высокой значимости вплоть до образования физиологических и соматических расстройств. Среди прочего, имеютс сведения о внушенном в гипнозе оживлении энграмм имевшихся когда-то заболеваний с развитием всех их признаков.

    Иными словами, модификация памяти возможна не только в ее доступных осознанию зонах, но и в тех, которые содержат поведенческие программы вегетативного обеспечения. В этом отношении целесообразно рассмотреть психосоматические заболевания как следствие консолидации неадекватной энграммы вегетативного обеспечения (А.М.Веин), (А.И.Кучинов, Е.В.Безносюк).

    Исходя из всего этого, можно утверждать, что существуют ситуации, когда любая наличная информация, в т.ч. выполняемая в данный момент программа поведения или жизнеобеспечения, может быть импринтирована в различные зоны памяти, включая те, где она уже не будет подлежать коррекции в обычных условиях существования биообъекта (что особенно важно для понимания патогенеза психосоматических заболеваний). В целом все эти ситуации можно рассматривать как варианты диссоциированного состояния (в широком смысле),которое среди своих триггерных стимулов (ключей), инициирующих соответствующую энграмму, может иметь не только специфическое изменение состояния индивидуума, но и сенсорный сигнал, в том числе контекстовый, и даже какую-либо поведенческую или вегетативную реакцию.

    В прагматическом смысле это означает, что существует возможность разработки методов модификации памяти как на уровне осознаваемых воспоминаний, так и на уровне неосознаваемых мотиваций и программ жизнеобеспечения (например, в области иммунной памяти).

    Если использовать известное предположение о наличии _редактора_, который контролирует обмен инфомрацией между монитором (прежде всего осознаваемыми зонами памяти) и глубже расположенными зонами долговременного хранения, из которых перезагружается кратковременная память, то видно, что во всех рассмотренных случаях быстрой модификации памяти имеет место либо обход коллатеральными путями _редактора_ (например, при неосознаваемых воздействиях), либо проход сквозь него (при диссолюции сознания). Случаи импринтирования условно-интактного состояния (информации, воспринятой непосредственно перед действием электрошока, контузии головного мозга и др.) также можно рассматривать как экстренную загрузку памяти наличной информацией в момент распада _редактора_ при утрате сознания.

    Мы сочли целесообразным исследовать возможность создания быстрого способа модификации памяти, пригодного для клинической практики, в виде процедуры, включающей:

    1. Элементы импринтинга в форме предъявления информации наивысшего уровня новизны. Иными словами, в форме семантического воздействия такого вида, который доселе не встречался индивидууму.

    2. Элементы импринтинга в форме наивысшего семантического градиента предъявляемой информации относительно фонового уровня. Иными словами, семантическое воздействие должно быть крайне неожиданным для субъекта.

    3. Элементы импринтинга, суггестии, односеансового обучения, неосознаваемого обучения и аффективной реакции в форме предъявления предельно индивидуально значимой информации. Иными словами, семантическое воздействие должно быть связано с личностными особенностями субъекта и сопряжено с его конкретными аффективными образованиями (доминирующими мотивами и пр.).

    4. Высокий уровень стресса. Предпочтительно, чтобы стрессирующим фактором было само семантическое воздействие. Возможно также применение семантизированного ноцицептивного стимула.

    5. Исключение редактирования информации, предъявляемой субъекту, путем: а) изменения состояния сознания с помощью медикаментозных диссолюторов сознания, например, кетамина; б) предъявления информации на неосознаваемом уровне, например, с помощью маскировки, диспарантного или дихотического ввода.

    6. предъявление ключевой сенсорной информации для обеспечения возможности последующей актуализации импринтируемой энграммы. Необходимо предъявлять с фиксированной частотой (элемент АСФС-II) в течение всей процедуры, включая время существования гипнагогических и гинопомпических состояний, с тем, чтобы ключевой сигнал был зафиксирован и в осознаваемых зонах памяти.

    7. Действие неспецифического коннектора (элемент АСФС) для ускорения консолидации энграммы. Предпочтительно использовать хорошо изученный в этом отношении препарат - этимизол.

    8. Естественный сон или его ближайший аналог, индуцируемый гипнотиком - например, этомидатом (раденаркон) с продолжением семантической загрузки в течение сна.

    9. Относительную сенсорную депривацию для выполнения большинства предыдущих условий.

    Таковы основные факторы, которые были выделены и обобщены при логическом анализе существующих парадигм. Часть этих факторов в той или иной форме присутствует во всех парадигмах. Разработка и апробация разнообразных новых методов психодиагностики и новых методов психокоррекции, основанные на вышеописанных данных, проводятся в секторе психокоррекции Московской медицинской академии им.И.М.Сеченова (И.В.Смирнов), на курсе психотерапии и клинической психологии ММА им.И.М.Сеченова (Е.В.Безносюк) (при факультете усовершенствования врачей), на базе Клиники психиатрии им.С.С.Корсакова.

    В заключение отметим, что использование ИСС для обеспечения прямого доступа в память является вынужденной мерой, обусловленной отсутствием ясной и однозначной концептуальной модели информационной структуры биообъекта. Уже сейчас реальными представляются новые методы психокоррекции, основанные не только и не столько на диссолюции сознания, сколько на использовании принципиально новых средств ввода корригирующей инфомрации. К их числу относятся методы неосознаваемого ввода-вывода семантической информации (Э.А.Костандов, 1970-1989; A.Dixon, 1979), на основе которых возникают новые методы психокоррекции.

    Если обобщить всю вышеизложенную информацию, становится ясно, что, невзирая на внешнее различие приемов и методов ввода информации в неосознаваемые сферы памяти, результатом использования всех имеющихся и разрабатываемых методов является модификация памяти и, следовательно, состояния и поведения. Только тем или иным путем модифицируя, изменяя матрицы долговременной памяти, мы достигаем коррекции состояния и (или) поведения.

    Из дидактических соображений при разработке технологий психокоррекции мы разделили их на две группы:

    1 - интенсивная психокоррекция с использованием ИСС;

    2 - неосознаваемая психокоррекция в условно-интактном состоянии.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 17      Главы: <   9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.