Глава 7. Огнестрельные повреждения. - Судебная медицина - под редакцией доктора медицинских наук проф. В.И.Прозоровского - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    Глава 7. Огнестрельные повреждения.

    Огнестрельные повреждения как в мирное время так особенно в военное время занимают важное место сре­ди объектов судебно-медицинской экспертизы.

    Под огнестрельными повреждениями понимают та­кой вид механической травмы, который происходит в результате либо выстрела из огнестрельного оружия либо взрыва снаряда, гранаты, запала или какого-ни­будь взрывчатого вещества.

    Постоянное усовершенствование оружия и боеприпа­сов, принятие на вооружение новых образцов использо­вание для снаряжения боеприпасов коллоидного и пи бездымного пороха существенно изменили ряд харак­терных признаков огнестрельных повреждений как на одежде, так и на теле. По существу исчез такой счи­тавшийся ранее классическим, признак входной огне­стрельной раны, как опадение, стали менее выражены и другие признаки близкого выстрела, как, например от­ложение копоти и порошинок. Поэтому при судебно-ме­дицинской экспертизе огнестрельной травмы постоянно требуется совершенствовать методы исследования ис­пользуя новейшие достижения физики, химии кримина­листики и других смежных с судебной медициной наук Судебно-медицинская экспертиза огнестрельных пов­реждений с учетом данных осмотра места происшествия и всех обстоятельств дела может оказать большую по­мощь при расследовании.

    Среди вопросов, предлагаемых судебно-следственными органами на разрешение судебно-медицинского эко перта по делам об огнестрельных повреждениях, имеется ряд основных: является ли повреждение огнестрель­ным, с какого расстояния произведен выстрел, какое из повреждений входное и какое выходное, каково направ­ление раневого канала, какой вид оружия и боеприпа­сов был применен, своей или посторонней рукой причи­нено ранение.

    Разумеется, что в каждом конкретном случае могут быть поставлены и другие дополнительные вопросы. Так, при нескольких ранах необходимо выяснить: из одного и того же ли оружия они причинены, в какой последо­вательности, сколькими выстрелами и т. д.

    Оказывая медицинскую помощь пострадавшему от огнестрельной травмы, любой врач должен уметь пра­вильно отразить в медицинском документе первоначаль­ный характер огнестрельной раны и принять необхо­димые меры для сохранения одежды пострадавшего, исследование которой в дальнейшем может оказать су­щественную помощь в раскрытии преступления. К сожа­лению, имели место случаи, когда несоблюдение леча­щими врачами необходимых правил при описании в истории болезни огнестрельных повреждений, особенно области входной огнестрельной раны, явилось причиной невозможности решения в дальнейшем ряда специаль­ных экспертных вопросов, так как после хирургической обработки внешний вид огнестрельной раны существен­но изменяется.

    Краткие сведения об огнестрельном оружии и боепри­пасах*. Судебно-медицинскому эксперту обычно прихо­дится иметь дело с повреждениями, причиненными от выстрелов из ручного огнестрельного оружия. Другие виды огнестрельной травмы, например повреждения от взрывов снарядов, гранат, запалов и т. п., в мирное время встречаются редко.

    Ручное огнестрельное оружие по своему назначению подразделяется на следующие основные группы: бое­вое — винтовки, карабины, автоматы, пистолеты, револь­веры; спортивное — малокалиберные винтовки, пистолеты и револьверы (калибра 5,6мм), предназначенные для спортивных тренировок и соревнований; охотничье — гладкоствольные ружья для стрельбы дробью или кар­течью, нарезные (пулевые) охотничьи ружья, комбини­рованные ружья с гладкими и нарезными стволами; атипичное (самодельное) — разного рода обрезы и са­мопалы; специальное — ракетницы и стартовые писто­леты.

    Боевое и спортивное оружие бывает автоматическое и неавтоматическое. Подавляющее большинство образ­цов современного оружия имеет нарезкой канал ствола.

    В зависимости от диаметра (калибра) ствола разли­чают малокалиберное оружие (4 — 6 мм), среднекали­берное (7 — 9 мм) и крупнокалиберное (10 — 20 мм). В охотничьих ружьях различают следующие номинальные калибры: 10, 12, 16, 20 и 32; наиболее распростра­нены 12 и 16-е калибры.

    Стрельба из ручного огнестрельного оружия произ­водится стандартными патронами, которые подразде­ляются на винтовочные, промежуточные, пистолетные, револьверные, спортивные, охотничьи и др. К винтовоч­ным и промежуточным патронам имеются пули обык­новенные и специального назначения.

    Обыкновенная (легкая или тяжелая) пуля состоит только из свинцового сердечника и стальной оболочки. Пули специального назначения имеют различного рода устройства, обусловливающие их особое действие — трас­сирующее, бронебойно-зажигательное, пристрелочно-зажигательное и др.

    Пистолетные и револьверные пули, а также пули для спортивного оружия легче и короче винтовочных. Писто­летные и револьверные пули покрыты стальной, латун­ной или мельхиоровой оболочкой; пули для спортивного оружия — свинцовые, безоболочечные.

    Для стрельбы из охотничьих гладкоствольных ружей чаще всего применяют дробовые патроны, состоящие из латунной или папковой гильзы, капсюля, заряда поро­ха, пыжей и дроби.

    Дробь представляет собой мелкие свинцовые шари­ки диаметром от 1 до 5 мм. Шарики диаметром 6 мм и более называются картечью. В зависимости от калибра ружья и номера дроби количество дробин (или картечи) в патроне различное.

    Между зарядами пороха и дробью в патронах рас­полагается картонная прокладка, на которую помеща­ют войлочный пыж. Сверху дробь также покрывается верхним пыжом, который закрепляется в гильзе путем заливки воском или парафином. При снаряжении дро­бовых патронов охотники нередко применяют самодель­ные пыжи, изготовленные из газет, пакли, тряпок и дру­гих материалов.

    В большинстве видов современного ручного оружия применяются патроны, снаряженные бездымным поро­хом, который приготовляется из нитроклетчатки (пиро­ксилина) с добавлением малых количеств графита или камфоры, улучшающих горение и сохранность по­роха.

    Разные марки пороха имеют различные размеры и форму пороховых зерен в виде тонких цилиндрических палочек, трубочек, четырехугольных пластинок или кружочков серо-зеленоватого или желтоватого цвета. Иностранный порох имеет иногда ярко-красный или изумрудный цвет.

    В винтовочном патроне заряд пороха составляет 3,25 г, в промежуточном (образца 1943 г.) — 1,6 г, в пи­столетных, револьверных и спортивных патронах — от 0,2 до 0,6 г.

    Дымный или черный порох состоит из смеси калие­вой селитры, серы и угля. Он применяется для снаря­жения лишь сигнальных и изредка охотничьих патро­нов. В отличие от бездымного пороха, который при го­рении почти не образует дымообразующих продуктов, дымный порох при выстреле дает много дыма и яркую вспышку пламени.

    Патронный капсюль-воспламенитель представляет собой латунную чашечку, в которой впрессован спе­циальный ударный состав. Он служит для воспламене­ния заряда пороха в патроне при выстреле. Наиболее распространены гремучертутные ударные составы из смеси трех компонентов: гремучей ртути — как иници­атора, бертолетовой соли — как окислителя и трехсернистой сурьмы (антимония) — как горючего, а также инициирующие составы, основным компонентом которых является тринитрорезорцинат свинца («ТНРС»). Вес ударного состава патронного капсюля-воспламенителя составляет 0,028 — 0,032 г.

    При выстреле давление пороховых газов внутри канала ствола оружия достигает 1000 — 3000 атмосфер, вследствие чего огнестрельный снаряд приобретает боль­шую начальную скорость, что в свою очередь, обуслов­ливает дальность полета снаряда и силу его повреж­дающего действия.

    Помимо огнестрельного снаряда (пули, дроби) к по­вреждающим факторам выстрела относятся также про­дукты сгорания пороха и капсюльного состава: порохо­вые газы и воздух, выталкиваемый пулей в момент выстрела из предпулевого пространства канала ствола оружия; копоть и мелкие частицы металла с поверх­ности пули, стенок канала ствола оружия, капсюля и гильзы; частицы обуглившихся и полусгоревших по­рошинок. В отличие от огнестрельного снаряда (пули) эти факторы выстрела оказывают повреждаю­щее действие лишь в тех случаях, когда дульный срез канала ствола оружия в момент выстрела распола­гался в непосредственной близости к поражаемому объекту.

    Помимо чисто механического действия пороховые газы, температура которых в момент вспышки у дуль­ного среза оружия достигает 1500 — 3000° С, вместе со взвешенными в них частицами порошинок и металла могут оказывать на поражаемый объект также терми­ческое и химическое воздействие.

    В судебной медицине различают повреждения, ко­торые образуются при выстрелах с близкого и неблиз­кого расстояния. Все огнестрельные повреждения в свою очередь подразделяются на сквозные, слепые и касательные.

    Повреждения при выстреле с неблизкого расстоя­ния. Под выстрелом с неблизкого расстояния понимают такой выстрел, когда повреждение на теле и одежде причиняется главным образом огнестрельным снарядом (чаще всего пулей).

    В возникновении огнестрельных повреждений ре­шающее значение принадлежит большой кинетической энергии снаряда (пули). Эта энергия прямо пропорцио­нальна массе пули и квадрату ее скорости и определя­ется по формуле Е = mV2. Характер огнестрельной раны зависит также от анатомических особенностей поражаемой части тела и в первую очередь от плотности тканей (мягкие ткани, хрящи, кости).

    Обладая огромной скоростью, пуля при попадании в тело наносит сильный удар, который сопровождается сжатием и разрывом тканей, выбиванием и частичным выбросом их в стороны и по ходу полета пули. Рас­пространяясь в стороны, ударная волна вызывает по­вреждение тканей и органов, расположенных вблизи огнестрельного раневого канала.

    При попадании в кость пуля причиняет нередко оскольчатый перелом. При этом основная масса выби­тых пулей мелких осколков кости передвигается в направлении движения снаряда и вызывает дополни­тельные повреждения в мягких тканях и органах. Иногда в результате удара о кость пуля деформируется или даже разрывается на отдельные фрагменты, кото­рые, действуя как самостоятельные «снаряды», усу­губляют тяжесть огнестрельного повреждения.

    В случаях ранения органов, содержащих жидкость, например желудка или наполненного кровью сердца, а также при повреждении тканей, богатых жидкостью |(например, головной мозг), может проявиться так назы­ваемое гидродинамическое действие огнестрельного сна­ряда, выражающееся в передаче энергии пули жидкой средой по окружности на ткани поврежденного органа. При этом иногда возникают массивные разрушения го­ловы с растрескиванием костей черепа и выбрасыва­нием наружу значительной части вещества головного мозга, множественные разрывы сердца и желудка вплоть до их полного разрушения.

    Входные огнестрельные отверстия. В месте прони­кновения пули в тело на коже образуется входное ог­нестрельное отверстие. Размеры и форма его зависят от калибра оружия, расстояния, с которого произведен выстрел, кинетической энергии пули, рельефа поверх­ности тела в месте ранения и других факторов.

    Если пуля при попадании в тело обладает большой живой силой, то в месте внедрения она выбивает не­большой участок кожи и уносит его в глубь раневого канала. При этом на коже возникает рана с наличием в ней дефекта ткани, или «минус-ткани», являющимся одним из главных признаков входного огнестрельного отверстия, Дефект ткани имеет обычно округлую форму, и его диаметр на 1 — 2 мм меньше поперечника пули. В колотых и колото-резаных ранах подобного дефекта ткани не наблюдается, так как колющее оружие про­никает в глубь тела, не пробивая кожу, а раздвигая и разрывая ее. Приоритет в установлении этого приз­нака принадлежит русскому хирургу Н. И. Пирогову.

    При ранении пулей, имеющей небольшую скорость, а следовательно, и малую живую силу, дефект ткани в области входного отверстия не образуется, так как кожа растягивается и разрывается, а не пробивается.

    В типичных случаях, когда пуля внедряется голов­ным концом и перпендикулярно к поверхности тела, обычно образуется круглое входное отверстие с дефек­том ткани, по форме приближающееся к поперечному сечению снаряда. Если же пуля входит в тело боковой поверхностью («плашмя»), то форма входной раны может соответствовать боковому профилю пули. В ряде случаев входные огнестрельные отверстия могут иметь также овальную форму, что обычно связано с внедре­нием пули в тело под более или менее острым углом к поверхности кожи.

    Входное отверстие чаще всего несколько меньше диаметра пули, так как кожа благодаря эластичности при внедрении пули сначала растягивается, а затем вновь сокращается. Поэтому размеры входной раны на коже редко могут служить достаточным основанием для суждения о калибре оружия. Края входного отвер­стия относительно ровные или слегка фестончатые из-за мелких надрывов колеи.

    Вокруг входной раны на коже, по краю ее, как правило, наблюдается еще один чрезвычайно важный признак входного огнестрельного отверстия — поясок осаднения, который имеет вид буровато-желтой или буровато-красной кольцевидной ссадины шириною 1 — 3 мм.

    Возникновение пояска осаднения связано с тем, что кожа в момент внедрения пули несколько вдавли­вается и растягивается в направлении полета снаряда и ее поверхностный слой в результате соприкосно­вения с боковыми частями пули частично сдирается. В результате последующего высыхания кожи уже через несколько часов после наступления смерти поясок осад­нения приобретает характерный буровато-красный цвет, пергаментную плотность и становится хорошо раз­личимым.

    Если пуля внедряется в кожу под острым углом, то поясок осаднения может быть выражен вокруг раны не­равномерно: он будет шире со стороны входа пули в кожу под острым углом, так как здесь ушиб и осаднение кожи более значительны, чем с противоположной стороны. Это помогает иногда решить вопрос о направ­лении выстрела.

    Однако следует иметь в виду возможность образо­вания ложного пояска осаднения и у выходного отвер­стия. Это наблюдается в случаях, когда в области вы­хода пули из тела кожные покровы вплотную прижаты к какому-нибудь твердому предмету, например к стене, полу или к плотным частям одежды — сапогу, ремню и т. п. Осаднение кожи при этом возникает в результате прижатия и удара о твердый предмет выпяченного пу­лей участка кожи в момент выхода огнестрельного сна­ряда из тела.

    Пуля на своей поверхности выносит частицы копоти, металла и другие загрязнения, оставшиеся в канале ствола оружия от предыдущих выстрелов. При внедре­нии в кожу большая часть этих загрязнений стирается с поверхности пули, в результате чего вокруг входного от­верстия образуется серый или темно-серый поясок ши­риною 0,5 — 2,5 мм, получивший название пояска обтира­ния или загрязнения. Чаще всего он совпадает с пояс­ком осаднения и как бы наслаивается на него. Когда поврежденная часть тела покрыта одеждой, поясок об­тирания на поверхности кожи обычно слабо выражен, так как большая часть имевшихся на пуле загрязнений оседает на наружном слое одежды в виде темно-серого или черного узкого кольца.

    Специальными методами исследования (спектраль­ным, электрографическим и др.) в области пояска обти­рания на одежде и на теле удается обнаружить метал­лы, входившие в состав оболочки пули (медь, никель, цинк и др.), что можно использовать для идентифика­ции оружия и боеприпасов. Особенно ярко выражено отложение металла вокруг входной раны при ранениях безоболочечными свинцовыми пулями; с помощью рент­генографического исследования отчетливо выявляется металлическое кольцо, содержащее свинец.

    Рис. 12. Выстрел в упор. Отпечаток дульного среза и кожуха пистолета «ТТ» (слева), выходное отверстие (справа)

    Поясок обтирания может оказать также существенную помощь и при решении вопро­са о последовательно­сти выстрелов. Так, при первом выстреле из вычищенного ору­жия поясок обтирания будет выражен слабо. При последующем вы­стреле из этого же ору­жия пуля на своей по­верхности вынесет за­грязнения, оставшиеся в канале ствола после первого выстрела, что обусловит появление отчетливого пояска об­тирания вокруг вход­ной раны.

    Выходные огне­стрельные отверстия на мягких тканях по форме и величине очень разнообразны. Форма их может быть неправильно звездчатой, щелевидной, дугообразной, иногда округлой или овальной (рис. 12).

    Выходные отверстия обычно больше, чем входные, но иногда могут быть равными и даже меньше входных. Поэтому отличить входное отверстие от выходного по ве­личине нельзя. Края кожи у выходных отверстий обыч­но неровные, с мелкими надрывами, часто вывернуты наружу. Из выходной раны могут выступать костные обломки, мышцы и другие ткани, через которые прохо­дил раневой канал. Однако нахождение выступающих тканей не всегда является достоверным признаком вы­ходной раны, так как обломки костей и обрывки мягких тканей иногда могут выступать и из входного отверстия. В отличие от входных выходные раны, как правило, не имеют дефекта ткани, пояска осаднения и никогда не имеют пояска обтирания.

    При сквозных ранениях необходимо определить рас­положение входного и выходного повреждений. При вы­стреле с неблизкой дистанции решить этот вопрос иногда затруднительно, так как далеко не всегда бывают выражены характерные признаки тех и других огнестрельных отверстий. Поэтому нередко лишь тщатель­ный анализ совокупности всех признаков каждого от­верстия на одежде и теле с учетом особенностей ране­вого канала позволяет решить вопрос о расположении входного и выходного отверстий.

    Раневой огнестрельный канал представляет собой ход, проделанный пулей в теле. Его исследуют при вскрытии трупа, последовательно рассматривая ткани и органы, через которые прошел огнестрельный снаряд. Канал может быть как прямолинейным, так и дугооб­разным. Чаще всего дугообразные каналы образуются в результате изменения направления движения пули в теле при встрече ее с костью. Если кинетическая энер­гия пули ослаблена, то ее отклонение от прямолиней­ного движения может быть вызвано не только костью, но и другими, более или менее плотными тканями (хря­щи, сухожилия и т. п.) в результате внутреннего рико­шета. Канал может иметь направление и в виде непра­вильно-ломаной, ступенчатой линии вследствие того, что различные слои тканей, в которых проходят отдельные его участки, взаимно смещаются в связи с изменением положения тела после ранения.

    Характер раневого канала, его форма и размеры по­перечного сечения зависят от размеров пули и ее ско­рости, а также от свойств поврежденных тканей. В про­свете огнестрельного раневого канала содержатся об­рывки поврежденных тканей и кровь. Иногда в мягких тканях отмечается конусовидное расширение огнестрель­ного канала в сторону его выхода. В массивных внутрен­них органах (печень, почка) нередко образуются обшир­ные звездчатые раны с растрескиванием органа.

    Рис. 13. Пулевые отверстия на черепе (вид со стороны наружной поверхности); слева — входное, справа — выходное

    Повреждение пулей костей характеризуется образо­ванием оскольчатых и дырчатых переломов. Раневой ка­нал в кости обычно расширяется в сторону полета пули, приобретая вид усеченного конуса, обращенного верши­ной к стрелявшему. Для плоских костей черепа харак­терен дырчатый перелом в виде воронкообразной кону­совидной пробоины. При этом у входного отверстия широкое основание воронки обращено внутрь черепа, а у выходного — наружу (рис. 13). По этим характерным признакам нередко удается дополнительно судить о рас­положении входного и выходного отверстия и о направ­лении раневого канала. В типичных случаях, когда пуля внедряется в череп перпендикулярно к поверхности ко­сти, образуется входное огнестрельное отверстие, вели­чина которого соответствует диаметру пули. Это имеет важное значение для решения вопроса о ее калибре.

    В случаях, когда огнестрельный снаряд (пуля, дробь и т. д.) остается в теле, образуется слепое огнестрель­ное ранение, имеющее входное отверстие и раневой ка­нал большей или меньшей длины. Если пуля обладает достаточной кинетической энергией, то входная рана имеет те же признаки, что и при сквозном ранении. Если же пуля попадает в тело на излете, она иногда внед­ряется своей боковой поверхностью и входное отверстие может иметь щелевидную или неправильную форму.

    При слепых ранениях исключительное значение при­обретает обнаружение оставшегося в теле огнестрель­ного снаряда, так как на поверхности пули всегда оста­ются следы, по которым в криминалистической лабора­тории может быть произведена идентификация оружия. При слепом ранении пуля чаще всего располагается в конце раневого канала. Однако если раневой канал за­канчивается в полости сердца или крупного сосуда, то пуля силой тяжести или током крови может переместиться на значительное расстояние от конца раневого кана­ла. То же может произойти и при попадании пули в пи­щевод, желудок, кишечник, дыхательные пути, в плев­ральную или брюшную полости. Поиски огнестрельного снаряда в таких случаях нередко сопряжены с больши­ми трудностями. Большую помощь при этом может ока­зать рентгенологическое исследование.

    Если пуля, попадая в тело, проходит по касательной к его поверхности, то на коже и в подлежащих мягких тканях образуется касательное огнестрельное ранение, имеющее вид овально-продолговатого желобка с неров­ными осадненными и кровоподтечными краями. По внешнему виду такая касательная огнестрельная ра­на напоминает иногда ушибленную рану, причиненную гранью тупогранного предмета. Тщательное исследова­ние повреждения на теле и особенно на одежде с уче­том обстоятельств происшествия позволяет распознать истинный характер повреждения.

    Наконец, следует иметь в виду, что в некоторых случаях даже при самом тщательном наружном осмотре не удается выявить признаков огнестрельного повреж­дения, хотя таковое имело место. Это наблюдается в случаях, когда пуля внедряется в тело через какое-либо естественное отверстие, например через слуховой про­ход, отверстие носа или рта. Распознать огнестрельную травму в таких случаях нередко возможно лишь при вскрытии.

    Повреждения при выстреле с близкого расстояния. Под выстрелом с близкого расстояния в судебной меди­цине и криминалистике понимают такой выстрел, при котором на поражаемый объект воздействуют не только огнестрельный снаряд (пуля, дробины), но и пороховые газы, пламя, копоть, остатки порошинок и некоторые другие вещества, выбрасываемые из канала ствола ору­жия. Признаки их действия наблюдаются на поражен­ном объекте лишь при выстреле с близкой дистанции, и поэтому их называют факторами близкого выстрела. Они оказывают на поражаемый объект механическое, тер­мическое и химическое действие, а также вызывают от­ложение копоти и частиц металла, пороховых зерен и ружейной смазки у входного отверстия.

    Степень выраженности следов близкого выстрела за­висит от многих условий и прежде всего от расстояния, с которого произведен выстрел, количества и качества пороха в патроне и конструкции оружия.

    Пороховые газы вызывают разрывы кожи или одеж­ды при выстрелах в упор или с очень близкого расстоя­ния (1 — 3 см); отложение копоти имеет место при стрельбе с дистанций до 25 — 35 см, а отложение остат­ков порошинок наблюдается при выстрелах с дистанции до 100 — 150 см.

    Границей между близким и неблизким выстрелом принято считать то наибольшее расстояние, при выстре­ле с которого наблюдается еще отложение на объекте порошинок и частиц металла.

    Под выстрелом в упор в судебной медицине и крими­налистике понимают такой выстрел, при котором дуль­ный срез ствола оружия (или компенсатор) соприкаса­ется с поверхностью тела или одеждой. При этом он мо­жет быть плотно прижат к поражаемому объекту или лишь прикасаться к нему, в частности под углом.

    При выстреле в упор или с очень близкого расстоя­ния значительная часть пороховых газов устремляется вслед за пулей в проделанное ею отверстие. Распростра­няясь в толще подкожных мягких тканей, пороховые га­зы приподнимают кожу в сторону входа пули и разры­вают ее изнутри кнаружи. При этом образуется рваное входное повреждение звездчатой, крестообразной, вере­тенообразной или неправильно округлой формы.

    В образовании рваных входных отверстий при вы­стрелах в упор и с очень близкого расстояния, помимо пороховых газов, существенную роль играет столб сжа­того воздуха, который выталкивается пулей в момент выстрела из предпулевого пространства канала ствола оружия. Этот столб сжатого воздуха и часть пороховых газов, вырывающаяся из ствола оружия до вылета пули, могут вызвать ряд повреждений еще до того, как пуля внедрится в поражаемый объект (разрывы одежды, кожных покровов и т. д.).

    Характер разрывов кожи при выстреле в упор во многом зависит от поражаемой части тела. Если непо­средственно под кожными покровами располагается кость (например, на голове), то входное огнестрельное отверстие имеет нередко вид обширной рваной крестооб­разной или звездчатой раны с длиной лучей — разрывов 2 — 5 см (рис. 14). При выстреле в упор в живот или грудную клетку чаще все­го образуются округлые входные отверстия с де­фектом ткани значитель­но больших размеров, чем диаметр пули. В образо­вании таких повреждений существенную роль игра­ют помимо огнестрельно­го снаряда сжатый воздух из предпулевого простран­ства капала ствола и по­роховые газы, выталки­ваемые пулей в момент выстрела.

    Рис. 14. Входная рана. Выстрел в упор

    На одежде при выстрелах в упор или с очень близ­кого расстояния также образуются рваные входные от­верстия, которые в зависимости от характера переплете­ния нитей ткани имеют крестообразную, Т-образную или линейную форму.

    Безусловным признаком выстрела в упор является отпечаток на коже (штанцмарка) дульного конца ору­жия, вплотную соприкасавшегося с кожей. Механизм об­разования отпечатка дульного конца оружия заключает­ся в том, что при выстреле в упор пороховые газы, вор­вавшиеся вслед за пулей, приподнимают кожу изнутри кнаружи, прижимают и ударяют ее о дульный конец ствола или о другие выступающие части оружия, напри­мер о кожух ствола у пистолетов, о компенсатор у пи­столетов-пулеметов. В некоторых случаях образование штанцмарки, по-видимому, может быть связано также с сильной отдачей при плохой фиксации оружия в руке стрелявшего.

    Отпечаток дульного конца оружия на коже представ­ляет собой ссадину, которая обычно плохо заметна сра­зу после ранения. Спустя некоторое время, по мере вы­сыхания кожи, штанцмарка начинает отчетливо высту­пать, приобретая вид пергаментного пятна (рис. 12).

    Отпечаток дульного конца оружия имеет важное ме­дико-криминалистическое значение. По нему, кроме ди­станции выстрела, иногда представляется возможным судить о виде использованного оружия, а также о положении, в котором оно было прижато к телу в момент вы­стрела.

    К признакам выстрела почти в упор и с очень близ­кого расстояния относится также приглаживание ворса пороховыми газами, которое в сочетании с закапчиванием наблюдается вокруг входного отверстия на прочных ворсистых тканях типа солдатского шинельного сук­на. Отложение копоти на коже при выстреле в упор на­блюдается обычно лишь по самому краю огнестрельной раны в виде узкого темно-серого кольца. Основная же масса копоти и порошинки устремляются вслед за пулей в раневой канал, где они могут быть сравнительно легко обнаружены в начальной части раневого канала, особен­но на внутренней стороне отслоившегося кожного лоскут та в области входной огнестрельной раны.

    Если выстрел произведен при неполном упоре или с расстояния почти в упор, то вокруг огнестрельного пов­реждения на коже и на одежде наблюдается отчетли­вое отложение копоти на участке диаметром 3 — 5 см и более.

    Выстрел в упор из оружия, имеющего компенсатор, например из автомата ППШ или ППС, сопровождается отложением на пораженном объекте вокруг входного от­верстия добавочных участков копоти, соответственно расположению окон компенсатора.

    Выстрел с расстояния от почти в упор и до 5 — 8 см патронами, снаряженными бездымным порохом, иногда может сопровождаться опалением ворсистой одежды и кожных волосков вследствие воздействия пороховых га­зов, горящих порошинок и раскаленных частиц копоти. Термические воздействия отчетливо проявляются при выстреле с близкого расстояния патронами, снаряжен­ными дымным порохом. В области входного повреждения в таких случаях может наблюдаться тление или вос­пламенение одежды, а также ожоги кожи II и III сте­пени.

    Пороховые газы, вылетающие из канала ствола ору­жия, содержат значительное количество окиси углерода. При выстреле в упор или с очень близкого расстояния она иногда вступает в соединение с красящим веще­ством крови, образуя карбоксигемоглобин, который при­дает крови и мышцам в области огнестрельной раны яркий красно-розовый цвет.

    Важнейшим признаком выстрела с близкого расстоя­ния является отложение копоти вокруг входного отвер­стия на тканях одежды и на кожных покровах. Копоть вокруг входного отверстия обычно наблюдается при по­ражении из пистолетов с расстояния до 15 — 20 см, а из винтовки — с расстояния до 35 — 40 см.

    Интенсивность закапчивания, форма и площадь от­ложения копоти зависят от многих факторов и прежде всего от расстояния, с которого произведен выстрел, по­ложения оружия по отношению к поверхности поражае­мого объекта и характера его поверхности. Обычно ко­поть откладывается в виде черного или темно-серого на­лета округлой, овальной, а иногда и кольцевидной формы.

    Если выстрел произведен перпендикулярно к поверх­ности пораженного объекта, то копоть откладывается в форме круга, в центре которого располагается огне­стрельное отверстие. При выстреле под острым углом площадь закапчивания имеет форму овала или эллипса, и огнестрельное отверстие располагается ближе к тому краю, со стороны которого произведен выстрел.

    С увеличением дистанции выстрела площадь отло­жения копоти, как правило, увеличивается, а интенсив­ность ее, наоборот, уменьшается. Так, отчетливое отло­жение копоти в виде круга или овала черного или серо-черного цвета диаметром 10 — 15 см наблюдается при выстреле с 5 — 10 см. При выстрелах же с расстояний 25 — 35 см отложение копоти имеет вид отдельных серых или бледно-серых пятен, плохо различимых на фоне кожных покровов и почти не заметных на темной одежде.

    Вместе с пороховыми газами и копотью из канала ствола оружия вылетают также частицы не полностью сгоревших и обуглившихся пороховых зерен, которые не только откладываются на поверхности объекта, но и пробивают сравнительно тонкие ткани одежды и внед­ряются в кожу (рис. 15). Порошинки в кожу могут внедряться при выстреле с дистанции до 50 см, а отло­жение отдельных порошинок на поверхности поражен­ного объекта может наблюдаться при выстреле с рас­стояния до 1 — 1,5 м. При этом частицы пороховых зерен слабо фиксируются на одежде и кожных покровах, а по­тому легко могут отделяться при снятии одежды с по­терпевшего или при его транспортировке.

    Рис. 15. Внедрение порошинок. Выстрел с близкого расстояния

    Отложение копоти, внедрение и отложение порошинок на одежде и кожных покровах тела яв­ляются главными призна­ками выстрела с близко­го расстояния. Другие следы — отложение брызг ружейной смазки, отло­жение и внедрение мель­чайших металлических ча­стиц — обычно менее де­монстративны, плохо или вовсе незаметны при ис­следовании невооружен­ным глазом и выявляются только с помощью лабораторных методов исследова­ния.

    Ранения автоматной очередью встречаются при вы­стрелах из пулеметов, автоматов и пистолетов-пулеме­тов. В отличие от множественных ранений, причиняе­мых одиночными выстрелами, входные отверстия при ранении автоматной очередью обычно располагаются на одной и той же поверхности тела, чаще всего в виде цепочки.

    Раневые каналы имеют более или менее одинаковое направление и располагаются либо параллельно друг другу, либо веерообразно под небольшим углом.

    При выстреле с близкой дистанции поражение ко­роткой очередью часто сопровождается попаданием не­скольких пуль в одно и то же место, что вызывает обра­зование одного общего входного отверстия неопределен­ной формы, имеющего иногда вид восьмерки.

    Расстояние между отдельными входными ранами, как правило, постепенно увеличивается в сторону последне­го повреждения, и поэтому по взаиморасположению их иногда можно судить о последовательности нанесе­ния ран.

    Влияние преград на характер огнестрельных повреж­дений. Типичная для огнестрельных повреждений карти­на может существенно нарушаться, если пуля до попа­дания в тело рикошетировала или преодолела ту или иную преграду. Так, при выстреле с близкого расстояния в части тела, покрытые одеждой, последняя может частично или полностью защитить тело от воздействия факторов близкого выстрела. В таких случаях вопрос о дистанции выстрела невозможно решить без тщатель­ного исследования одежды.

    В результате пробивания достаточно прочной пре­грады или при рикошете пуля деформируется, а иногда и разрывается на отдельные фрагменты. Если разрыв происходит вблизи тела, то возникает несколько отдель­ных повреждений, причиненных осколками пули. При этом на пораженном объекте вокруг входного отверстия иногда отлагаются выбитые пулей мельчайшие частички преграды, через которую прошла пуля, например части­цы земли, стекла. Возникающий налет — загрязнение во­круг входного отверстия может имитировать отложение копоти при выстреле с близкого расстояния. Тщательный осмотр таких повреждений с применением рентгеногра­фического исследования позволяет правильно решить во­прос о дистанции выстрела.

    В некоторых случаях при выстреле с неблизкого рас­стояния из винтовки или карабина пуля, пройдя наруж­ный слой одежды, расположенный на расстоянии 0,5 — 1 см от тела, оставляет на коже, в области входного от­верстия, темно-серый налет (за счет загрязнений на пу­ле), который внешне сходен с отложением копоти (фе­номен И. В. Виноградова). В отличие от выстрела с близкого расстояния этот налет откладывается не на по­верхности наружного слоя одежды (верхней одежды), а лишь на последующих ее слоях (нижнее белье) и на кожных покровах. Отсутствие закапчивания на поверх­ности верхнего слоя одежды, а также других признаков выстрела с близкого расстояния позволяет в таких слу­чаях правильно определить дистанцию выстрела.

    При непосредственном попадании пуль специального назначения в различные объекты как с близкой, так и с неблизкой дистанции входные огнестрельные отверстия ничем не отличаются от повреждений, причиняемых обыкновенными пулями. Следов от разрыва пули в об­ласти входного отверстия и по ходу раневого канала при этом, как правило, не наблюдается, так как за время, необходимое для срабатывания специального разрывно­го устройства, пуля успевает пробить насквозь поражен­ный объект и разрывается на некотором расстоянии позади него. Лишь попадая по ходу движения в проч­ную кость, пуля успевает иногда разорваться в те­ле, образуя огромную рва­ную выходную рану.

    Своеобразные повреж­дения возникают при вы­стрелах с неблизкой ди­станции в тех случаях, когда пули специального назначения, пройдя через преграду (железный лист, доска, бревно и т. п.), раз­рываются непосредствен­но вблизи тела. При этом образуется рваное, непра­вильной формы входное отверстие с интенсивным темно-серым закапчиванием и мелкоточечными повреждениями от мелких осколков пули, иногда по­хожее на повреждение при выстреле в упор или с очень близкого расстоя­ния (рис. 16). Для их отличия решающее значение имеет рентгенологическое исследование, с помощью которого в толще пораженного объекта выявляются многочислен­ные осколки разорвавшейся пули (рис. 17). Важное диагностическое значение имеют также химическое и спек­трографическое исследования, позволяющие обнаружить в копоти химические элементы разрывного (зажигатель­ного) состава пули.

    Ранения дробью нередко встречаются в судебно-медицинской практике в связи с широким распростране­нием охотничьего оружия для целей промысла и охоты. Обычно это несчастные случаи вследствие небрежного обращения с оружием, но встречаются также убийства и самоубийства.

    Рис. 16. Ранение разорвавшей­ся пристрелочно-зажигательной пулей, внешне сходное с вы­стрелом в упор (выстрел с ди­станции 15 м через 2-санти­метровую березовую доску)

    В силу своеобразного устройства охотничьего патро­на ранение причиняется не одиночным снарядом, а множеством дробин, Поэтому на пораженном объекте возникает типичная картина, и решение во­проса о входном и вы­ходном (если таковое имеется) отверстиях серьезных затруднений не вызывает.

    Расстояние, с кото­рого произведен вы­стрел, устанавливается на основании оценки входного повреждения и прежде всего по на­личию следов близкого выстрела и по степе­ни рассеивания дроби. Выраженность следов близкого выстрела во многом зависит от ка­чества пороха. При дымном порохе дей­ствие пламени в виде опаления и ожога мо­жет проявляться на ди­станциях 50 — 100 см, а при бездымном — лишь до 5 см. Отложение копоти в области входной огнестрельной раны при выстреле патроном, снаряженным дымным по­рохом, наблюдается на дистанции до 150 см, внедрение и отложение порошинок — на дистанции 200 см и более, в то время как для бездымного пороха эти расстояния соответственно равны для копоти — 50 — 75 см, а для по­рошинок — 100 — 150см.

    Разрывы кожи в области входного отверстия от дей­ствия пороховых газов при выстреле в упор встречают­ся довольно редко. При плотном упоре или при выстре­ле с расстояния 1 — 1,5 см иногда может образоваться хорошо заметный отпечаток дульного среза ствола.

    При выстреле дробь или картечь вместе с пыжами первые 0,5 — 1 м летит компактной массой и, попадая в тело, образует одно круглое или овальное входное отвер­стие диаметром 2 — 4 см с довольно ровными или фестон­чатыми краями, обычно покрытыми копотью. При вы­стреле с расстояния свыше 100 см дробь начинает разлетаться и на пораженном объекте вокруг одного боль­шого входного отверстия появляются одиночные мелкие повреждения, причиненные дробинами, отлетевшими от основной массы.

    Рис. 17. Множественные осколки разорвавшейся пристрелочно-зажигательной пули, рентгенограмма (тот же случай, что на рис. 16)

    При выстреле с дистанции 2 — 5 м центрального от­верстия, как правило, уже не образуется, а имеются лишь множественные кучно расположенные мелкие ран­ки, причиненные разлетевшимися дробинами. И нако­нец, выстрел с дистанции нескольких десятков метров сопровождается обычно внедрением в тело лишь еди­ничных дробин.

    Однако следует иметь в виду, что следы близкого выстрела и степень рассеивания дроби подвержены боль­шим колебаниям. Они зависят от калибра и характера сверловки ствола (чок, получок, цилиндр), количества дроби, сорта пороха и его качества, характера пыжей и т. д. Поэтому для установления дистанции выстрела вряд ли можно пользоваться сводными таблицами за­висимости рассеивания дроби от дистанции выстрела. В каждом конкретном случае для решения вопроса о расстоянии, с которого произведен выстрел, необходимо провести экспериментальные выстрелы из того же ору­жия и теми же боеприпасами в условиях, близких к дей­ствительным.

    Ранения из дробовых ружей в большинстве случаев бывают слепыми, и поэтому при вскрытии трупа тре­буется обнаружить и изъять застрявшие дробины, пы­жи, остатки пороха и т. д. Эти объекты в дальней­шем можно использовать для идентификации боепри­пасов путем сравнения их с боеприпасами, изъятыми у подозреваемого. Для диагностики дробовых ранений важное значение имеет рентгенологическое исследо­вание.

    Повреждения от взрывов снарядов, мин, гранат, за­палов и взрывчатых веществ обычно являются результа­том несчастного случая. Характерной особенностью является прежде всего их множественность и распро­страненность на теле. Нередко поражается почти вся по­верхность, обращенная в сторону взрыва.

    Объем и характер повреждений зависит от величи­ны заряда взрывчатого вещества, свойств оболочки сна­ряда и расстояния взрыва от тела. Наибольшие разру­шения происходят при близкой дистанции, так как при этом проявляют свое дей­ствие также взрывная волна и осколки снаряда.

    В судебно-медицинской практике чаще всего при­ходится сталкиваться с повреждениями от взры­вов снарядов в непосред­ственной близости от по­страдавшего. Для таких случаев характерны об­ширные разрушения ча­стей тела, которые непо­средственно соприкаса­лись со снарядом или на­ходились вблизи от него (рис. 18). Так, при взры­ве снаряда в руке часто наблюдается отрыв кисти или части руки и т. д. До­казательством взрыва в непосредственной близо­сти от тела, помимо мно­жественности и обширно­сти повреждений, служит закапчивание одежды и поврежденных частей, опаление одежды и кож­ных волосков.

    При взрыве на неблизком расстоянии образуется од­но или несколько осколочных повреждений, которые внешне иногда напоминают пулевые. Большую помощь при обнаружении в теле осколков снаряда оказывает рентгенографическое исследование.

    Повреждения из самодельного оружия, атипичными снарядами и холостыми выстрелами встречаются в судебно-медицинской практике редко. Самодельное огне­стрельное оружие очень разнообразно по конструкции и используемым боеприпасам (дымный порох, соскобы спичечных головок, самодельные пули, металлические шарики, гвозди и т. д.), и поэтому причиняемые повреж­дения отличаются большим многообразием.

    Рис. 18. Повреждения от разрыва мины

    При выстрелах холостыми патронами (без пули) воз­никновение повреждений обусловлено действием поро­ховых газов и других факторов близкого выстрела. Та­кие повреждения обычно ограничиваются надрывами кожи и мягких тканей, однако иногда наблюдается пе­реломы костей и разрывы внутренних органов со смер­тельным исходом.

    Методы исследования огнестрельных повреждений. Нередко следы близкого выстрела в силу тех или иных причин плохо различимы либо вовсе неразличимы. На темных ворсистых тканях копоть и порошинки при про­стом осмотре глазом могут остаться необнаруженными, особенно если область поражения обильно залита кровью. В таких случаях можно выявить копоть фотографирова­нием в инфракрасных лучах. В настоящее время для исследования в инфракрасных лучах используются ин­фракрасные преобразователи, с помощью которых быст­ро можно просмотреть значительные участки прислан­ных на экспертизу объектов.

    На залитых кровью кожных покровах и одежде ко­поть и порошинки могут быть выявлены также путем осторожного отмывания или вымачивания крови водой. На отмытых таким образом от крови тканях начинает выступать черно-сероватый налет копоти. Выявить ее в области огнестрельного повреждения возможно также путем обтирания края раны куском белой бязи. Если в области раны имелась копоть, то после отмывания в воде на белой ткани отчетливо выступает черное пятно.

    Копоть и порошинки на одежде и коже обнаружи­ваются также путем непосредственного исследования по­верхности объекта с помощью сильной лупы или микро­скопа. Частицы копоти и порошинок, внедрившиеся в кожу, удается обнаружить при гистологическом исследо­вании. Следы ружейной смазки выявляют иногда с по­мощью ультрафиолетовых лучей.

    Для обнаружения частичек металла, отложившихся в области входного отверстия и раневого канала, приме­няют рентгенологическое исследование. Количество ме­талла и его химический состав выявляют при химиче­ских, спектральных, электрографических исследованиях, а также методом цветных отпечатков. Полученные дан­ные можно использовать для идентификации оружия и боеприпасов.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.