Глава 34. Судебно-биологическая экспертиза крови, выделений человеческого организма, волос и прочих объектов*. - Судебная медицина - под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.

    Глава 34. Судебно-биологическая экспертиза крови, выделений человеческого организма, волос и прочих объектов*.

    Объекты судебно-медицинской экспертизы веществен­ных доказательств весьма разнообразны: кровь, выделе­ния организма, волосы, кости, мягкие ткани тела и т. д.

    К производству указанных экспертиз допускаются только врачи — судебно-медицинские эксперты, прошед­шие специальную подготовку по судебно-медицинскому исследованию вещественных доказательств.

    Деятельность этих экспертов регламентируется Пра­вилами судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств 1957 года, утвержденными Министерством здравоохранения СССР и согласованными с Прокура­турой СССР и бывшим Министерством внутренних дел СССР.

    В процессе исследования вещественных доказательств эксперт обязан экономно расходовать подлежащий экспертизе объект, чтобы часть его оставалась для воз­можной повторной экспертизы. Если без полного израс­ходования объекта нельзя было разрешить вопросы, поставленные перед экспертизой, это оговаривается в соответствующем документе (согласно Правилам — в сопроводительном документе к акту экспертизы).

    Все данные о выполняемых исследованиях и резуль­татах их эксперт ежедневно вносит в рабочий журнал, являющийся исходным документом, на основании кото­рого составляется заключение. При судебно-медицинских экспертизах этому заключению придается форма акта, включающего: вводную часть с выделением краткого из­ложения обстоятельств дела, разделы «Описание веще­ственных доказательств и образцов, представленных для сравнения», «Исследование» с соответствующими под­разделами и «Заключение». Подлинный экземпляр акта направляется по назначению, дубликат остается в бюро судебно-медицинской экспертизы. Вместе с актом воз­вращаются вещественные доказательства и образцы для сравнения, подвергнутые экспертизе.

    Кровь.

    Следы крови на вещественных доказательствах имеют большое значение для расследования преступлений, на­пример убийств, изнасилований, краж.

    Они могут образоваться на различных предметах на месте происшествия, на одежде и теле преступника и жертвы, на орудии преступления и т. д.

    Обнаружение следов, подозрительных на кровь. Об­наружение следов крови иногда затруднено в связи с изменением цвета крови под влиянием времени (срок, прошедший с момента возникновения следов) и различ­ных воздействий внешней среды, с одной стороны, и умышленными действиями, направленными на уничто­жение следов, или случайным их нарушением — с другой.

    Красный или темно-красный цвет свежих следов крови со временем становится красно-бурым, бурым, коричневым, иногда черным и даже серо-зеленым. Слабо выраженные и замытые следы могут быть розовато-жел­товатого или желтоватого цвета.

    Фон, на котором расположены следы, нередко за­трудняет их выявление: на темных, пестрых и загряз­ненных предметах кровь плохо различима; то же отно­сится к предметам, окраска которых в той или иной мере сходна с цветом крови.

    Возможные попытки преступника уничтожить кровя­ные следы диктуют необходимость искать их в тех местах, откуда кровь трудно удалить: в швах, карманах, на прокладках материала между верхом и подкладкой одежды, в щелях стен, заборов, в углублениях пола и т. д.

    С целью обнаружения следов, подозрительных на кровь, прежде всего рекомендуется тщательно осмот­реть предметы невооруженным глазом. При этом боль­шое значение имеет освещение. Особенно отчетливо следы крови выступают при осмотре в условиях солнеч­ного света или яркого искусственного освещения. В тех случаях, когда следы по цвету сливаются с окраской фона, на котором они образовались, полезно слабое ис­кусственное боковое освещение. Лучи света, направлен­ные на предмет под более или менее острым углом, позволяют заметить участки, отличающиеся от осталь­ной поверхности (более гладкие, или, наоборот, более шероховатые места).

    Осмотр невооруженным глазом дополняется примене­нием доступных технических средств. Выявлению следов малого размера способствует рассматривание предметов с лупой. Слабо выраженные следы крови, в частности замытые, становятся заметными при осмотре в ультра­фиолетовых лучах; при этом они приобретают корич­невый цвет. Однако эффективность этого приема в зна­чительной мере снижается неблагоприятным для наблю­дения первоначальным или изменившимся в результате люминесценции цветом предмета-носителя, т. е. предмета, на котором находятся кровяные следы. Помимо того, при исследовании в ультрафиолетовых лучах коричневый цвет имеют следы не только крови, но и других веществ, например ржавчины.

    Хорошие результаты дает фотографирование вещест­венных доказательств в инфракрасных лучах; на чер­но-белых фотоснимках следы крови при достаточной плотности ее слоя выделяются на общем фоне более темной или, наоборот, светлой окраской.

    Использование некоторых химических реакций для обнаружения крови допустимо лишь тогда, когда вы­явление следов сопряжено с особыми трудностями. В обычных же случаях применение указанных реакций нельзя признать целесообразным, так как это может повредить дальнейшему исследованию крови. Экспери­ментами установлено, например, что реакции с пере­кисью водорода и люминолом затрудняют последующее определение групповой принадлежности крови — ослаб­ляют агглютинины изосерологической системы АВО в том участке следа, который подвергся действию соответ­ствующих реактивов. Кроме того, нужно иметь в виду, что предложенные химические реакции являются только ориентировочными, т. е. положительный результат их не доказывает наличия крови, а отрицательный — не исключает ее присутствия.

    Наиболее употребительны реакции: с перекисью водо­рода, бензидиновая, с люминолом.

    Одну две капли трехпроцентного раствора перекиси водорода наносят стеклянной палочкой или пастеров­ской пипеткой на один из краев подозрительного следа. Положительный результат выражается в образовании пены вследствие выделения кислорода при разложении перекиси водорода ферментами крови. Однако подобные ферменты содержатся не только в крови, но и во мно­гих других веществах, что делает реакцию неспецифич­ной для крови. Наряду с этим данная реакция и непо­стоянна: может быть отрицательной с кровью. Это зави­сит от утраты ферментами активности.

    Для бензидиновой реакции пользуются реактивом, изготовляемым по прописи В. И. Воскобойникова: 2 части основного бензидина, 10 частей лимонной кис­лоты, 5 частей перекиси бария. Ингредиенты измельчают в ступке до порошкообразного состояния. Перед применением небольшое количество порошка растворяют в воде (2-5%-ный раствор), полученной жидкостью смачивают тампон из ваты и прикасаются им к краю подозрительного на кровь следа. Появление синего ок­рашивания тампона свидетельствует об окислении бен­зидина при разложении перекиси бария ферментами, содержащимися, в частности, в крови.

    Реакция с люминолом (3 — аминофтальгидразид) ос­нована на химлюминесценции — свечении, возникающем при окислении люминола и распаде перекисного его соединения. Многие вещества, особенно кровь и красная кровяная соль (железосинеродистый калий), являются активаторами, т. е. усиливают люминесценцию. Реакция протекает в щелочной среде. 0,1 г люминола и 5,0 г дву­углекислого натрия (сода) растворяют в 1000 мл дистил­лированной воды. Полученный раствор может, сохра­няться в склянке из темного стекла 6 — 8 месяцев. Перед употреблением к нему добавляют пергидроль из рас­чета 10,0 г на 1000 мл раствора. В затемненном поме­щении капли реагента наносят на край подозритель­ного следа или, например, при осмотре темных подвалов, погребов опрыскивают им (дисперсное распыление) об­следуемые предметы. Положительный результат заклю­чается во вспышке люминесценции голубого цвета, для­щейся 60 — 65 сек.

    Бензидиновая реакция и реакция с люминолом тоже являются ориентировочными и не доказывают наличия крови. Получение положительного результата свиде­тельствует об обязательности дальнейшего лаборатор­ного исследования объектов с целью доказательства кровяного их происхождения. Отрицательный исход ори­ентировочных химических реакций не исключает необхо­димости последующего исследования.

    Описание вещественных доказательств. При нахо­ждении следов, подозрительных на кровь, в протоколе осмотра тщательно описывают вещественное доказатель­ство и имеющиеся на нем следы и фотографируют их, рационально сочетая оба эти приема (желательно при­менять цветную фотографию).

    В характеристику вещественного доказательства включают: 1) точное название предмета; 2) наиме­нование материала (деревянный, мраморный, гипсовый, хлопчатобумажный, шелковый и т. д.); 3) форму; 4) фа­сон (одежда, обувь); 5) цвет; 6) размер или вес (напри­мер, сыпучие тела); 7) степень изношенности; 8) степень загрязненности; 9) особенности.

    Локализация следов, похожих на кровяные, обычно отчетливо фиксируется на фотоснимках. Если почему-либо приходится обойтись без фотографирования, то при описании отмечают расположение следов на определен­ной стороне (лицевая сторона, изнанка или внешняя и внутренняя стороны), поверхности (передняя, задняя, верхняя, нижняя, правая, левая) и области (пола, во­ротник, топорище, клинок и пр.) вещественного доказа­тельства.

    Происхождение следа обусловливает его характер.

    При вытекании большого количества крови из по­врежденных участков тела возникают лужи различной формы и величины.

    В случае попадания на отвесную или наклонную по­верхность кровь стекает вниз, образуя полосы, носящие название потеков; обычно кровь постепенно скаплива­ется в нижнем конце потека, который в силу этого пред­ставляется наиболее интенсивно окрашенным.

    При падении капель крови, в том числе и ее брызг, на горизонтальную или другие поверхности образуются пятна. Форма их зависит от ряда условий*: характера материала и свойств поверхности предмета, на который попала кровь; высоты и угла падения капель; степени вязкости крови.

    На гладкой, слабо впитывающей жидкость поверх­ности форма пятен выражена отчетливее, чем на не­ровной или шероховатой. Если кровь впитывается в предмет, то иногда наблюдаются расплывы, в той или иной мере нарушающие первоначальные контуры следов. Примером могут служить пятна крови на неокрашенных деревянных предметах (расплывы по древесине).

    От капли крови, падавшей перпендикулярно к повер­хности с небольшой высоты, возникает пятно круглой или неправильно-округлой формы с более или менее не­ровным, зубчатым краем. При большей высоте падения неровности края удлиняются и переходят в так называемые лучи, а вокруг пят­на наблюдается раз­брызгивание крови. Увеличение высоты па­дения капли влечет за собой увеличение диа­метра пятна и радиуса разбрызгивания, а так­же удлинение лучей, отходящих от следа.

    Рис. 37. Следы крови:

    а) потек, б) пятно округлой формы, в) пятно округлой формы с лучами и разбрызгива­ниями крови, г) пятно булавовидной формы, д) пятно в виде восклицательного знака

    При падении капли под углом к поверхно­сти образуется пятно овальной, неправиль­но-овальной или була­вовидной формы — след, состоящий из широкой («головка») и более узкой части, иду­щей в направлении движения капли крови.

    В случае падения капли под более острым углом пятно приобретает форму восклицательного знака, уз­кий конец которого указывает на направление движения крови (рис. 37).

    По мере увеличения высоты падения капли размеры широких частей следов булавовидной формы и в виде восклицательных знаков возрастают, а узкие части уко­рачиваются; появляются лучи, отходящие от основной (широкой) области пятна, и разбрызгивание крови.

    При повышении вязкости крови уменьшается ее спо­собность разбрызгиваться и потому сокращается радиус разбрызгивания, уменьшается величина образующегося пятна и укорачиваются идущие от него лучи.

    От скользящего соприкосновения окровавленного предмета с какой-либо поверхностью происходят помар­ки, которые обычно имеют неопределенную форму.

    Если при контакте с поверхностью предмет, испач­канный кровью, не смещался в стороны, образуется след, именуемый отпечатком.

    Кровяные отпечатки ступней ног, ладоней и паль­цев рук играют существенную роль в обнаружении преступника, особенно в тех случаях, когда на них отобразились папиллярные узоры. Очень важны также от­печатки подошв обуви и орудий преступления.

    Величину следа определяют путем установления про­дольного и поперечного его размеров, а если пятно имеет круглую или неправильно-округлую форму, то — измере­нием диаметра в сантиметрах или миллиметрах.

    Обращают внимание на контуры следа (отчетливые, расплывчатые), степень пропитывания предмета-носи­теля веществом, образовавшим след, наличие различных наложений и иные особенности.

    Расположение, характер, цвет, форма, величина и другие свойства следов крови, а также количество их помогают восстановить детали происшествия, способ­ствующие выяснению места преступления, положения нападавшего и потерпевшего, передвижения последнего после получения повреждений и пр.

    Установление механизма образования и последую­щее биологическое исследование следов крови представ­ляют собой комплексную экспертизу, результаты кото­рой имеют большое значение для следствия.

    Изъятие вещественных доказательств и направление их на экспертизу. После описания и фотографирования вещественные доказательства изымают и направляют в соответствующую судебно-медицинскую лабораторию для экспертизы.

    Действия следователя в этом отношении имеют су­щественное, а иногда и решающее значение для полно­ценного заключения экспертизы. Неправильное изъятие и направление вещественных доказательств в лабора­торию ведет к снижению и даже к утрате значимости их для расследования преступления.

    На месте происшествия не всегда возможно пол­ностью обнаружить следы крови вследствие недостаточ­ного освещения, отсутствия специальных технических средств и пр. В условиях лаборатории судебно-медицинский эксперт имеет возможность выявить на том или ином предмете все кровяные следы. Кроме того, для составления заключения эксперт должен быть осведом­лен о деталях расположения следов крови на веществен­ном доказательстве. В связи с этим необходимо по воз­можности стараться изъять и направить в лабораторию вещественное доказательство целиком.

    Этому могут препятствовать только либо характер предмета, на который попала кровь -(пол, стена и т. д.), либо очень большие его габариты (например, диван, ро­яль и др.)- Одежда относится к тем вещественным дока­зательствам, которые подлежат обязательному изъятию в целом виде.

    В случаях, когда вещество, подозрительное на кровь, находится на предмете, который по указанным причи­нам нельзя переслать в лабораторию, изымают часть его. На отделенной части должны располагаться следы, подлежащие исследованию, и иметься достаточно боль­шая площадь поверхности, свободной от следов. Это не» обходимо для контрольных опытов при определении ви­довой и групповой принадлежности крови. Отсутствие контрольных мест предмета-носителя, как правило, ли­шает квалифицированного эксперта возможности раз­решить вопрос о группе крови, а малоопытного эксперта может привести к ошибочному выводу.

    Если подозрительные на кровь пятна образовались на предмете, из которого нельзя произвести выемку (про­изведение искусства и др.), допускается соскабливание вещества. Соскоб нужно делать так, чтобы в него не попадали частицы материала вещественного доказатель­ства, присутствие которых может неблагоприятно отра­зиться на результатах указанных исследований. Для контроля производят, если это оказывается возможным, соскоб с соседнего участка поверхности без подозри­тельных следов. Соскобы помещают в отдельные пакеты из чистой бумаги, снабжая их соответствующими над­писями.

    Если соскабливание по какой-либо причине осуще­ствить не удается, можно прибегнуть к крайней мере — смыванию вещества, похожего на кровь. Для этого к пятну прикладывают чистую марлю, увлажненную во­дой. Образовавшийся на марле след высушивают при комнатной температуре. Марлю не следует пропитывать водой обильно, так как это ведет к снижению концентра­ции вещества, подлежащего экспертизе. Часть марли обязательно должна быть прислана в чистом виде для контрольных опытов.

    Если следы, подозрительные на кровь, обнаружены на снегу, их с возможно меньшим количеством снега помещают на марлю, положенную на какую-нибудь чистую стеклянную или фарфоровую поверхность (кусок стекла, тарелка и т. д.) и оставляют на некоторый срок в условиях комнатной температуры. При таянии снега изъятое вещество пропитывает марлю и сохраняется в качестве вещественного доказательства. Высушивают марлю при комнатной температуре. Не следует поме­щать снег с похожими на кровь следами в сосуд, напри­мер склянку. При транспортировке в лабораторию он растает и кровь окажется растворенной в жидкости, что затруднит ее обнаружение. Помимо того, белки крови, находясь в жидкости, быстро разлагаются, что нередко исключает возможность установления видовой принад­лежности крови.

    Все это необходимо иметь в виду и при изъятии жид­кости, в которой предполагается присутствие крови (на­пример, вода, в которой преступник мыл руки). Если жидкость нельзя доставить в лабораторию немедленно, ее нужно высушить на марле, поступая так же, как со снегом. В случае небольшого содержания в жидкости ве­щества, похожего на кровь, при высушивании можно усилить его концентрацию таким образом: часть жидко­сти выливают на марлю и подсушивают при комнатной температуре; когда марля немного подсохнет, на нее вы­ливают вторую порцию той же жидкости и снова подсу­шивают; это можно повторить несколько раз.

    При изъятии следов со снега и при изъятии жидко­сти кусок чистой марли оставляют для соответствующих контрольных исследований.

    Поскольку не вполне высохшая кровь быстро загни­вает, все мокрые или влажные вещественные доказатель­ства перед направлением в лабораторию высушивают при комнатной температуре.

    Следы, подозрительные на кровь, тщательно обере­гают от внешних воздействий и загрязнений (трение, по­падание каких-либо веществ). С этой целью участки с расположенными на них следами накрывают чистой бу­магой или материей, которую пришивают, прикалывают или привязывают к предмету. Очерчивать пятна каран­дашом, красками, чернилами недопустимо, так как по­падание на следы крови различных химических веществ может повредить исследованию.

    Вещественные доказательства сохраняют в темном сухом месте. Для пересылки их упаковывают так, чтобы они не могли быть утеряны, подменены заинтересо­ванными лицами и чтобы на них не попали посторонние вещества. Каждый предмет в отдельности обертывают чистой бумагой, перевязывают бечевкой и опечатывают сургучными печатями, располагая их так, чтобы бечевку нельзя было снять без повреждения печатей. Пакет с соскобом или марлей, пропитанной веществом, подле­жащим экспертизе, равно как и пакет с контрольной марлей, прошивают по краям ниткой, концы которой припечатывают сургучной печатью к отдельной бирке (кусок картона, плотная бумага). Затем все свертки и пакеты помещают в деревянный или фанерный ящик. Свободное пространство в нем заполняют мягким упа­ковочным материалом (бумага, вата).

    Пересылать вещественные доказательства в мягкой упаковке (бумага, материя) нельзя, так как это не га­рантирует от попадания на них различных веществ извне.

    Если вещественные доказательства в лабораторию доставляет сам следователь, изложенные правила упа­ковки также должны быть соблюдены; при этом исклю­чается лишь необходимость избегать общей мягкой упа­ковки.

    Судебно-медицинские эксперты имеют право не при­нимать необернутые и неопечатанные вещественные до­казательства (§ 17 Правил судебно-медицинской экспер­тизы вещественных доказательств 1957 года).

    При судебно-медицинской экспертизе групповой при­надлежности крови в следах на вещественных дока­зательствах в лабораторию обязательно направляют образцы крови потерпевших и подозреваемых (обвиняе­мых) лиц.

    Получение следователем образцов для сравнитель­ного исследования предусмотрено ст. 186 УПК РСФСР. Отсутствие того или иного образца крови допускается лишь в исключительных случаях.

    Образцы крови представляют в жидком и высушен­ном состоянии одновременно с вещественными доказа­тельствами. Кровь должна быть взята судебно-медицинским экспертом или врачом больницы (поликлиники) в присутствии следователя и понятых. Одну порцию кро­ви (3 — 5 мл) помещают в стерильный сосуд — пробир­ку, склянку или флакон, снабженный этикеткой с соответствующей надписью, так, чтобы кровь заполнила весь сосуд. Отверстие его плотно закупоривают корко­вой, резиновой или притертой стеклянной пробкой, со­суд обертывают чистой бумагой и перевязывают ниткой. Другую порцию крови выливают на марлю и высуши­вают при комнатной температуре, после чего оберты­вают бумагой и помещают в конверт с надлежащей надписью. Следователь опечатывает образцы сургучной печатью (образцы высушенной крови опечатываются так же, как соскобы с предметов, стр. 305) и составляет протокол взятия крови. Образцы жидкой крови пересы­лает отдельно от вещественных доказательств, упако­вывая их так же, как и вещественные доказательства. Отдельная пересылка обусловлена тем, что даже при правильной упаковке стеклянный сосуд в процессе транс­портировки может разбиться, кровь вылиться, попасть на вещественные доказательства и тем самым фактиче­ски уничтожить их. Образцы крови в высушенном виде упаковываются вместе с вещественными доказатель­ствами.

    Документация. Одновременно с вещественными дока­зательствами в лабораторию направляют: 1) постано­вление о назначении экспертизы; 2) копию протокола осмотра и изъятия вещественных доказательств; 3) ко­пию акта судебно-медицинского исследования трупа или освидетельствования живого лица (в зависимости от существа дела); 4) при дополнительных или повторных экспертизах — копию или подлинный экземпляр акта первичной экспертизы вещественных доказательств.

    Копии всех документов должны быть заверены сле­дователем.

    В постановлении о назначении экспертизы кратко излагают обстоятельства дела, в частности показания подозреваемых в отношении происхождения крови на изъятых у них предметах; перечисляют направляемые на экспертизу вещественные доказательства с указанием их принадлежности; точно формулируют вопросы, кото­рые могут быть разрешены судебно-медицинской экспер­тизой.

    Вопросы, разрешаемые судебно-медицинской экспер­тизой. Современное состояние науки позволяет судебно-медицинскому эксперту при исследовании следов крови разрешать такие вопросы:

    1) образованы ли следы, обнаруженные на веществен­ном доказательстве, кровью;

    2) кому принадлежит кровь — человеку или живот­ному и какому именно животному (видовая принадлеж­ность) ;

    3) могла ли произойти кровь от потерпевшего или подозреваемого или принадлежность ее этим лицам ис­ключается (групповая принадлежность).

    Нередко возникает вопрос о региональном происхож­дении крови (из какой области тела она произошла) и о сроке, прошедшем с момента образования следов кро­ви (давность). Однако для решения этих вопросов судебно-медицинская экспертиза пока не располагает такими методами исследования, которые позволяли бы дать на них достаточно достоверные ответы.

    Приблизительно можно определить количество жид­кой крови, образовавшей следы на вещественном дока­зательстве.

    Имеется возможность отличать кровь плода или младенца от крови взрослого человека.

    В последние годы появились научные основания для определения половой принадлежности крови в пятнах.

    Исследование крови важно при отравлении некото­рыми ядами, так как состояние красящего вещества кро­ви — гемоглобина — уточняет диагностику.

    Установление наличия крови. Присутствие крови на вещественных доказательствах устанавливают при по­мощи микроспектрального анализа.

    Из методов спектрального исследования в данном случае пользуются абсорбционным спектральным анали­зом. Электромагнитное излучение, как известно, состоит из волн света разной длины. Попадая на дисперги­рующий (преломляющий) элемент — призму или диф­ракционную решетку, это излучение разлагается на монохроматические составляющие. Образуется электро­магнитный спектр, в котором имеются: видимая зона, во­спринимаемая глазом в виде семи цветов — красного, оранжевого, желтого, зеленого, голубого, синего и фио­летового; инфракрасная и ультрафиолетовая. Если на пути излучения между источником света и спектральным прибором поместить вещество, способное поглощать вол­ны света определенной длины, то на фоне электромаг­нитного спектра возникают затемнения — либо сплошное, либо в виде вертикальных линий или полос (сплошной, линейчатый, полосатый спектры поглощения). Упомяну­тые затемнения располагаются в определенных участках спектра излучения, характерны и постоянны для того или иного вещества.

    Рис. 38. Спектры крови (из книги М. А. Бронниковой и А. С. Гаркави, Методика и техника судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, М, 1963)

    К таким веществам относится красящее вещество крови — гемоглобин, содержащийся в красных кровяных тельцах — эритроцитах. Гемоглобину и его производным свойственны спектры поглощения в виде полос, образую­щиеся, в частности, и в видимой зоне спектра излучения (рис. 38).

    При исследовании следов на вещественных доказа­тельствах в целях экономии объекта пользуются не спектральным, а микроспект­ральным анализом, про­изводимым при помощи микроспектроскопа, кото­рый вставляют в тубус микроскопа (в отечест­венной промышленности микроспектроскоп носит название «насадка АУ-16» или «СПО-1»).

    Рис. 39. Кристаллы гемохро-могена

    Для этого исследования достаточно очень неболь­шого количества объекта — либо частицы высохшей крови ничтожной величи­ны, либо частицы предме­та-носителя, пропитанной или помаранной кровью.

    Приступая к исследованию, судебно-медицинский экс­перт, во-первых, не знает, кровью ли образованы следы, имеющиеся на вещественном доказательстве, во-вторых, если это действительно кровь, неизвестно, в каком состо­янии находится гемоглобин. Поэтому объект обрабаты­вают реактивами, которые в случае кровяного происхож­дения пятна переводят гемоглобин в состояние, свойст­венное значительно измененной крови, — в гемохромоген.

    Если гемохромоген получить не удается, что может объясняться далеко зашедшим разложением крови, обра­ботку производят другими реактивами с целью получе­ния гематопорфирина.

    Гемохромоген образуется при действии на кровь ра­створа едкой щелочи и восстановителя, а гематопорфирин — при действии концентрированной серной кислоты.

    Применение некоторых реактивов, например реактива Такаяма, вызывает выпадение в препарате кристаллов гемохромогена (рис. 39).

    Для гемохромогена характерен спектр поглощения, состоящий из двух полос в желто-зеленой области види­мой зоны электромагнитного спектра (л)=565 — 554* и 536 — 523mм), для гематопорфирина — спектр поглоще­ния тоже из двух полос в оранжево-желтой и желто-зе­леной части спектра (Л = 608 — 594 и 572 — 548 mм); меж­ду ними отмечается затемнение, сливающееся с полосой в желто-зеленой области, которое считают третьей по­лосой поглощения кислого гематопорфирина (А, = 584 — 572mм).

    Обнаружение обоих спектров поглощения или одного из них с полной достоверностью свидетельствует о про­исхождении исследуемого следа от крови.

    Определение видовой принадлежности. Установить наличие крови на предмете, подлежащем экспертизе, весьма важно для следствия. Однако следы крови могут и не иметь отношения к преступлению.

    Если экспертизе подвергают вещественные доказа­тельства, изъятые в связи с убийством или нанесением человеку телесных повреждений, необходимо выяснить, является ли обнаруженная кровь человеческой.

    При расследовании дел о браконьерстве, например незаконном отстреле лося, требуется определить, не от лося ли произошла кровь, выявленная на том или ином предмете, и т. д.

    Таким образом, при производстве экспертизы обяза­тельно определяют видовую принадлежность крови. С этой целью широко применяют один из иммунологиче­ских методов, а именно метод белковой преципитации. Реакцию преципитации у нас именуют реакцией Чистовича-Уленгута, за рубежом — реакцией Уленгута.

    Принцип метода преципитации заключается в том, что при взаимодействии раствора белка, в том числе и белка крови, со специально приготовленной для обнару­жения данного белка сывороткой образуется осадок (преципитат).

    Исходя из требований практики, выпускают сыво­ротки, преципитирующие (осаждающие) белок человека, рогатого скота, лося, лошади, свиньи, собаки, кошки и птицы, а также сыворотки, позволяющие дифференциро­вать белок крупного и мелкого рогатого скота.

    Кроме того, могут быть приготовлены сыворотки, пре­ципитирующие белки и других представителей живот­ного мира, в том числе рыб.

    Преципитирующие сыворотки изготовляют путем им­мунизации (повторные инъекции) кроликов нормальной сывороткой крови. Для получения сыворотки, преципитирующей белок человека, кролику вводят сыворотку че­ловеческой крови, для приготовления сыворотки, преципитирующей белок лошади, — сыворотку крови лошади и т. д.

    Чтобы выяснить видовую принадлежность крови, вы­резают маленький кусочек материала вещественного до­казательства со следом крови и кусочек из расположен­ного рядом участка материала без крови (контроль, позволяющий убедиться в том, что в материале отсут­ствует белок не кровяного происхождения). Эти кусочки размельчают ножницами, помещают в отдельные про­бирки, куда приливают незначительное количество фи­зиологического раствора хлорида натрия, и оставляют на определенный срок (от нескольких часов до несколь­ких суток, в зависимости от растворимости крови) в реф­рижераторе при температуре от +4° до +8°. Получен­ные вытяжки отделяют от материала (отсасывают пастеровскими пипетками), центрифугируют или фильт­руют, до полной прозрачности. При помощи пробы с азотной кислотой, проводимой в целях экономии объекта капиллярным способом, устанавливают, перешел ли в раствор белок из следа крови, и в положительном случае разводят эту вытяжку физиологическим раствором до содержания белка приблизительно 1:1000; вытяжку из контрольного участка предмета-носителя не разводят. К обеим вытяжкам, а также к физиологическому раство­ру, которым производили экстрагирование объектов, до­бавляют сыворотку, преципитирующую белок человека, к другим порциям тех же ингредиентов — сыворотку, преципитирующую, например, белок лошади, к третьим порциям — сыворотку, преципитирующую белок другого животного (свиньи, собаки и т. д.). Если осадок в виде диска белого цвета образуется только при взаимодей­ствии вытяжки из следа крови и сыворотки, преципити-рующей белок человека, а в жидкостях, находящихся во всех остальных пробирках, осадки отсутствуют, эксперт делает вывод, что кровь в следе на вещественном дока­зательстве произошла от человека. Выпадение осадка лишь в пробирке с вытяжкой из следа крови, куда была добавлена сыворотка, преципитирующая белок лошади, свидетельствует о том, что кровь принадлежит лошади, и т. д.

    Рис. 40. Реак­ция преципита­ции в геле (агаре):

    а) вытяжка из пят­на крови, 6) вы­тяжка из контроль­ного участка, в) сы­воротка, преципитирующая белок человека

    Перед применением преципитирующих сывороток проверяют титр (кре­пость) и специфичность (действие, в пре­делах определенного срока и разведений, только с белком человека или животного того или иного вида) каждой из них.

    Реакцию преципитации осуществляют в специальных пробирках с коническим нижним концом; преципитирующую сы­воротку опускают пастеровской пипет­кой на дно пробирки с вытяжкой, т. е. подслаивают под последнюю.

    Помимо описанной реакции преципи­тации в жидкой среде имеется ее моди­фикация — реакция в гелеобразной сре­де. На стекло тонким слоем наносят рас­тительное студневидное вещество — агар; по застывании в нем делают три лунки, куда помещают вытяжку из следа крови, вытяжку из контрольного участка материала веществен­ного доказательства и сыворотку, преципитирующую тот или иной вид белка. Если применена сыворотка, преципитирующая белок человека, а след на вещественном доказательстве был образован человеческой кровью, между лунками с вытяжкой из следа и преципитирующей сывороткой через определенный срок появится оса­док в виде полосы (иногда несколько полос) белого цвета (рис. 40). То же произойдет при взаимодействии вытяжки из следа крови свиньи и сыворотки, преципитирующей белок свиньи, и т. д. Вместо вытяжек из следа крови и контрольного участка предмета-носителя в лун­ки можно помещать непосредственно соответствующие кусочки материала вещественного доказательства, до­бавляя к ним капли физиологического раствора.

    Реакция преципитации в геле менее чувствительна, чем реакция в жидкой среде, но в некоторых случаях обладает преимуществами. Она может быть проведена с мутными объектами и дает перспективы успешного и более доступного дифференцирования крови филогене­тически близких животных, например крупного и мел­кого рогатого скота; лося и быка.

    Для определения видовой принадлежности крови существуют и другие реакции, но они не получили распространения в отечественной судебно-медицинской прак­тике, требования которой, как правило, полностью удовлетворяются применением реакции преципитации (преципитирующие сыворотки, изготовляемые в нашей стране, обладают высокими качествами, а схема реак­ции преципитации хорошо разработана).

    Установление групповой принадлежности. Выяснение происхождения крови на вещественном доказательстве от человека или животного имеет большее значение, чем просто констатация факта присутствия неизвестно от кого произошедшей крови. Однако в настоящее время судебно-медицинская экспертиза располагает еще боль­шими возможностями: имеются научные данные, позво­ляющие разрешить вопрос, может ли принадлежать кровь тому или иному человеку — потерпевшему, подоз­реваемому или она произошла не от них. Разрешение его основано на данных об антигенной дифференцировке че­ловеческого организма. Уже в начале XX столетия стало известно о существовании определенной закономерности во взаимодействии крови различных людей: сыворотка одних агглютинирует (соединяет в гроздевидные кон­гломераты) эритроциты других. Вначале были открыты четыре группы крови. Вещества, обусловливающие реак­цию агглютинации, получили названия агтлютиногены (антигены) — в эритроцитах, агглютинины (антитела) -в сыворотке. Первые обозначают прописными латински­ми буквами, вторые — малыми буквами греческого алфа­вита. Приняты международные обозначения групп: Осф, Ар, Ва, АВО. В нашей судебно-медицинской практике буквенные обозначения до сих пор дополняют цифровы­ми (эту цифровую классификацию предложил Янский) — Оар(1), Ар(П), Ва(Ш), АВО (IV). Агглютинация проис­ходит в том случае, когда во взаимодействие вступают одноименные агглютиногены и агглютинины: А и а, В и р. Символ «о» в группе АВ указывает на отсутствие в сы­воротке крови этой группы агглютининов аир. Агглютиноген «О» обнаруживается специальными сыворотками анти-О(Н), изготовляемыми путем иммунизации коз ди­зентерийной спиртовой вакциной Григорьева-Шига, или экстрактами из семян некоторых растений, содержащими фитагглютинин (лектин) анти-Н. Выяснено, что реаген­ты, выявляющие агглютиноген 0, агглютинируют не только эритроциты группы 0(1), но и в подавляющем большинстве случаев эритроциты групп А (II) и В (III), а также нередко и эритроциты группы AB(IV). Таким образом, в группах А(П), В(III) и AB(IV) наряду с ос­новными агглютиногенами — А и В может присутство­вать еще агглютиноген, который обозначают прописной латинской буквой Н или именуют сопутствующим агглютиногеном 0.

    В дальнейшем в крови человека открывали все новые и новые антигены и антитела. На смену учению о груп­пах крови пришло учение об изосерологических систе­мах. Четыре описанные группы вошли в эритроцитарную изосерологическую систему АВО, три группы: М, N и MN, ранее известные под названием «типы крови», — в систе­му MNSs и т. д. В настоящее время насчитывается еще несколько эритроцитарных изосерологических систем: Р, Rh (резус), Ласерен, Даффи, Келл, Кидд, Диего и т. д., в которые входит много антигенов. Кроме того, оказа­лось, что в сыворотке крови содержатся особые антиге­ны, которые позволили разделить человеческую кровь еще и на сывороточные изосерологические системы — -Cm,-Ос, Нр и др. Одна система — Льюис является как бы промежуточной: входящие в нее антигены свойственны сыворотке, но одновременно фиксированы и на эритро­цитах. Возможность различных сочетаний групповых факторов стала исчисляться сотнями тысяч, и появилась реальная перспектива достигнуть в будущем индивиду­альной диагностики крови.

    Групповые антигены изосерологической системы АВО, MNSs и Rh содержатся не только в крови, но и в фикси­рованных клетках тканей тела.

    Таковы достижения гематологии и иммунологии, но не все они имеют одинаковое значение для судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств в си­лу различных причин: затруднения в получении тех или иных стандартных сывороток для выявления соответ­ствующих групповых антигенов; чрезмерно большая или, наоборот, малая частота встречаемости какого-либо антигена в крови населения данной страны; неустойчи­вость его в высохшей крови и пр.

    Основное место в судебно-медицинских исследованиях занимает изосерологическая система АВО; иногда в сле­дах крови определяют группы систем Р, Льюис (в рас­поряжении экспертов имеются необходимые для этого стандартные сыворотки отечественного производства), Gm и др.

    Судебно-медицинский эксперт начинает проведение экспертизы с исследования образцов жидкой крови, для чего применяет реакцию агглютинации. Каждый образец крови разделяют на эритроциты и сыворотку. К исследуемым эритроцитам добавляют стандартные сы­воротки а и р., а к исследуемой сыворотке — стандарт­ные эритроциты групп А и В. Реакцию осуществляют в пробирках с применением центрифугирования и после­дующей микроскопической проверкой полученных ре­зультатов (таблица 1). Эритроциты дополнительно ис­следуют гетероиммунными сыворотками анти-А и анти-В, т. е. сыворотками, изготовленными путем иммунизации животных человеческими эритроцитами группы А или В, а также сывороткой анти-О(Н). Вместо последней не­редко пользуются растительными экстрактами анти-Н.

    Таблица 1

    Схема определения групп изосерологической системы АВО в жидкой крови

     

    Исследуемые эритроциты стандартные сыворотки

    Исследуемая сыворотка + стандартные эритроциты групп

    Группы крови

    в

    а

    А

    В

    -

    -

    +

    +

    0а в (I)

    -

    +

    -

    +

    ав (II)

    +

    -

    +

    -

    Ва (III)

    +

    +

    -

    -

    АВ0 (IV)

     

    Затем исследуют образцы крови, высушенные на марле, и контрольную марлю. Детальное изучение об­разцов крови потерпевших и подозреваемых необходимо для выяснения их особенностей, правильного выбора в каждом конкретном случае стандартных реагентов, ме­тодики и техники исследования, что обеспечивает успех экспертизы.

    Далее определяют группы в следах крови на ве­щественных доказательствах, исследуя при этом кон­трольные участки предмета-носителя, взятые из мест, расположенных рядом со следами крови. Последнее де­лают для предотвращения ошибочных выводов, так как материалы вещественных доказательств, особенно за­грязненные, могут неблагоприятно действовать на стан­дартные реагенты и имитировать наличие в крови того или иного группового фактора.

    Основным методом обнаружения агглютиногенов в высохшей крови является метод абсорбции. Принцип его заключается в связывании агглютинина одноименным агглютиногеном. Делают три одинаковые навески ма­териала из пятна крови и три таких же навески из со­ответствующего контрольного участка предмета-носите­ля. К одной из них добавляют сыворотку р или анти-В, к другой — сыворотку а или анти-А, к третьей — сыво­ротку анти-О(Н) или растительный экстракт анти-Н. Ингредиенты оставляют на 18 — 24 часа в рефрижерато­ре при температуре от + 4° до + 8°. Затем сыворотки (экстракт), находившиеся в контакте с исследуемыми объектами, т. е. абсорбированные, отделяют от материа­ла и титруют стандартными эритроцитами: сыворотки |3 и анти-В эритроцитами группы В, сыворотки а и анти-А эритроцитами группы А, сыворотку анти-О(Н) и экст­ракт анти-Н эритроцитами группы 0.

    Если в пятне крови содержится агглютиноген А, то он свяжет агглютинин а (анти-А) и абсорбированная сыворотка а (анти-А) либо вовсе перестанет агглютини­ровать стандартные эритроциты группы А, либо титр ее окажется значительно сниженным, а сыворотка |з (ан­ти-В) останется неизмененной, т. е. будет продолжать агглютинировать стандартные эритроциты группы В так же или почти так же, как и ранее. Когда в крови наря­ду с основным агглютиногеном А присутствует агглю­тиноген Н, абсорбированная сыворотка анти-О(Н) или абсорбированный экстракт анти-Н тоже в той или иной мере утратят способность агглютинировать эритроциты группы бит. д. (таблица 2).

    Неблагоприятные воздействия контрольных участков материала вещественного доказательства на реагенты (сыворотки и экстракты) в процессе реакции абсорбции эффективно преодолевают методом «нагрузки» агглюти­нинами и лектинами, т. е. повторной реакцией абсорб­ции с навесками объектов, уже подвергнутых первому исследованию.

    Схема обнаружения агглютиногенов изосерологической системы АВО в высохшей крови путем реакции абсорбции

     

    Объект исследо­вания

    Сыворотки

    Экстракт анти-Н

    Обнару­женные агглюти-ногены

     

     

    Р (анти-В)

    а (анти-А)

     

     

     

     

    Пятна

    крови

    исход­ная

    абсорби­рованная

    исход­ная

    абсорби­рованная

    исход­ный

    абсорби­рованный

     

     

    №1

    +

    +

    +

    +

    +

    0

    №2

    +

    +

    +

    +

    А, Н

    №3

    +

    +

    +

    +

    В, Н

    №4

    +

    +

    +

    +

    А, В

     

    В последние годы разрабатываются методы («сме­шанная агглютинация», абсорбция-элюция), позволяю­щие обнаружить групповые антигены в чрезвычайно ма­лых следах, например в пропитанных или помаранных кровью ниточках материи длиной 2 — 3 мм.

    Исследование агглютиногенов сопровождают выявле­нием в крови агглютининов, для чего применяют метод покровного стекла по Латтесу или способ экстрагирова­ния.

    Определение групп изосерологических систем Р и Льюис осуществляют только методом абсорбции, по­скольку естественные агглютинины анти-Р и анти-Льюис не присутствуют в крови человека так регулярно, как аг­глютинины а и (3. Дифференцируют две группы системы р. р + и P — (р) и три группы системы Льюис: Le(a + b — ), Le(a — b + ) и Le(a — b — ). Обе эти системы представляют для судебно-медицинской экспертизы кро­ви меньший интерес, чем система АВО, так как группа Р+ очень распространена у населения большинства стран, в том числе и СССР, а на результаты определе­ния групп системы Льюис весьма неблагоприятно влияют загрязненные материалы вещественных доказательств.

    Для судебной медицины большое значение имеют группы сывороточных изосерологических систем, в пер­вую очередь системы Gm, но введение их в практику тормозится затруднениями в получении необходимых стандартных сывороток.

    Установление групповой принадлежности в следах крови на вещественных доказательствах и в образцах крови потерпевших и подозреваемых позволяет:

    1) исключить происхождение крови на предметах, подлежащих экспертизе, от потерпевшего или подозре­ваемого;

    2) предположить, что кровь на вещественных дока­зательствах могла произойти от потерпевшего (или по­дозреваемого), равно как и от любого другого человека с кровью той же группы.

    Второй вариант вывода обусловливается тем, что судебно-медицинские эксперты пока оперируют группами крови, каждая из которых присуща многим людям, но он все же имеет значение для расследования преступле­ния в совокупности с другими доказательствами по делу. При этом следует учитывать, что достоверность предпо­ложения, содержащегося во втором варианте вывода, возрастает по мере увеличения числа подвергнутых ис­следованию изосерологических систем.

    Определение групп различных изосерологических си­стем в жидкой крови (ABO, MNSs, P, Rh и др.), как правило, применяют при разрешении вопросов о спор­ном отцовстве (крайне редко о спорном материнстве), о замене детей в медицинских учреждениях или краже ре­бенка (чрезвычайно редкие случаи), о неправильном пе­реливании крови.

    Экспертиза спорного отцовства основывается на оп­ределении групп крови матери, ребенка (детей) и пред­полагаемого отца, экспертиза о замене детей и краже ребенка — на установлении групп крови членов семей, относящихся к данному происшествию, и обе эти экс­пертизы — на известном порядке наследования группо­вых факторов.

    Здесь возможны следующие варианты выводов.

    О спорном отцовстве (спорном материнстве):

    1) данный мужчина не является отцом обследуемого ребенка или данная женщина не является матерью об­следуемого ребенка;

    2) отцовство (материнство) не исключается, в силу чего судебно-медицинская экспертиза крови не может разрешить вопрос о спорном отцовстве (материнстве).

    О замене детей или краже ребенка:

    1) ребенок Г. не мог родиться в семье Ивановых, но может происходить из семьи Петровых, а ребенок Н. не мог родиться в семье Петровых, но может происходить из семьи Ивановых (замена установлена);

    2) ребенок Г. мог родиться как в семье Ивановых, так и в семье Петровых, а ребенок Н. не мог происхо­дить от Петровых, но мог родиться у Ивановых (частич­ное установление факта замены);

    3) судебно-медицинская экспертиза крови не имеет возможности разрешить поставленный перед нею воп­рос, поскольку оба ребенка могут происходить как из той! так и из другой семьи.

    Факт неправильного переливания крови, зависящего от ошибок в определении группы крови донора или ре­ципиента (лицо, которому была перелита кровь), выяс­няют путем исследования крови того и другого.

    Выводы делают исходя из того, что при переливании имеют значение агглютиногены (антигены эритроцитов) донора и агглютинины (антитела сыворотки) реци­пиента.

    Наряду с освещенными основными этапами экспер­тизы крови возможны некоторые дополнительные иссле­дования.

    Региональное происхождение. Выяснение вопроса, из какой области тела вытекла кровь, образовавшая следы на вещественных доказательствах, основывается преи­мущественно на обнаружении морфологических элемен­тов, свойственных той или иной области. Так, присут­ствие клеток слизистой оболочки дыхательных путей свидетельствует об истечении крови из органов дыха­ния, примесь к крови кала — о кишечном кровотечении; на наличие менструальной крови указывает содержание в ней клеток слизистой оболочки матки и т. д.

    Результаты морфологического исследования, как пра­вило, оказываются малонадежными и пока в большин­стве случаев не дают возможности доказать региональ­ное происхождение крови. Это зависит от изменений морфологических элементов в процессе высыхания кро­ви и последующего извлечения их из нее.

    Для дифференцирования менструальной крови (точ­нее — менструальных выделений) от крови иного проис­хождения предложены и другие способы исследования (обнаружение фибринолитического фермента по оста­точному азоту, электрофорез и пр.), но и они не могут считаться достаточно эффективными.

    Срок, прошедший с момента образования следов кро­ви на вещественных доказательствах (давность следов крови). Несмотря на довольно большое количество ре­комендованных методов (растворимость различными ре­агентами, изменение цвета, переход красящего вещества крови из оксигемоглобина в метгемоглобин, степень проникновения хлоридов из пятна в окружающий ма­териал и т. д.), вопрос, как правило, остается неразре­шенным. Это обусловливается тем, что результаты всех предложенных реакций зависят не только от срока, про­шедшего с момента возникновения следов крови, но и от воздействий на последние внешней среды (температура, влажность и пр.), которые обычно в каждом конкретном случае точно не могут быть учтены.

    Количество жидкой крови, образовавшей следы на вещественном доказательстве. Определение количества крови, излившейся из тела, имеет большое значение, например, при выяснении, убит ли человек там, где найден его труп, или последний перенесен на место об­наружения.

    Из существующих для этого методов наиболее прост и доступен способ, основанный на определении веса вы­сохшей крови, с последующим пересчетом на объем жидкой крови. Пределы ошибок данных методов — 15 — 20%.

    Отличие крови плода или младенца от крови взрос­лого. Гемоглобин крови плода или младенца более ус­тойчив к действию щелочей, чем гемоглобин взрослого человека.

    Сравнительное исследование основывается на сроке изменения цвета крови или вытяжки из следа крови после добавления раствора едкого натра; на быстроте перехода оксигемоглобина в гематин при действии ра­створа едкой щелочи (спектральное исследование); на денатурации гемоглобина щелочью с последующим оса­ждением сернокислым аммонием.

    Половая принадлежность. Из высохшей крови извле­кают лейкоциты (белые кровяные тельца), часть кото­рых оказывается пригодной для данного вида исследо­вания.

    Ядра сегментоядерных лейкоцитов носят на себе половоспецифические образования (половой хроматин) различной формы, что позволило разделить их на два типа, обозначенных прописными латинскими буквами — А и В.

    Эти образования характерны для женской крови; подобные образования в крови мужчин встречаются зна­чительно реже.

    Выводы о половой принадлежности крови делают на основании подсчета лейкоцитов, содержащих и не содер­жащих половоспецифические образования указанных типов.

    Во избежание ошибочных заключений всегда необхо­димо предвидеть, не могли ли лейкоциты присутство­вать на предмете независимо от попадания на него кро­ви (гной, выделения из носа и т. д.).

    Кровь при отравлении некоторыми ядами. При подо­зрении на отравление угарным газом кровь исследуют на присутствие карбоксигемоглобина, применяя спектраль­ный анализ и химические реакции. Спектр карбоксиге­моглобина характеризуется двумя полосами поглощения в желто-зеленой области видимой зоны электромагнит­ного спектра (л = 579 — 564 и 548 — 530 mм). При дей­ствии восстановителя карбоксигемоглобин переходит в гемоглобин медленнее, чем оксигемоглобин. Это исполь­зуется для дифференциальной диагностики.

    Большинство химических реакций позволяет отли­чить кровь, содержащую карбоксигемоглобин, от кон­трольной крови с оксигемоглобином благодаря приобре­тению кровью неодинаковой окраски. Из этих реакций особенно широко применимы пробы с таннином и фор­малином.

    Некоторые яды (нитробензол, анилин и др.) вызы­вают образование в крови метгемоглобина, который можно обнаружить спектральным исследованием.

    Количественное определение карбоксигемоглобина и метгемоглобина в крови выходит за пределы судебно-биологических исследований,

    Выделения человеческого организма. При расследовании преступлений неоценимую роль играют не только следы крови, но и следы различных выделений человеческого организма.

    В случаях половых преступлений в содержимом вла­галища, на теле и одежде потерпевших, а также на ме­сте происшествия остаются следы спермы (семенной жидкости) насильников.

    На месте убийств, краж и т. д. нередко обнаружи­вают окурки папирос со следами слюны на мундштуках или сигарет, брошенные или случайно оброненные уча­стниками совершения преступления. На слое клея поч­тового конверта подчас присутствует слюна человека, заклеивавшего его.

    Иногда злоумышленник оставляет на месте преступ­ления свою мочу.

    Пот и жиропот на предметах одежды или других ве­щах, забытых на месте преступления, может помочь найти преступника.

    Обнаружение следов, подозрительных на то или иное выделение, описание, изъятие и направление их на эк­спертизу. Обнаружить следы выделений значительно труднее, чем следы крови, так как они не обладают таким цветом, который привлекает к себе внима­ние.

    Наряду с тщательным осмотром предметов невоору­женным глазом или с лупой при достаточно ярком ос­вещении целесообразно облучать их ультрафиолетовы­ми лучами. Выделения, как правило, дают голубоватую макролюминесценцию (свечение) различных оттенков и яркости, но нужно иметь в виду, что при некоторых изменениях эти объекты утрачивают способность люминесцировать.

    Описание и изъятие вещественных доказательств со следами выделений, упаковку их и направление в судебно-медицинскую лабораторию производят так же, как и при назначении экспертизы крови (стр. 306), с анало­гичной документацией (стр. 299, 302).

    Для расследования преступления большое значение имеет правильное изъятие содержимого влагалища по­терпевшей. Его необходимо брать марлевым тампоном, а не в виде мазков на предметных стеклах: в мазках, как правило, невозможно определить групповую принад­лежность спермы из-за малого количества объекта ис­следования.

    Сперма.

    Внешний вид и свойства следов спермы. Семенные пятна, образовавшиеся на светлых текстильных тканях, имеют сероватый или желтоватый цвет, наиболее интен­сивный в периферической области пятен. На материях, окрашенных в темные тона, следы спермы представ­ляются беловатыми; сквозь них нередко просвечивает фон предмета-носителя. Двумя характерными свойства­ми семенных пятен являются их извилистые, так назы­ваемые ландкартообразные очертания и жестковатость, как бы накрахмаленность того места ткани, где они об­разовались. Если сперма попала на материал, имеющий ворс, то она подсыхает на ворсинках в виде беловато-сероватых чешуек. На предметах с невсасывающей или маловсасывающей жидкость поверхностью сперма обра­зует беловато-сероватые, иногда желтоватые корочки.

    Вопросы, разрешаемые экспертизой. Судебно-меди-цинской экспертизой спермы обычно разрешают сле­дующие вопросы:

    1) образованы ли обнаруженные на вещественных доказательствах следы спермой;

    2) могла ли произойти сперма от подозреваемого или принадлежность ему спермы исключается.

    Вопрос о том, от кого произошла сперма — от чело­века или животного, специально не выделяется, так как по действующему уголовному законодательству это не требуется. Кроме того, о принадлежности спермы чело­веку можно судить по данным морфологического иссле­дования при установлении ее наличия на предметах, подлежащих экспертизе.

    Срок, прошедший с момента попадания спермы на вещественные доказательства, несомненно, представляет для следствия интерес, но установление давности сле­дов спермы (например, хлоридный метод) малоэффек­тивно по тем же причинам, что и определение давности следов крови.

    Установление наличия спермы. Ввиду того, что следы спермы на вещественных доказательствах визуально мо­гут быть очень плохо различимы, судебно-медицинский эксперт вынужден прибегать к некоторым ориентировоч­ным методам исследования: макролюминесценции, хи­мическим и микрокристаллическим реакциям, например реакции Флоранса, при которой в случае нали­чия спермы выпадают кристаллы коричнево­го цвета в форме ко­сых параллелограммов, иногда с раздвоенны­ми концами.

    Поскольку эти ме­тоды не являются доказательными для спермы, положитель­ный результат их толь­ко помогает эксперту выявить следы для дальнейшего исследования; отрица­тельный же исход не исключает семенного происхожде­ния следов.

    Рис. 41. Сперматозоиды человека

    Особенно большие затруднения возникают в случаях когда сперма содержится в пятнах крови.

    Для обнаружения следов, подозрительных на спер­му, очень эффективна новая реакция с соком из клуб­ней картофеля. Картофельный сок агглютинирует чело­веческие эритроциты независимо от их групповой при­надлежности. В присутствии спермы агглютинация эри­троцитов не наступает. Степень задержки агглютинации проверяют микроскопически. При этом в препарате не­редко обнаруживают и сперматозоиды, что избавляет эксперта от дальнейших исследований. Задержка агглю­тинации происходит также при наличии женского моло­ка, но пятна спермы и молока легко дифференцировать при помощи реакции на жир.

    Наличие спермы считается доказанным лишь при обнаружении ее морфологических элементов — сперма­тозоидов (рис. 41). Они состоят из головки, шейки и хво­ста, имеющих, как выяснено методом электронной мик­роскопии, очень сложную структуру. Головка человече­ского сперматозоида отличается по форме от головок сперматозоидов животных; она овальная и несколько сдавлена в верхней половине, вследствие чего в боковом положении представляется грушевидной. В нижней ча­сти головки содержится ядро, более интенсивно окра­шивающееся, чем остальная ее часть. Достоверным ос­нованием для вывода о семенном характере пятна служит выявление целого сперматозоида или сохранивше­гося не полностью, но состоящего из головки, шейки и хотя бы начального участка хвоста. Для обнаружения сперматозоидов предложено много методов: избиратель­ная окраска в предмете-носителе, извлечение из пятен различными способами, непосредственная микроскопия, микролюминесцентный анализ, способ отпечатков. Од­нако все они трудоемки, требуют немалой затраты вре­мени и не всегда ведут к цели, особенно если насильник страдал азооспермией. Поэтому изыскивают методы, ре­зультаты которых не зависели бы от наличия в сперме сперматозоидов. Многообещающими в этом смысле яв­ляются хроматография и упомянутая ранее реакция с соком из клубней картофеля.

    Разрешение вопроса о возможности происхождения спермы от определенного лица. Разрешение вопроса о возможности происхождения спермы от подозреваемого в изнасиловании основано, во-первых, на определении групп изосерологической системы АВО и, во-вторых, на исследовании феномена «выделительства» антигенов этой системы.

    Известно, что группа всех выделений, в частности спермы, каждого человека соответствует группе его кро­ви. Однако у небольшого числа лиц (примерно 20%) в выделениях, в том числе и в сперме, групповые антиге­ны либо не обнаруживаются обычными методами иссле­дования («слабые выделители»), либо вовсе не выяв­ляются («невыделители»). Категория «выделительства», присущая каждому человеку, качественно постоянна в течение всей его жизни. Это имеет большое значение, так как может быть использовано для весьма тонкого дифференцирования выделений, в частности спермы. Так, если сперма на одежде потерпевшей относится к группе В(III) и произошла от «выделителя» этого анти­гена, а подозреваемый тоже имеет группу В(III), но принадлежит к категории «слабых выделителей» или «невыделителей», то из этого следует, что, несмотря на совпадение группы, сперма на вещественных доказа­тельствах не принадлежит подозреваемому.

    Одновременно с вещественными доказательствами в судебно-медицинскую лабораторию направляют:

    1) образцы крови потерпевшей и подозреваемого (в жидком состоянии, а при необходимости длительной транспортировки — еще и в виде пятен на марле);

    2) образец слюны или лучше всего спермы подозре­ваемого, а если потерпевшая жива, то образец и ее слюны.

    В связи с тем, что категорию «выделительства» мож­но установить как по слюне, так и по сперме, обычно прибегают к тому образцу, который легче получить (в данном случае допустимо брать слюну вместо спермы). Слюну берет эксперт в судебно-медицинской лаборато­рии или врач больницы (поликлиники), а сперму — эксперт в судебно-медицинской амбулатории. Слюну и сперму выливают на марлю, помещенную в какой-либо чистый плоский сосуд (например, чашка Петри), и вы­сушивают при комнатной температуре. Необходимо иметь в виду, что в жидкой слюне групповые вещества быстро разрушаются и потому слюну высушивают не­медленно после взятия. Оставление ее в жидком состоя­нии даже в течение небольшого промежутка времени (несколько часов) может повлечь за собой ошибку в оп­ределении степени «выделительства» антигенов и непра­вильное экспертное заключение. С образцами слюны и спермы следователь поступает так же, как и с образ­цами крови (стр. 306).

    В случаях, когда по образцу слюны выясняется, что подозреваемый является «слабым выделителем» или «невыделнтелем», вопрос уточняют по дополнительно затребованному образцу спермы, так как в слюне «сла­бых выделителей» групповые антигены могут быть вы­ражены слабее, чем в сперме.

    Если потерпевшая погибла, категорию ее «выдели­тельства» можно установить по образцу крови из трупа путем определения группы изосерологической системы Льюис. Известно, что все люди с кровью группы Le(a — b-f) являются «выделителями» антигенов си­стемы АВО, а лица с кровью группы Le(a+ b — ) — «слабыми выделителями» или «невыделителями». Толь­ко при крови группы Le(a — b — ) вопрос о «выдели-тельстве» остается неразрешенным, поскольку кровь этой группы может быть как у «выделителей», так и у «слабых выделителей» или «невыделителей».

    Образцы исследуют перед исследованием следов спермы на вещественных доказательствах.

    В период, когда подозреваемый в совершении пре­ступления еще не установлен, судебно-медицинский экс­перт обязан проводить экспертизу без образцов крови, слюны и спермы подозреваемого, так как это важно для розыска преступника.

    Группы спермы и слюны определяют методом абсорбции (стр. 316).

    Установление групповой принадлежности спермы в следах на вещественных доказательствах, в образцах крови потерпевшей и подозреваемого, определение ка­тегории «выделительства» подозреваемого, а иногда и потерпевшей дают возможность:

    1) исключить принадлежность спермы в следах на предметах, подлежащих экспертизе, подозреваемому;

    2) предположить, что сперма на вещественном дока­зательстве могла произойти от подозреваемого или ка­кого-либо другого мужчины — «выделителя» той же группы.

    Суждение о групповой принадлежности спермы в сле­дах на вещественных-доказательствах может быть за­труднено возможностью примеси выделений из влага­лища потерпевшей, которые у «выделителей» тоже со­держат групповые антигены; неблагоприятным для экс­пертизы сочетанием групп у потерпевшей и насильника; отсутствием подозреваемого.

    Пример. Преступник не найден. Потерпевшая имела кровь группы А(II) с сопутствующим агглютиногеном О (агглютиногеном Н) и принадлежала к категории «вы­делителей». Отсюда следует, что в выделениях ее вла­галища присутствовали антигены А и 0. В содержимом влагалища, взятом тампоном после изнасилования, об­наружена сперма и выявлены два антигена — А и 0. Они могли произойти как из выделений влагалища по­терпевшей, так и из спермы. Поэтому в отношении груп­пы последней возможны лишь предположительные вы­воды сперма относится либо к группе А(II), либо к группе 0(1) либо принадлежит «слабому выделителю» или «невыделителю» любой из четырех групп — 0(I), А(П) В(III) и AB(IV). Категорически здесь можно только утверждать, что преступник не был «выделите­лем» группы В(III) или AB(IV).

    Еще более сложно судить о группе спермы в случаях группового изнасилования.

    Слюна, моча, пот и другие выделения.

    Установление наличия. Установление присутствия на вещественных доказательствах следов слюны, мочи и пота основано на обнаружении веществ, особенно ха­рактерных- для этих выделений: фермента амилазы — для слюны, креатинина — для мочи и аминокислоты серина — для пота. Правда, указанные вещества содер­жатся не только в перечисленных выделениях, но по­скольку в них их значительно больше, были разработа­ны достаточно простые цветные реакции, которые прак­тически специфичны и вполне пригодны для судебно-медицинской экспертизы.

    Способы доказательства происхождения следов от выделений из влагалища, выделений из носа и слез по­ка еще не разработаны.

    Если вещественными доказательствами являются окурки папирос, то наличие слюны на них не опреде­ляют, так как место расположения слюны на мундшту­ках известно, а материал следует экономить для даль­нейших исследований.

    Определение видовой принадлежности. В некоторых случаях требуется выяснить, человеку ли принадлежит то или иное выделение. С этой целью применяют глав­ным образом реакцию преципитации (стр. 310). Кроме того, ее используют для подтверждения присутствия на предмете, подлежащем экспертизе, выделений, методы установления наличия которых еще не разработаны. Ввиду того, что в моче белок в норме не содержится, прибегают к реакции на аллантоин (продукт окисления мочевой кислоты).

    Выяснение возможности происхождения того или иного выделения от определенного лица. В следах всех выделений группы изосерологической системы АВО опре­деляют путем реакции абсорбции (стр. 316). Это иссле­дование применительно к пятнам мочи и пота не всегда приводит к достаточно отчетливым результатам.

    Поскольку вопрос о «выделительстве» антигенов иг­рает здесь такую же роль, как и при экспертизе спермы, предварительно устанавливают групповую принадлеж­ность не только в образцах крови, но и выделениях (в образце слюны или того выделения, которое ожидается на вещественном доказательстве).

    Когда в качестве вещественных доказательств фигу­рируют окурки папирос (сигарет), в лабораторию поми­мо образца слюны представляют, если возможно, «экс­периментальные окурки». Это — окурки папирос (сига­рет), выкуренных подозреваемым (если он курящий) в присутствии следователя. Такие окурки являются образ­цами для сравнительного исследования (см. ст. 186 УПК РСФСР) и нужны для суждения об особенностях спо­соба курения-папирос данным лицом (обильное или сла­бое смачивание слюной конца мундштука), что важно для составления полноценного заключения.

    Выводы о возможности происхождения того или ино­го выделения от определенного лица делают так же, как и в отношении спермы (стр. 327).

    Волосы.

    В результате борьбы и самообороны при убийстве, изнасиловании и других преступлениях в руки постра­давшего, на одежду его и преступника, на орудия пре­ступления и различные предметы на месте происшест­вия могут попадать волосы как преступников, так и потерпевших. Эти волосы бывают выпавшими, вырван­ными или отделенными тем или иным способом, проис­ходят с головы или других областей тела.

    Обнаружение, изъятие и направление волос на экс­пертизу. Волосы обнаруживают путем тщательного ос­мотра невооруженным глазом или при помощи лупы. Их снимают с предмета либо пальцами, либо пинцетом с резиновыми или пробковыми наконечниками и помеща­ют в пакет из чистой бумаги, а затем в конверт, кото­рый немедленно заклеивают и прошивают ниткой та­ким образом, чтобы волосы не были повреждены. Концы нитки пропускают через бирку и припечатывают к ней сургучной печатью (печать следователя). На паке­те и конверте делают надпись с указанием количества волос и места их обнаружения.

    Для разрешения вопроса о возможности происхож­дения волос от потерпевшего или подозреваемого обя­зательно представляют в судебно-медицинскую лабора­торию с целью сравнительного исследования образцы во­лос того и другого, взятые с головы или иных областей тела (в зависимости от характера преступления). Ввиду того, что волосы на различных участках головы одного и того же человека бывают неодинаковыми, берут образ­цы с лобной, теменной, затылочной и обеих височных областей, помещая их в отдельные пакеты, а затем в об­щий конверт с соответствующими надписями. Каждый конверт опечатывают описанным ранее способом. У жи­вых лиц волосы срезают острыми ножницами по воз­можности ближе к коже, у трупов — срезают или выдер­гивают.

    Все конверты с волосами складывают в один пакет, а затем в коробку или ящик небольшого размера и пе­ресылают в судебно-медицинскую лабораторию.

    При этом очень важно своевременно изъять образцы волос для сравнения; запоздалое взятие их в большин­стве случаев лишает эксперта возможности прийти к оп­ределенным выводам, так как волосы с течением вре­мени могут изменяться.

    Документация остается той же, что и при назначе­нии экспертизы крови (стр. 306).

    Вопросы, разрешаемые экспертизой. При экспертизе волос могут быть разрешены следующие вопросы:

    1) являются ли изъятые объекты волосами;

    2) кому принадлежат волосы — человеку или живот­ному (видовая принадлежность);

    3) с какой области тела человека они произошли (ре­гиональное происхождение);

    4) каким способом отделены волосы и какие повреж­дения на них имеются;

    5) какие изменения претерпели волосы (искусствен­ная окраска и т. д.);

    6) кому они могут принадлежать — потерпевшему, подозреваемому или другому лицу (экспертиза сходства волос).

    Основным методом для разрешения перечисленных вопросов служит микроскопическое исследование. По­скольку волосы непрозрачны, их рассматривают в про­светляющей жидкости, например в ксилоле.

    Толщину волос измеряют в тысячных долях милли­метра (микроны) окуляр-микрометром, истинное зна­чение делений которого предварительно определяют по шкале объект-микрометра,

    Кутикулу (поверхностный слой) изучают на негатив­ных отпечатках, сделанных на слое желатина, полисти­рола и др.

    Для изготовления поперечных срезов волосы заклю­чают в специальные среды (целлулоид, целлоидин + воск) и делают на микротоме срезы 10 — 15 микрон тол­щины.

    Установление, являются ли объекты волосами. Воло­сы представляют собой ороговевшие образования и от­личаются от растительных и искусственных волокон структурой. Волос состоит из трех слоев: сердцевины или мозгового вещества, занимающего центральную, осевую часть волоса; коркового слоя, окружающего сердцевину; кутикулы, находящейся поверх коркового слоя. Конец волоса, укрепленный в коже, называется корневым, противоположный — свободным или перифе­рическим.

    Сердцевину составляют клетки, расположенные в один или несколько рядов. Между ней и корковым сло­ем содержится либо воздух, либо, что наиболее вероят­но, газообразные продукты жизнедеятельности еще не ороговевших клеток, отчего мозговое вещество представ­ляется более или менее черным. Сердцевина не являет­ся постоянной частью волоса. В тонких волосах человека она обычно отсутствует.

    Корковое вещество состоит из веретенообразных кле­ток, вытянутых по длине волоса. В клетках содержится пигмент в виде зерен различной величины, цвет и коли­чество которых в основном обусловливают цвет волос. Различают крупно-, средне- и мелко-зернистый пигмент. Седые волосы пигмента не содержат.

    Кутикула представляет собой слой тонких клеток, располагающихся черепицеобразно таким образом, что нижележащие (ближе к корневой части волоса) клет­ки частично покрывают вышележащие.

    Рис. 42. Волосы: а) человека, б) животного

    Рис. 43. Кутикула волос: а) человека, б) животного

    Цвет волос человека в пучке или пряди определяют как черный, темно-русый, русый, светло-русый, белоку­рый или рыжий. Основные цвета детализируют указа­нием оттенков: золотистый, пепельный и пр. К определе­нию цвета отдельных волос применяют обычные обозна­чения: черный, коричневый, желтый и т. д.

    Определение видовой принадлежности. Волосы чело­века отличают от волос животных по совокупности признаков, характеризующих сердцевину, корковый слой и кутикулу (таблица 3, рис. 42 — 44).

    Рис. 44. Поперечные срезы волос: а) человека, б) животного

    Установление регионального происхождения. О регио­нальном происхождении волос человека судят тоже по совокупности признаков: форме, длине, толщине, состоя­нию периферических концов, форме поперечных срезов, особенностям.

    Таблица 3

     

    Волосы человека

    Волосы животного

    Сердцевина волоса

    Состоит из мелких клеток, тонкая, многократно прерыва­ется на протяжении волоса, неравномерна по толщине в разных участках.

    Состоит из клеток, соединенных между собой по определенной си-стеме, иногда отделенных друг от друга межуточным веществом тол­стая, непрерывная, более или ме­нее равномерная по толщине Структура сердцевины служит основным признаком, по которому устанавливают, какому именно жи потному принадлежат волосы

    Корковое вещество

    Имеет значительную тол­щину, составляет главную массу волоса. Пигмент распо­ложен преимущественно в пе­риферической области корко­вого слоя (ближе к кутикуле). Скопления зерен пигмента обычно незначительны.

    Тонкое. Пигмент расположен центрально (ближе к сердцевине) Зерна его образуют значительные скопления, вытянутые по длине во­лоса. Бывает так называемое коль­цевидное распределение пигмента что обусловливает полосатую ок­раску волоса (светлые его участки чередуются с темными).

    Кутикула

    Клетки плотно прилежат друг к другу, в связи с чем зубчатость контуров волос при микроскопическом иссле­довании мелка и плохо раз­личима.

    Клетки имеют более разнооб­разную форму, свободные их края отогнуты от коркового слоя в силу чего зубчатость контуров волос чаще всего крупна и отчетливо за-

     

    По форме волосы с головы могут быть прямыми, вол­нистыми и курчавыми. Волосы бороды и длинные волосы туловища нередко курчавы. Короткие волосы тела, ресницы, волосы бровей обычно дугообразны.

    Наиболее длинными являются волосы с головы, наи­более короткими — пушковые волосы лица, туловища и конечностей.

    Наибольшую толщину имеют волосы бороды, усов и бакенбард (до 0,166 мм), далее следуют волосы на по­ловых органах; на груди; ресницы, брови и волосы нозд­рей; в подмышечной впадине; на тыле кисти и голени; на голове; пушковые волосы (0,020 мм).

    Рис. 45. Периферические концы волос:

    а) игловидно истонченный, б) зашлифованный, в) метлообразный, г) свежеостри­женный, д) остриженный некоторый срок тому назад

    Периферические концы бывают разнообразны в за­висимости от условий, в которых находятся волосы (рис. 45). Естественный конец игловидно истончен. Если волос подвергался механическим воздействиям (расче­сывание и пр.), он заканчивается метлообразным рас­щеплением или верхушка его имеет вид кисточки. Под влиянием не очень грубого трения, например одеждой, свободный конец волоса постепенно зашлифовывается и приобретает полушаровидную форму. Конец стрижено­го волоса характеризуется поверхностью, косо или по­перечно расположенной по отношению к продольной оси волоса. Эта поверхность, в зависимости от остроты при­мененного орудия, является более или менее зазубрен­ной. Край свежеостриженного волоса острый. С тече­нием времени он закругляется (зашлифовывается); по степени зашлифовки можно приблизительно судить о сроке, прошедшем с момента стрижки.

    Поперечные срезы волос с головы наиболее часто имеют круглую или овальную форму, волос бороды и усов — треугольную или многоугольную, волос лобка — почкообразную.

    Особенности волос, зависящие от регионального про­исхождения- их, заключаются в порыжении, отслоении кутикулы, наличии бактерий и грибков. Это преимуще­ственно относится к волосам подмышечных впадин и половых органов.

    Микроскопическое исследование позволяет судить также о способах отделения волос, повреждениях и из­менениях их.

    Способы отделения волос. Повреждения. Корневой конец волоса может быть оборван, отделен каким-либо орудием или иметь луковицу — естественный утолщен­ный конец, находящийся в коже.

    Отживший волос выпадает из кожи. Луковица его бывает ороговевшей, имеет колбообразную форму. Лу­ковица вырванного жизнеспособного волоса состоит из жизнедеятельных клеток и нередко является деформиро­ванной вследствие примененного насилия; на корневой части имеются оболочки волосяного влагалища. Для вырванного отживающего волоса характерна ороговев­шая колбообразная луковица, окруженная остатками наружного влагалища волоса.

    При обрыве волоса с постепенным преодолением его эластичности образуется ступенеобразный конец; конец волоса, оборванного быстрым, сильным движением, ров­ный (рис. 46).

    Зазубренная и бугристая поверхность отделения сви­детельствует о нарушении целости волоса каким-либо режущим или острым рубящим орудием.

    Разволокнеиие, раздавливание вещества волоса ха­рактерно для тупого или тупогранного орудия.

    При действии высокой температуры (пламя и пр.) в волосе появляются вакуоли (пустоты) различной вели­чины, заполненные воздухом, и вздутия; волос скручи­вается, рыжеет и, наконец, обугливается.

    При различных видах завивки волос клетки кутику­лы могут быть резко отогнуты от коркового слоя.

    Насекомые, в частности моль, причиняют волосам повреждения в виде дефектов различной глубины.

    Рис. 46. Корневые концы волос:

    а) выпавшего волоса, .6) отживающего, в) вырванного, г) оборванного медлен­ным движением с постепенным преодолением эластичности волоса, д) оборван­ного быстрым сильным движением.

    Изменения волос. Искусственную окраску волос рас­познают по неестественному оттенку и неравномерному распределению ее на участках одного и того же волоса; по наличию наложений красителя между клетками ку­тикулы и прокрашиванию последней, что особенно от­четливо видно на поперечных срезах волос; по разли­чию цвета корневого конца, находившегося в коже и поэтому оставшегося неокрашенным, и остальной части волоса.

    Темные волосы трупов, погребенных в земле, могут посветлеть, а светлые потемнеть. Это зависит от действия почвы и продуктов гнилостного разложения трупа.

    Экспертиза сходства волос. Выяснение сходства или различия волос, изъятых в качестве вещественных до­казательств, с волосами потерпевшего и подозреваемо­го — сложная задача, так как волосы каждого человека, даже на какой-либо одной области тела, например на голове, неодинаковы, а волосы разных людей могут быть похожи.

    Исследованию в первую очередь подвергают все объекты, направленные как- вещественные доказатель­ства, поскольку среди них могут быть не только волосы человека, но и волосы животных, а также растительные или искусственные волокна.

    Тщательно изучив невооруженным глазом и микро­скопически волосы, оказавшиеся человеческими, устано­вив региональное их происхождение, переходят к иссле­дованию образцов волос с соответствующих участков тела потерпевшего и подозреваемого. Количество волос, которое необходимо изучить в каждом конкретном слу­чае, точно установить заранее невозможно — все зави­сит от степени разнообразия волос.

    Из данных исследования отдельных волос слагаются общие характеристики их.

    Далее следует непосредственное сличение волос, представленных на экспертизу, с волосами потерпев­шего и подозреваемого либо в одном препарате, либо при помощи сравнительного окуляра или микроскопа. Затем изготовляют негативные отпечатки кутикулы и сравнивают рисунки кутикулы, получившиеся на отпе­чатках, делают поперечные срезы волос и тоже сли­чают их.

    При экспертизе сходства волос пользуются не только указанными способами исследования, но и всеми необ­ходимыми и доступными в том или ином случае допол­нительными методами (подсчет линий рисунка кутику­лы, установление оптических свойств волос, воздействие некоторыми химическими веществами и др.), Из них особо следует выделить определение в волосах групп изосерологической системы АВО. Ввиду того, что волосы являются ороговевшими образованиями, перед реакцией абсорбции (стр. 316) их приходится предварительно об­рабатывать одним из трех способов: механическое из­мельчение до порошкообразного состояния; размягчение химическими веществами, в частности раствором бро­мистого лития; изменение под влиянием ультразвука.

    В процессе судебно-медицинских экспертиз разрешается вопрос не о тождестве, а лишь о сходстве волос.: Здесь возможны два варианта выводов:

    1) волосы не сходны между собой и, следовательно, происходят от разных людей;

    2) волосы сходны и могут принадлежать одному и тому же человеку.

    Если в качестве вещественных доказательств изъяты лишь единичные волосы, проведение экспертизы сходст­ва в подавляющем большинстве случаев оказывается безрезультатным.

    Прочие биологические объекты.

    Среди прочих объектов, подвергающихся лаборатор­ной судебно-медицинской экспертизе, прежде всего нуж­но упомянуть кости и мягкие ткани тела.

    Если природа поступивших объектов не может быть выяснена наружным осмотром, производят микроскопи­ческое исследование. Видовую принадлежность костей устанавливают методом сравнительной анатомии, а за­тем иммунологическими реакциями, в первую очередь реакцией преципитации (стр. 310); этими же реакциями пользуются и для определения вида белка мягких тка­ней. Применение метода абсорбции (стр. 316) позволяет обнаруживать как в костях, так и в мягких тканях че­ловека групповые факторы изосерологической системы АВО. Исследование полового хроматина дает возмож­ность определить половую принадлежность хрящей, ко­стей и других тканей тела.

    Реже экспертизе подлежат: кал, меконий (кал плода с пятого месяца внутриутробной жизни и младенца пер­вых дней после рождения), секрет молочных желез, око­лоплодные воды, сыровидная смазка, лохии (послеро­довые выделения).

    Наличие этих объектов устанавливают микроскопи­ческим исследованием; видовую и групповую принад­лежность секрета молочных желез, околоплодных вод, сыровидной смазки, лохий — указанными выше мето­дами.

    Ввиду осложнений при определении видовой и груп­повой принадлежности кала, что зависит от особенно­стей данного объекта, такого рода исследования еще не вошли в практику судебно-медицинских лабораторий.

    2. Медико-криминалистические исследования.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   40.  41.  42.  43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.