Глава двенадцатая. Метаистория некоторых психических созвездий. - Система и личность - Антонио Менегетти - Психология личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.

    Глава двенадцатая. Метаистория некоторых психических созвездий.

    Что приводит в движение массы, народы, соединяет различные континенты, определяет быть или не быть цивилизациям? Политические или экономические факторы? Географическое положение? Неравенство силовых точек, влекомых силой внутреннего закона друг к другу и образующих при объединении великие политические созвездия, способные существовать столетия или охватывать целые континенты? Вспомним Римскую империю, Венецию, ассиро-вавилонскую цивилизацию, столь непохожие цивилизации Индии, Китая, Египта.

    Мы сегодня живем в эпоху превосходства белой расы, которая, хотя и выглядит расколотой, терзаемой противоречиями, уже на протяжении нескольких тысячелетий остается привилегированной расой на этой планете. На нашей планете есть жизнь, поскольку так сложилось энергетическое равновесие высших по отношению к нашей солнечной системе стратосфер. Находясь в одних положениях, эти астрологические созвездия способны влиять на жизнь, находясь в других, — нет. Изменения в этих энергетических центрах межзвездной системы вызывают впоследствии изменения в их проекции, детерминируя великие законы жизни.

    Оставляя эту тему открытой, я хотел бы рассмотреть только планету Земля, причем, глядя на нее как на маленькое тело или организм. При этом белая раса будет выступать мгновением ее логико-исторического «Я».

    В каждом человеке существует посредник между внутренней и внешней реальностями, которого мы называем логико-сознательным «Я». Между тем, оно представляет лишь часть психической энергии. Существует также зона комплексов, ядра множества похороненных «Я», детерминированные психические структуры, которые латентно действуют на благо индивида в целом или во вред ему.

    Психологическая реальность комплексов является очевидным фактом для любого серьезного исследователя человеческого поведения, хотя большинство людей не в состоянии ее увидеть. Здесь я хочу еще раз подчеркнуть то, с чем постоянно встречаюсь в своей практике: когда кто-нибудь говорит со мной, я часто замечаю, что его логико-сознательное «Я» говорит мне одно, а его организм утверждает другое. Я не могу ответить тому, кто расколот в самом себе, независимо от того, вызвано ли это добрыми намерениями или нет, поскольку как бы рационально, литературно и грамматически точно я ни выражал свою мысль, этот человек будет по-прежнему не понимать меня, так как интенционирован другой психической реальностью, им самим совершенно не осознаваемой.

    В этом случае аутентикационная психотерапия, проводимая в соответствии с научной методикой, без мифологизации или проявлений инфантилизма, чрезвычайно важна, чтобы понять, является ли энергетическая квантовость пациента целостной и направляемой высшим логико-сознательным "Я" или же, напротив, пациент представляет не осознающий самого себя объект.

    Семантические поля — это еще одна не видимая людьми реальность. Семантическое поле интерферирует преимущественно с зоной комплексов, оно непосредственно пересекается с ними и практически отсутствует в структуре логико-сознательного "Я". Таким образом, существуют негативные формы энергии, которые человек черпает и в самом себе и в своем окружении, выпрашивая затем справедливость, понимание, любовь и так далее. Психологическое иждивенчество всегда представляет собой инфантильное и бесполезное занятие.

    Следовательно, мы обнаруживаем у индивида высшее исторически-логическое "Я", которое, однако, почти всегда обусловлено либо стратегией различных влечений, исходящих от присущих субъекту комплексов, либо семантическими полями, под воздействием которых находится субъект. Семантика другого человека никогда не имеет самостоятельной силы, сама по себе она всего лишь что-то новое и обретает силу тогда, когда индивидуализируется волей воспринимающего субъекта, вследствие чего он в конце концов становится непосредственным участником убивающей его семантики и объективируется.

    Приведу один пример: сегодня мы все столкнулись с проблемой Африки. Однако мы сами и завезли себе эту проблему: один раз через работорговлю, другой — по причинам, связанным с трудоустройством. Вследствие однажды сделанного сознанием белых выбора, черные сегодня стремятся возобладать в обществе, привнося в историю другой, не предусмотренный белыми акцент.

    Если как следует проанализировать все беспокоящие Европу и мир политические проблемы, то мы увидим, что они были обнаружены нами, белыми, возможно, еще в восемнадцатом веке и неуклюже интегрированы в сегодняшний день без рационального их преобразования. Мы взяли объект приступом, при этом те его особенности, которые мы считали второстепенными и мелкими, постепенно зреют и взрывают изнутри наши города.

    Некогда по всей Европе был популярен определенный тип театра, определенный тип музыки. Сегодня музыка толкает к войне, наркомании, преступности. Подобная музыка – это патология, ибо прежде чем браться за ноты, надо сначала достичь некоего уровня гигиены, отталкиваясь от которого уже можно творить музыку, являющуюся искусством. Анализируя музыкальные культуры различных народов, я ловлю их скрытый язык: например, музыка «черных» – это всегда джунгли и грохот тамтамов, жаждущих насилия и мщения. В архаическом бессознательном этого народа скопилась горечь, жажда реконкисты. Но вызвано это не нами, белыми, триста или пятьсот лет тому назад; это – месть, хранимая тысячелетиями.

    Представим, что некогда они доминировали на планете (как сейчас мы, белые) и из-за своей неспособности или в результате какой-то ошибки потеряли все. Эта рана осталась в их подсознании. Надо глубже вникнуть в психологию негра: я не очень-то верю в его любовь, потому что замечаю в нем приоритет потребности деструктивного, а не эволюционного реванша.

    Говоря о расизме, мы не должны забывать старые добрые правила универсальной психологии: если кто-то подвергается сильным преследованиям, это означает, что в нем есть нечто, детерминирующее эти преследования. Такова концепция реактивного виктимизма: провоцировать несправедливость ради достижения права на господство.

    В обычной психической деятельности субъект способен трансформировать последствия действия, не изменяя породивших его причин. Реализовать ненависть – вот что должна осуществить психика в данный миг и не имеет значения, где отзовется этот удар впоследствии. Именно так возникает опухоль: субъект не может уничтожить какую-то ситуацию или человека, в таком случае он уничтожает часть самого себя, своего организма.

    Для психики (имманентной и трансцендентальной по отношению к деятельности нашего организма) безразлично, нанести ли удар в точке собственного тела или в другом месте. Сильнейшая, неконтролируемая фрустрация рециркулирует, с безразличием разрушая источник эманации.

    Чувство ужаса, чувство звериного присуще ситуации негров. Я говорю об этом без враждебности. Я провел четыре года в колледже, где у меня были прекрасные друзья – негры. Вспоминаю один их танец с копьями и барабанами: меня поразили их глаза, воистину излучавшие намерение убить нас, белых, наблюдающих, как они танцуют, — а ведь все они были священнослужителями!

    Психология вуду африканского происхождения представляет собой латентное ожидание реванша и естественно приводит к массовой концентрации комплексов, что характерно для Африки и особенно для Латинской Америки, находящейся, в сущности, во власти негритянской крови. Негритянская культура ищет свои корни за пределами афро-латинского синкретизма в Древнем Египте. Но Египет был совсем иным, он не был африканским. И египетская цивилизация присутствует сегодня, в наши дни не в пирамидах пустыни, а в человеческой психологии.

    В этом великом теле, которое представляет собой человечество, помимо индивидуальных существуют и комплексы метаисторических созвездий, обладающие собственной тысячелетней автономией, которые могут в определенный момент дать толчок развитию какой-то ситуации или — в иной ситуации — укрыться, никак не проявляясь. В любом случае они всегда остаются невредимыми.

    Мой опыт показывает, что имеются действующие по сей день цивилизации, о которых мы иногда что-то знаем, а иногда не знаем ничего. Это — системы психической активности, находящиеся в латентном состоянии применительно к известной нам истории; они не повреждены и могут появиться в любой момент, инструментализируя исторические обстоятельства для своего возвращения в качестве логико-исторического сознательного "Я".

    Следовательно, в рамках этого огромного "коллективного бессознательного" нужно видеть не столько архетипы (как говорил Юнг), сколько латентные формы упорядоченно организованных и развитых психических комплексов, находящихся в ожидании сознательной и политической феноменологии. Однако, даже если они не феноменизируются, в отличие от того, как это случилось на сегодняшний день с белой расой, они все равно остаются реальными и цельными, они живы и сохраняют свои обычаи, запахи, стереотипы, субкодексы и могут синкретироваться с чем угодно.

    Для обладания точным знанием истории всех политических и технологических систем необходимо принимать в расчет не только нефть, уран, рост населения и т.д., ной эти созвездия, порождаемые огромным разнообразием состояний человека и диалектически связующие комплексы и сознательное "Я". Естественно, каждое такое огромное метаисторическое созвездие всегда находится под действием "imprimatur”1 монитора отклонения, присутствующего повсюду, который систематически контролирует все психические проявления человека, сохраняя и поддерживая раздвоенность, ведущую в конечном счете к экзистенциальной шизофрении.

    Человек метаболизирует определенные виды энергии, он может генерировать новые психические формы (через религию, например), но в конечном счете они становятся шизофреногенными, то есть отделяют историю от метафизики, снова приводя человека к постоянному исходу из вечности, из Бытия. Человек снова обнаруживает себя замкнутым в короткую временную параболу, границами которой являются рождение и смерть, не имеющим возможности двинуться куда-либо не ощутив при этом дыхания онтического Ин-се.

    Онтическое Ин-се вновь подводит нас к свойственному для него видению Бытия как чуда: я феноменизирую себя здесь, оставаясь при этом в постоянной связи с сутью Бытия, а потому — вне конфликтов, производных не только от маленьких комплексов, но и от метаисторических комплексов отдельных рас, существующих по сей день. Можно пожелать самим себе, чтобы когда Онтопсихология станет чуть более известной, у нас появилась возможность научиться распознавать эти комплексы.

    Так, в каждом человеке помимо прочих элементов психики обычно присутствует характерный комплекс, определяемый в конечном счете комплексом того или иного метаисторического созвездия. Его природа не обязательно негативна, иногда это прекрасное чувство тождества с древностью, чувство принадлежности к древнему психическому созвездию. Поверять истину можно только результатом—вот тот единственный критерий, от которого не следует отходить. Каждое из этих созвездий по-своему активизирует субъекта: его здоровье, свершения, болезни.

    Даже если я дал неполное описание, думаю, что мне удалось развернуть перед вашим внутренним взором захватывающую картину. Причем это не какие-то фантазии или субъективное мнение, а описание контекста, сути вещей. Может быть, для многих они все еще не научны, но я хорошо знаком с ними. Чтобы достичь способности видеть их, нужно сперва восстановить безупречность в самом исследователе и точность в его исследовании.

    Метаисторические созвездия психического представляют собой ядра интенциональности, формализующие и типизирующие все возможные психосенсорные настроения в границах универсума, образованного константой "Н". Поэтому они являются модусами внутри человеческой плеромы, установленной в "то время" и в "той пространственной проекции". При этом пространство есть область специфического и унитарного движения, а время есть мера пути этого движения. Выявить их существование и поведение и получить конкретное представление о диалектике человека как историческом событии — это задача научной психологии будущего. Я слегка коснулся случая с "черной кожей", потому что он менее сложен. На сегодняшний день выявлены следующие метапсихические созвездия: египетское, арабское, индийское, монгольское, еврейское, японское, китайское, африканское, малайзийское, белое средиземноморское, белое нордическое, индео-эскимосское, желтое тибетское в соединении с американо-индейским и андо-индейским, роботическое.

    Очевидно, что частое возникновение гибридов это нормальное явление. Различие между этими созвездиями определяется их способом воздействия на реальность и, соответственно, на структуру истории. Наиболее древним из возникших на этой планете является желто-тибето-индейское-американо-андское созвездие. Диалектика и стратегия этих созвездий сходна, но не тождественна динамике отношений между "Я" и собственными комплексами в психике индивида.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 19      Главы: <   10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17.  18.  19.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.