5. СОЗДАНИЕ КОНТЕКСТА ДЛЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ТРАНСА - ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ТРАНСЫ. Руководство по эриксоновской гипнотерапии - Стивен Гиллиген - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.

    5. СОЗДАНИЕ КОНТЕКСТА ДЛЯ ТЕРАПЕВТИЧЕСКОГО ТРАНСА

    Как и гипнотерапия, гипнотическое наведение имеет целью стимулировать некоторые значимые изменения в ощущаемых человеком реальностях. Согласно эриксоновскому подходу, это связано с утилизацией существующих реальностей клиента как основы для всех таких изменений. Поэтому эриксоновский гипнотерапевт сначала выявляет индивидуальные ценности и стереотипы, характерные для клиента, а затем стремится сохранить эти основные ценности, в то же время расширяя диапазон и гибкость их проявлений. В настоящей главе показано, как этот принцип сотрудничества может быть применен на начальном этапе подготовки к терапевтическому трансу. В первом разделе рассматриваются вопросы, которые могут быть использованы для выработки модели того, как клиент создает свой чувственный мир, и предлагаются способы утилизации собранной таким путем информации для различных терапевтических целей, в том числе сосредоточение внимания, усиление мотивации, наведение гипноза, развитие феноменов транса и выдвижение терапевтических идей. Второй раздел посвящен тому, как транс может быть введен в терапевтический контекст.

    Постановка вопросов: конструирование модели

    Чтобы понять, как клиент порождает свой внутренний опыт, гипнотерапевт обычно с самого начала наряду с другими методами диагностики предлагает набор вопросов. Эти диагностические вопросы никогда не бывают нейтральными или "объективными": они зависят от подхода к терапии, которого придерживается гипнотерапевт (см. Haley, 1976), и, следовательно, отражают этот подход. Кроме прочих функций, такие вопросы служат для того, чтобы выделить основные категории, вокруг которых организуется терапевтическое самоисследование. Другими словами, они играют роль косвенных внушений, которые ориентируют и структурируют внимание как гипнотерапевта, так и клиента вокруг определенных идей и структур.

    Довольно эффектный пример этого был продемонстрирован на одной крупной конференции по психотерапии. Президиум одного из заседаний состоял из четырех психотерапевтов, которые представляли различные направления. Когда один слушатель предложил каждому их них прокомментировать некую историю болезни, вопросы и мысли, высказанные каждым из членов президиума, заметно различались. Психотерапевт-бихевиорист задавал вопросы, имевшие целью создать иерархию десенсибилизации, психотерапевт психодинамического направления расспрашивал о прошлых событиях, специалист по семейной психотерапии предложил изучить взаимоотношения в семье и т.д. Было совершенно ясно, какое значение различные вопросы, задаваемые каждым психотерапевтом, имели для выработки различных представлений о "реальности".

    Имея в виду, что воспринимаемая реальность отчасти создается задаваемыми вопросами, гипнотерапевт должен ясно представлять себе предпосылки, лежащие в основе его вопросов. Согласно эриксоновскому подходу, одна из таких предпосылок состоит в том, что более обширные возможности для терапевтических изменений дает ориентирование на будущее, а не на прошлое. Поэтому вопросы должны иметь целью побуждать клиентов к исследованию того, как их ресурсы и потенциал будут использованы для их дальнейшего развития.

    Вторая предпосылка состоит в том, что решения содержатся в самих проблемах; другими словами, то, что сейчас делает человек, есть основа для трансформационных изменений. Чтобы наилучшим образом реализовать эту идею, настоящее (проблемы) должно описываться на том же языке, что и будущее (решения). Традиционно дело обстояло иначе: в клиническом языке для описания проблем используются, как правило, уничижительные (т.е. указывающие на социальную неприемлемость) диагностические термины, что создает пугающий разрыв между настоящим ("плохим") и желаемым будущим ("хорошим") состояниями. С нашей точки зрения, пользование одним языком для описания проблем, а другим - для описания решений затрудняет применение важнейшего принципа утилизации - осознания того, что решения содержатся в самой проблеме. Вследствие этого эриксоновский гипнотерапевт стремится к нейтральной формулировке проблемы, так что тот или иной стереотип может описываться как желательный или нежелательный (т.е. как решение или как проблема) в зависимости от качества и контекста его проявления. Например, процесс проявления гнева - не "хороший" и не "плохой"; его оценка зависит от того, как и где он проявляется.

    Еще одна связанная с этим предпосылка состоит в том, что гипноз - прекрасная модель, описывающая способ конструирования чувственной реальности. Как мы видели в главе 2, язык гипноза может быть использован для описания как развития гипнотического транса, так и развития симптоматического проблемного состояния. С этой точки зрения, ориентация на проблемный процесс есть ориентация на уже происходящее естественное "гинотическое наведение", т.е. на возникающую в ходе взаимодействия последовательность идей (поведений, познаний, аффектов и т.д.), вызывающих сосредоточенность на переживаниях, - последовательность, способная вызывать ("наводить") измененное состояние сознания, которое характеризуется особенностями, приближающими его к трансу (см. Ritterman, 1983). Как мы увидим ниже, это дает возможность формировать наведение гипноза и другие терапевтические воздействия непосредственно по образцу "наведения проблемы", используемого данным клиентом.

    Таким образом, главный вопрос, который стоит перед эриксоновским гипнотерапевтом, состоит в следующем:

    Как клиент конструирует свою внутреннюю реальность таким образом, что достигается ее стабильность?

    Этот вопрос имеет целью выявить фиксированные ценности и стратегии, который человек снова и снова использует в своем внутреннем опыте. Ответы на него подводят к дополнительному вопросу:

    Как фиксированные ценности настоящего могут быть использованы для выработки новых способов существования?

    Для терапевтических целей этот центральный вопрос может быть сформулирован по-разному:

    Как клиент создает у себя состояния транса со снижением чувства собственной ценности?

    Как можем мы воспользоваться теми же самыми стереотипами для создания состояний транса, повышающих чувство собственной ценности?

    Каким образом данная проблема остается проблемой?

    Как способы поддержания проблемы клиентом могут быть использованы для выработки решения?

    В поисках ответа на эти общие вопросы следует исходить из того, что человек организует свой внутренний опыт в рамках ассоциативной сети значений. Эта сложная система организации содержит категории ("идеи" относительно взаимоотношений) из разнообразных областей жизни человека. Эриксоновский гипнотерапевт утилизирует разнообразные области этой сети, в том числе:

    1) социальное самосознание;

    2) намерения;

    3) последовательность наведения проблемы;

    4) симптомокомплекс;

    5) неизменные ролевые персонажи;

    6) укоренившиеся мнения;

    7) навыки и ресурсы.

    В остальной части этого раздела говорится о том, как выявить фиксированные ценности, действующие в каждой из этих областей, и описываются способы, с помощью которых можно изменять такие переменные, чтобы добиться более гибкого и зависящего от контекста самопроявления.

    Социальное самосознание

    Самосознание человека развивается и поддерживается через взаимоотношения в рамках социальных сообществ. Поэтому терапевтические воздействия должны учитывать различные ценности, характеризующие социальное самосознание клиента. Чтобы выявить эти ценности, можно задавать прямые вопросы, касающиеся:

    1) семьи;

    2) дома, где проведено детство;

    3) возраста;

    4) семейного положения;

    5) образования;

    6) профессии;

    7) круга друзей;

    8) религиозной ориентации;

    9) этнической принадлежности;

    10) предшествующего лечения.

    Чтобы сэкономить время и дать клиентам возможность подготовиться, я часто прошу их еще до первого сеанса прислать мне письмо, содержащее информацию по этим вопросам, а также любую другую, какую они сочтут существенной. Во время последующих сеансов с этим человеком можно подробнее развить эти ответы и внести в них полную ясность.

    Главная ценность такой информации состоит в том, что она дает представление о взглядах человека на мир и на свое место в нем. Это становится исходной точкой терапии и фундаментом, на который опирается гипнотерапевт, принимая решения, как вызывать и развивать транс, как вырабатывать мотивацию, какие рассказывать истории, в какой мере пользоваться косвенными воздействиями, и т.д. Короче говоря, гипнотерапевт стремится сообщить клиенту следующее:

    "Я знаю от вас, что вы располагаете обширным набором разнообразных ценностей, которые делают вас уникальной личностью. (Можно назвать эти ценности.) Я также знаю от вас, что вы хотели бы найти какие-то новые способы самопроявления, не так жестко привязанные к определенным представлениям об этих ценностях. Поэтому я не собираюсь просить вас отказаться от этих ценностей. Больше того, я полагаю, что вам нужно держаться за эти ценности, когда мы будем разбираться в том, как вам выработать такие способы существования, в которых эти ценности будут проявляться в соответствии с текущими потребностями и нуждами вашего "я".

    Таким образом гипнотерапевт проявляет уважение к свойственным данному человеку ценностям как к чему-то стабильному, но допускающему изменения. Например, одна женщина, родившаяся и выросшая на Филиппинах, но живущая в Америке, была направлена ко мне для гипнотерапии. Проблема состояла в том, что она впадала в состояние оцепенения и тревоги всякий раз, когда ее муж уезжал по делам. Исходя из ее социального самосознания, было решено, что во время интенсивной работы под гипнозом будет присутствовать "дуэнья", и в качестве второго гипнотерапевта была привлечена женщина-врач азиатского происхождения.

    При работе с другим клиентом, социальный стереотип которого включал в себя многократную смену места работы, были основания ожидать, что тот же самый стереотип может проявиться в ходе гипнотерапии, т.е. он может прекратить лечение, когда появятся изменения к лучшему. Чтобы включить этот стереотип в терапевтическую стратегию, я объяснил ему, что терапия будет интенсивной, потребует от него значительной индивидуальной инициативы - углубления в себя и исследования своих "действительных потребностей" на ключевых этапах терапии. Когда он заявил, что готов к этому, я подчеркнул, что в ходе такого "индивидуационного лечения" ему придется быть "равным партнером" и принимать взвешенные решения о том, какие моменты выбирать, чтобы решать, не следует ли прекратить лечение и начать сначала. А именно, я на его месте выбрал бы два дня в неделю - как он и сделал, - чтобы углубляться в себя и "чувственно созерцать" (с помощью стратегий самогипноза, которым я его обучил), как он может действительно "сполна и без всякого риска дать себе волю" и исследовать свои действительные потребности в данный момент. Короче говоря, его социальная стратегия - привычка "уходить со сцены" - была включена в схему терапии в качестве гипнотического процесса. Подобные стратегии дают возможность проявить уважение к символическим средствам, с помощью которых клиент поддерживает осознание своего места в окружающем мире, и включить их в схему лечения.

    В заключение следует подчеркнуть, что, выявляя и утилизируя социальные ценности, гипнотерапевт не должен быть связан ими. Утилизируя социальные ценности как главное средство подключить стереотипы клиента и работать с ними, не нужно делать ошибочного вывода, будто они и "есть" клиент. Эриксоновский гипнотерапевт признает в клиенте личность, чей потенциал далеко выходит за пределы социальных ограничений. Подключая социальные ценности, с которыми он себя отождествляет, человек может вызвать у себя такие внутренние процессы, которые позволят ему глубже ощутить свое собственное "я". Так поддержка стереотипа при подключении к глубинной сущности личности позволяет человеку расширить этот стереотип.

    Намерения

    С нашей точки зрения, значимое действие проистекает из ясного намерения. Другими словами, намерение - это главное средство, с помощью которого идея - фундаментальная предпосылка, первичная категория или побуждение, организующая тема или принцип, мотивация и т.д. - воплощается в переживание через действия, восприятие, познание, эмоции и т.д. Применительно к гипнозу намерения представляют собой "простые идеи" (Erickson, 1952), которые действуют (обычно неявным образом) в качестве "гипнотических внушений", вызывая идеодинамические (т.е. бессознательные) проявления. Как и всякое искусственное средство (орудие), намерение может создавать новые способы существования или же поддерживать старые в зависимости от того, как оно используется. Поэтому важно, чтобы гипнотерапевту были ясны намерения клиента (а следовательно, и гипнотерапевта) в ходе терапии. Чтобы добиться этого, гипнотерапевт ставит себе общий вопрос:

    Какие новые варианты своих взаимоотношений вы хотели бы выработать?

    В поисках ответа на этот вопрос гипнотерапевт вскоре обнаруживает, что намерения могут выражаться и проявляться различными способами. Например, они могут быть позитивными или негативными, характеризующими то, что человек хочет или чего не хочет. Многие клиенты подчеркивают, чего они не хотят, - "я больше не хочу такого переживать", "я не хочу находиться в таком тревожном состоянии" и т.д. Такие негативные намерения могут на некоторое время затормозить какие-то нежелательные стереотипы, однако обычно их недостаточно, чтобы выработать новые стереотипы. Другими словами, если негативное намерение указывает на вторичный процесс сознательного регулирования (т.е. торможение или ограничение), то позитивное намерение отражает первичные процессы продуктивного самопроявления. Хотя важно и то и другое, позитивное намерение имеет особенно большое значение, когда речь идет главным образом о новых формах самопроявления. Поэтому гипнотерапевт стремится, с одной стороны, признавать правомерность негативных намерений, а с другой - выявлять позитивные намерения: "я хочу иметь возможность чувствовать себя иначе и по-разному", "я хочу, чтобы общение с мужем успокаивало и ободряло меня" и т.д.

    Намерения могут также выражаться либо в конструктивной, либо в деструктивной форме. Конструктивные намерения ведут к выработке какого-то нового состояния, позволяющего реализовать потенциальные возможности; они связаны с "ростом" новых самопроявлений и переживаний. Вот примеры:

    1. Я хотел бы выработать новые способы испытывать сексуальный интерес.

    2. Я хочу относиться к отцу так, чтобы это вызывало у меня чувство удовлетворения.

    3. Я хочу чувствовать, что сам управляю своей жизнью.

    Деструктивные намерения связаны с устранением, диссоциированием или иным отрицанием самоотождествления с определенными аспектами своих ощущений. Например:

    1. Я хочу избавиться от постоянно звучащего во мне голоса матери.

    2. Я хочу разрушить все сомнения, которые испытываю.

    3. Я хочу полностью забыть о своем прошлом.

    В проблемных состояниях намерения часто выражаются в деструктивной форме, т.е. как ограничение набора возможных способов самопроявления путем исключения тех из них, которые нежелательны. Поскольку всякое повторяющееся переживание становится частью самоощущения (особенно когда оно отрицается), такие попытки в конечном счете саморазрушительны. Поэтому в поисках пути к желаемому состоянию гипнотерапевт стремится использовать конструктивные выражения намерений таким образом, чтобы достигнуть цели лечения - расширения диапазона возможных самопроявлений.

    Можно заметить далее, что деструктивные намерения ориентированы в прошлое; другими словами, предписывая избавиться от переживаний, имевших место в прошлом и все еще сохраняющихся, они в первую очередь направлены в прошлое человека. С другой стороны, конструктивное намерение направлено в будущее, т.е. на реализацию не реализованного в настоящем потенциала путем каких-то новых действий.

    Наконец, намерения могут различаться еще и тем, насколько они привязаны к определенным структурам. Намерение - это общее побуждение или приказ выполнить то или иное условие, отождествляемое со своим "я"; структуры и стратегии - это структуры взаимодействий, предназначенные для его реализации. Несмотря на это различие, намерения нередко сливаются (т.е. смешиваются или путаются) со структурами, так что определенные образы, планы, действия и т.д. оказываются жестко привязанными к тому или иному намерению. Так, человек может быть убежден, скажем, что для того, чтобы быть услышанным, надо перекричать других. Это инвариантное прикрепление намерения (быть услышанным) к структуре (кричать на других) создает проблемы, поскольку изменчивое поле переживаний требует гибкости и вариабельности использования структур; в противном случае намерения остаются неосуществленными, и всякий раз, когда человек пытается применять "в еще большей мере" ту же самую структуру, появляются проблемы (см. Watzlawick, Weakland & Fisch, 1974). С нашей точки зрения, для трансформации этой проблемной ситуации необходимо в первую очередь сформулировать намерение, не зависящее от образов и других элементов структуры. Например:

    1. Я хочу иметь возможность испытывать ощущения, чувствуя себя спокойно и безопасно.

    2. Я хочу иметь возможность сам выбирать способ взаимоотношений с врачами.

    3. Я хочу иметь возможность по-разному относиться к пище.

    Выраженное на таком абстрактном уровне, намерение не уточняет, как будет структурировано переживание. После этого для дальнейшего "дефреймирования" поля внимания клиента используется наведение транса, так что его продуктивные бессознательные процессы могут быть привлечены для переструктурирования структур в соответствии с текущими потребностями его "я".

    Подведем итог сказанному до сих пор. Эриксоновский гипнотерапевт стремится вырабатывать намерения в позитивной, ориентированной в будущее и дефреймированной форме. Я не хочу сказать, что необходимо вести наступление на негативные, ориентированные в прошлое или привязанные к структурам элементы либо активно их подавлять, поскольку это означало бы усилить именно эти элементы. Наоборот, каждая такая пара рассматривается как взаимодополняющая: позитивное/негативное, конструктивное/деструктивное, прошлое/будущее, постоянное относительно структуры/вариабельное относительно структуры. Как и в любом случае взаимодополнительности, при переходе к действию какая-то одна из сторон выделяется как первичная (см. Varela, 1979). В проблемных состояниях обычно закрепляется такое выделение:

    Намерение, часто выражаемое в проблемном контексте как

    НЕГАТИВНОЕ/позитивное

    ДЕСТРУКТИВНОЕ/конструктивное

    ОРИЕНТИРОВАННОЕ В ПРОШЛОЕ/ориентированное в будущее

    ПОСТОЯННОЕ ОТНОСИТЕЛЬНО СТРУКТУРЫ/вариабельное

    относительно структуры.

    Гипнотерапевт признает правомерность таких выделений и подстраивается к ним, стремясь (ведя) к выделениям, более способствующим новым способам существования:

    Намерение, выражаемое в контексте решения как

    ПОЗИТИВНОЕ/негативное

    КОНСТРУКТИВНОЕ/деструктивное

    ОРИЕНТИРОВАННОЕ В БУДУЩЕЕ/ориентированное в прошлое

    ВАРИАБЕЛЬНОЕ ОТНОСИТЕЛЬНО СТРУКТУРЫ/постоянное

    относительно структуры.

    Поэтому гипнотерапевт стремится к тому, чтобы наполнить содержанием обе стороны взаимодополнительности, а затем (в темпе, соответствующем особенностям клиента) выводит на первый план ту сторону каждой пары, которая ориентирована на решение. В этом новом контексте прежние выражения намерений приобретают новое значение.

    В заключение следует признать, что некоторые клиенты не хотят или не могут выявить в точности свои намерения. В таких случаях гипнотерапевт может действовать по-разному. Превосходный метод - выявить намерение человека как "желание выявить свое намерение", а затем использовать транс как процесс чувственного самоисследования и выявления намерения. Таким образом, бессознательное оказывается действующим фактором, который обнаруживает и раскрывает потребности "я".

    Другой метод состоит в том, чтобы попросту обозначить в качестве намерений ощущаемые последствия повторяющегося у клиента проблемного стереотипа. Например, один клиент сообщил, что хочет "избавиться" от приступов гнева, потому что они "деструктивны". Когда я попросил его определить свое намерение в позитивной форме, он сказал, что не может это сделать. Тогда я попросил его подробнее рассказать о некоторых ощущаемых последствиях приступов гнева. В число их входили:

    1) облегчение и расслабление (после приступа гнева);

    2) чувство отчужденности между ним и его женой;

    3) чувство отождествления со своим отцом;

    4) измененное состояние сознания, при котором "все происходит само собой".

    Как обычно и бывает, исследование показало, что эти последствия не наступают в других чувственных контекстах. Таким образом, каждое из последствий было обозначено как вариабельное относительно структуры намерение, которое в ходе гипнотерапевтического самоисследования может проявляться по-разному.

    Намерения могут быть выяснены и другими способами. Некоторых клиентов я отсылал домой с указанием вернуться, когда у них появится чувство, что они в какой-то степени осознают свое намерение в ходе терапии. Других клиентов я оставлял на 15-30 минут сидеть у себя в кабинете, предоставляя им возможность выяснить собственные интересы. Каким бы способом гипнотерапевт ни пользовался, его важнейшая цель, особенно на первых этапах, - побудить клиента размышлять о том, как он хотел бы развиваться дальше, стремясь к самосовершенствованию.

    Последовательность наведения проблемы

    Повторим еще раз: возникающую проблему можно представить себе как жесткую последовательность взаимодействий с предсказуемым результатом (см. Haley, 1976). Главная особенность этого "цикла наведения", имеющего тенденцию функционировать как в межличностной, так и во внутриличностной области, состоит в том, что он повторяется. Поэтому гипнотерапевт может выявить последовательности наведения, обнаружив стереотипы, которые имеют тенденцию снова и снова повторяться в ощущениях клиента. Общий вопрос, который нужно выяснить, сводится к следующему:

    Какова точная последовательность испытываемых вами процессов, когда вы ощущаете проблему?

    На рис.5.1 показаны последовательности наведения в трех различных случаях. И здесь каждый из этих циклов может рассматриваться как последовательность гипнотического наведения ("ведения"), которая приводит к возникновения состояния, подобного трансу (т.е. симптома). Говоря конкретнее, транс обычно возникает, когда автоматическая последовательность включается в повторяющийся цикл "противопоставления", как, например, в первом примере, где женщина обнаруживает, что не может вырваться из цикла "тревожиться/не тревожиться". С каждым оборотом этого "порочного круга" можно заметить, как транс (обычно со снижением чувства собственной ценности) углубляется, так что самопроявления становятся все более непроизвольными и парадоксальными по своему характеру. При этом довольно быстро развиваются многие дополнительные особенности транса, рассмотренные в главе 2 (изменения восприятия, искажение времени, иррациональная логика и т.д.). Как видно из примеров на рис.5.1, в высшей точке этого цикла наведения транса часто появляются феномены транса, сопровождающегося снижением чувства собственнойценности: ощущение себя очень маленькой и уход из дома, галлюцинаторные голоса, вызывающие леденящий страх, депрессии и т.д. Такие симптомы можно поэтому рассматривать как попытки найти решения для подобных циклов, основанных на двойных связках (Gilligan, 1985).

    ---

    Рис.5.1. Примеры наведения проблем

    Она садится

    берет ручку

    пишет первую фразу

    останавливается

    задумывается

    Не будь смешной! Не волнуйся    У меня ничего не получится!

      Почему это так трудно?

    Исход: она чувствует себя совсем маленькой

    уходит из дома

    идет в школу (например, в библиотеку)

    Пример 1: Основная повторяющаяся последовательность у женщины, которая уже несколько лет пытается написать диссертацию

    Он просит ее что-то сделать

    она соглашается

    он ей не верит

    она обнимает его

    оба испытывают напряжение

    Один приближаетсяДругой отстраняется

    Исход: она слышит галлюцинаторные голоса/он чувствует леденящий страх

    каждый уходит заниматься своими делами

    Пример 2: Доминантная повторяющаяся последовательность, в результате которой семейная пара вызывает у себя неприятные измененные состояния сознания.

    Он ищет работу

    находит работу

    возбужденно сообщает семье

    работает около 3 месяцев

    вступает в пререкания с начальником

    его увольняют

    Он во всеуслышание обвиняет про себя обвиняет самого себя

    начальника

    Исход: он впадает в депрессию

    Пример 3: Человек жалуется на депрессию; расследование показывает, что этот стереотип, связанный с приемом на работу, повторяется несколько лет.

    ---

    Выяснив, в какой момент этой последовательности начинает повторяться цикл противопоставления, гипнотерапевт выявляет ключевые точки, в которых возникает транс со снижением чувства собственной ценности. Знание этого может быть использовано как основа для гипнотического наведения и терапевтических изменений. Например, в первом же сеансе с клиенткой, жаловавшейся на блокировку навыков письма (пример 1 на рисунке), ей было внушено: 1) сесть, 2) взять ручку или карандаш и блокнот, приготовленные для нее, 3) интенсивно сосредоточиться на ощущениях ее руки и сориентироваться на бумагу, 4) начать автоматически писать одну букву, когда она будет к этому готова, 5) остановиться (закончив букву), 6) вызвать у себя диссоциирование состояние "между небом и землей", воспринимая только мой голос и испытывая возрастающее чувство безопасности, 7) почувствовать себя маленькой, но по-прежнему в безопасности и 8) найти для себя психологический "дом", где все будет идти "как по писаному" "для нее и для ее текущих потребностей". Таким образом, сама последовательность, которая наводила снижающий чувство собственной ценности процесс "ухода" (сопровождаемый безотрадными чувствами сожаления и недовольства собой), была использована для того, чтобы вызвать терапевтический транс, связанный с "уходом" в безопасный контекст, в котором могли быть выработаны значимые изменения. Используя проблемные структуры в качестве основы для наведения терапевтического транса, гипнотерапевт добивается того, чтобы возникающий транс имел прямое отношение к проблеме. Его задача при этом состоит в том, чтобы улучшить качество ощущений клиентки в рамках такой структуры; для достижения этого первостепенное значение имеют биологический раппорт, психологическое чувство безопасности и другие процессы, рассмотренные в последующих главах.

    Определяя последовательность наведения, следует иметь в виду еще несколько положений.

    Во-первых, гипнотерапевт может ориентироваться на циклы различного уровня абстрактности. Хотя примеры на рис.5.1 изложены несколько эскизно, для целей наведения терапевтического гипноза часто могут оказаться полезными более конкретные и подробные описания. Например, более детальные ассоциации у женщины, которая писала диссертацию, включали в себя приостановку (процесса письма), чувство стесненности, сгорбленную позу с локтями, прижатыми к бокам, и стиснутыми зубами. Каждый из этих более мелких сигналов служил указанием гипнотерапевту на то, в какой момент гипноза осуществляется доступ к данному стереотипу, и в то же время на возможное гипнотическое внушение, способствующее доступу к проблемному стереотипу и затем его реструктурированию. Например, одна из схем внушения, многократно примененная в ходе гипноза, включала в себя команды остановиться, ощутить возникающую стесненность в груди и напряжение челюстных мышц, сгорбиться и затем погрузиться глубже в транс, приносящий чувство безопасности. Так осуществлялся доступ к этой последовательности, которая затем, благодаря многократным повторениям во время транса, получала новую направленность.

    Во-вторых, проблемный цикл может быть описан с точки зрения различных чувственных модальностей - поведения, познаний, эмоций, чувств, образов, восприятия и т.д. (см. Gilligan, 1985). Предполагается, что, хотя в каждой из этих модальностей что-то происходит, человек часто ориентирован лишь на некоторые из них. Расширяя описание различных модальностей, гипнотерапевт выявляет богатый набор возможных областей, на которые можно ориентировать внимание в ходе гипноза. Например, индуцирующие воздействия могут смещаться с моторных проявлений на чувства, затем на восприятие, на образы и т.д. Такое перемещение внимания с одной модальности на другую представляет собой средство дефреймирования и реструктурирования внимания, в чем и заключается суть эффективного гипнотического воздействия.

    В-третьих, человек может иметь более одной неизменной последовательности поведения. Однако гипнотерапевт часто может добиться наибольшего эффекта, работая в каждый данный момент с одной доминантной последовательностью и переходя к другим только после того, как в этой будет достигнута гибкость.

    В-четвертых, для определения последовательности наведения гипнотерапевт может использовать разнообразные способы. Один метод, которым я часто пользуюсь, состоит в том, чтобы предложить клиенту разыграть проблемную последовательность в виде "пантомимы". Иначе говоря, я прошу его, не прибегая к словам (но, возможно, используя звуки), изобразить ту последовательность, в которой он крутится снова и снова. Такой метод позволяет обойтись без словесных описаний, которые часто мешают выяснить в точности, что при этом происходит и где нужно добиваться большей гибкости. Кроме того, в ходе такого эксперимента может обнаружиться, что варьирование такого несловесного способа проявления стереотипа (например, выбора момента для переходов, скорости выполнения, легкости движений) помогает повысить качество его проявления.

    Например, я часто использую легкий транс, чтобы замедлить цикл наведения и интенсифицировать вовлеченность в него. Так, "запойного обжору" можно попросить много раз разыграть в виде пантомимы процесс поднятия рук ко рту; через некоторое время можно применить гипнотическое воздействие, чтобы замедлить этот стереотип, и попросить человека частично отделиться от него, после чего гипнотерапевт может с помощью дополнительных воздействий модифицировать образы, познания и другие чувственные процессы, ассоциированные с этой последовательностью. Таким образом, сначала происходит подстройка к этой последовательности, чтобы в ходе гипноза сосредоточить на ней клиента, а затем она подвергается модификации, чтобы выработать новое с ней взаимоотношение.

    Наконец, даже если последовательность взаимодействий и не используется как точка приложения терапевтического гипнотического воздействия, она может быть использована для других связанных с этим целей. Например, знание последовательности, снижающей чувство собственной ценности, позволяет гипнотерапевту вмешиваться в момент ее возникновения. У одного клиента, например, последовательность глубокого ухода в себя и самоосуждения начиналась с того, что он резко хмурился, после чего у него стекленели глаза, напрягались и горбились плечи. Чтобы изменить качество этой последовательности, гипнотерапевт мягко, но настойчиво окликал клиента по имени всякий раз, когда он начинал хмуриться. После установления дальнейших межличностных связей путем держания за руку и указания держать глаза открытыми гипнотерапевт далее признавал правомерной потребность уйти в себя, в то же время подробно останавливаясь на том, как это можно сделать, не испытывая дискомфорта и оставаясь в поле межличностного общения.

    Еще одна связанная с этим практическая возможность основана на осознании того факта, что во всякой последовательности взаимодействий в той или иной степени присутствует противостояние. В повторяющейся последовательности фиксированные элементы противостояния указывают на "трещины" (т.е. диссоциированные состояния) в реальности, конструируемой клиентом. Хотя соотношение между этими полярными состояниями может быть изменено путем разыгрывания под гипнозом всей последовательности наведения, для стимулирования терапевтических изменений могут также быть использованы и другие гипнотические методы (см. Gilligan, 1985).

    Симптомокомплекс

    В некоторых случаях применения гипнотерапевтических методов проблемы лучше всего представлять себе как фиксированные последовательности наведения; в других случаях полезнее рассматривать их как симптомокомплексы, т.е. ассоциативные сети с фиксированными (т.е. не зависящими от контекста) соотношениями. Главное различие между циклами наведения и симптомокомплексами состоит в том, что первые отражают линейные концепции времени и упорядоченности событий. Поскольку по мере углубления транса (и достижения более текучего, нелинейного состояния) эти концепции играют все менее заметную роль, использование последовательностей может быть полезнее в более легких трансах.

    Чтобы распознать симптомокомплекс, гипнотерапевт задает общий вопрос:

    "Какие виды поведения, образы, ощущения, познания, эмоции, восприятия и другие ассоциации обычно проявляются у вас, когда вы ощущаете наличие проблемы?"

    На рис.5.2 показан один из симптомокомплексов, обнаруженный с помощью этого общего вопроса; этот комплекс наблюдался у женщины, которая жаловалась на боль в области груди после удаления грудной железы. В состоянии легкого транса ее попросили просто рассказать обо всех разнообразных образах, ощущениях и т.д., которые возникают у нее, когда она думает о своей удаленной груди. Как видно из рисунка, таким путем было обнаружено, что всякий раз, когда она мысленно соотносит себя со своей удаленной грудью, у нее возникает доступ к множеству различных индивидуальных ощущений, которые представляли собой недифференцированное семейство ассоциаций. Нет нужды говорить, что иметь дело одновременно со всем этим комплексом эмоциональных ценностей оказалось для нее слишком трудной задачей, и она была вынуждена обратиться за психотерапевтической помощью.

    ---

    Рис.5.2. Пример симптомокомплекса

    [надписи на рис., сверху по часовой стрелке]

    повторяющийся внутренний голос: "облучение"

    левая грудь   болезненное ощущение   образ удаленной груди

    повторяющийся голос:   "Это никогда не кончится"   "Я хочу, чтобы это кончилось"

    образы врачей   чувство гнева   стиснутые зубы   поджатые губы

    закуривает сигарету

    лицо горит

    спазмы желудка

    образ: одинокая маленькая девочка

    [в центре рис.]

    "Боль в (удаленной) груди"

    ---

    Таким образом, каждый из симптомов комплекса подобен отдельной личности в дисфункциональной семейной системе: он привязан к неизменной сети соотношений, так что невозможна никакая дифференциация (т.е. индивидуация) личности. Другими словами, симптомокомплекс подобен "недифференцированной капле", где все категории слились (или коллапсировали) в более крупную единицу. (Это представление родственно "недифференцированной массе группового "я" у Боуэна.) Активация любого из ключевых сигналов комплекса предсказуемым образом открывает доступ ко всему комплексу в целом, и вследствие этого возникают проблемы. Отсюда следует главная задача гипнотерапевта: реорганизовать и сделать более гибким соотношение между ключевыми сигналами в ассоциативной сети идей клиентки таким образом, чтобы структуры (т.е. комплексы), возникающие в той или иной ситуации, реагировали на меняющиеся внешние сигналы этой ситуации.

    Транс полезен для решения этой задачи благодаря нескольким своим особенностям. Во-первых, он позволяет отделить "я" от его проявлений; другими словами, человек в трансе может чувствовать себя "частью и в то же время отдельно от" текущих феноменологических переживаний, так что становится возможно наблюдение за ними без вмешательства в них. Во-вторых, транс расшатывает связи между ассоциативными элементами структуры, так что каждый индивидуальный элемент может ощущаться в рамках различных ассоциативных структур. Например, одно из направлений гипнотерапии, проводившейся с этой клиенткой, включало в себя разнообразные ассоциации, вызываемые ключевым словом "облучение": различные истории, образы и фантазии, разбросанные среди прочих гипнотических воздействий, делали упор на все различные взаимоотношения, возможные между "я" и понятием лучей (например, с лучами солнца, с тактильными ощущениями пальцев, подобных лучам, с лучистой улыбкой ребенка). Приписывая этим и другими способами отдельным элементам комплекса тех или иных значений, можно добиться их "дефреймирования" (т.е. дифференциации) благодаря гипнотическим процессам; после этого можно начать выработку новых соотношений.

    При выработке нового образа симптомокомплекса гипнотерапевт должен прежде всего убедиться, что клиент достаточно сосредоточен на своих переживаниях, чтобы ассоциации могли всплывать непроизвольно. Затем он может мягко направлять этот процесс, продолжая возвращаться в общему вопросу: "Что еще вы испытываете в данной модальности (образной, познавательной и т.д.), когда думаете о своей проблеме?" Некоторые клиенты в определенных модальностях "вынимают пустой номер", указывая тем самым на возможные области диссоциации. В таких случаях для получения доступа к нужному материалу может оказаться полезной еще большая чувственная сосредоточенность, хотя в таком более глубоком трансе обычно лучше работать только после установления раппорта и накопления совместного опыта транса.

    Неизменные ролевые персонажи

    Представляя собой последовательность взаимодействий, наведение проблемы обязательно предполагает наличие двух или более персонажей, играющих противоположные роли. Эти действующие лица могут быть межличностными (реальными людьми) или внутриличностными (воображаемыми фигурами). Поскольку терапевтические воздействия имеют своей целью исправить взаимоотношения между этими взаимодополняющими персонажами, гипнотерапевту важно знать:

    1) Кто снова и снова присутствует физически, когда возникает проблема?

    2) Кто снова и снова присутствует в воображении, когда возникает проблема?

    Ответы на эти вопросы показывают, кого следует включить в процесс подстройки и гипнотического воздействия. Например, одна женщина, обратившаяся за помощью в связи с "приступами тревоги", рассказала, что, когда она их испытывает, при этом обычно присутствует ее муж. Как показано на рис. 5.3 А, структурной парой (т.е. единицей взаимоотношений), к которой следует адресоваться, была признана пара "женщина плюс муж". Поскольку в момент возникновения проблемы обычно физически присутствовал муж, гипнотерапевт попросил его физически присутствовать и при лечении. Первоначально он не хотел быть непосредственно вовлеченным в процессы гипноза, поэтому ему было дано указание внимательно наблюдать за тем, как гипнотерапевт работает с его женой под гипнозом, и "реагировать в соответствии со своими собственными потребностями". С помощью косвенного внушения, адресованного ему, одновременно с прямым внушением, адресованным его жене, у обоих участников был вызван значимый транс. Как обычно бывает при использовании такого метода, после нескольких сеансов муж попросил включить в непосредственную работу под гипнозом и его.

    ---

    Рис. 5.3. Структурные пары: взаимодополняющие конструкции как единицы взаимоотношений

    А  жена  муж 

    Б  отец  дочь

    ---

    При работе с другим клиентом - женщиной, пытавшейся закончить свою диссертацию (см. с.000), - было обнаружено, что в ее симптомокомплексе неизменно присутствует образ отца, который ее отчитывает. Как показано на рис.5.3 Б, здесь в качестве главной единицы взаимоотношений, к которой следовало адресоваться в ходе гипноза, была признана пара "дочь с отцом". Поскольку это взаимоотношение (на момент лечения) происходило преимущественно в воображении женщины, было решено, что эффективных изменений можно добиться, работая с ней одной.

    Главная мысль здесь состоит в том, что последовательности с неизменными взаимоотношениями представляют собой усвоенные человеком и закрепленные в памяти информационные стереотипы. Другими словами, это фиксированные инструкции для взаимодействия заранее определенным образом в рамках определенных взаимоотношений. Хотя человек может внешне идентифицировать себя лишь с одной из сторон стереотипа, его поведение определяется динамикой, лежащей в основе обеих сторон; поэтому в ходе гипнотического воздействия следует активно адресоваться к обеим сторонам. Это можно сделать, если обе (или все) стороны реально присутствуют или если человек с помощью гипноза сосредоточен на обеих сторонах. И в том, и в другом случае терапевтический транс может сыграть важнейшую роль. Как мы видели в главе 2, в состоянии транса человек может выработать у себя такие внутренние состояния, в которых он чувствует себя "частью и в то же время отдельно от" тех или иных взаимоотношений. Это позволяет ему переходить с одной точки зрения на другую и даже усваивать противоположные точки зрения одновременно. Более того, терапевтический транс восстанавливает связи между фигурой (т.е. психологическими структурами) и ее фоном (т.е. биологическим контекстом); это, по-видимому, необходимое условие длительных изменений. Освободив человека от жесткой привязки к психологическим структурам и способствуя безопасному сосредоточению его на биологическом контексте, можно добиться трансформационных изменений в его символических структурах.

    Чтобы облегчить эти изменения, гипнотерапевт должен отдавать себе отчет в особенностях личностей, составляющих обе стороны конфликта: каковы их стереотипы и содержание их общения, как каждая из сторон будет реагировать на данную внушаемую под гипнозом идею и т.д. Внушая затем те или иные идеи, гипнотерапевт помнит, что он обращается одновременно по меньшей мере к двум взаимодополняющим "частям" человека. Существуют многочисленные методы подстройки к этому динамичному взаимоотношению и его ведения. Один из них - символические истории: гипнотерапевт рассказывает разные случаи, в которых взаимодействия между персонажами аналогичны проблемной динамике клиента (см. главу 6). Другой метод состоит в том, что гипнотерапевт последовательно разыгрывает одну часть этой динамики, так что клиент берет на себя другую часть. Как мы увидим в главе 7, для этого может понадобиться, например, разыграть роль пессимиста лучше, чем сам находящийся в депрессии клиент, так что последний начинает возражать и тем самым берет на себя комплементарную роль ("все не так плохо"). Затем, беря на себя противоположную роль, гипнотерапевт заставляет клиента многократно переходить от одной роли к другой, в результате чего тот на чувственном уровне оценивает обе стороны; это позволяет затем достигнуть системной интеграции через транс (см. главу 7). Еще один метод состоит в том, чтобы предложить человеку в трансе отождествлять себя на чувственном уровне то с одним, то с другим из персонажей, участвующих в этой динамике, а затем внушить ему, чтобы он дал себе волю и "позволил бессознательному выработать между обеими частями интегрирующие и взаимоподдерживающие отношения".

    Какой бы метод ни применял гипнотерапевт, он исходит из того, что клиент увяз в динамике взаимоотношений, связанной с неизменными ролевыми персонажами, которые взаимодействуют неизменным образом. Более того, клиент обычно цепляется за одну из сторон этой динамики, отвергая другую и тем самым поддерживая конфликт. Выявляя персонажей и стратегии их реакций в неизменной динамике, гипнотерапевт способен структурировать самоисследование на чувственном уровне, чтобы подстроиться к этой динамике и вести ее к более сбалансированным и взаимодополняющим проявлениям.

    В заключение следует подчеркнуть, что персонажи взаимоотношений не всегда бывают представлены людьми. Это могут быть символические "части" людей, представленные фантастическими символами, диалогами голосов, образами (например, животных) и т.д. Хотя в случае появления таких частей вполне можно работать и с ними, обычно считается, что фиксированная динамика создается реальными межличностными  факторами, действующими на клиента, и отражает их. Поэтому, хотя гипнотерапевт часто работает с символическими и воображаемыми фигурами, такая работа в конечном счете всегда должна быть связана с реальными факторами взаимоотношений в межличностной области.

    Укоренившиеся мнения

    Укоренившиеся мнения служат мощным методом наведения, поскольку формируют текущий внутренний опыт человека. Прочная приверженность к ним сильно ограничивает диапазон самопроявлений, способствуя тем самым возникновению проблем. Например, человек, твердо верящий в то, что получит отказ в приеме на работу после предварительной беседы с нанимателем, часто проявляет именно те виды поведения, которые требуются, чтобы побудить его самого и других разыграть такой вариант; более того, перцептивные, эмоциональные и когнитивные процессы у такого человека будут сформированы этим доминирующим мнением, в силу чего он будет убежден, что в "реальности" не существует иных возможностей, кроме отказа. Такие неизменные (т.е. независимые от контекста) укоренившиеся мнения представляют собой гипнотическое внушение, используемое для поддержания проблемного состояния. В соответствии с этим гипнотерапевт ищет ответ на общий вопрос:

    Какие у вас сложились мнения, имеющие отношение к переживаниям, связанным с проблемой?

    В ходе поисков такого общего ответа могут быть заданы некоторые конкретные вопросы:

    1. Как/где/почему/с кем возникла проблема?

    2. Какие изменения нужны для решения проблемы?

    3. Что произошло бы, если бы у вас не было этой проблемы?

    4. О каких частях проблемы нужно говорить? Не следует говорить?

    5. Каким образом проблема продолжает возникать?

    Другие связанные с этим вопросы касаются мнений, которые доминируют в момент разыгрывания проблемного поведения. В частности, клиенту можно предложить вообразить, что он находится в проблемной ситуации, а затем попросить его ответить (применительно к этой ситуации) на такие вопросы:

    1. Как вы считаете, чего от вас хотят другие?

    2. Что нужно вам?

    3. Что произойдет дальше?

    4. Что вы можете сказать или сделать? Чего вы не можете сказать или сделать?

    Ответы на эти вопросы позволяют увидеть исходные предпосылки, опираясь на которые человек бессознательно структурирует свое внимание и приводит в действие стереотипы поведения, чтобы исполнилось "пророчество" по поводу исхода дела. Таким образом, в проблемном состоянии укоренившиеся мнения действуют как регуляторы, заставляющие человека продолжать делать одно и то же; соответственно, при утилизационном подходе они используются как рычаги, заставляющие делать что-то другое. Другими словами, если проблема сохраняется благодаря убеждению, что

    поскольку Х истинно, значит, у меня нет выбора, кроме (проблемного состояния)", -

    то при утилизационном подходе гипнотерапевт внушает, что

    "поскольку Х истинно, значит, можно выработать много разных вариантов выбора".

    Таким образом, укоренившееся мнение не опровергается, но используется как трамплин для выработки новых способов существования. Например, возьмем описанный выше случай с человеком, который твердо верит, что после предварительной беседы ему неизбежно откажут. Это сложившееся мнение выглядит так:

    "У меня возникнет ощущение, что мне отказывают, и это приведет к нежелательному состоянию".

    Исходя из этого, гипнотерапевт намечает главную идею терапевтического воздействия, которая будет внушена под гипнозом:

    "У меня возникнет ощущение, что мне отказывают, и это приведет к разнообразным желательным состояниям".

    Вот  пример того, как эта мысль может быть внушена под гипнозом (после достижения легкого транса):

    "...И поэтому ваше бессознательное может выработать и укрепить вашу способность к взаимоотношениям множеством разнообразных способов. Например, вы наделены способностью разговаривать с другими людьми, с множеством разных людей множеством разнообразных способов. Вы научились говорить еще маленьким ребенком, вы продолжали разговаривать в детстве, в юности - самыми разнообразными способами. И с течением времени ваши представления о взаимоотношениях и о том, как себя подать, начинают меняться в соответствии с вашим меняющимся самоощущением. И по мере того как вы учились вести беседу, вы выработали разнообразные способы принимать ту или иную идею или отвергать ее сразу, с порога. Вы научились принимать одни мнения и отвергать другие... и поэтому теперь вы можете отвергнуть всякую потребность обращать внимание на все остальное кроме того, как такое отвержение возникает, т.е. какие при этом появляются переживания и как вы на это реагируете согласно потребностям вашего нынешнего "я"... В трансе вы можете исследовать какие-то случаи принятия и какие-то случаи отвержения... потому что, заранее предвидя эту беседу, вы можете исследовать множество разных способов - я не знаю, и вы не знаете сознательно, сколько именно разных способов, но много, - и вы обнаружите, вы сможете обнаруживать, вы уже обнаруживаете, когда, где и как пережить ощущение отказа, таким образом, чтобы доставить удовлетворение вашему "я"... например, отказаться от стесненности дыхания... согласиться дышать свободно и легко... отказаться от ненужной напряженности... согласиться на ощущение заслуженной безопасности... отказаться предвидеть во всех подробностях, как именно вы получите удовольствие от этой беседы... согласиться с тем, что, оказывается, есть бессознательное руководящее начало, которое вас поддерживает... отказаться от желания слишком спешить или слишком медлить... согласиться следовать вашим собственным ритмам, вашей собственной способности действовать так, как вам удобно... отказаться помнить в точности мои слова... согласиться на интеграцию, которая произойдет у вас во сне сегодня ночью и завтра..."

    Таким образом, доминирующая у клиента тема отвержения принимается, уравновешивается дополняющей ее темой "принятия" и в ходе гипноза подвергается разработке под углом зрения множества способов испытать это переживание с повышением чувства собственной ценности. Короче говоря, темы проблемного состояния становятся темами состояния решения. Конечно, эти темы могут быть переведены в состояния решения лишь тогда, когда клиент находится в чувственно восприимчивом состоянии. Поэтому внушение этих реконтекстуализованных идей окажется успешным настолько, насколько в ходе межличностного взаимодействия достигнуты раппорт и сосредоточенность клиента.

    Главная мысль здесь состоит в том, что укоренившееся мнение - это просто гипотеза, или "самовнушение", касающееся того, как может обернуться дело, и что его адаптивная ценность основывается на способности "я", во-первых, модифицировать эту гипотезу в соответствии с изменениями ситуации и, во-вторых, реагировать на предсказанное событие разнообразными продуктивными способами. Для этого человек должен чувствовать себя в достаточной степени отстраненным от данного мнения, чтобы осознать его двойственную ценность. В тех случаях, когда мнение принимается за абсолют, поведение человека будет жестким и создаст проблему. Чтобы выработать ее решения, нужно сначала поколебать привязанность человека к этому мнению, присоединившись к нему под гипнозом, а затем модифицируя его путем усиления возможных реакций, которые оно способно вызывать. Таким образом, вместо того чтобы опровергать мнение напрямую, "я" клиента благодаря руководству под гипнозом побуждается и получает возможность выработать более гибкое к нему отношение.

    Еще одно связанное с этим положение состоит в том, что чем жестче привязан человек к той или иной ценности, тем легче изменить его отношение к этой ценности, если только такая его привязанность не подвергается сомнению напрямую. Поэтому гипнотерапевт постоянно имеет дело с коаном: "Как изменить что-то, поощряя и усиливая это что-то?" Исходя из того, что укоренившиеся мнения суть средства выработки как проблем, так и решений, гипнотерапевт использует то, как создаются первые, чтобы сделать возможными вторые.

    Полезные навыки и ресурсы

    Способность человека измениться зависит от его готовности и способности реализовать свои ресурсы и полезные навыки. Как мы видели в главе 4, эриксоновский гипнотерапевт ищет поэтому ответ на общий вопрос:

    "Какие полезные навыки, ресурсы и способности выработал у себя клиент?"

    Этот вопрос можно сформулировать многими разными способами:

    1) Что вы умеете хорошо делать в жизни?

    2) Что вас действительно увлекает?

    3) Какие у вас хобби?

    4) С кем вас связывают особые связи?

    5) Что вы делаете, когда ощущаете потребность "дать себе волю" и передохнуть?

    6) Что вы часто делаете в повседневной жизни?

    Ответы могут лечь в основу возможных ресурсов гипнотического воздействия. Например, ниже приведены списки таких ответов, полученных в ходе первых сеансов от трех различных клиентов.

    Клиент N 1 (мальчик 13 лет, диабетик):

    забрасываю баскетбольный мяч в корзину

    мечтаю летать на самолете

    слушать рок-музыку

    ухожу в себя, чтобы не общаться с родителями

    играю в видеоигры

    Клиент N 2 (мужчина 35 лет, преподаватель в колледже):

    фотографирую

    люблю домашних животных

    интенсивная сосредоточенность

    способен быстро переходить из одного состояния в другое

    преподаю

    способен уходить в себя

    Клиент N 3 (женщина 30 лет, беременна):

    взаимоотношения с мужем

    вязание

    чтение

    музыка

    вожу автомобиль

    гуляю по пляжу

    тревожусь (т.е. долгие размышления о будущем)

    В каждом из этих случаев гипнотерапевт может подумать о том, как сочетать эти ресурсы с тем или иным переживанием, составляющим проблему, чтобы стала возможна реорганизация этого переживания. При этом нужно исходить из того, что в проблемном состоянии "я" мало использует основные ресурсы. Такие ресурсы могут или оказаться вне проблемной структуры (т.е. функционально диссоциированными от нее) - например, человек может утратить способность просить о том, чего хочет, - или реализовываться в рамках структуры жестким, диссоциированным от "я" способом - например, человек может просить о том, чего хочет, только назойливо и резко, и поэтому не получает желаемого. В обоих случаях жесткость структуры не допускает никакой свободы действий ни вне ее, ни в ее рамках. Наведение же терапевтического транса создает "дефреймированный" контекст, в котором может быть получен доступ к ресурсам из многочисленных контекстов и осуществлена их интеграция:

    ПРОБЛЕМНЫЕ ПЕРЕЖИВАНИЯ + РЕСУРСЫ =

    ВОЗМОЖНЫЕ РЕШЕНИЯ

    Например, для мальчика-диабетика (клиента N 1) были составлены, в частности, такие пары "проблема/ресурс":

    Конкретная проблемная область Возможные ресурсы

    уколы инсулина <--------------------------------------> удовольствие от

    бросания мяча

    анализ крови на сахар <-------------------------> анализ числа удачных

    бросков

    размышления о будущем ß------------------------------> подстройка к

    ритмам, ожидание

    перемен

    Таким образом, каждое описание ресурса служит возможной структурой для терапевтического обращения к ключевым аспектам проблемной ситуации косвенным образом и путем гипноза. Так, метафора, касающаяся удовольствия от бросания мяча, была использована для внушения удовольствия от уколов инсулина; истории о проценте удачных бросков и анализе численных зависимостей были использованы для внушения необходимости регулярно следить за уровнем глюкозы в крови и т.д. Как показано на рис.5.4, каждая из этих связей "проблема/ресурс" реализуется многообразными способами, обеспечивая тем самым появление множества новых ассоциативных путей из одного состояния в другое. Реорганизуя таким образом описания проблем, вводя их в рамки структур-решений и сбалансированных биологических контекстов, гипнотерапевт создает возможности для выработки решений.

    --------------

    Рис. 5.4. Установление множества способов связи ресурсов с проблемами

    Комплекс проблем

    Комплекс ресурсов

    _______________

    В заключение следует отметить следующее. Некоторые клиенты утверждают, будто не располагают обширными ресурсами. Более того, их поведение и манера подавать себя иногда убеждают гипнотерапевта, что они правы. Однако ресурсы всегда могут быть вскрыты в других областях. Одна из них - область проблемы: требуется очень прочный навык, чтобы поддерживать один и тот же способ существования на протяжении длительного времени. Поэтому тенденция замыкаться в себе может быть расценена и утилизирована как способность в случае необходимости углубляться в себя, чтобы защитить свое "я"; такая оценка гипнотерапевтом этого состояния и межличностная связь его с клиентом во время таких процессов позволяют рефреймировать оценку этого навыка на чувственном уровне.

    Кроме того, ресурсы могут быть вскрыты в фундаментальных процессах развития: обучении читать, писать, ходить, говорить, углубляться в себя, сосредоточиваться, есть и т.д. Эриксон часто пользовался этими общими для всех фундаментальными опытными навыками, чтобы адресоваться к каким-то конкретным трудностям, возникавшим у клиента в ходе развития, - возможно, это было отражением его собственного обучения, для которого никаких ресурсов, казалось бы, не существовало (например, когда ему пришлось снова учиться ходить). Он подчеркивал: "На протяжении жизни мы обучаемся на опыте множеству вещей. Мы обучаемся им, даже не зная об этом... Под гипнозом все эти усвоенные на опыте навыки используются, чтобы упорядочить и организовать поведение пациента" (In Rossi, Ryan & Sharp, 1983, p.161-162). Действуя заодно с человеком в тех областях, где имеются доступные ресурсы, можно добиться того, что вскоре начинают реализовываться и другие ресурсы.

    Подводя итоги, можно сказать, что задача эриксоновского гипнотерапевта - войти в реальность клиента с целью расширить ее. Чтобы добиться этого, гипнотерапевт сначала выявляет ценности, которыми пользуется клиент, формируя свой внутренний опыт. Эти ценности могут быть выявлены во многих аспектах ориентации человека на те или иные взаимоотношения: на социальные системы, намерения, последовательности взаимодействий, симптомокомплексы, привязанности к тем или иным конкретным ролям или людям, убеждения, полезные навыки и ресурсы. С нашей точки зрения, каждая из ценностей представляет собой "метод", с помощью которого человек формирует реальность; это фиксированная константа в ассоциативной сети "психики", с помощью которой человек создает, переживает и поддерживает реальность. Если эта реальность стала неизменной и создает проблему, жесткая привязка к ценностям, лежащим в ее основе, должна быть ослаблена, чтобы способствовать выработке новых, вариабельных репрезентативных структур. Выявляя такие фиксированные ценности и разделяя их, эриксоновский гипнотерапевт получает возможность снова превратить их в вариабельные, т.е. способные к изменению в соответствии с изменчивыми требованиями текущего опыта. Таким образом, методы поддержки проблем - это и есть методы выработки решений.

    Стремясь выявить и утилизировать ценности клиента, гипнотерапевт должен сохранять гибкость. Он собирает информацию на протяжении длительного времени, используя разнообразные способы. Некоторых клиентов полезно заставлять записывать информацию между сеансами, чтобы увеличить степень их вовлеченности и сократить время сеансов. При работе с большинством клиентов важно перемежать вопросы с воздействием на чувственном уровне, чтобы одно дополняло другое. Как мы увидим в следующем разделе, для гипнотерапевта может оказаться полезным, скажем, использовать информацию из ответа на один вопрос, чтобы выработать под гипнозом реакцию на чувственном уровне, затем задать новый вопрос как основу для дальнейшего гипнотического исследования. Таким путем гипнотерапевт поддерживает межличностную сосредоточенность как контекст для расспросов, тем самым добиваясь того, чтобы реакции отражали действительные чувственные ценности клиента.

    Наконец, нужно заметить, что внутренние ценности могут быть выявлены различными способами. Например, Гиллиген (Gilligan, 1985) описал, как для сбора информации можно использовать стратегию наблюдения под гипнозом (глава 3), а также как диагностические расспросы могут основываться на выявлении психологических разрывов, составляющих основу проблемных связок. Короче говоря, методики, предлагаемые здесь, - это всего лишь советы, а не исчерпывающие инструкции; ведя расспросы по многим другим направлениям с целью выявить подобные способы сохранения клиентом постоянства своей личности, гипнотерапевт может применять и другие вопросы и стратегии.

    Ознакомление с трансом

    На первых этапах гипнотерапии гипнотерапевт не только собирает информацию, но и знакомит клиента с процессами транса. Это позволяет осуществлять взаимодействие в области чувственной восприимчивости клиента, что увеличивает вероятность достижения значимых изменений. Ознакомление с трансом может происходить разными способами; в данном разделе рассматриваются шесть аспектов этого процесса:

    1) создание благоприятной обстановки;

    2) общая беседа о трансе;

    3) легкое естественнон развитие транса;

    4) рефракционные методы;

    5) моделирование транса;

    6) обучение трансу.

    Создание благоприятной обстановки

    Транс - это состояние, в котором человек дает волю своему глубинному "я", что позволяет бессознательным процессам проявляться с терапевтическим эффектом. Поскольку этот процесс связан с той или иной степенью отказа от связанных с мышечной деятельностью ориентировочных реакций, транс на первых порах достигается легче, если: 1) физическое окружение воспринимается как безопасное и комфортабельное и 2) сведены к минимуму неожиданные звуковые и иные сигналы (телефонные звонки, шум от уличного движения и т.д.). Следует обеспечить удобные стулья с надежной опорой для спины и создать щадящую обстановку. Я обычно рекомендую клиентам сидеть прямо, поскольку обнаружил, что горизонтальное положение менее благоприятно для получения доступа к привычным стереотипам клиента и интеграции их в состоянии транса. Однако при возникновении дискомфорта или при различных других обстоятельствах могут быть в качестве альтернативы использованы иные позы (лежачая, движение).

    Если нельзя избежать шумов (например, от уличного движения), состояние транса, безусловно, все же может быть достигнуто при условии, если гипнотерапевт хочет и может полностью сосредоточить на себе внимание клиента. Вероятно, каждый может припомнить случаи, когда всепоглощающее межличностное взаимодействие происходило в шумной многолюдной обстановке. Я помню, как сам сидел в кабинете Милтона Эриксона и потом прослушивал магнитофонные записи сеанса; к моему изумлению, только тогда я замечал громкий уличный шум и разнообразные другие звуки, проникавшие в кабинет, - например, телефонные звонки и разговоры в соседней комнате. Поэтому желание гипнотерапевта с максимальной интенсивностью сосредоточиться на клиенте и ощущение им комфорта и безопасности позволяют клиенту последовать его примеру. Если клиент будет по ходу дела реагировать на неожиданные сигналы - например, вздрагивать, - такие помехи могут быть восприняты как повод сделать краткий перерыв, а затем восстановить межличностное взаимодействие с целью продолжения гипнотического самоисследования.

    Короче говоря, гипнотерапевт стремится создать такое физическое окружение, в котором клиент может чувствовать себя в достаточной безопасности, чтобы отказаться от сознательного самоконтроля и сделать возможным гипнотическое самоисследование. Хотя комфорт и минимум внешних сигналов могут значительно способствовать созданию этого безопасного окружения, в конечном счете самыми важными факторами являются ощущение комфорта у самого гипнотерапевта и его сосредоточенность на переживаниях, составляющих реальность клиента.

    Общая беседа о трансе

    И клиент, и гипнотерапевт вступают в ситуацию гипнотерапии каждый со своими представлениями о том, чем является гипноз и чем он не является. Поскольку представления клиента часто отличаются от представлений гипнотерапевта, необходимо посвятить некоторое время откровенному обсуждению этой темы. Я обычно начинаю с того, что спрашиваю человека, о чем он думает, когда слышит слово "гипноз". В ответах обычно выдвигаются на первый план такие процессы, как утрата контроля над собой, выпадение сознания, необычные поступки, расслабление, восприятие только голоса гипнотизера, программирование извне, мгновенные изменения и амнезия. Вряд ли нужно говорить, насколько подобные ассоциации мешают клиенту принять полноценное участие в естественном развитии терапевтического транса. Поэтому я обычно говорю о том, с чем ассоциируется гипноз для меня. Хотя как именно это делать, зависит от клиента, я, как правило, напрямик сообщаю, что первое и главнейшее мое намерение - проявить уважение к целостности личности клиента. Дальше я рассказываю, что вижу в трансе могучее средство выработки чувства безопасности, при котором может возникать приятное ощущение "центра" (альтернативными словами могут быть: "я", самоконтроль, умиротворенность, примирение и т.п.). В ходе дальнейшей беседы выясняется, что этого можно достигнуть разнообразными путями и что данная ситуация предоставляет возможность обнаружить тот путь, который лучше всего соответствует конкретным потребностям, ценностям и особенностям клиента. Я отмечаю, что ощущения транса могут быть различными: иногда клиент меня слышит, иногда нет; иногда мой голос оказывается на переднем плане, иногда отходит на второй; клиент может держать глаза открытыми или закрытыми или чередовать то и другое; транс может быть достигнут немедленно или на следующем сеансе и продолжаться несколько минут или целые часы и т.д. Я еще раз повторяю, что важнее всего добиться чувства безопасности и доверия, необходимого, чтобы ощущения транса развивались в соответствии с потребностями клиента. Затем я часто прошу клиента рассказать мне о своих главных ценностях, заботах, соображениях и т.п., чтобы я мог лучше приспособить к ним свои способы воздействия.

    Другое важное представление о трансе, которое я ввожу, состоит в идее господства над собой. Подчеркивается, что транс - это возможность овладеть чувственными процессами, которые, возможно, у данного человека "вышли из-под контроля". Часто используются примеры, показывающие, как в условиях безопасности, создаваемой трансом, можно исследовать проблемы и находить решения.

    Излагая представления о трансе, следует отдавать себе отчет в том, что гипноз - всего лишь один из многих языков, описывающих весьма естественные и потенциально целебные переживания. Существует много альтернатив, которые можно использовать, чтобы адекватно выразить главную цель гипнотерапии - воссоединить клиента с его чувственными процессами безопасным и продуктивным образом, чтобы могли произойти желаемые изменения. При работе с балериной, например, процессы гипноза были представлены и описывались как "ощущение движения" и смены различных "рисунков самопроявления"; при работе с компьютерным программистом подчеркивалась необходимость "дать возможность программам работать без сбоев", "пересмотреть схемы подключений", "перестроить входы и выходы", "отрегулировать чувственные интерфейсы" и т.п.; а при работе со специалистом по экспериментальной психологии терминология, связанная с погружением в транс, концентрировалась вокруг мультимодального обучения (через параллельную обработку информации, вероятностную реакцию, случайные процессы, многовариантность ощущений, кривые распределения активности внутренних диалогов и т.д.). Таким образом, гипнотерапевт способствует гипнотическим переживаниям с помощью терминов и выражений, наиболее подходящих для данного клиента.

    Легкое естественное развитие транса

    Хотя беседа о трансе имеет важное значение, столь же важно дополнять концептуальные разговоры какими-то чувственными процессами, поскольку одними словами очень трудно передать суть транса. Я обычно стараюсь вызвать по ходу беседы хотя бы кратковременное состояние легкого транса, чтобы клиент мог почувствовать, о чем идет речь. Это обычно лучше всего делать в непринужденной, естественной манере, например путем изменения невербальных воздействий гипнотерапевта. Как описано в главе 3, гипнотерапевт может в ходе гипноза поэтапно погрузиться в состояние гипнотической ориентированности на клиента, используя при этом невербальные приемы ведения (например, ритмичное дыхание, межличностное сосредоточение) для наведения транса. Главная цель использования этого невербального метода - сосредоточить и реорганизовать невербальные стереотипы клиента, чтобы установить в дальнейшей беседе чувственный раппорт. Это позволяет обмениваться символами в чувственном (т.е. организмическом) поле, что составляет основу бессознательного обучения.

    В дополнение к невербальным воздействиям гипнотерапевт пользуется для наведения легкого транса также ассоциативными символами, личностно значимыми для клиента. Это могут быть ассоциации из детства - например, любимый сорт мороженого, первая пара спортивных тапочек - или текущие взаимоотношения - например, способы, применяемые клиентом для того, чтобы "дать себе волю" или "встряхнуться". Как будет подробно показано в следующей главе, основа метода заключается в получении доступа к различным ассоциативным элементам значимых взаимоотношений и их усиления при сохранении сосредоточенности на межличностном взаимодействии; это создает мощное терапевтическое состояние, в котором у клиента может возникать парадоксальное чувство вовлеченности одновременно в межличностное и во внутриличностное взаимодействия. Чтобы вызвать и поддерживать это состояние, гипнотерапевт должен действовать в такт с уникальными ритмами и темпами клиента - этот процесс сродни изящному танцу.

    Рефракционные методы

    Сбалансированное применение рационального и гипнотического воздействия - прекрасный способ дать возможность клиентам естественным образом познакомиться с трансом. Такой последовательный переход от разговора к переживанию транса и обратно может осуществляться с помощью рефракционных методов, включающих в себя кратковременное погружение клиента в транс, выход из него и недолгую беседу, затем снова погружение в транс (на этот раз немного глубже), выход из него и снова недолгую беседу, снова погружение в транс (еще немного глубже) и т.д. Таким образом, гипнотерапевт может на протяжении часа чередовать пятиминутные периоды беседы и пятиминутные периоды транса, каждый из них немного глубже предыдущего.

    Рефракционные методы имеют многочисленные преимущества. Они позволяют клиентам научиться легко входить в транс и выходить из него - навык, который будет им полезен в преодолении трудностей повседневной жизни. Они позволяют клиентам исследовать состояние транса постепенно, благодаря чему многие будут воспринимать это ощущение как более безопасное. Рефракционные процессы также позволяют и гипнотерапевту, и клиенту естественным образом взаимно обучать друг друга: например, клиент может задавать вопросы и рассказывать, какие реакции возникают у него в ответ на гипнотические воздействия, а гипнотерапевт может использовать эти промежутки для того, чтобы делать упор на те или иные стороны транса, имеющие отношение к этим ощущениям. Затем, в следующем раунде транса, можно утилизировать и подключать такие реакции, чтобы продвигаться в выработке ощущений транса дальше и дальше.

    Кроме того, рефракционные методы позволяют гипнотерапевту ориентироваться больше на широту, чем на глубину транса. Вместо стремления "глубже, глубже, глубже", при котором в ходе транса почти не уделяется внимания доступу к главной проблеме клиента и к его ресурсным стратегиям, гипнотерапевт может сосредоточиться на введении в каждом последующем трансе новых тем и модальностей. Продвигаясь постепенно и распределяя свое внимание по широкому диапазону модальностей, гипнотерапевт избегает слишком быстрого движения по какому-то одному пути; это усиливает межличностное взаимодействие и позволяет клиенту понять, что не существует заранее определенного способа вызвать или испытать транс и что к этому могут быть подключены различные аспекты его жизненного опыта. Терапевтическая ценность такого понимания огромна.

    При использовании рефракционного метода скорость переходов от состояния бодрствования к трансу должна определяться реакцией клиента, особенно невербальными регуляторными сигналами. Один клиент может оставаться погруженным в гипноз 5 минут, другой 5 секунд, третий 10 минут, четвертый 20 секунд; у каждого из них на вмешательство сознания будут указывать (аритмичные) мышечные движения. Гипнотерапевт может рассматривать такие сигналы как указание на необходимость снова сосредоточить внимание субъекта на межличностном взаимодействии и переключить его на какую-то другую тему, чтобы позволить сознанию клиента участвовать в его аналитических стратегиях, оставаясь настроенным в унисон с гипнотерапевтом, а затем постепенно снова переключить внимание на переживание гипноза, но уже другим путем.

    Например, на одном недавнем сеансе у клиента за 90 минут было вызвано четыре транса. Первый имел место, когда клиент проявил эмоциональную сосредоточенность, говоря о своих собаках. Эта тема была развита дальше ("чувство, которое вы испытываете, когда ласкаете собаку", "ощущение безопасности, создаваемое собачьей преданностью"), и с помощью невербального воздействия клиент был погружен в легкий транс. Когда примерно через две минуты он стал хмурить лоб и ерзать на стуле, я внес поправку (вербальным и невербальным способами), спросив, когда он впервые обнаружил, что ему хорошо дается работа с цифрами. (Он был бухгалтер.) Я полагал, что, затронув тему раннего осознания способностей, мне удастся естественным путем перейти к методу возрастной регрессии, однако в ходе дальнейшей беседы о навыках, приобретенных в детстве, он пришел в замешательство и проявил беспокойство. Поэтому я снова сориентировал его на наши межличностные взаимоотношения, скорректировав свои невербальные воздействия и обращаясь к нему по имени. Примерно 10 минут мы разговаривали о трудностях, с которыми он сталкивался в детстве, причем я специально старался пока удерживать его от погружения в транс.

    Снова остановившись на том, какое удовольствие он может получить от выработки гипнотических навыков, я указал, что установившиеся между нами взаимоотношения вполне способны открыть перед ним разнообразные новые возможности и что мы можем начать хоть с движений его век. Я отметил, что он время от времени моргает и что он может подсчитать, сколько раз его бессознательное вступало в контакт со мной, "по морганию и по проявлениям, относящимся и к другим каналам". Я добавил, что все это время нужно держать глаза открытыми, даже если возникнут какие-то другие изменения. Продолжая действовать таким образом (этот метод подробно описан в главе 6), я снова вызвал у него транс и заговорил о чувстве безопасности в трансе. Когда примерно через 5 минут снова появились признаки мышечной регуляции, я похвалил его за то, что он понимает, "когда надо на время остановиться", а потом перешел к воздействию, рассчитанному на состояние бодрствования, расспрашивая его о том, какие у него есть хобби. Через несколько минут я спросил, как он чувствовал себя на протяжении предшествовавших десяти минут, и мы побеседовали о некоторых из испытанных им ощущений, подобных трансу.

    Третий транс был вызван, когда я начал пожимать ему руку, говоря о социальных стереотипах, а потом незаметно оставил его руку висящей в воздухе и заговорил о трансе как о подходящем случае предоставить его бессознательному возможность действовать независимо от обычных ограничений (см. главу 7). Заключительный транс был вызван с помощью фиксации взгляда в сочетании с внушением изменения ощущений в руках. Этот 10-минутный транс, во время которого глаза его закрылись, был завершен гипнотическим внушением:

    "...И теперь, если свести воедино все самоисследования, которые вы выполнили здесь сегодня, как приятно знать, что вы можете получать большое удовлетворение, обучаясь в предстоящие дни и недели всем этим способам и еще кое-каким другим, которые позволят вашему бессознательному наилучшим образом изменить ваше поведение, восприятие и психику, чтобы дать вам возможность понимать и удовлетворять ваши текущие потребности в соответствии с потребностями всего вашего "я"..."

    Понемногу изменяя характер своего воздействия, я сказал, что он может снова присоединиться ко мне, когда будет к этому готов. На протяжении заключительных 15 минут мы вели общую беседу о различных переживаниях, испытываемых при разных естественных трансах, причем я подчеркивал, что "там, откуда это берется, есть еще много чего", и о том, как важно в ходе межличностных взаимодействий чувствовать свою безопасность и защищенность.

    Таким образом, в рамках первого терапевтического сеанса было вызвано несколько мини-трансов. Каждый транс возникал естественным путем из беседы между гипнотерапевтом и клиентом; в ходе каждого транса поддерживались как межличностная связь, так и внутриличностная сосредоточенность; каждый транс заканчивался, когда сигналы клиента указывали на необходимость той или иной реориентации. Далее, каждый транс был использован для того, чтобы внушить клиенту в чувственно восприимчивом поле различные простые мысли: о природе транса, о чувстве безопасности и защищенности, которым могут сопровождаться переживания, об ожидающем впереди успехе лечения, о потенциальной автономности бессознательного и т.д. Наконец, трансы перемежались прямой беседой, позволяющей и гипнотерапевту, и клиенту больше узнать о том, как им участвовать в терапевтическом взаимодействии.

    В качестве дополнительного комментария следует отметить, что, пользуясь методами, требующими более или менее часто менять тему или переживаемое состояние (например, транс/бодрствование), гипнотерапевт может добиваться внутренней последовательности своих действий, все время оставаясь сосредоточенным на межличностной связи. Другими словами, переходя от одной темы к другой, он в то же время продолжает чувственно воспринимать то "я", которое на фоне всех этих изменений остается постоянным. Без этой единой ориентации клиент вполне может прийти в замешательство или почувствовать неприятную разбросанность. Поэтому можно сказать, что контекст взаимоотношений служит клеем, который скрепляет между собой все подобные разнообразные идеи.

    Моделирование транса

    Вызывая процессы транса, гипнотерапевт может обнаружить, что клиент не хочет или не может принять в них непосредственное участие в качестве центра внимания. Это понятно, если учесть беспокойство по поводу доверия и безопасности, обычно господствующее на первых этапах терапии. Следуя общему эриксоновскому принципу - сосредоточиваться косвенно, когда прямые подходы оказываются неподходящими, - гипнотерапевт может предпринять моделирование транса на другом лице или лицах. Клиента можно попросить не принимать в этом непосредственного участия - такое внушение часто стимулирует погружение в транс благодаря идентификации с моделью.

    Моделирование транса может производиться разнообразными способами. Во-первых, гипнотерапевт может продемонстрировать самогипноз - такая стратегия особенно подходит для тех случаев, когда клиент воспринимает его как авторитетную фигуру. Во-вторых, могут быть использованы супруги или партнеры клиента; это часто оказывается полезно при работе с парами, когда нередко в каждый данный момент только кто-то один способен испытывать полный транс. В-третьих, можно использовать членов семьи, выбирая из них "явного гипнотического субъекта"; этот метод основан на том факте, что гипнотические процессы часто происходят в семейных системах естественным путем (см. Ritterman, 1983; Lankton & Lankton, 1986). В-четвертых, могут использоваться обученные субъекты, не связанные с клиентом; этот прием часто применял Эриксон. В-пятых, гипнотерапевт может воспользоваться тем или иным видоизменением эриксоновского (Erickson, 1964b) метода "мой друг Джон", когда при нежелании или неспособности клиента испытать транс его внимание переключается на вымышленного человека, сидящего рядом с клиентом, и у этого воображаемого человека наводится транс. В-шестых, можно прибегнуть к сходным приемам с использованием кукол или другого реквизита. Такие приемы могут особенно нравиться детям, хотя они оказываются полезными и для взрослых. Например, один мой клиент держал в руках трех плюшевых мишек, а я производил гипнотическое воздействие на каждого из них; этот игровой процесс позволял вызвать у клиента значимый транс, связанный с ресурсами детства. Наконец, можно использовать истории о других людях. Это центральный метод эриксоновского подхода, когда гипнотерапевт в ходе гипноза описывает события (например, погружение в транс), происходившие в другое время с другими людьми. Как мы увидим в следующей главе, этот метод может весьма эффективно способствовать участию клиента в той форме, в какой ему хочется.

    Пользуясь символическими "другими людьми", чтобы косвенным образом привлечь клиента к участию в гипнотических процессах, гипнотерапевт остается настроенным на межличностные взаимоотношения. Хотя клиент перестает быть темой беседы, внутренняя сосредоточенность на его текущих реакциях остается.

    Обучение трансу

    Этот подготовительный этап гипноза занимает начало каждого сеанса, а также первые сеансы курса терапии. Во втором случае может оказаться полезно, прежде чем приступать к конкретным проблемам, специально обучить клиента разнообразным гипнотическим процессам. Это особенно справедливо, когда непосредственное сосредоточение на проблемной области создает опасность для клиента. Например, недавно я работал с женщиной, которая в детстве подверглась сексуальному насилию. Ее поглощенность связанными с этим переживаниями была все еще очень сильной, и она мало полагалась на свои внутренние возможности. Поэтому значительную часть первоначальных пяти сеансов я потратил на то, чтобы сосредоточить ее внимание в первую очередь на себе ("внешняя" связь) и вызывать разнообразные гипнотические феномены, полезные для решения проблем - например, гипнотические "щиты" (для обозначения границ), безопасную диссоциацию, разобщение аффекта и восприятия и т.д. Короче говоря, вызываемые феномены служили средством косвенного развития нужных ресурсов, не затрагивая непосредственно проблемного контекста. Как только эти феномены были освоены, мы постепенно сосредоточились на проблемах взаимоотношений, связанных с выработкой новых возможностей выбора.

    Кроме ознакомления клиента с конкретными гипнотическими феноменами, этот период обучения дает также возможность усилить представление о трансе как о контексте, обеспечивающем безопасность, самоисследование и овладение психологическими навыками. Каждый транс - это новая возможность познать собственное "я" на более глубоком, более интимном уровне; поэтому серия трансов с повышением чувства собственной ценности может значительно способствовать повышению самоуважения и уверенности в себе в повседневной жизни.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.