10. ЧТО ДЕЛАТЬ? - Технический анализ Социальных Систем - Абубакар Самбиев - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 49      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.

         10. ЧТО ДЕЛАТЬ?

         Философы лишь различным образом объясняли мир. Задача же состоит в том,

    чтобы изменить его.

         Карл Маркс

         Ответ  на поставленный вопрос зависит от того, что мы  хотим получить в

    результате  своих  действий,  от  цели, которой мы руководствуемся. Согласно

    условиям конкурса, объявленного  "Гермесом",  надо  найти  пути  духовного и

    экономического возрождения России.

         В свете всего сказанного выше,  вывод  простой:  надо повышать качество

    элементов, снижать  внутреннюю  конфликтность  системы.  То  есть,  граждане

    России должны совершенствовать сами себя.  Однако если "по капле выдавить из

    себя  раба", то первым следствием этого будет ухудшение  и осложнение  жизни

    человека,  совершившего  этот нравственный  подвиг. Он не может  лгать,  что

    позволяют себе  другие, брать и давать взятки, строить интриги, использовать

    служебное   положение  в  личных  целях  и  т.  д.  В  существующей  системе

    общественных отношений такой человек будет изгоем и общество, в той или иной

    форме будет с ним бороться до  тех пор,  пока он  не  станет  "как  все". "Я

    слышал о  множестве конфликтных ситуаций, где человека  (обламывали( до  тех

    пор,  пока он  не  жертвовал  своими моральными  принципами,  не  приобретал

    навыка, нарушая закон, оформить это нарушение юридически одобренным  образом

    и тем продемонстрировать уважение к законодательству как  таковому"  [14]. С

    тех пор, как Л. Невлер написал эти  строки, если что и изменилось в  России,

    то  в худшую сторону. Сейчас  антиобщественные действия  стали вроде бы даже

    "хорошим тоном".

         Подлецом быть  несравнимо выгоднее.  У них огромное преимущество -- они

    не ограничены в выборе средств  для достижения своих целей и  цели у них под

    стать  средствам.  Если же человек честен, принципиален,  то  он, во-первых,

    ограничен в выборе целей деятельности, во-вторых, ограничен в выборе средств

    для  ее достижения.  Поэтому он предсказуем, так как  не имеет  той  свободы

    маневра, какую имеют его оппоненты и легко уязвим.

         Доброта человека ограничена  его душевными,  физическими, финансовыми и

    другими возможностями. Оказывая кому-либо помощь каждый неизбежно  ослабляет

    свои позиции  в  повседневной борьбе за  существование. Если же мы настолько

    сильны в своих  убеждениях,  что способны преодолеть любые трудности  во имя

    помощи  ближним, то  с большой  долей вероятности можно  утверждать,  что  в

    скором  или  отдаленном будущем окажемся у  разбитого корыта:  ни нормальной

    семьи, ни своего  угла, ни запасов на черный день.  Не случайно так  уважают

    людей, которые  ради  помощи окружающим отдали  жизнь  в прямом смысле этого

    слова. Мать Тереза,  Альберт  Швейцер,  Януш  Корчак. Но  как  мало желающих

    повторить их подвиг.

         Гораздо  больше  желающих  повторить достижения,  например,  Александра

    Македонского.  Конечно,  это   смертельный  риск,  и   рискует   не   только

    завоеватель, он подвергает риску и уничтожает тысячи людей. Но  за этот риск

    и  воздается полной  чашей.  Тут и несметные сокровища, и дорогие  одежды, и

    наложницы,  и  всемирная  слава  при  жизни  и после смерти  (слава  намного

    превосходящая  известность,  например,  Януша  Корчака), и  тысячи рабов,  и

    множество  почитателей  и  последователей,  летописцев, поэтов  и писателей,

    желающих воспеть "ратный подвиг". Мало кто задумывается над убожеством цели,

    ради которой приносятся жертвы. "Убей одного -- и ты убийца, убей миллион --

    и  ты  завоеватель".  Пантеон наших  героев преимущественно составляют  люди

    войны.  Попросите перечислить самых  известных  людей,  и вам насчитают вояк

    "понарошку"  (героев  боевиков), и реальных  (наполеонов разного калибра), у

    которых общее  одно -- они  прославились убийствами. "Не  раздобыть надежной

    славы покуда кровь не пролилась" (Булат Окуджава). Это уже мы им приписываем

    величие  помыслов   и  действий.  Действительно,   чтобы  убивать   в  таком

    количестве,  нужно  быть  незаурядным  человеком. Но  всякий ли  незаурядный

    человек велик? Почему из незаурядности Чикатило не следует его величие? Мало

    убил?  Тем  более,  что  все люди  незаурядны, мы просто  не даем себе труда

    выяснить,  в  чем  именно  незаурядность  каждого.   Если  незаурядность  не

    выражается большим  числом  жертв  или круглым  счетом  в  банке,  то  такая

    личность нам просто неинтересна.

         Более того, и в годы войны, и в годы мира  целенаправленно преследуются

    лучшие  представители общества.  Серость, посредственность, злоба не терпят,

    когда рядом с  ними оказывается что-либо более чистое и возвышенное, чем они

    сами.  В  начале перестройки  прессу захлестнул  целый  поток  публикаций, в

    которых рассказывалось о том, как общество (в  то время все любили валить на

    "партократов",  но  они  не  смогли бы  нанести  столько  вреда, если  бы не

    пользовались  поддержкой  масс) преследует  людей  принципиальных,  честных,

    незаурядных. Где-то изживали с работы честного милиционера, где-то не давали

    работать талантливому изобретателю, где-то преследовали диссидентов... Людей

    доводили до  общепринятых норм серости,  после чего  успокаивались.  Если же

    попадались  крепкие  духом, то их  уничтожали. Тема перестала быть модной  и

    сошла  на  нет,  а  проблема  осталась.  Происходит это как-то между прочим,

    незаметно для самого общества, потому что таких людей единицы, а серых много

    и налицо значительное численное  преимущество последних, которое они успешно

    реализуют.

         Мешая интеллектуальной и нравственной элите,  совершенно  необязательно

    люди  действуют  из  каких-то корыстных соображений. Кто  не хотел  бы  быть

    лучше?  Но здесь  вступает  в действие  и  обычный  конформизм обывателя,  и

    невыгодность и непрестижность интеллекта, нравственного поведения, здорового

    образа жизни.

         В  то  же  время,  общество не может жить без  качественных  элементов.

    Поэтому  создаются  заповедники,  где  они  могли  бы   себя  проявить.  Это

    коллективы, работающие  над  техническими  проектами,  которые имеют большое

    значение, например,  для  обороны,  где  собирается  интеллектуальная  элита

    общества.  Это спорт  высших  достижений,  где собирается наиболее физически

    подготовленная   часть  общества.   Это  творческие  объединения  работников

    искусства, например, известные театры и оркестры. От наличия таких подсистем

    в обществе,  их количества  и степени элитности зависят  как престиж страны,

    так  и само  ее  существование. С одной стороны, с качественными  элементами

    борются, с другой их терпят как неизбежное зло.

         Самосовершенствуясь,  люди обычно охватывают  этим  процессом  какую-то

    одну   сторону  своего  бытия.  Очень  часто  встречаются   интеллектуалы  с

    подорванным  физическим  здоровьем  (не  случайно  стереотип  интеллектуала,

    который  сложился в общественном сознании  --  это чахлый очкарик),  образцы

    физического здоровья, не имеющие  ни ума, ни совести ("сила есть --  ума  не

    надо").  Людей,  которые  счастливо   и  гармонично  совместили  бы  в  себе

    интеллектуальное,  физическое  и нравственное здоровье  ничтожно  мало. Труд

    этих  одиночек, при  всем  своем  благородстве  и  общественной  полезности,

    обществом, мягко говоря, не поощряется.

         Есть и коллективные  попытки самосовершенствования. Коллективные усилия

    более   эффективны,  но  и  к  ним   применимы  те  же  оговорки,  что  и  к

    индивидуальным:  однобокость  развития, оторванность взаимосвязанных  сторон

    жизни  друг от  друга, безразличное, в лучшем  случае, отношение общества  к

    деятельности  таких   организаций.  Эти  коллективы,   встречая  непонимание

    общества, склонны  замыкаться в  узком кругу посвященных  и их деятельность,

    будучи  объективно полезной для  общества, самого  общества не  меняет. Сами

    идеалы  самосовершенствования зачастую  подменяются какими-то  прозаическими

    целями,  имеющими мало общего  с гармонизацией  человека. Вместо  достижения

    физического здоровья -- достижение каких-то спортивных  результатов, нередко

    в  ущерб здоровью,  вместо нравственного  прогресса -- изучение канонических

    документов какой-либо идеологии, которая объявляется лучшей, вместо развития

    интеллекта  --  бессистемное  накопление информации,  большая часть  которой

    никогда не  пригодится,  изучение стандартных  методов  решения  стандартных

    задач.  По сути  это  подмена  неизмеримых категорий  измеримыми.  При  всей

    полезности  такой  деятельности, она не дает того эффекта, который могла  бы

    дать  при более  осознанном, комплексном подходе к проблеме. К тому  же, под

    видом  всевозможных  организаций по  духовному  совершенствованию  возникают

    антисоциальные группы (секты  "Аум  Сенрике", "Белое братство")  подрывающие

    веру в  саму  идею  таких  сообществ,  под  видом  спортивных  секций  могут

    создаваться преступные группировки и т. д.

         Люди  и  организации,  провозглашающие  своей  целью  совершенствование

    человека, всегда оказываются  вынужденными занимать оборонительную  позицию.

    Они всегда рабы ситуации, а не хозяева положения. Как сохранить здоровье при

    постоянном  ухудшении  экологической обстановки?  Как не свихнуться  от  тех

    тягот,  что  выпадают на  долю  простых  людей? Как  сохранить  человеческое

    достоинство в том притоне, которым становится общество?

         Но  и это  не  все. Есть технология разрушения личности. Она  прекрасно

    описана Максимовым  [12, 13].  В  обществе  всегда  есть  отдельные  люди  и

    общественные институты, которые эту технологию тайно  или  скрыто, более или

    менее  последовательно совершенствуют и осуществляют. Порой  реализация этой

    технологии   принимает   государственные   масштабы   и   тогда    возникают

    концентрационные (фильтрационные) лагеря,  тюрьмы, в  которых калечат  и/или

    уничтожают тысячи и миллионы людей.

         Есть военная техника, прямое назначение которой -- уничтожение людей. И

    в этой  области  человечество достигло  больших успехов.  Эти  успехи  можно

    посмотреть на  специальных выставках. Время от времени  люди  испытывают эту

    технику  друг  на  друге.   Испытания  подтверждают  эффективность  новейших

    технических средств. Но прогресс не стоит на месте.  Завтра мы будем убивать

    друг  друга  еще  более эффективно, чем сегодня, и  выбор средств  для этого

    будет гораздо разнообразнее.

         В решении противоположной  задачи успехи гораздо  скромнее.  Мы  готовы

    лить  слезы над высосанными из пальца трагедиями,  которые нам круглосуточно

    показывает телевидение, но не замечаем реальных трагедий, которые происходят

    у нас на глазах, стоит нам выйти  за порог нашего дома. Кстати,  мы являемся

    соавторами   этих  трагедий.  Арсенал   средств   уничтожения  и  разрушения

    несравнимо  больше  и  эффективнее, чем  арсенал средств созидания.  Тем  не

    менее, существуют технологии совершенствования  человека: различные  системы

    повышения   уровня  образования  и   квалификации,   поддержания   здоровья,

    нравственного   совершенствования.  Разумеется,   формирование   гармоничной

    личности  всегда  будет  искусством и  было бы нелепо  сводить его  к  сумме

    технологий, но знание принципов гармонизации намного облегчает задачу.

         Можно  было  бы  предложить  государственную  программу  реформирования

    общества.  Но, во-первых,  автору  этого  никто  не поручал; во-вторых, если

    вдруг найдется  политик, которому  станет интересно  изложенное и он захочет

    сделать из  него какие-то выводы для себя, то сможет это сделать без особого

    труда; в-третьих, государство занято другой,  как оно  считает, более важной

    задачей   --  построением  демократии.  К  тому  же  вид  этой  "демократии"

    заставляет  сильно  сомневаться  в   здравомыслии   и   добросовестности  ее

    строителей.   Поручить  реформирование  общества   таким  строителям  значит

    дискредитировать саму идею.

         Итак,  мы  хотим  создать  качественную  СС,  более  качественную,  чем

    существующие,  прогресс которой  не зависел бы от  случайных  факторов вроде

    конкретной личности, находящейся у  руля власти, наличия природных ресурсов,

    рыночной конъюнктуры и других. Во-первых, эта СС, как следует из предыдущего

    повествования,  должна состоят  из  качественных  элементов. Во-вторых,  она

    должна  быть  построена таким  образом,  чтобы  свести  к минимуму,  а лучше

    исключить полностью  конфликты внутри нее,  а если возможно, то и  с другими

    СС. В-третьих... хотелось  указать здесь цель, во имя  которой создается эта

    система,  но  чтобы не  в  дальнейшем  возникало  вопросов, давайте  немного

    отвлечемся от перечисления требований. Что есть  главный продукт  СС? Это не

    тонны проката, не деньги в банке, не обширные территориальные приобретения и

    другие ценности, которые многим  представляются бесспорными. Это люди. Все в

    обществе делается  людьми и для людей. А  раз люди,  то надо  позаботиться о

    том, чтобы  этот  главный продукт  был  качественным.  Поэтому третий  пункт

    нашего перечня будет  выглядеть так: главная цель СС,  которой подчинены все

    остальные  --   качество  ее   элементов,   их  нравственное,  физическое  и

    интеллектуальное совершенство.

         Не  будем  торопиться,   и  пытаться  строить  ее  в  масштабах   всего

    государства  сразу.  Такое  уже  было и приводило к  плачевным  результатам.

    Чрезмерная  и необоснованная уверенность только повредит.  Построим  сначала

    опытный образец  и  посмотрим, как  он  будет действовать. Если  эксперимент

    окажется удачным, то  его можно будет  расширять, с целью определить границы

    применимости найденных социальных решений. В противном случае ущерб обществу

    будет  минимальным   и  сводится  он  будет  к  личным   потерям  участников

    эксперимента. Естественно,  участие должно быть всецело добровольным.  Кроме

    того,  этот  эксперимент  должен осуществляться независимыми людьми, так как

    социальные   науки,  как   никакие  другие  подвержены   влиянию   интересов

    политических  партий,  а нас интересуют  не  их  интересы,  а истина и благо

    людей. Начали?

         А  начать  придется  с  экономики.  Должна  же  эта  система на  что-то

    существовать. Еще  нет общества, в котором не  нужно  было бы трудиться. При

    капитализме  людей  заставляет  работать  страх  остаться   без  средств   к

    существованию.  При социализме  этого страха  нет,  все  получают  некоторую

    денежную  сумму, которую государство  считает достаточной.  Поскольку  такая

    система   не  стимулирует   производительный  труд,  то  возникает   система

    внеэкономического стимулирования: правоохранительные органы ведут  охоту  на

    тунеядцев. Страх голодной смерти заменяется страхом перед органами власти.

         Но  человек  может работать не только  из страха.  Его может двигать  и

    интерес к работе,  и чувство долга,  и другие мотивы, более возвышенные, чем

    чувство  страха.  При  этом  собственно деньги,  не  теряя  своего значения,

    переходят  на второй  план.  Как,  заменить  одну систему  внеэкономического

    принуждения  другой,  еще более ненадежной? А это уж у  кого какая  совесть.

    Есть совесть,  которой вроде бы и нет, есть совесть кристально чистая. А как

    оценивать трудовой вклад  каждого гражданина?  А никак.  Предлагается ввести

    уравнительную  систему оплаты труда,  более уравнительную, чем  это было при

    большевиках.  На  каждого  регулярно  выдается определенная денежная  сумма,

    потому что каждый делает для  коммуны  все, что  в его силах, коммуна делает

    для  каждого  все, что в  ее  силах.  На  иждивенцев выплачиваются  пособия.

    Социальные    гарантии   --    стопроцентные.    Выплаты   не   зависят   от

    производительности труда гражданина, его  качества, количества  отработанных

    дней,  профессии,  служебного  положения  и  иных  факторов.  В   Китае  это

    называлось "железная миска риса".

         Возникает  важный  вопрос:  а каковы же размеры этой "миски"? В  том же

    Китае, в других соцстранах миска  была  железной только для рядовых рабочих.

    Чем  выше  поднимался  человек  по  служебной лестнице,  чем больше  он имел

    связей,  чем более  высокие  посты  занимали  его  покровители, чем  большие

    материальные ценности  были  в  его  распоряжении,  тем более эластичной она

    становилась.

         Если миска такова,  что позволяет только поддерживать существование, то

    люди из такой СС просто разбегутся в другие СС, где жизнь лучше. Может быть,

    привлекательность идеи для отдельных ее приверженцев окажется столь  велика,

    что они готовы будут терпеть эти тяготы. Но в этом случае от самой идеи, как

    и от ее ретивых приверженцев, останутся кожа да  кости. На  голодный желудок

    приходят  мысли  только  о  еде.   Тут  уж   не  до  гармоничного  развития.

    Естественно, члены сообщества должны быть сыты и обеспечены.  Если у них это

    не получается,  значит,  они сами в  этом виноваты. То ли трудятся не  очень

    эффективно, то ли результаты  труда  распределяют неравномерно. Но сытость и

    обеспеченность не  самоцель,  а  одно из  условий  формирования  полноценной

    личности.

         Возможно,  впечатлительных  читателей  шокирует  такой  подход,  и  они

    заподозрят  автора в непоследовательности.  Столько слов об экономике, чтобы

    потом  эту  экономику  игнорировать.  Ни  в  коей  мере  не  отказываюсь  от

    сказанного.  Хочу только внести поправку. Все сказанное верно, если  считать

    материальный  стимул   единственно   возможным.   Нас   долго   учили,   что

    "нетрудящийся да не ест", что высшей справедливостью является справедливость

    бухгалтерская, которая  заключается в жесткой связи между затратами труда  и

    его экономической оценкой. Но:

         Есть много видов деятельности,  которые не имеют четкого экономического

    выражения.  Это  труд учителей, врачей, художников и  других работников,  не

    занятых  в  производственной  сфере.  Любая   попытка   подсчитать  денежный

    эквивалент  их труда  в любом случае будет весьма спорной и условной. Вообще

    экономическая  оценка   труда  любого  работника,  даже  если   он  занят  в

    производственной сфере, спорна в любом случае. Поэтому вопрос кому и сколько

    платить -- это вопрос скорее  общественного соглашения,  чем  справедливости

    или  экономики.  Советские хоккеисты играли не хуже канадских, хотя получали

    за это несравнимо меньше;

         Очень  часто  зарплата зависит не от степени квалификации  работника  и

    экономического  эффекта  его  деятельности,  а  от  степени  его  влияния на

    распределение  доходов   в   некоторой   экономической  системе,   характера

    распределения   и   от  величины  этих  доходов.   Уборщица,  работающая   в

    преуспевающей компании,  весьма  вероятно,  будет  зарабатывать больше,  чем

    выполняющая ту же работу в государственном учреждении, и не потому, что труд

    первой  более  ценен  и  значим,  чем  второй,  а  потому,  что  больше фонд

    заработной  платы. Два руководителя, имеющие одинаковую зарплату, совершенно

    не обязательно  имеют равные способности к управлению предприятиями. Один из

    них  может  быть трудягой, который  обеспечивает неуклонный рост  доходов  и

    престижа фирмы, а  другой может быть  просто временщиком, медленно убивающим

    возглавляемую  им  организацию.  Но  в  обоих   случаях  менеджеры  заведуют

    распределением доходов, и при этом, естественно,  в первую очередь учитывают

    собственные интересы;

         Весьма  часты  ситуации, когда люди получают  доходы  от  деятельности,

    которую никак не назовешь не только экономически, но и общественно полезной,

    хотя внешне это и  может быть  юридически оформлено, например, от  доходы от

    производства табачных и алкогольных изделий;

         В любом обществе есть значительное число иждивенцев. Вряд ли мы назовем

    разумным или гуманным человека, который  предложит не кормить их, потому что

    они не работают;

         Доходы  могут  быть  получены  за  счет  услуг, оказанных  по  заведомо

    кабальным условиям  человеку, оказавшемуся в затруднительном  положении. Это

    может быть выгода от покупки товара у человека, которому срочно понадобились

    деньги,  или  наоборот,  доход  от  продажи  товара  по  спекулятивной  цене

    человеку, для  которого  этот  товар  жизненно  необходим.  Это  могут  быть

    адвокатские, медицинские и любые другие подобные "услуги";

         Доходы могут быть получены за счет производства и реализации продукции,

    которая никогда  не  понадобится, например, стратегических ракет и  ядерного

    оружия;

         Право  одних людей богатеть предполагает  "право"  других нищать и  чем

    больше и  богаче финансовая олигархия, тем больше  нищих и тем они беднее. В

    обществе все уравновешено,  и если вы разбогатели, значит, кто-то разорился.

    И  что это  за право, которым нельзя  воспользоваться? Если  бы этим  правом

    могли воспользоваться все, то нищих бы не было.

         Недостаток   решения  об   уравнительных  выплатах  очевиден:  исчезает

    экономический стимул к труду. А каковы же достоинства этого решения?

         нет экономических стимулов к карьеризму (начальник получает столько же,

    сколько и подчиненный), обману членов коммуны и контролирующих органов;

         поскольку  нет  страха потерять  место  работы,  то любое подразделение

    может быть распущено моментально, как только в нем исчезнет необходимость, а

    его работники будут трудоустроены в то место,  где они  пожелают трудиться и

    где их труд  общественно необходим, поэтому вместо того, чтобы вредить своим

    существованием в структуре, общественная необходимость в которой отпала, они

    будут приносить пользу там, где это нужно обществу;

         отсутствие страха перед  безработицей, гарантированность доходов должны

    благоприятно отразиться на психологическом климате коммуны;

         нет расслоения общества на классы, а потому нет классовых конфликтов.

         Деньги берутся  из  доходов от экономической  деятельности коммуны. Они

    расходуются  на выплату  денег  членам  коммуны, финансирование  социальных,

    коммунальных и иных нужд, строительство  жилья для вновь вступивших членов и

    их обустройство.  Коммуна  никоим образом  не покушается на личное имущество

    граждан. Оно не обобществляется и не может  быть использовано никаким другим

    образом  для общественных  нужд.  Единственным  источником  доходов является

    общественно полезный труд членов коммуны. Все остальные -- перераспределение

    личного имущества граждан, мошенничество, воровство и другие -- несовместимы

    со статусом члена коммуны.

         Любой человек  может  в  любое  время добровольно  вступить в коммуну и

    выйти из нее. При поступлении в коммуну он  тут же обеспечивается жильем, за

    ним сохраняется все его  имущество и ему выплачиваются подъемные. При выходе

    из  коммуны  к  нему не  может  быть  применено  никаких  санкций  и за  ним

    сохраняется все движимое имущество, которое у него есть на момент выхода.

         Каждый  член  коммуны всегда и  везде находится  под  ее  защитой.  При

    необходимости,  в  случае  угрозы  его  жизни,  здоровью, благополучию,  ему

    оказывается  любая  необходимая  помощь, которую  коммуна  в  состоянии  ему

    оказать.

         Для того, чтобы стать членами коммуны люди должны  признавать принципы,

    на  которых построена коммуна,  а во-вторых,  следовать  им. Если  же  вновь

    вступившие  их нарушают, то они  исключаются из сообщества.  Но таковы общие

    требования  любой  СС,  так  что здесь  нет  ничего  необычного. Ни  одна из

    существующих  распространенных идеологий  не  призывает к уничтожению других

    людей, к паразитизму,  аморальному  поведению и т.  д.  А потому  коммуна не

    требует вступающих в нее отказа от той идеологии, которой они придерживаются

    на момент вступления, и не проводит никакой  работы по их  "перевоспитанию".

    Важен человек, а идеология такова, каков он сам.

         Естественно,  такая   система   рай   для  паразитов,   если   дать  им

    расплодиться.  Нужны   какие-то   защитные   меры.  Если  человек   начинает

    имитировать трудовую деятельность или  иным образом уклоняться от нее, то он

    исключается  из  коммуны. Естественно также, что в  такой СС миллионером  не

    станешь. Но она и не  создается для того, чтобы плодить миллионеров (правда,

    для этого  не предназначена ни одна система,  но в  этой  это  невозможно  в

    принципе).  Если  же  у  вас  именно эта  цель, то лучше найти другую  СС, в

    которой это возможно.

         ОБРАЗОВАНИЕ  И ВОСПИТАНИЕ.  В воспитании каждого человека участвуют все

    члены  общества,  независимо  от того,  какое это общество. А  раз  так,  то

    воспитание -- проблема не только родителей, это  проблема общественная. Если

    невоспитанно общество, то дети тоже будут невоспитанными.

         Воспитание детей  признается общественно полезным трудом и трудом самым

    важным. Кроме признания за воспитанием такого статуса принимаются конкретные

    меры,  направленные   на   повышение   эффективности   процесса   воспитания

    нравственно,  физически  и интеллектуально  здоровой личности. К числу таких

    мер относятся создание сети учреждений  здравоохранения, образования, охраны

    материнства  и детства,  педагогических  консультаций.  Все  эти  учреждения

    функционируют полностью за счет коммуны.

         Какие  родители не хотят, чтобы  их дети были воспитанными,  здоровыми,

    умными? А раз они этого хотят, то должны этому  учиться. Поэтому при  школах

    создается  сеть   педагогического  ликбеза  и  обмена   опытом   воспитания.

    Воспитание и образование неразрывно связаны между  собой.  Задача родителей,

    школы,  общества  в  том,  чтобы  обеспечить гармоничное развитие  личности.

    Недопустима  ситуация,  когда  рост  уровня  знаний осуществляется  за  счет

    физического  или  нравственного  здоровья  детей,  так  же  как  недопустима

    обратная  ситуация. Кроме того, и родители, и дети,  и общество должны тесно

    координировать  свои  действия в этом  направлении и их  интересы ни  в коем

    случае  не должны вступать  в  противоречие  друг  с  другом.  Образование и

    воспитание  должны  быть неразрывно  связаны.  Физическое  воспитание  детей

    должно  быть равноправным  предметом  обучения.  Под  физическим воспитанием

    подразумеваются  не  только  уроки  физкультуры,  но  и  обучение  принципам

    поддержания здоровья: гигиене,  аутотренингу и другим. Кроме того, отдельным

    предметом,  столь  же  важным,  как  и все  остальные,  должен быть  предмет

    "нравственное воспитание".

         Обучение  ведется не столько с целью дать детям некую сумму  знаний, но

    дать  им  навыки практического  использования этих знаний,  умение и желание

    разумно организовать  свой труд, учебу, отдых, использовать свой потенциал в

    общественно  полезных целях. Знание, которое  не  применяется  на  практике,

    остается  мертвым  грузом  и  забывается.  Это  как неиспользуемые  основные

    средства: на  них затрачены деньги, а  они  не дают никакой  отдачи. Поэтому

    кроме  знаний нужно умение  применять их на практике.  Следовательно, высшим

    критерием  оценки  знаний,  физического  и нравственного  здоровья  учащихся

    является  практика, а  не  отметка в дневнике.  Система  оценок является  не

    самоценным фетишем, а одним из инструментов формирования совершенной во всех

    отношениях личности.

         Общество всячески старается вызвать интерес детей к  обучению, привлечь

    их к  общественно полезному труду на  возможно  более  ранней стадии. Причем

    детский   труд  --  это  не  затыкание  дыр,  оставленных   взрослыми  и  не

    эксплуатация детского  труда  во  имя получения  дополнительной  прибыли,  а

    посильный общественно  полезный труд,  от которого получает пользу коммуна в

    целом,  труд, цель которого,  помимо  прямого  результата труда,  который  в

    данном  случае   не  является  главным,  приобретение   трудовых  навыков  и

    вовлечение учащихся в общественно полезную деятельность.

         Между   детьми  и   взрослыми  должны  быть  отношения   партнерства  и

    сотрудничества. Всякая взаимная подозрительность, непонимание  и недоверие в

    отношениях между ними является опасным симптомом общественного нездоровья.

         Конечная  цель системы образования и воспитания:  добиться того,  чтобы

    подрастающее поколение  было  гарантировано качественным, то есть, принимать

    все   необходимые  меры,  чтобы  человек  гарантированно  обладал   железным

    здоровым,  имел  гарантированно  высокое образование  и  был  гарантированно

    честным человеком.

         ЗДРАВООХРАНЕНИЕ. Общество  прямо заинтересовано  в  физическом здоровье

    своих   граждан,   а   потому  создает  и  всемерно   поддерживает   систему

    здравоохранения, которая полностью финансируется за счет коммуны.

         Основной  упор  в   этой  системе   должен  делаться  на   профилактику

    заболеваний,  а  потому  должна  регулярно проводится  диспансеризация всего

    населения.  При этом и  в профилактике  и в лечении основными должны быть те

    методы,  которые  минимально  связаны   с  медикаментозным  и  хирургическим

    вмешательством  и требуют  активного  участия  в излечении  самого пациента.

    Большинство  из  ныне существующих  методов лечения  предполагают  пассивное

    поведение больного, который является объектом медицинских опытов. Его лечат,

    а  он  сам,  ресурсы его  организма  оказываются  незадействованными  в этом

    процессе. Особый упор  на этом моменте делаю потому, что  считаю  проявление

    паразитизма и иждивенчества недопустимым в любой сфере и  любой форме, в том

    числе и в этой.

         Граждане также заинтересованы в том, чтобы быть здоровыми, а потому они

    ведут здоровый образ жизни, не курят и не пьют, не говоря уж об употреблении

    наркотических веществ. Коммуна последовательно осуществляет  меры  по охране

    труда, защите экологии.

         Кроме   того,   коммуна  специально   приглашает   ученых,   педагогов,

    изобретателей  и  других людей,  кто своим трудом доказывает  свое  качество

    специалиста  и   человека,  чьи  знания   и  опыт   могут   помочь   в  деле

    самосовершенствования коммунаров.

         УПРАВЛЕНИЕ  осуществляется  депутатами,  избираемыми  членами  коммуны.

    Количественный  состав зависит  от  того, насколько  успешно  осуществляется

    работа Правления и может изменяться по необходимости. Никаких дополнительных

    прав и привилегий депутаты не имеют. Любой член  коммуны может быть в  любое

    время избран членом Правления, и  любой член Правления  может быть  в  любое

    время отозван из него.

         Решения принимаются простым большинством голосов.  На стадии обсуждения

    каждый  вправе   высказывать  любое  мнение.  После   принятия  решения  оно

    становится обязательным для всех членов коммуны. Никто, в том числе  и члены

    Правления, не  вправе саботировать принятые  решения,  вести агитацию против

    решений, принятых Правлением и иным образом подрывать авторитет Правления  и

    принятых  им  решений.  Депутат,  нарушающий  эти  правила,  исключается  из

    Правления. По истечении установленного при принятии решения срока, Правление

    обязано  рассмотреть  ход реализации решения, последствия, к которым привели

    его принятие  и  реализация, скорректировать его,  если результаты оказались

    недостаточно хорошими или отменить, если его реализация привела к негативным

    последствиям и принять меры для их ликвидации.

         В  коммуне нет  политических и  иных партий  и  фракций. Энергия членов

    коммуны идет не на дрязги и разборки,  а на созидательный труд во имя общего

    блага.

         Заседания  Правления  всегда  проводятся открыто.  Любой  член  коммуны

    вправе прийти на любое заседание и высказать свое мнение по любому вопросу и

    депутаты обязаны его учесть  при обсуждении. Члены коммуны могут участвовать

    в  принятии  решений  не  только  путем  личной  явки,  но  и  передав  свои

    соображения  членам Правления  по телефону,  письменно  или с помощью любого

    другого доступного им средства связи. Авторы предложений и замечаний обязаны

    назвать себя.  Члены  Правления обязаны зарегистрировать  подобные  сигналы,

    обсудить  их,  при необходимости принять решения. В любом  случае они должны

    сообщить о предпринятых ими действиях автору предложения, замечания, критики

    и   аргументировать  свой  ответ.   Члены  коммуны,  не  являющиеся  членами

    Правления,  но  активно  участвующие  в  его   деятельности  и   выдвигающие

    предложения, представляющие  практический  интерес,  могут  быть  включены в

    состав Правления. При  необходимости расширения состава Правления или замены

    кого-либо  из  выбывших  членов Правления их  кандидатуры  рассматриваются в

    первую очередь.

         Решения  по  любым  неотложным  вопросам,  от  которых  зависят  жизнь,

    здоровье и  благополучие коммуны в целом и любого из  ее членов и разрешение

    которых  требует принятия решений Правлением, принимаются  безотлагательно в

    любой день недели и любое время суток. В этом случае помимо принятия решения

    по  конкретному вопросу анализируются причины возникновения опасной ситуации

    и  принимаются  все  необходимые  меры  по  недопущению  подобных случаев  в

    дальнейшем.

         В  коммуне  нет никаких правоохранительных и иных специальных  органов,

    принуждающих людей исполнять решения  Правления, соблюдать правила поведения

    в  коммуне,  действовать  тем или  иным образом.  Это их  долг,  который они

    выполняют добровольно, с осознанием своей ответственности. При возникновении

    ситуации,  угрожающей  жизни,  здоровью  и  благополучию   членов   коммуны,

    целостности коммуны  коммунары общими усилиями  пресекают  подобное развитие

    событий,  анализируют  ситуацию  с  целью установления причин  и, в  случаях

    установления  виновности  конкретного   лица,  применяют   необходимые  меры

    воздействия  вплоть   до   исключения  из  коммуны.  В   случаях   нарушения

    законодательства   об   этом    ставятся   в   известность   соответствующие

    государственные органы.

         Все перечисленное  относится к вопросам общего  руководства.  А как  же

    управление  подразделениями?  В  условиях демократии очередной  руководитель

    избирается минимум на четыре года. За это время он успевает обрасти связями,

    деньгами,  общественным  положением и другими  благами  цивилизации, которые

    улучшают его жизнь, которая и до избрания была не  столь плохой. Поэтому  не

    так уж  мало тех,  кто желает сесть за руль единственно  из желания улучшить

    свое материальное и общественное положение, а не из заботы о благе народа.

         Очевидно, что для уменьшения возможностей злоупотребления властью  надо

    бы  этот срок,  насколько  это  возможно,  сократить.  Представим  себе, что

    руководитель избирается на меньший срок,  скажем на один день. В этом случае

    он не успевает отдалиться  от своих  избирателей  так далеко,  чтобы целиком

    забыть  об их  интересах.  Правда,  ежедневные  выборы стоят очень  и  очень

    дорого, но  эту  проблему можно  легко  обойти, если установить очередность.

    Тогда каждый будет знать: сегодня президентом будет Вася, а завтра Ваня.

         Вводить  в  масштабах государства  такое  управление было  бы  наивно и

    опасно, но можно установить такой порядок в масштабах какой-то малой группы.

    Преимущество  такой  системы  в  том,  что  она  воспитывает  и  способность

    управлять и  способность  исполнять распоряжения.  Руководитель  не успевает

    обрасти  квартирами, секретаршами, личным  транспортом и прочими благами, то

    есть, нет никаких материальных стимулов для карьеризма. Каждый член группы в

    курсе  всего,  что в группе происходит, и  это  обеспечивает  компетентность

    руководства,  уменьшает  возможность  злоупотреблений,  повышает  надежность

    функционирования подразделения. Может быть, целесообразно было бы  применить

    в коммуне такую форму управления для ее подразделений.

         ***

         Допустим невероятное: коммуна  оказалась жизнеспособной и  стала давать

    практические результаты в виде здоровых во всех отношениях людей. Физическое

    здоровье у них  такое, что любого члена коммуны можно без колебаний посылать

    в космос,  нравственность у них  на  таком уровне, что любому можно доверить

    весь  золотой запас государства, не боясь, что он  присвоит хотя бы крупинку

    из него, интеллект такой, что каждый  может сравниться с  любым  профессором

    любой  страны. Естественно, что СС, состоящая  из таких  людей  должна  быть

    несравнимо эффективнее и надежнее, чем любая из ныне существующих, во всяком

    случае, в теории. Ныне существующее порочное кольцо (не слишком хорошие люди

    образуют не  слишком  хорошую  СС, не слишком хорошая  СС  воспроизводит  не

    слишком  хороших  граждан)  разрывается  и  вместо  него  создается  другое:

    постоянно  совершенствующиеся граждане образуют все  более  совершенную  СС,

    которая воспроизводит все более совершенных граждан. Цель достигнута? Как бы

    не так.

         Как  только членство в какой  либо  СС становится выгодным, в нее всеми

    правдами и неправдами стараются  граждане из других систем, жизнь в  которых

    хуже.  Если  при  этом  не  происходит никакого отсева вновь вступивших,  то

    вскоре коммуна окажется экономически задушенной и паразитами, которые пришли

    в  нее  не  с  целью  самосовершенствования,  а  с  целью  улучшения  своего

    материального  положения, и иждивенцами. Не имею ничего против материального

    достатка, но  хочу  спросить: готовы ли  вновь вступающие в  коммуну платить

    назначенную за это  цену? Не имея ничего против иждивенцев, хочется все-таки

    заметить, что  ни одна СС  не  может  состоять из них  целиком.  Более того,

    коммуна  прямо  заинтересована в  приеме сирот, беспризорников  с  целью  их

    всесторонней  реабилитации. Кроме того, она будет оказывать посильную помощь

    старикам  и  инвалидам.  Но  нет  системы  с неограниченными  экономическими

    возможностями. Поэтому эта практика должна  иметь максимально возможный,  но

    все  же  ограниченный   характер.  Ограничения  эти  должны  носить  двоякий

    характер.  Во-первых, экономический: нельзя  допустить подрыва экономических

    основ коммуны,  иначе  она  умрет.  Во-вторых,  нельзя  допустить  заметного

    ухудшения  качества элементов  системы, снижения  уровня требований  к  ним,

    иначе она  деградирует  и  выродится, например, в обычное  благотворительное

    общество.  Конечно, это  благое дело.  С  одной стороны.  С  другой стороны,

    социальная защищенность,  не подкрепленная  механизмами  поощрения  трудовой

    активности и пресечения  паразитизма, приводит  к  росту  числа  паразитов в

    системе, а это фактор негативный.

         Сложнее отношения с государством. С одной стороны, ему  интересно иметь

    образованных,  высококвалифицированных,  здоровых,  честных, законопослушных

    граждан.  С  другой  стороны,  всякая СС  не любит  конкуренции. Как  только

    какое-либо государство становится слишком сильным,  то остальные совместными

    усилиями его  ослабляют. Как  только  появляется  фирма, которая  предлагает

    более выгодные условия своим  потенциальным клиентам, то остальные  пытаются

    превзойти  ее  законными  методами  или  (более легкий  путь,  особенно  при

    слабости или отсутствии  ограничителей) ослабить и  разорить ее незаконными.

    Когда в СССР появлялись самодеятельные  изобретатели, которые самостоятельно

    решали проблемы, над которыми бились  и  не могли решить целые институты, то

    эти новаторы подвергались  хорошо  организованной  травле,  потому  что  они

    своими действиями ставили под сомнение эффективность и плодотворность работы

    этих институтов.

         Поскольку коммуна будет решать почти те же проблемы, что и государство,

    правда,  в  меньших  масштабах,  но  решать  их  успешнее,  чем  это  делает

    государство,  то  она,  сама  того  не  желая,  оказывается  в  конфликте  с

    государством. Но  прямо  признать этого  государство не может.  Поэтому  оно

    будет  пытаться  прекратить деятельность коммун  на "законном основании".  А

    законных оснований сколько угодно. Взять хотя бы то, что коммуны действующим

    законодательством  не предусмотрены.  Если же  это  не  поможет,  то  можно,

    например, задушить ее  налогами. Люди  более искушенные в методах обструкции

    смогут предложить и другие, более изощренные и утонченные решения.

         Государство  не  единственный недовольный  в  этой  ситуации.  Политики

    разных  мастей окажутся недовольными тем, что где-то жизнь улучшается без их

    "чуткого  руководства"  и от этого  улучшения  они  лично ничего  не  имеют.

    Криминальные элементы потеряют  сферу влияния, источник  доходов и "трудовых

    резервов".  Простые  обыватели окажутся  недовольны тем,  что  кто-то где-то

    живет лучше, чем они, или не так, как, по их мнению, должно жить. Недовольны

    будут  все  те,  кого  существующее  положение  дел  по каким-либо  причинам

    устраивает,  или  не  устраивают  цели  и/или  предлагаемые  методы  решения

    существующих проблем.

         Коммуны  существуют сейчас в некоторых государствах, но под этим словом

    понимается  нечто  другое. Создание коммун  вообще,  и подобных  описанным в

    частности, возможно лишь там, где существует достаточно свободное  общество,

    которое  допускает проведение подобных социальных  экспериментов. Где бы они

    ни создавались,  на каких бы принципах  ни строились, коммуны и любые другие

    общественные организации, которые не  только  декларируют, но и претворяют в

    жизнь  идеи совершенствования  людей и общественного  устройства, объективно

    содействуют улучшению  жизни в  глобальном масштабе, поэтому появление  их в

    любом месте планеты надо всячески поощрять.

         Может   быть,   уважаемый   читатель   разочарован.   Столько   длинных

    рассуждений, чтобы получить  давно знакомый результат --  вариацию  на  темы

    коммунизма,  --  который-де  забракован  самой  жизнью. Могу возразить, что,

    во-первых,  результат,  который  должен  был  получиться,  не  был  известен

    заранее,  а  потому  я не старался  подогнать  под  него изложение.  Меня не

    интересовало, какой политической партии понравится конечный результат. Готов

    принять любые аргументированные возражения. Во-вторых, согласно логике наших

    рассуждений,  социализм  выглядел  не  очень  эстетично  не  в   силу  своей

    внутренней порочности, а в силу неидеальности своих  строителей. Это  пример

    того, как красивая идея опошляется неважными последователями, как, например,

    инквизиция  и крестовые походы  подрывают  веру  в гуманность  христианства.

    В-третьих,  все  вышеперечисленное  лишь  рабочая  схема.  Поэтому, если  ее

    реализация окажется не так хороша, как она выглядит на бумаге, то, ни в коей

    мере  не отказываясь  от  главной  цели  --  построения  общества  всеобщего

    благоденствия,  --  мы должны  будем разобраться  в  причинах  этого, и, при

    необходимости,   можем  внести  любые  изменения,  которые   покажутся   нам

    целесообразными.  В-четвертых,  если  жизнь  докажет,  что  идея  порочна  и

    общественно опасна по сути,  то ничто не мешает нам  отказаться  от нее. При

    этом  ущерб, нанесенный  попытками  ее реализации, будет сводиться к  личным

    потерям экспериментаторов.  В-пятых,  если читателю не понравились  какие-то

    или  все  исходные   или   промежуточные  посылки  нашего,  пока  мысленного

    эксперимента,  то  ничто  не мешает  ему  сформулировать  свои  постулаты  и

    провести альтернативный эксперимент. "Критерий истины -- практика".

         Вопрос  последний: а кто  будет участвовать  в этом эксперименте? Любой

    желающий. Хочешь изменить мир -- изменись. Кто со мной?

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 49      Главы: <   43.  44.  45.  46.  47.  48.  49.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.