_Д_ - Словарь аналитической психологии - Зеленский В. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 28      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15. > 

    _Д_

    ДЕПОТЕНЦИАЦИЯ (Depotentiation; Depotenziation) — про­цесс извлечения энергии из бессознательного содержания путем ассимиляции (усвоения) его смысла.

    ДЕПРЕССИЯ (Depression; Depression) — психологическое состояние, характеризуемое недостатком энергии (См. также финальный, либидо и регрессия).

    Для Юнга депрессия не представлялась патологической кате­горией в обязательном порядке. Очень часто он рассматривал деп­рессию как сдерживание психической энергии, перехватывание ее и отвод в сторону. Энергия, что называется, оказывается в ловушке из-за невротических или психотических проблем, которые она же и разрешает в случае своего высвобождения.

    Энергия, выходящая из подчинения сознанию, не исчезает бесследно. Она направляется вспять (регрессирует) и возбуждает бессознательные содержания (фантазии, воспоминания, желания и т. д.), которые ради психического здоровья необходимо вывести на свет и хорошенько разглядеть.

    «Депрессию поэтому следует рассматривать как бессознатель­ную компенсацию, содержание которой должно быть осоз­нано, если мы хотим извлечь из нее максимальную пользу. Этого можно достичь только сознательно регрессируя вместе с депрес­сивной тенденцией и интегрируя те воспоминания, которые акти­вируются в сознательном разуме, который как раз оказывается тем, на что депрессия и нацеливается в первую очередь» (CW 5, par. 625; СТ. пар. 625).

    ДИССОЦИАЦИЯ (Dissociation; Dissoziation) — фрагментирование личности на составляющие ее части или комплексы — своего рода «разъединение с собой». Диссоциация несет в себе раз­рушение человеческого потенциала к воплощению в себе целостности и характеризует невроз.

    ДИТЯ (Child; Kind) — психологически образ одновременно и невозместимого прошлого, и предвосхищения будущего развития (см. также инцест).

    «Дитя» — это и начало, и конец, первичное и конечное суще­ство, до-сознательная и пост-сознательная сущность человека. Его до-сознательная сущность — это бессознательное состояние само­го раннего детства, пост-сознательная — предвосхищение по ана­логии жизни после смерти. В этой идее выражена всеобъемлющая природа психической целостности» (CW 9i, par. 299).

    Составляющими архетипа дитя могут быть чувства отчужде­ния или одиночества, заброшенности. Следствия этого могут быть двоякого рода: синдром «бедный я», характеризующий регрессивное стремление к зависимости, и парадоксальным образом присут­ствующее отчаянное желание освободиться от прошлого — поло­жительная сторона архетипа Божественного Дитя.

    ««Дитя» означает нечто, раскрывающееся в сторону независи­мости. Оно не может действовать, не отделяясь от своих начал: по­этому оставление есть необходимое условие «сознания», а не прос­то сопутствующий симптом» (там же, пар. 287).

    ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ (Differentiation; Differenzierung) — отделение частей от целого, необходимое для сознательного досту­па к психологическим функциям.

    «Пока одна функция настолько еще слита с другой или с несколькими другими функциями, например мышление с чувством или чувство с ощущением, что не может выступать самостоя­тельно — она пребывает в архаическом состоянии, она недиффе­ренцирована, т. е. не выделена из целого как особая часть и не имеет, как таковая, самостоятельного существования.

    Недифференцированное мышление не может мыслить отдельно от других функций, т. е. к нему всегда примешиваются ощущение или чувство, или интуиция — точно так же недиффе­ренцированное чувство смешивается с ощущениями и фантазиями, как например, в сексуализации (Фрейд) чувства и мышления при неврозе. Недифференцированная функция, по общему правилу, характеризуется еще и тем, что ей присуще свойство амбивалент­ности и амбитендентности (раздвоения чувств и двойственной на­правленности), т. е. когда каждая ситуация явно несет с собой свое отрицание, откуда и возникают специфические задержки при поль­зовании недифференцированной функцией. Недифференцирован­ная функция имеет слитный характер и в своих отдельных частях; так, например, недифференцированная способность ощущения страдает от смешения отдельных сфер ощущения («цветной слух»); недифференцированное чувство — от смешения любви и ненависти. Поскольку какая-нибудь функция является совершенно или почти неосознанной, постольку она и не дифференцирована, но слита как в своих отдельных частях, так и с другими функция­ми. Дифференциация состоит в обособлении одной функции от других функций и в обособлении отдельных ее частей друг от друга. Без дифференциации невозможно направление, потому что направление функции или соответственно ее направленность поко­ятся на обособлении ее и на исключении всего не сопринадлежа-щего. Слияние с иррелсвантным делает направленность невозмож­ной — только дифференцированная функция оказывается способ­ной к определенному направлению» (ПТ, пар. 695).

    Дифференциация одновременно является и естественным процессом психического роста, и сознательным психологическим мероприятием — она необходима для процесса индивидуации. Человек, зависящий от своих проекций, сохраняет слабое предста­вление о том, кто и что он есть.

    ДУХ (Spirit; Geist) — архетип и функциональный комплекс; часто персонифицируется и переживается как вдохновение, ожив­ление или невидимое «присутствие».

    «Дух, как и Бог, обозначает объект психического переживания и опыта, который не может быть доказан существующим во внеш­нем мире и не может быть понят рационально. Таково значение слова «дух» в его наилучшем смысле» (CW 8, раг.626).

    «Архетип духа в образе человека, карлика или животного все­гда возникает в ситуации, когда необходимо понимание, самоана­лиз, хороший совет, планирование и т. д., но человеку не хватает для этого своих ресурсов. И тогда архетип компенсирует это состо­яние духовного дефицита неким содержанием, призванным запол­нить пустоту» (CW 9i, par. 398).

    Следует различать дух как психологическое понятие и тради­ционное представление о нем в религиозном контексте.

    «С психологической точки зрения явление духа, как и любого автономного комплекса, осуществляется в виде стремления бессоз­нательного превзойти или, по крайней мере, сравняться со стрем­лениями эго. И если мы хотим быть справедливыми к сути, имену­емой нами духом, то здесь следует, скорее, говорить о «высшем» сознании, нежели о бессознательном» (CW 8, par. 643).

    «<...> популярная современная идея духовного зла согласу­ется с христианским взглядом, рассматривающим духовное зло с точки зрения общего блага (summum bonum) как самого Бога. Фактически это также и идея злого духа. Но в современном пони­мании невозможно придерживаться последнего, поскольку дух не обязательно зол; скорее, его следует называть безразличным к мо­рали, нейтральным или безучастным к ней» (CW 9i, par. 394).

    ДУША (Soul, Seele) — определенный, обособленный функ­циональный комплекс, который лучше всего было бы охарактери­зовать как «личность» (ПТ, пар. 696).

    Юнг устанавливает логическое различие между душой и пси­хическим, понимая под последним «целокупность всех психических процессов, как сознательных, так и бессознательных» (там же). Юнг чаще использовал термин психика, нежели душа. Но встреча­ются и случаи специфического употребления Юнгом термина «душа», как то: 1) вместо понятия «психика», особенно когда в последней хотят подчеркнуть глубинное движение, акцен­тировать множественность, разнообразие и непроницаемость пси­хики по сравнению с любой другой структурой, порядком или смысловой единицей, различимой во внутреннем мире человека; 2) вместо слова «дух», когда нужно обозначить нематериальное в людях: их суть, сердцевину, центр личности (КСАП, с. 55).

    ДУШЕВНАЯ БОЛЕЗНЬ, психическое расстройство (Mental illness; Geistkrankheit) — заболевание, характеризующееся преиму­щественно расстройством психики.

    «Под душевными болезнями я разумею все те, которые за пос­ледние десятилетия соединяются под неясной, подающей повод ко многим недоразумениям, рубрикой dementia praecox (шизофре­нии); другими словами, все те галлюцинаторные, кататонические и параноидные состояния, которые не суть частичные явления известных органических процессов разрушения, подобно прогрес­сивному параличу, dementia senilis, эпилепсии и хронической или острой интоксикации или же маниакально-депрессивному сумас­шествию» (ИТАП, т.З, с. 336).

    Юнг вслед за своим учителем Пьером Жане наряду с Фрейдом был одним из первых, кто в качестве основы возникновения невро­за полагал психогенные источники. Вплоть до Первой мировой вой­ны среди врачей и психиатров преобладало представление, что нев­роз и все прочие так называемые душевные болезни вызываются за­болеваниями мозга. Юнг придерживался твердого мнения о психи­ческом происхождении шизофрении (dementia praecox) и, проанали­зировав сопровождавшие ее обманы чувств и галлюцинаций, уста­новил, что они были по сути психическими продуктами (подробнее см. CW 3, par. 553—584; русский пер. «О психогенезисе в dementia praecox» в: К. Г. Юнг. Работы по психиатрии. СПб. 2000. Далее РП).

    В сегодняшней нозологической номенклатуре психических заболеваний человека выделяются три основных вида психических расстройств: 1) психозы различной этиологии (шизофрения, аффективные психозы, параноидные состояния и др.); 2) неврозы, расстройства личности и другие непсихотические нарушения (психопатии, особые невротические симптомы, наркомании и др.); 3) задержки психического развития (умственная отсталость, специ­фические ретардации и др.).

    ДУШЕВНЫЙ ОБРАЗ (Soul-image; Geistbild) — специфичес­кая разновидность психического образа, формирующаяся в бессо­знательном; в сновидениях или других продуктах бессознательной психики душевный образ представлен, как правило, личностью противоположного пола.

    «Для мужчины в качестве реального носителя душевного образа больше всего подходит женщина вследствие женственной природы его души, для женщины же — больше всего подходит мужчина. Всюду, где есть безусловное, так сказать, магически дей­ствующее отношение между полами, дело идет о проекции душев­ного образа. Так как такие отношения встречаются часто, то, долж­но быть, и душа часто бывает бессознательна, т. е. многие люди, должно быть, не сознают того, как они относятся к своим внутрен­ним психическим процессам (ПТ, пар. 708).

    Если душевный образ проецируется, то наступает безуслов­ная, аффективная привязанность к объекту. Если же он не проеци­руется, то создается сравнительно неприспособленное состояние, которое Фрейд отчасти описал под названием нарциссизма. Проек­ция душевного образа освобождает от занятия внутренними про­цессами до тех пор, пока поведение объекта согласуется с душев­ным образом. Благодаря этому субъект получает возможность изживать и развивать свою персону. Вряд ли, конечно, объект сумеет длительно отвечать запросам душевного образа, хотя есть женщины, которые, отрешаясь от собственной жизни, в течение очень долгого времени умудряются оставаться для своих мужей олицетворением душевного образа. В этом им помогает биологический женский инстинкт. То же самое может бессозна­тельно делать для своей жены и мужчина, но только это может повести его к таким поступкам, которые, в конце концов, превысят его способности как в хорошую, так и в дурную сторону. В этом ему тоже помогает биологический мужской инстинкт. Если душев­ный образ не проецируется, то со временем возникает прямо-таки болезненная дифференциация в отношении к бессознательному. Субъект все более и более наводняется бессознательными содержаниями, которые он, за недостатком отношения к объекту, не может ни использовать, ни претворить как-нибудь иначе. Само собой понятно, что такие содержания в высшей степени вредят отношению к объекту. Конечно, эти две установки являются лишь самыми крайними случаями, между которыми лежат нормальные установки. Как известно, нормальный человек отнюдь не отличает­ся особенной ясностью, чистотой или глубиной своих психологи­ческих явлений, а скорее, их общей приглушенностью и стерто­стью. У людей с добродушной и неагрессивной внешней установ­кой душевный образ обычно носит злостный характер <...> Для идеалистических женщин носителем душевного образа часто бывает опустившийся мужчина, откуда и возникает столь частая в таких случаях «фантазия о спасении человека»; то же самое встречается и у мужчин, окружающих проститутку светлым орео­лом спасаемой души» (ПТ, пар. 709—710).

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 28      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.