4. СТРАТЕГИИ СОТРУДНИЧЕСТВА - ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ТРАНСЫ. Руководство по эриксоновской гипнотерапии - Стивен Гиллиген - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 

    4. СТРАТЕГИИ СОТРУДНИЧЕСТВА

    В предыдущей главе были в общих чертах описаны контекст, процессы и принципы, характерные для эриксоновского подхода в гипнотерапии, и особенно подчеркнут принцип сотрудничества - принятие "реальностей" клиента и использование их как основы для гипнотических и терапевтических процессов. Цель такого подхода - расширить область проявлений, связанных с повышением чувства собственной ценности, при сохранении (т.е. без разрушения) внутренних ценностей клиента. За основную единицу и межличностных, и внутриличностных взаимодействий принимается соотношение взаимодополняющих структур (например, субъект/объект или я/другие), а контур обратной связи между ними рассматривается как поток информации, связывающий эти взаимодополняющие элементы.

    С этой точки зрения самопроявление всегда затрагивает три области: 1) намерения (запреты или обязательства); 2) биологические ритмы и стереотипы; 3) психологические структуры (отражения и проявления стереотипов). В обычных целеориентированных состояниях структуры - например, планы или стратегии - обычно доминируют в сознании, а намерения и невербальные реальности занимают периферию, т.е. окружающее его бессознательное. Проблемы возникают, когда эти три области оказываются застывшими в виде жесткой (т.е. инвариантной) структуры, в результате чего человек становится невосприимчивым к изменениям контекста и биологическим ритмам. Поэтому одна и та же реакция повторяется снова и снова независимо от меняющейся реальности.

    Эриксоновский гипнотерапевт рассматривает такую проблему как решение, зная, что те же самые структуры, проявляясь по-разному контекстах, способствующих повышению чувства собственной ценности, могут оказаться продуктивными. Поэтому гипнотерапевт использует принципы сотрудничества с целью: 1) создать контекст, связанный с повышением чувства собственной ценности, в котором человек восприимчив к воздействиям внешней среды (например, гипнотерапевта) и к новым идеям; 2) депотенциализировать сознательные структуры; 3) воссоединить способы переработки информации с биологическими ритмами ("психику" с "телом"). Чтобы достигнуть этого, гипнотерапевт воспроизводит те же самые структурные стереотипы, которые доминируют во внутреннем опыте клиента. Это расширяет внутриличностные связи, сковывающие клиента, до межличностных, включающих и клиента, и гипнотерапевта; другими словами, подстройка стирает различия между внутренним и внешним, тем самым разрушая информационные границы, жестко их разобщающие. Это создает условия для восприятия новых идей и исследования новых способов существования.

    В настоящей главе подробно рассматриваются конкретные пути применения этих принципов сотрудничества. В первом разделе говорится о том, как вербальные и невербальные методы подстройки и ведения могут сосредоточить и направить текущее восприятие клиента. Второй раздел посвящен тому, как подмечать и использовать минимальные поведенческие сигналы, указывающие на внутренние переживания человека - уровень транса, эмоциональное состояние и репрезентативные системы. В заключительном разделе показаны способы "сотрудничества" с индивидуальными стереотипами, такими как симптоматические проявления, экспрессивный стиль, общие метафоры в мышлении, навыки и полезные качества, а также структура проблемного поведения.

    Использование непосредственного наблюдения

    Один из аспектов поведения клиента, который часто необходимо использовать, - это внешняя ориентация: поза, направленность внимания, восприимчивость к внешним раздражителям, словесные высказывания и т.д. Это обычно самый простой случай подстройки и ведения, потому что такие внешние проявления поддаются непосредственному наблюдению. Поэтому гипнотерапевту нет необходимости гадать о внутреннем состоянии клиента, и вследствие этого он может действовать точнее.

    Внешняя ориентация вовне может быть использована различными способами. В настоящем разделе обсуждаются основные схемы вербальной и невербальной подстройки и ведения и их прямое и косвенное применение.

    Вербальная подстройка и ведение

    Синтаксис эффективного гипнотического воздействия рассматривался многими исследователями эриксоновских методов (Erickson, Rossi & Rossi, 1976; Erickson & Rossi, 1979; Bandler & Grinder, 1975; Lankton & Lankton, 1983; Hartland, 1971). В своей основе он предполагает увязывание ведущих высказываний с подстроечными таким образом, что первые представляются бесспорно вытекающими из вторых. Это может делаться в соединительной форме: "Х, и Х, и Х, и Х, и Y", где Х - подстроечные высказывания, а Y - ведущее. Например:

    1) Вы сидите на этом стуле,             (подстроечное высказывание)

    2) и смотрите на меня,                      (подстроечное высказывание)

    3) и дышите свободно,                      (подстроечное высказывание)

    4) и я говорю с вами,         (подстроечное высказывание)

    5) и вы можете начать

        расслабляться.                                 (ведущее высказывание)

    Это может делаться также в разделительной форме: "Х, или Х, или Х, или Х, но Y". Например:

    1) Я не знаю, хочется ли вам

    продолжать смотреть в пол,                                            (подстройка)

    2) или вам хочется взглянуть на меня,           (подстройка)

    3) или опять посмотреть в пол,                       (подстройка)

    4) а может быть, принять более

       удобную позу,                                                                 (подстройка)

    5) но я знаю, что ваше бессознательное

        может погрузиться в транс таким

        способом, какой будет самым подхо-

        дящим для вас как для личности.                                (ведение)

    В обоих случаях первые четыре высказывания всего лишь описывают непосредственно наблюдаемое, текущее поведение предполагаемого субъекта. Как отмечают Эриксон, Росси и Росси (Erickson, Rossi & Rossi, 1976), такая подстройка под несомненную реальность вызывает реакцию согласия. Это восприимчивое состояние затем используется для осуществления ведущего воздействия.

    Третья синтактическая структура эффективного гипнотического воздействия - обстоятельственное придаточное предложение.

     

    Общая формула

    Пример

    1. Если Х, - то Y.

    Если уж вы сидите на этом стуле, можете начать расслабляться.

    2. Пока Х, - Y.

    Пока вы устраиваетесь поудобнее, можете подумать о том, что ваше бессознательное может начать погружаться в транс.

    3. Когда Х, - Y.

    Когда вы слышите мой голос, вам может вспомниться это ощущение комфорта.

    4. После того как Х, - Y.

    После того, как вы устроитесь удобнее, ваше бессознательное сможет начать самопроявляться любым подходящим способом.

     

    Чтобы такие высказывания оказались эффективными, невербальное поведение гипнотерапевта при их произнесении должно быть соответствующим. Повторим еще раз: клиент, как правило, не захочет или не сможет откликаться на гипнотические воздействия, если гипнотизер выглядит напряженным, чересчур властным, хитрым, незаинтересованным, неубедительным и т.д. Поэтому наилучших результатов можно добиться, когда гипнотерапевт: а) погружается во внешне ориентированный транс; б) синхронизирует свой ритм с ритмом клиента; в) говорит многозначительно и убедительно; г) чутко следит за постоянно меняющимися реакциями клиента.

    Далее, содержание словесных высказываний не должно быть неподходящим или неприятным для клиента. Повторим еще раз: обычно, особенно на начальных этапах, нужно не столько ведение, сколько подстройка. Помимо этого высказывания должны, как правило, хотя и не всегда, иметь разрешающий, а не директивный характер (например, "вы можете сделать то-то", а не "сделайте то-то" или "вы должны сделать то-то" и т.д.), потому что многие клиенты автоматически восстают против такой директивной манеры.

    Успешно осуществить эти процессы намного легче, когда человек осознает, насколько широко они распространены в повседневных ситуациях. Например, всякому приходилось слышать или произносить такие высказывания: "Раз уж ты идешь на кухню, не принесешь ли мне чашку кофе?", или "Да, кстати, раз уж ты за это взялся, почему бы тебе не...", или "Ты хотел бы услышать эту историю сейчас или позже?"

    Заметьте, что подобные команды обычно лучше всего срабатывают, когда произносятся естественным тоном и в недирективной форме. Гипнотерапевт всего лишь использует те же процессы воздействия, однако более сознательно и интенсивно.

    Все это можно продемонстрировать на нескольких кратких примерах терапевтического применения внешней подстройки и ведения.

    1. Обеспечение добровольного участия. Главная цель начальных этапов гипнотерапии - обеспечить участие клиента в процессе изменений. Нижеприведенный отрывок из записи сеанса показывает, как подстройка и ведение могут способствовать достижению этой цели.

     

    Запись (в сокращении)

    Комментарий

    1) "Так, хорошо... Мы уже немного поговорили, а теперь я хочу, чтобы вы послушали - я хотел бы кое-что сказать по поводу того, что слышал".

    Эта первая фраза показывает, что гипнотерапевт может подстраиваться и к прошлому поведению (например, к только что происходившему разговору), а затем вести клиента, формируя желаемое поведение (клиент слушает) как логическое следствие прошлого поведения. Эту простую форму "Если Х, - то Y" широко применяют искусные коммуникаторы.

    2) "Когда вы пришли сюда сегодня, вы сели на этот стул и начали делиться со мной самыми разнообразными вещами... Вы говорили, что с вами уже давно что-то неладно, что это дорого вам обходится в эмоциональном плане... Из-за этих проблем у вас возникли трудности на работе и в личной жизни..."

    Гипнотерапевт продолжает подстройку, пересказывая клиенту только что сделанные им высказывания. Этот простой прием часто приносит неоценимую пользу, так как приводит по меньшей мере к трем важным следствиям. Во-первых, это привлекает и сосредоточивает внимание клиента. Как немедленно покажет даже самый краткий эксперимент, очень трудно не обращать внимания на того, кто полностью подстроился под ваше текущее поведение. Во-вторых, клиент, как правило, чувствует, что встречает понимание, и вследствие этого у него появляются доверие, раппорт и мотивация на участие. В-третьих, при достаточно ярком изложении описание основных проблем, с которыми сталкивается клиент, как правило, вызывает у него соответствующие переживания. Обычно он испытывает побуждение ослабить это неприятное состояние эмоционального возбуждения и, как мы увидим, вследствие этого окажется весьма восприимчивым к гипнотическим командам.

    3) "Я прав?" (Клиент отвечает утвердительно.)

    На первый взгляд, цель этого простого вопроса - удостовериться в правильности предыдущих подстроечных высказываний. Но важнее другое: в нем содержится скрытая просьба к клиенту - признать, что в его жизни что-то неладно. Это обычно необходимый первый шаг к изменениям. Замечу в скобках, что этот ход еще и подчеркивает весьма важный факт: чисто описательная подстройка часто служит и скрытым средством ведения. В данном случае, например, выбрана одна небольшая подсистема текущего поведения, которая описана так, чтобы вывести на первый план проблему; однако гипнотерапевт мог бы с таким же успехом выбрать другие поведенческие проявления, которые создали бы другую "систему отсчета". Таким образом, избирательная подстройка может, вообще говоря, по-разному "формировать" реальность. Как мы увидим, это тонкий и поэтому высокоэффективный способ ведения.

    4) "Ладно, прекрасно. И вот сейчас я собираюсь задать вам один важный вопрос, и я не хочу, чтобы вы ответили на него не подумав. Я хочу, чтобы вы как следует над ним задумались, потому что правильный ответ на него может быть "да", а может быть и "нет", и только вы знаете это наверняка. (Пауза.) Но прежде чем я задам этот вопрос, я хочу сказать, что, по моему мнению, вам есть на что надеяться, вы можете добиться таких изменений, но это будет нелегко, будет просто трудно, а временами, может быть, даже болезненно. Время от времени вы, возможно, будете чувствовать себя не слишком уютно, по ходу дела у вас могут случиться рецидивы, вам будет казаться, что дело того не стоит... Но если вы не отступитесь, то сможете добиться изменений, я в этом убежден. Однако только вам решать, готовы ли вы на самом деле избавиться от всех ваших неприятностей и страданий. (Пауза.)

    Так вот, я хочу, чтобы вы как следует задумались над таким вопросом: хотите ли вы и готовы ли вы участвовать в работе, добиваясь нужных изменений?"

    Теперь гипнотерапевт ведет клиента, стремясь обеспечить его участие в терапевтическом процессе. На этом простом примере можно сделать несколько выводов, касающихся внешней подстройки ведения. Во-первых, в гинотической работе восприятие субъекта обычно уже за 5-10 минут постепенно переориентируется на его внутренние процессы, после чего какие бы то ни было дальнейшие упоминания внешних обстоятельств не нужны и часто лишь отвлекают субъекта. Однако здесь есть несколько исключений, например когда внутренне ориентированный (например, сидящий с закрытыми глазами) субъект своим поведением указывает на то, что испытывает физический дискомфорт или ориентирован на внешние шумы. Во-вторых, ведение нужно начинать постепенно, часто со значительной избыточностью. Больше того, слегка избыточная подстройка часто оказывает благотворное влияние, создавая у субъекта "потенциал реагирования". В-третьих,  можно подстраиваться и к будущему поведению субъекта. Такая подстройка к будущему должна быть достаточно общей, чтобы охватывать любой из возможных исходов, каждый из которых в таком случае может быть привязан к успеху. Например, в приводимой записи рецидивы, желание все бросить, ощущение дискомфорта и т.д. подаются как часть терапевтического процесса.

     

    2. Наведение. Внешняя подстройка и ведение часто оказываются весьма полезными в начале гипнотического наведения. Они помогают сосредоточить внимание, которое обычно рассеивается различными внешними реальностями, и в результате устанавливается синхронность ритмов гипнотерапевта и клиента. Такой раппорт и сосредоточенность могут затем быть использованы для того, чтобы направить клиента на чувственное исследование внутренних процессов (т.е. на погружение в транс), как показано ниже:

     

    Внимание

    рассеяно

    Внимание

    сосредоточено

    (на гипнотизере)

    Внимание

    сосредоточено

    на внутренних

    процессах

     

     

    Пример

    Комментарий

    "Хорошо, вот вы смотрите на меня и ворочаетесь на стуле, стараясь принять удобную позу, в которой сможете начать погружаться в транс... И при этом вы можете начать просто отмечать все то, что происходит в ваших ощущениях..."

    После подстройки под несколько очевидных проявлений поведения (взгляд, движения) гипнотерапевт ведет клиента, определяя происходящий сдвиг как ведущий к погружению в транс. Эти высказывания затем используются для того, чтобы направить (вести) клиента в состояние целостного самоощущения.

    "Вы, вероятно, замечаете сейчас много разных вещей... Это может быть звук моего голоса, шум машин на улице, шорох работающего магнитофона, какие-то передвижения по комнате, это неважно..."

    Теперь происходит подстройка к возможным внешним воздействиям, воспринимаемым клиентом. Заметьте, что она формулируется как набор возможностей, поскольку гипнотерапевт на самом деле не может знать, действительно ли клиент о них думает. (Если сказать клиенту, что он воспринимает что-то такое, чего он в действительности не воспринимает, то это может нарушить раппорт.) Кроме того, заметьте, что такая подстройка к возможностям представляет собой скрытое ведение: внимание клиента направляется на эти разнообразные объекты, т.е. он уже следует командам гипнотерапевта.

    "А важно то, что вы можете начать осознавать: сейчас вы сможете заняться своими собственными нуждами, своими собственными внутренними потребностями".

    Предшествующие подстроечные высказывания теперь используются для перехода (ведения) к внутренне ориентированному восприятию.

     "И неважно, сидите ли вы на этом стуле, и прислушиваетесь ли к моему голосу, и замечаете ли, что чувствуете себя все приятнее... Потому что ощущения, которые возникают в вашем бессознательном при погружении в транс, могут быть самыми разными..."

    Начав ведение, гипнотерапевт снова возвращается к подстройке. Это илллюстрирует важную общую схему: подстройка - подстройка - подстройка - ведение, подстройка - подстройка - подстройка - ведение и т.д.; всякий раз, осуществив ведение, гипнотерапевт немедленно возвращается к подстройке и при этом пристально наблюдает за реакциями клиента. Если видно, что клиент выполняет команды, в этом новом состоянии снова производится подстройка - подстройка - подстройка - ведение, и т.д. Если же он остается в прежнем состоянии, снова производится подстройка или используются другие ведущие высказывания.

    Заметьте также, что высказывания гипнотерапевта опять представляют собой подстройку к возможному восприятию внешних воздействий, а потом переходят в ведение, определяя любое из этих воспринимаемых воздействий как пригодное для дальнейшего продвижения. Другими словами, что бы ни делал человек, это позволяет ему погрузиться в транс.

    "Вы можете погрузиться в транс с открытыми глазами или закрыть глаза и погрузиться в глубокий транс. Я не знаю, какой способ окажется лучше для вас как личности..."

    Эти слова иллюстрируют распространенный и эффективный прием - общие высказывания, за которыми следуют конкретные примеры. Это явная подстройка и в то же время неявное ведение, потому что оно определяет конкретные поведенческие проявления (движения век) в контексте общего ведения (как действия, ведущие к наведению транса).

    "Потому что вот сейчас ваши глаза открыты, а вот вы опускаете веки... снова открываете глаза и снова закрываете... поднимаете веки... опускаете... открываете глаза... и потом закрываете совсем, это так легко... и СЕЙЧАС!!!.. вы погружаетесь в глубокий транс".

    Теперь гипнотерапевт сосредоточивается на движениях век клиента. За подстройкой (упоминанием об опущенных веках сразу после того, как клиент действительно моргнул) следует ведение (упоминание об опущенных веках до того, как клиент моргнет, а потом пауза, пока это не произойдет). Если произносить это с завораживающей многозначительностью и в соответствующем ритме, такой прием невероятно эффективен.

    "И как приятно чувствовать, что с каждым вашим вдохом вы можете еще глубже погружаться в транс... С каждым вашим вдохом вы вдыхаете еще немного спокойствия и приятных ощущений... и с каждым выдохом избавляетесь от желания цепляться за всякие ненужные потребности..."

    После того, как у клиента закрылись глаза, используется поддающийся наблюдению характер его дыхания, чтобы продолжать подстройку и вести его в транс. На этом этапе наведения обычно постепенно прекращаются упоминания о внешних реальностях, поскольку они теперь могут не восприниматься клиентом.

     

    Конечно, не всегда взаимодействие проходит так гладко, как в приведенном примере; некоторые клиенты не проявляют такого желания и готовности сотрудничать с гипнотерапевтом. Однако, как мы увидим ниже, те же самые основные формы воздействия могут успешно применяться и в более трудных случаях, хотя и в несколько модифицированном виде.

    3. "Негипнотическое" терапевтическое взаимодействие. Внешняя подстройка и ведение могут быть эффективными при любом терапевтическом взаимодействии, независимо от того, сопровождается ли оно формальным гипнозом. Например, одна молодая супружеская пара во время консультационного сеанса для супругов затеяла горячий спор. Поскольку ни один из них не слушал другого, гипнотерапевт вмешался с целью вернуть их в "здесь и сейчас". Он прервал их, подстроился к Кейти, заверив ее, что сейчас ею займется, потом повернулся к Бобу и сказал:

     

    Выдержки из записи сеанса

    Комментарии

    Гипнотерапевт: Ладно, давайте на минутку остановимся. Как вы себя чувствуете, Боб?

    Боб: Она меня не понимает.

    П.: Вы считаете, что она вас не понимает. А вы хотели бы, чтобы она вас понимала?

    Б.: Ну, конечно.

    П.: Ладно, прекрасно. И вы согласны попробовать кое-что сделать, после чего она, возможно, начнет вас понимать?

    Б.: Ну, я не знаю...

    П.: Вы не знаете, хотите ли вы, чтобы она вас понимала?

    Б.: Да нет, я в самом деле хочу, чтобы она меня понимала. Но только...

    П.: (перебивает) Хорошо, значит, вы хотите, чтобы она вас понимала; значит, вы согласны кое-что испробовать, кое-что очень простое и безболезненное?

    Б.: Ну да...

    На этом первом этапе гипнотерапевт начинает с простой подстройки к словесным высказываниям Боба, а потом ведет его, связывая их с неким неконкретизированным поведенческим заданием ("сделать что-то иначе"). Боб немного упрямится, поэтому снова производится подстройка, которая затем сильнее привязывается ("если Х, - то Y") к согласию испробовать что-то новое.

     

    Гипнотерапевт: Ладно, замечательно. Так вот, все, что от вас сейчас требуется, - это на минуту остановиться и посмотреть на меня... Хорошо... просто смотрите на меня... прекрасно... и продолжая глядеть на меня, осознайте тот факт, что у вас задержано дыхание... поэтому я хотел бы, чтобы вы начали дышать глубоко и свободно... хорошо... вдох - выдох... вдох - выдох... и обратите внимание, что с каждым вдохом вы чувствуете все большую безопасность, большую расслабленность, большее спокойствие... вы это чувствуете? (Боб утвердительно кивает.)

    Хорошо, теперь такое приятное состояние позволяет вам много чего сделать, ведь все, что казалось вам раньше таким ужасным и подавляющим, теперь может представляться немного более управляемым... и поэтому я хочу, чтобы вы просто посмотрели еще раз на вашу жену... и когда вы это сделаете... хорошо... я хочу, чтобы вы еще раз сделали глубокий вдох и расслабились... и вы сделайте то же самое, Кейти... а вы, Боб, вдыхая это приятное чувство облегчения, имейте в виду, что через минуту я попрошу вас рассказать Кейти, что вы чувствуете внутри себя...

     

    Теперь невербальное поведение клиента утилизируется более непосредственным образом. Гипнотерапевт начинает со зрительного контакта, некоторое время подстраивается к нему, потом ведет клиента, заставляя его осознать свое дыхание, а потом и изменить темп дыхания, что определяется как вызывающее внутреннее облегчение. После того, как внутреннее состояние Боба в течение некоторого времени подвергается подстраиванию и разработке, оно утилизируется, чтобы снова подвести его к внешнему контакту с женой, теперь уже носящему иной характер.

     

    "И когда вы к этому приступите, вы, возможно, почувствуете сначала некоторую неловкость... этого нужно ожидать, но мы теперь знаем, что стоит вам начать чувствовать эту неловкость, как вы можете увидеть в ней сигнал о том, что у вас задержано дыхание,... и этот сигнал позволит вам опять остановиться и сделать вдох... Сейчас я помогу вам сделать это в первый раз... так что продолжайте, просто смотрите на нее и начните рассказывать, что вы чувствуете внутри себя... хорошо..."

     

    Теперь используется подстройка к будущему, чтобы определить возможные трудности как часть терапевтического процесса. Затем ведущие высказывания оформляют стресс как преходящее состояние, которое ведет к более свободному дыханию. Для обеспечения этого гипнотерапевт осуществляет подстройку, руководя первыми несколькими попытками.

     

     

    4. Косвенные приложения. Примеры, приведенные выше, иллюстрируют сравнительно прямые воздействия. Однако иногда гипнотерапевту приходится прибегать и к более косвенным - например, использовать метафорические истории для наведения или стабилизации состояния транса. Нижеследующая запись, взятая из середины процесса косвенного наведения, показывает, как это может делаться. (Предшествовавшие 30 минут были потрачены на сосредоточение внимания субъекта и потом - на наведение легкого транса.)

     

    Пример

    Комментарии

    "...И пассажиры этого круиза проводили большую часть времени, глядя на воду, прислушиваясь к плеску волн, ощущая ритмичное покачивание судна - вперед-назад, вперед-назад... и медленно двигаясь вперед, туда, где все глубже и глубже..."

    Это косвенная подстройка: клиент участвует в наведении транса ("пассажир судна"), слушая голос гипнотерапевта ("плеск волн"), который ритмично покачивается вперед-назад. Последняя фраза - косвенное ведение в более глубокий транс.

    "...И воздух был такой удивительный, его было так приятно вдыхать... все вокруг было так мирно и спокойно... что многие пассажиры, которые сидели там с такими удобствами на палубе, начали избавляться от всех своих забот, от всякого напряжения, они просто чувствовали все большее расслабление, понимая, что им не надо ничего делать, а надо только отдаться потребности заняться своими внутренними нуждами..."

    Это, в сущности, косвенное внушение того, что дыхание клиента (подстройка) поведет к все возрастающему расслаблению.

    "...И по мере того, как надвигался вечер... (хорошо)... он медленно, но неуклонно опускался на них... моря уже не было видно, но плеск волн слышался по-прежнему... и больше не чувствуя этого слепящего солнечного света, раскинувшиеся в креслах на палубе пассажиры начали от всей души наслаждаться прохладным, восхитительным вечером... На некоторое время на палубе зажгли огни, но потом снова их погасили... и наступила темнота..."

    Самопроизвольное закрывание глаз клиентом переводится путем подстройки в ощущение "наступления вечера"; потом это ощущение привязывается к продолжающемуся раппорту с голосом психотерапевта ("плеск волн"). Вслед за этим испытываемый клиентом легкий дискомфорт от непрекращающегося зрительного контакта с гипнотерапевтом используется для подстройки ("слепящее солнце"), а затем - ведения к дальнейшему расслаблению. Наконец, субъект на мгновение открывает глаза, это используется для подстройки и затем ведения в виде включения и выключения света.

    "...И вскоре капитан сказал, что, пожалуй, пора отправляться внутрь... пассажиры начали медленно спускаться с палубы и вскоре погрузились в свои разнообразные дела... Это погружение на мгновение прервал неожиданный звук пароходного гудка... но голос капитана из динамиков заверил всех, что это всего лишь другой пароход мирно прошел мимо... и погружение в эти внутренние дела снова продолжалось и становилось все глубже..."

    Теперь гипнотерапевт ("капитан") ведет субъекта, используя внушение транса ("отправляться внутрь"). Опускание субъектом головы используется для подстройки и ведения в более глубокий транс (спуск с палубы и погружение в свои дела). Субъект вздрогнул, услышав телефонный звонок в соседней комнате, и производится подстройка (пароходный гудок) и затем ведение (заверения капитана) в направлении дальнейшего погружения в транс.

     

    Подводя итоги, можно сказать, что эти разнообразные примеры показывают, как словесная подстройка к внешним реальностям обычно включает в себя описание прошлого, настоящего и будущего поведения субъекта. Главная цель таких воздействий - вызвать у него сосредоточение внимания и признание текущих ощущений, тем самым создавая раппорт, допускающий терапевтическое самоисследование. Если речь гипнотерапевта спокойна, но значима, этого нередко удается достигнуть за относительно короткое время. Вводимые постепенно команды ведения могут быть явными ("раз уж вы сидите на этом стуле, то можете расслабиться") или неявными - например, когда наблюдаемое поведение описывается определенным образом ("приятное ощущение от сидения на этом стуле") или когда производится избирательная подстройка к тому или иному аспекту поведения клиента. Подстраивающие и ведущие высказывания могут быть прямыми или косвенными (т.е. метафорическими); они могут быть также общими или конкретными. В любом случае гипнотерапевт должен произносить их, как правило, недирективным тоном, но убедительно.

    Невербальная подстройка и ведение

    Гипнотерапевт также различными способами осуществляет невербальную подстройку под текущее поведение клиента и его ведение. Например, верхняя схема на рис. 4.1 показывает процесс прямого отражения, при котором гипнотерапевт уподобляет свое поведение - по частям или все в целом - проявлениям клиента так, чтобы оно полностью с ними совпадало. Это может означать ту же самую частоту дыхания, ту же самую позу или выражение лица и т.д. Прямое отражение может быть полным (копирование всех сигналов) или частичным (уподобление по одному или двум выбранным каналам).

    Нижняя схема на рисунке иллюстрирует более косвенный процесс перекрестно-поведенческого отражения, когда гипнотерапевт воспроизводит некоторые стереотипы поведения клиента, но по другому каналу. Например, он может чуть заметно кивать головой каждый раз, когда клиент моргает, или постукивать пальцем каждый раз, когда клиент делает выдох. Поскольку перекрестно-поведенческое отражение более сложно, оно осуществляется избирательно (т.е. по одному или двум каналам за раз).

    Рис. 4.1. Неполный перечень невербальных каналов,

    участвующих в подстраивании и ведении, с примерами полного и прямого,

    частичного и прямого, а также частичного и косвенного отражения

    Схема А. Полное и прямое отражение

    Параметры поведения гипнотизера                                              Параметры поведения субъекта

    Ритм дыхания      (1)                                                           (1)           Ритм дыхания

    Темп речи                            (2)                                                           (2)           Темп речи

    Интонации                           (3)                                                           (3)           Интонации

    Громкость голоса              (4)                                                           (4)           Громкость голоса

    Выражение лица                 (5)                                                           (5)           Выражение лица

    Движения тела    (6)                                                           (6)           Движения тела

    Частота моргания               (7)                                                           (7)           Частота моргания

                   

    Прочие                  (n)                                                           (n)           Прочие

    Схема Б. Частичное и прямое отражение

    Параметры поведения гипнотизера                                              Параметры поведения субъекта

    Ритм дыхания      (1)                                                           (1)           Ритм дыхания

    Темп речи                            (2)                                                           (2)           Темп речи

    Интонации                           (3)                                                           (3)           Интонации

    Громкость голоса              (4)                                                           (4)           Громкость голоса

    Выражение лица                 (5)                                                           (5)           Выражение лица

    Движения тела    (6)                                                           (6)           Движения тела

    Частота моргания               (7)                                                           (7)           Частота моргания

                   

    Прочие                  (n)                                                           (n)           Прочие

    Схема В. Частичное и косвенное отражение

    Параметры поведения гипнотизера                                              Параметры поведения субъекта

    Ритм дыхания      (1)                                                           (1)           Ритм дыхания

    Темп речи                            (2)                                                           (2)           Темп речи

    Интонации                           (3)                                                           (3)           Интонации

    Громкость голоса              (4)                                                           (4)           Громкость голоса

    Выражение лица                 (5)                                                           (5)           Выражение лица

    Движения тела    (6)                                                           (6)           Движения тела

    Частота моргания               (7)                                                           (7)           Частота моргания

                   

    Прочие                  (n)                                                           (n)           Прочие

    Главная цель невербальной подстройки, как и вербальной, - установление раппорта. Повторим еще раз: эриксоновский гипнотерапевт использует свое тело как музыкальный инструмент, настраивая его и играя на нем синхронно с игрой клиента. Вообще говоря, такое уподобление - необходимое условие успеха терапии. Без него у клиента часто появляется нежелание или невозможность полного доверия и сотрудничества. Эта скованность часто оказывается вполне обоснованной, так как "не уподобившемуся" гипнотерапевту обычно трудно понимать текущие ощущения клиента, а тем более эффективно на них реагировать. Коротко говоря, невербальная подстройка позволяет как гипнотерапевту, так и клиенту более эффективно участвовать в гипнотическом взаимодействии.

    Невербальное ведение может использоваться для того, чтобы постепенно смещать подстроенное поведение в направлении какого-то желаемого состояния. Например, гипнотерапевт может начать перегружать сознательные процессы клиента, говоря быстрее, громче или менее ритмично (см. главу 7). Или, чтобы успокоить возбужденного клиента, он может сначала подстроиться, говоря так же быстро и задыхаясь, а потом вести клиента, постепенно замедляя свою речь.

    Как говорится в главе 7, метод перегрузки обычно не рекомендуется применять, если человек находится в крайнем возбуждении. Это не только вызовет неприятные ощущения у гипнотерапевта, но и может еще больше возбудить клиента, иногда вплоть до физического насилия. Поэтому в таких случаях лучше пользоваться косвенной (перекрестно-поведенческой) подстройкой.

    Как часть процедуры наведения можно воспроизводить позу клиента и особенно ритм его дыхания, в то время как частота его моргания постепенно нарастает. Определенные эмоциональные состояния (например, расслабление, грусть, гнев, счастье) можно вызвать с помощью тона голоса и/или выражения лица, соответствующего этой эмоции.

    В ходе такого взаимодействия, напоминающего танец, обычно нет необходимости постоянно следить за всеми поведенческими каналами. Важно почувствовать, когда ритмы гипнотерапевта и клиента начинают диссонировать, потому что именно в эти моменты необходимо подстраивание поведения. Подобные диссонансы ритма довольно обычны, поскольку реакции другого человека никогда нельзя предсказать в точности. Однако наблюдательный гипнотерапевт, сохраняющий настройку на клиента, может быстро обнаружить их по различным сенсорным каналам. Например, он может почувствовать, что настройка на клиента нарушилась, или ощутить, что клиент от него отдаляется, или увидеть, что клиент реагирует непредвиденным образом (например, напрягается), или, возможно, услышать эмоциональные изменения в голосе клиента. Большинство этих непредвиденных диссонансов несущественны, и их лучше всего рассматривать как полезные сигналы, указывающие на необходимость подстройки поведения.

    Иногда, однако, подстройки ритмов оказывается недостаточно. Об этом обычно свидетельствует появляющееся у гипнотерапевта растущее чувство растерянности или волнения и/или подмеченное у клиента усиливающееся "сопротивление" либо иное проявление его нежелания сотрудничать. Как отмечалось выше, это обычно означает, что гипнотерапевту следует изменить общий подход. Можно назвать три компонента воздействия, часто требующие таких изменений (однако следует помнить, что конкретные изменения должны зависеть от конкретной ситуации).

    1. Общая манера держаться. Применяя ту или иную технику, гипнотерапевт может выглядеть или крайне властным, или, наооборот, виноватым и извиняющимся. Эти, казалось бы, противоположные реакции во многом связаны между собой. Во-первых, в основе обеих лежит ошибочное убеждение, будто цель подстройки и ведения состоит в том, чтобы управлять другим человеком. Такое убеждение серьезно подрывает целостность гипнотерапевта и представляет угрозу для личности клиента, тем самым снижая вероятность успеха терапии.

    Во-вторых, в обоих случаях гипнотерапевт при попытках подстройки и ведения, как правило, испытывает неловкость. Результатом этого обычно становится неровный, прерывистый ритм. Например, гипнотерапевт может сознательно попытаться припомнить "хорошую технику", неумело применить ее и нетерпеливо следить за тем, что из этого выйдет. Поскольку при этом он работает не вместе с клиентом, а над ним, последний будет чувствовать себя скорее объектом, чем уникальной личностью. Обычно весьма чувствительные к подобным вещам клиенты в таких случаях часто на мгновение теряются и смотрят на гипнотерапевта, ожидая разъяснений. В этот момент гипнотерапевт, обладающий достаточной гибкостью, может изменить ситуацию, остановившись, расслабившись и заново установив связь с клиентом. К сожалению, именно здесь неопытные гипнотерапевты часто совершают ошибку, пытаясь отрицать или преуменьшить очевидное. Что еще хуже, они обычно делают это в напряженной и неловкой манере. Независимо от их намерений это, мягко говоря, мешает клиенту полностью довериться гипнотерапевту.

    Главный смысл здесь в том, что при использовании приемов подстройки и ведения гипнотерапевт должен быть расслаблен, но сосредоточен. Хотя терапия иногда требует косвенных способов воздействия, гипнотерапевт никогда не должен лгать клиенту. Цель состоит не в том, чтобы "одолеть" человека, а в том, чтобы полностью поддержать его.

    Значение этой установки сотрудничества можно глубже оценить, если обратить внимание на широкое распространение невербальной подстройки и ведения в повседневных взаимодействиях. Примеров этого сколько угодно: два человека идут по улице в ногу; любовники сидят за столом, гармонично отражая друг друга; вопящая толпа начинает ритмично хлопать в ладоши, понемногу ускоряя темп; два танцора стоят друг перед другом, по очереди то следуя за партнером и повторяя его движения, то ведя его. Конечно, действующие лица во всех этих ситуациях не называют того, что они делают, невербальной подстройкой и ведением; больше того, они лишь редко осознают, что заняты именно этим. Однако именно такие принципы и процессы использует эриксоновский гипнотерапевт. Отличие только в том, что он применяет их с определенной целью (вызвать транс), сознательно и обычно с большей сосредоточенностью и интенсивностью. Понимая, что невербальная подстройка и ведение совершенно естественны, гипнотерапевт может использовать их весьма эффективно. Не обремененный ошибочным убеждением, будто ему надо делать что-то абсолютно новое, он способен целиком сосредоточиться на том, чтобы мягко направлять невербальные процессы, уже идущие в действительности.

    2. Степень прямоты. Иногда гипнотерапевты действуют слишком прямо. Это может относиться, например, к чересчур явным и очевидным попыткам, скажем, отражать позу клиента, подражать его голосу или вести его в транс. Клиенты, осознавшие это, как правило, испытывают неловкость, о чем свидетельствует нарушение текущих поведенческих ритмов (дыхания, позы, тона голоса, взгляда и т.д.). Обычно гипнотерапевт справляется с этим без труда, если остается настроенным на клиента. Повторим еще раз: клиент обычно начинает испытывать настоящий гнев или беспокойство только тогда, когда гипнотерапевт реагирует на испытываемую им неловкость собственным волнением (например, теряется, сердится, приходит в замешательство). Поэтому гипнотерапевт должен сначала проверить и, если надо, изменить свое дыхание, позу, взгляд и т.д.

    Если клиент полностью отдает себе отчет в применяемой технике и обеспокоен этим, гипнотерапевт обычно должен прямо прокомментировать свои намерения. Например, он может начать с одного из следующих вступлений:

    1) "Вы хотите знать мои намерения? Я пытаюсь помочь вам погрузиться в транс... Насколько, по-вашему, вы этого хотите?.. Хорошо, тогда насколько вы, по-вашему, намерены мне помочь? Прекрасно, теперь..."

    2) "Почему я это делаю? Потому что пытаюсь понять вас. И иногда это мне трудно... потому что я на самом деле не знаю в точности, что вам нужно, и заинтересован в том, чтобы это узнать. А один из способов понять реальность другого человека - это найти какой-нибудь такой путь установления связи, который будет удобен для нас обоих".

    В большинстве случаев окажется достаточно подобных кратких замечаний, если гипнотерапевт сохраняет искренность и не занимает оборонительной позиции. Иногда лучше всего произносить их шутливым тоном, поскольку это снимает напряжение у клиента; в других - лучше реагировать мягко, но серьезно. Важно невербальным путем дать понять человеку, что вы полностью признаете уникальность его личности и относитесь к ней с уважением. После того, как это сделано, все неожиданно возникшие трудности легко поддаются утилизации.

    Поскольку при гипнозе часто желательно обойти сознательные процессы, подходящим способом такой утилизации может стать менее очевидная невербальная подстройка и ведение. Это означает, что на первых порах их должно быть меньше; через некоторое время гипнотерапевт может снова к ним вернуться, но в более косвенной форме (например, в виде перекрестно-поведенческого отражения).

    В других случаях гипнотерапевт может добиться более эффективной утилизации, действуя еще прямее. Обычный пример этого - когда в начале наведения он прибегает к полному отражению (схема А на рис. 4.1). Многие клиенты реагируют на это возрастающим чувством неловкости. Хотя некоторые пытаются отвлечь гипнотерапевта от непрерывного отражения, у большинства со временем происходит сосредоточение внимания. Это, как правило, создает еще большую неуверенность; обычно клиент или "ищет спасения" в трансе, или еще больше сосредоточивается на гипнотерапевте. В обоих случаях погрузить его в транс довольно легко (см. главу 7).

    Подобный метод может привести к успеху опять-таки лишь тогда, когда применяется в контексте уважения и доверия. Гипнотерапевт не пытается подталкивать клиента или насильно заставлять его что-то сделать; он просто подстраивается к поведению клиента, тем самым депотенциализируя доминирующие у него сознательные процессы и создавая возможности для развертывания продуктивных процесов изменения.

    Наконец, иногда гипнотерапевт может действовать слишком косвенно. Подстройка и ведение могут оказаться столь скрытыми, что клиент не замечает их ни сознательно, ни бессознательно. Например, гипнотерапевт, вероятно, не добьется большого успеха, если подстройка будет состоять лишь, скажем, в постукивании ногой на каждом шестом выдохе клиента, поскольку такая малозаметная схема окажется отодвинутой на задний план множеством других ритмов, действующих одновременно с ней. Поэтому гипнотерапевт, вообще говоря, должен убедиться в том, что: 1) внимание клиента сосредоточено и 2) невербальные приемы применяются синхронно с каким-то заметным (хотя и необязательно сознательным) ритмом в поведении клиента.

    3. Недостаточная подстройка или неподходящее ведение. В большинстве практических случаев невербальная подстройка и ведение вызывают постепенное, ритмичное, но нелинейное продвижение к какому-то желаемому состоянию (например, трансу). Повторим еще раз: воздействия, осуществляющие ведение, должны: 1) следовать за достаточной подстройкой и перемежаться с ней и 2) соответствовать текущим переживаниям клиента, а также его представлениям о ценностях, убеждениям, способностям и т.д. Другими словами, гипнотерапевт не должен пытаться заставить клиента сделать что-то такое, что он не готов или не хочет делать. Например, клиент может пока еще не хотеть погружаться в транс - в этом случае гипнотерапевт может немного подождать; или, возможно, клиенту трудно расслабиться - тогда гипнотерапевт может сначала невербально вести его, создавая еще большее напряжение, и лишь потом - расслабление. Короче говоря, гипнотерапевт приспосабливает темп и поведенческие цели невербальной подстройки и ведения к чувственной реальности клиента.

    Некоторые пояснения

    До сих пор мы говорили о том, как можно подстраиваться к восприятию человеком внешнего мира и вести его с помощью вербальных и невербальных средств воздействия. Прежде чем закончить, следует пояснить несколько важных положений.

    1. Вербальная и невербальная подстройка и ведение осуществляются обычно одновременно. Обычно словесные высказывания дополняются соответствующими невербальными воздействиями. Например, гипнотерапевт может словесно описывать постепенно возрастающее расслабление, в то же время демонстрируя его своими невербальными проявлениями; или говорить о возникновении определенной эмоции (например, счастья), одновременно передавая эту эмоцию тоном голоса и выражением лица; или, например, добиваясь левитации руки, внушать идею "подъема вверх" повышением голоса и синхронизировать такое внушение с вдохами клиента. Когда это делается в естественной (не преувеличенной) манере, общий процесс утилизации множественных поведенческих каналов для достижения желаемого состояния может оказаться весьма эффективным.

    Вербальные и невербальные воздействия можно также сочетать с целью косвенной подстройки и ведения. Например, гипнотерапевт может отвлечь сознательные процессы клиента, беседуя с ним на какие-то близкие к делу темы, и в то же время получить доступ к его бессознательному через невербальные каналы. Как мы увидим ниже, это распространенная и высокоэффективная стратегия гипнотического воздействия.

    2. Описанный выше тип поведенческой подстройки и ведения - постепенный, недирективный и адаптивный - не всегда оказывается подходящим. В главе 7 подробно говорится, например, о том, что иногда к большему эффекту приводит намеренное прерывание ритмов клиента или прямое оспаривание его установок. Эти методы - "метод шока" и "метод замешательства" - сбивают сознательные процессы у человека, тем самым создавая условия для выработки альтернативных, более продуктивных способов существования. Подобные методы приводят к успеху, потому что также представляют собой подстройку и ведение, но на более высоком уровне, т.е. поддерживают у человека желание выработать более широкий выбор жизненных возможностей.

    3. Эти приемы могут быть весьма эффективными лишь в том случае, если будут применяться разумно и осмысленно. Гипнотерапевт прибегает к любому приему ради того, чтобы достигнуть терапевтических целей. Как неоднократно подчеркивалось, для этого он должен проявлять гибкость и адаптивность. Однако это не означает, что все действия гипнотерапевта сводятся к следованию за клиентом; на самом деле хороший гипнотизер в то же время сам систематически направляет поведение (например, в сторону транса или терапевтических изменений). К сожалению, многие практики, особенно новички, иногда забывают об этом и безнадежно теряют нить, гоняясь за клиентом по лабиринту его психических процессов. Это вполне можно понять: эриксоновский гипнотерапевт действует гибко, никогда не зная в точности, как эти процессы могут привести к желаемому состоянию. Вследствие этого вы время от времени будете, к своему большому огорчению, обнаруживать, что клиент водит вас кругами.

    Гипнотерапевт может распознать это по возникающему у него ощущению разочарования или замешательства или почувствовав, что клиент доминирует во взаимодействии и направляет его. В такой момент полезно произвести "перегруппировку сил" - сделать краткую паузу, чтобы сориентироваться вовнутрь себя и сосредоточиться. Вы можете, расслабившись, задать себе вопрос: "Что этот человек делает снова и снова? (То есть на каких инвариантных стереотипах он зафиксирован?) Как мне подключиться к этим стереотипам и увидеть в них те процессы, которые приведут нас к желаемому состоянию?" Как только у вас появится ощущение понимания этого замкнутого круга в психике клиента, снова переориентируйтесь на клиента и начинайте сначала.

    Важно, чтобы гипнотерапевт не слишком терялся (смущался, сердился, путался), осознав, что "заблудился" во внутренних процессах клиента, поскольку это лишь еще больше затруднит продвижение вперед. Относитесь к этому как к обычной случайности, которую легко должным образом трансформировать, если ее правильно истолковать. Больше того, нередко оказывается весьма полезно для клиента продемонстрировать ему на такой модели, как неудача или растерянность могут быть эффективно преодолены и трансформированы. В любом случае гипнотерапевту становится понятно, что поведенческая подстройка и ведение должны применяться без принуждения, но направленно, гибко, но систематично. Без такого понимания подобные процессы не столько расширяют, сколько ограничивают возможности гипнотерапевта и эффективность его работы; при наличии такого понимания они становятся замечательным инструментом, позволяющим получить бесконечное удовлетворение.

    4. Содержание эффективной утилизации постоянно меняется. Подстройка и ведение - это принципы, определяющие взаимоотношения, это рецепты сотрудничества с текущими стереотипами. Поэтому представляет ли собой тот или иной прием подстройку или ведение, зависит исключительно от реакции клиента; никакой прием не может быть определен отдельно от взаимоотношений. Поэтому гипнотерапевт действует, выражаясь словами Т.С.Эллиота (T.S.Elliott, 1963), "намеками и догадками, намеками, за которыми следуют догадки" (р.213). Об успехе использования той или иной техники свидетельствует углубляющееся сосредоточение клиента на своих внутренних переживаниях. После этого, поскольку переживания клиента меняются, техника должна быть модифицирована. То, что в какой-то момент представляло собой эффективную подстройку, через некоторое время оказывается непригодным. Гипнотерапевт должен постоянно видоизменять свои воздействия в соответствии с меняющимися переживаниями клиента. Чтобы знать, что делать, он сохраняет постоянную сосредоточенность на клиенте; это значит, что стереотипы клиента для него - это контексты воздействия. И это еще раз говорит о необходимости межличностного транса.

    Обнаружение и утилизация внутренних процессов

    Поскольку эриксоновские стратегии основаны на текущих процессах, эриксоновский гипнотерапевт должен уметь точно определять, что именно на самом деле ощущает клиент. Особенно это касается уровня транса, общего эмоционального состояния и любых сознательных процессов, мешающих переживанию транса. В настоящем разделе говорится о том, как это можно сделать путем наблюдения за минимальными сигналами.

    Минимальные сигналы

    Повторим еще раз: минимальные сигналы - это слабые, обычно остающиеся незамеченными изменения в текущем поведении человека. Они представляют собой продукт идеодинамических процессов, которые автоматически переводят идеи в динамические проявления. Например, когда я думаю о каком-то счастливом событии, я начинаю выглядеть немного счастливее; когда я восстанавливаю в памяти тревожные переживания, у меня снова стесняется дыхание и расширяются зрачки. В состоянии транса идеодинамические реакции обычно усиливаются.

    В табл. 4.1 приведены некоторые минимальные сигналы, обычно важные для работы гипнотизера. Чтобы оценить их значение, мы можем ненадолго погрузиться в восхитительный мир Шерлока Холмса. В нижеследующем отрывке - замечательной иллюстрации "дедуктивного искусства" сыщика - Холмс и д-р Ватсон наслаждаются покоем после обеда, читая газеты в своей лондонской квартире. Холмс прерывает грезы Ватсона словами, из которых явствует, что он "прочитал" ход мыслей доктора. Наш отрывок начинается с недоверчивого ответа Ватсона (Doyle, 1905):

    "- Вы хотите сказать, что прочитали ход моих мыслей на моем лице?

    - На вашем лице, и особенно в ваших глазах. Вероятно, вы не сможете сами припомнить, с чего начались ваши размышления?

    - Нет, не смогу.

    - Тогда я вам скажу. Отшвырнув газету - что и привлекло мое внимание, - вы с полминуты сидели с отсутствующим выражением лица. Потом ваш взгляд упал на портрет генерала Гордона, который вы недавно вставили в раму, и по изменившемуся выражению вашего лица я понял, что вы начали о чем-то размышлять. Но вскоре ход ваших мыслей оборвался. Вы взглянули на еще не вставленный в раму портрет Генри Уорда Бичера, что стоит на ваших книгах. Потом взглянули на стену, и было очевидно, о чем вы подумали. Вы подумали, что если бы вставить этот портрет в раму, он как раз занял бы вон то пустое место и составил бы прекрасную пару с тем портретом Гордона.

    - Вы поразительно точно обо всем догадались! - воскликнул я.

    - До сих пор мне трудно было ошибиться. Но теперь ваши мысли вернулись к Бичеру, и вы стали пристально вглядываться в портрет, словно хотели прочитать его характер по чертам его лица. Потом вы перестали на него щуриться, но все еще глядели в ту сторону, и лицо у вас стало задумчивым. Вы припоминали разные эпизоды из жизни Бичера. Я был убежден, что вы не могли не подумать о той миссии, которую он взял на себя, чтобы помочь Северу во время Гражданской войны, - ведь я помню, как вас возмутил прием, который ему оказала наиболее буйная часть нашей публики. На вас это произвело такое впечатление, что я знал - подумав о Бичере, вы обязательно подумаете и об этом. Когда секунду спустя я увидел, что вы отвели взгляд от картины, я предположил, что теперь ваши мысли обратились к Гражданской войне, а заметив, что зубы у вас стиснуты, кулаки сжаты и глаза блестят, я убедился, что вы действительно думаете о том мужестве, которое проявили обе стороны в этой отчаянной схватке. Но тут ваше лицо снова погрустнело, и вы покачали головой. Вы размышляли о грустной стороне войны, о ее ужасах, о бессмысленной гибели людей. Рука у вас потянулась к вашей старой ране, и на губах мелькнула улыбка, - я понял, что вы подумали о том, какой это нелепый способ улаживать международные проблемы. На этот счет я с вами согласен - это дикость, и я был рад заметить, что все мои дедукции оказались правильными.

    - Абсолютно! - сказал я. - И теперь, когда вы все это объяснили, должен признаться, что я столь же поражен, как и до этого.

    - Все это лежало на поверхности, мой дорогой Ватсон, уверяю вас. Я не стал бы отвлекать на это ваше внимание, если бы вы на-днях не проявили некоторого недоверия. Однако к вечеру потянуло свежим ветерком. Не пройтись ли нам по Лондону?" (p.423-424).

    Таблица 4.1.

    Список некоторых потенциально важных минимальных сигналов

     

    Двигательные

    сигналы

    1. Глаза (напр., зрительный контакт или взгляд в сторону, частота моргания, дрожание век, расширение зрачков, сигналы доступа, фиксация или блуждание взгляда, слезы, "сверкание" глаз, подергивание мышц глаза, широко открытые или полузакрытые глаза, "жесткий" или "мягкий" взгляд)

    2. Щеки (напр., втягивание щек, подергивания, стиснутые зубы, порозовение или появление бледности, симметричность или асимметричность обеих половин лица)

    3. Губы (напр., изменение окраски, изменение размера, надутые губы, легкая улыбка)

    4. Лоб (напр., напряженный или расслабленный, насупленные брови, нахмуривание, поднятие бровей)

    5. Шея (напр., напряженность, видимая частота пульса, сглатывание слюны)

    6. Движения головы (напр., "настороженные уши", малозаметные идеомоторные кивки или покачивание головой, очевидные намеренные кивки и покачивание головой, голова, свесившаяся на грудь во время транса, откидывание головы назад или наклонение вперед)

    7. Плечи (напр., напряженные или расслабленные, ссутулившиеся, пожатие плечами)

    8. Кисти рук (напр., сложенные, стиснутые или расслабленные, дрожащие - особенно во время процедуры левитации руки, спокойные или подвижные, нервно барабанящие пальцы)

    9. Общий мышечный тонус (напр., напряженный или расслабленный)

    10. Поза (напр., наклонение тела вперед или назад, устремленность к гипнотизеру или от него, скрещенные руки или ноги, откидывание на спинку стула или прямая посадка, потягивание)

    11. Дыхание (напр., ровное или неровное, брюшное или грудное, частое или редкое, прерывистое, стесненное, вздохи)

    12. Нижние конечности (напр., постукивание ногой, скрещенные ноги)

    Параязыковые

    сигналы

    1. Тон голоса (напр., жесткий или мягкий, носовой или грудной, бесстрастный или возбужденный, повышенный или пониженный, жалостливый, визгливый или приятный, глубокий или сдавленный)

    2. Темп речи (напр., колебания, паузы, ускорение или замедление, быстрая или медленная речь)

    3. Интонации (напр., монотонность или разнообразие, ритмичность или аритмичность, ровность или неровность, повышение или понижение)

    4. Громкость голоса (напр., громкий или тихий, усиливающийся или ослабевающий)

     

    Языковые

    сигналы

    1. Предикаты (напр., визуальные, слуховые, кинестетические, общие, неопределенные)

    2. Упоминание частей тела (напр., "не берите меня за горло", "он у меня в печенках сидит", "меня от этого с души воротит")

    3. Концептуальные метафоры (напр., "жизнь - это война", "время - деньги")

     

     

    Не волнуйтесь: для успешной работы совершенно необязательно обладать исключительной проницательностью и сообразительностью Шерлока Холмса. Однако будет полезно отметить несколько важных выводов, которые следуют из этого отрывка.

    Самое важное здесь - то, что для чтения минимальных сигналов требуется пристальное наблюдение. Это опять-таки говорит о необходимости внешне ориентированного состояния. Говоря конкретно, гипнотерапевт должен быть полностью ориентирован на клиента, сохраняя расслабленность, некритичность, но внимательность, и подмечать малозаметные, но информативные изменения - "ту разницу, в которой заключается все дело" (Bateson, 1972, p.272). Например, гипнотерапевт может заметить, что при упоминании какой-то определенной темы у клиента появляется стесненное дыхание, или усиливается мышечное напряжение, или расширяются зрачки, и т.д.

    Многие люди изначально с трудом подмечают минимальные сигналы. Это объясняется отчасти воспитанием. Ребенка, который внимательно разглядывает незнакомца, снова и снова ругают за то, что он "глазеет"; в большинстве случаев человек, полностью сосредоточивающий свое внимание на другом человеке, вызывает у того беспокойство, даже враждебность. Таким путем мы понемногу усваиваем, что следует воздерживаться от сколько-нибудь внимательного, пристального и длительного разглядывания других.

    Гипнотерапевт должен пересмотреть эту установку. Для этого он может начать с каких-нибудь простейших упражнений по наблюдению. Довольно простой способ - ограничить наблюдение за поведением человека лишь одним-двумя сигналами (см.табл.4.1). Это можно делать в таких социальных ситуациях, в которых вы не являетесь активным участником и поэтому можете все свое внимание сосредоточить на нужных сигналах, - например, в гостях или в кафе можно осторожно наблюдать за находящимися поблизости людьми, занятыми разговором.

    Вообще говоря, расслабленное, внешне ориентированое состояние повышает наблюдательность. С этой точки зрения обычно лучше отложить в сторону сознательные процессы (например, внутренний диалог). Иногда это нелегко, особенно если вас беспокоит, сможете ли вы вообще заметить минимальные сигналы или что будете делать, если их заметите. Эта боязнь неудачи неизбежно выливается в самореализующееся пророчество, поскольку мешает сосредоточить все внимание на минимальных сигналах. Чтобы преодолеть такую боязнь, можно прибегнуть к упражнениям на внимание, подобным описанным в главе 3.

    По мере совершенствования способности обнаруживать минимальные сигналы можно расширять круг наблюдений. В частности, можно попытаться обнаружить связные сочетания сигналов. Для этого погрузитесь во внешне ориентированный транс, затем сфокусируйте взгляд в точке, находящейся примерно в 30 см впереди интересующего вас человека. Как отмечалось ранее, это создает возможность более целостного восприятия поведения человека. Например, вы сможете наблюдать, как руки человека движутся в такт его речи; напряжение мыщц шеи и стесненное дыхание могут сопровождаться покраснением лица; улыбка может совпадать со стискиванием кулаков. Наблюдать подобные сочетания сигналов будет намного легче, если вы не будете пытаться немедленно истолковать их! Для начала лучше всего ограничиться простым описанием; способность к точной интерпретации понемногу возникает позже. Требуется время, чтобы разбудить дремлющие навыки наблюдения, поэтому на время подобной тренировки наберитесь терпения.

    Подметив минимальные сигналы, можно приступить к их интерпретации. Наблюдательный практик способен отлично освоить искусство по минимальным сигналам делать выводы о внутренних переживаниях. Некоторые такие выводы очевидны - в частности, когда проявляется общее эмоциональное состояние (например, счастье). Как показал Экман (Ekman, 1972, 1980), некоторые выражения лица, такие как "счастливая улыбка", во всех культурах означают одни и те же эмоции.

    Тем не менее смысл сигнала в конечном счете зависит от контекста. У одного человека тот или иной сигнал может означать одно, у другого - другое. Когда об этом важном положении забывают, легко в результате прийти к ошибочному заключению. Интересно, что это чаще случается с ветеранами-практиками, чем с новичками, поскольку у первых иногда появляется чрезмерная самоуверенность.

    Довольно занятный случай подобного рода произошел несколько лет назад, когда я руководил профессиональной учебной группой. Темой занятия были минимальные сигналы, и я пригласил добровольца для демонстрации. Я попросил его закрыть глаза, "уйти в себя" и вспомнить что-нибудь приятное. Когда он это сделал, я стал комментировать различные минимальные сигналы, которые начали у него появляться, такие как более глубокое дыхание, порозовевшее лицо и расслабление мышц щек. Особое внимание я обратил на то, что у него заметно припухли и покраснели губы. Зная, что у него роман с одной женщиной, я на основании предыдущего опыта решил, что он припоминает любовное свидание. Потом я снова сориентировал его на комнату, где происходило занятие, и, сделав драматическую паузу, самодовольно спросил: "Не хотите ли вы рассказать, какое огромное удовольствие доставил вам этот поцелуй?" Он вопросительно посмотрел на меня и сказал: "Поцелуй? Какой поцелуй? Я вспомнил, как ел с приятелями пиццу с острым перцем. Такую горячую, прямо с пылу с жару, так что губы жгло, но вкусно было необыкновенно!" Я попал впросак, но полученный урок того стоил.

    Поэтому полезно привлекать дополнительные источники информации. Вышеприведенный отрывок из Шерлока Холмса показывает, что при интерпретации может помочь непосредственный контекст. Каждый вывод Холмса вытекает из предыдущего - например, когда он интерпретирует взгляд Ватсона, устремленный на стену, на основе предшествовавшего разглядывания им портрета генерала. Еще одно средство, помогающее делать правильные заключения, - знание гипнотерапевтом биографии клиента. Это тоже продемонстрировал Холмс, когда воспользовался тем, что знает о возникающей у Ватсона ассоциации между генералом, Бичером и Гражданской войной.

    Однако даже самые лучшие из таких вспомогательных средств иногда могут ввести вас в заблуждение. Поэтому, полностью доверяя собственной способности свободно выдвигать гипотезы, вы должны всегда подвергать сомнению их истинность, прежде чем проверить их на клиенте. Это можно делать разными способами в зависимости от того, какие аспекты переживаний человека вы используете и для какой цели.

    В остальной части настоящей главы рассматриваются три аспекта, имеющих первостепенное значение для применения гипноза: уровень транса, эмоциональное состояние и когнитивные стратегии.

    Поведенческие индикаторы транса

    Поскольку люди под гипнозом обычно малоподвижны и не слишком разговорчивы, за уровнем транса лучше всего следить, наблюдая минимальные сигналы. Наиболее обычные сигналы, указывающие на наличие транса, приведены ниже.

    Хотя в состоянии внутренне-ориентированного транса у людей обычно проявляется большинство этих признаков, однако здесь бывают значительные индивидуальные вариации. Один человек в состоянии транса может выглядеть крайне расслабленным, другой - "оцепеневшим" и застывшим. Однако у каждого данного человека в трансе часто проявляются одни и те же сочетания минимальных сигналов. Поэтому гипнотерапевту обычно нетрудно научиться определять уровень транса у данного клиента. К тому же он необязательно должен полагаться только на минимальные сигналы. Существуют другие способы оценки глубины транса, основанные на идеомоторных сигналах и послетрансовых беседах.

    Некоторые обычные поведенческие индикаторы транса

    1. Если глаза открыты: ослабление или утрата рефлекса моргания; дрожание век; фиксация взгляда; расширение зрачков; ослабление способности следить взглядом за предметом; самопроизвольное закрывание глаз

    2. Малая подвижность

    3. Заторможенность речи

    4. Расслабление мышц

    5. Изменения дыхания: брюшное дыхание; уменьшение частоты и более правильный ритм

    6. Замедление пульса

    7. Замедление сердцебиения

    8. Разглаживание лицевых мышц (особенно на щеках)

    9. Снижение или утрата ориентировочной реакции (например, на шум в комнате)

    10. Изменения цвета лица (или побледнение, указывающее на более диссоциативные состояния, или румянец, говорящий о большем кинестетическом расслаблении)

    11. Задержка реакции (при разговоре или движениях)

    12. Самопровозвольное идеомоторное поведение (например, подергивание пальцев, левитация руки, дрожание век)

    Эти минимальные сигналы можно использовать и для столь же важного распознавания момента, когда человек выходит из транса. Например, возобновление таких поведенческих актов, как глотательная реакция, открывание глаз, самопроизвольная речь, движения тела, нахмуривание лба и ориентировочные реакции, обычно указывают на переход в более легкий транс. Эти вполне обычные явления не должны вызывать тревогу у гипнотерапевта, он должен заметить и использовать их. Например, часто лучше всего прервать всякую работу, требующую глубокого транса, поскольку клиент из него уже вышел, и вернуться к наведению. Об этом подробнее говорится в главах 5 и 6.

    Эмоциональные переживания клиента

    Гипнотерапевт должен также следить за общим эмоциональным состоянием клиента (стрессом, расслаблением, грустью и т.д.), особенно за его интенсивностью. Это особенно важно во время транса, когда значительная часть работы связана с получением доступа к эмоциональным состояниям и их утилизацией. При ориентации на эмоциональные состояния не всегда играют решающую роль конкретные подробности: часто достаточно определить данное состояние как неприятное, приятное или нейтральное. О неприятных эмоциях часто свидетельствуют прерывистое дыхание, покраснение лица, мышечное напряжение, появление слез на глазах, асимметрия левой и правой половин лица и т.д.; приятные эмоции часто сопровождаются более свободным и ровным дыханием, вздохами, улыбками, "удовлетворенным видом", право-левой симметрией лица, разглаживанием лицевых мышц и т.п.

    Подобные сигналы обычно говорят об эмоциональной реакции клиента на ту или иную тему разговора. Например, один клиент будет весь напрягаться при всяком упоминании о его жене, что свидетельствует о наличии некоего конфликта в их отношениях; другой будет всем своим видом выражать безмятежность и спокойствие, слушая описание пешего туристского похода, что указывает на источник удовольствия для него. Гипнотерапевт может использовать такую информацию различными способами; в зависимости от ситуации он, возможно, захочет, чтобы клиент продолжал испытывать (усиливал) данную эмоцию или же перестал ее испытывать (отвлекся от нее). В качестве иллюстрации можно вкратце описать три возможных варианта.

    1. Метод "блуждания в потемках". Это модификация опубликованного Эриксоном и Розеном (1954) метода с тем же названием, согласно которому гипнотерапевт, ничего не зная о конкретном бессознательном конфликте (конфликтах), имеющем место у клиента, убеждает его "почувствововать это, ПОЧУВСТВОВАТЬ", пока клиент не получит доступа к данному конфликту, после чего он может быть утилизирован в терапевтических целях. Этот метод напоминает игру в "20 вопросов". А именно: гипнотерапевт стремится получить доступ к какому-то состоянию клиента, начиная с последовательного упоминания нескольких весьма общих тем и постепенно сужая круг этих тем в соответствии с реакциями клиента, проявляющимися в минимальных сигналах. Это может иметь целью получение доступа к приятным ощущениям как средство вызвать транс, как в нижеследующем примере:

     

    Пример

    Комментарий

    "Вот вы сидите здесь, и вам очень приятно знать, что транс - это естественное ощущение, которое может доставлять удовольствие, как многие из тех ощущений, которые вы испытывали до сих пор... И ваше бессознательное может воспользоваться этими приятными воспоминаниями, чтобы погрузиться в транс... Я не знаю, какие именно воспоминания выберет ваше бессознательное... это на самом деле неважно, какие именно... Может быть, вы вспомните приятный пикник с друзьями (пауза)... или ощущение глубокого раздумья и грез, похожих на сновидения (пауза)... или, возможно, воспоминание о веселой поездке на машине по сельской дороге (пауза)... или восхитительное чувство влюбленности в кого-то (пауза)... хорошо... это неважно, какое ощущение вы будете испытывать, потому что в трансе вы можете множеством разных способов научиться лучше себя понимать и выше оценивать..."

    Здесь гипнотерапевт начинает с высказываний общей подстройки (внешнее поведение) и ведения (внутреннее самоощущение). Затем эти общие замечания сопоставляются (т.е. связываются) с самыми распространенными приятными переживаниями. Это не только позволяет воспринимать транс как естественный, но также имеет целью вызвать то или иное переживание. После упоминания каждого возможного варианта гипнотерапевт делает паузу и выжидательно смотрит на клиента в течение 3-5 секунд, тем самым способствуя получению доступа к этим ощущениям. Следует заметить, что эти действия эффективны лишь в том случае, когда внимание клиента полностью сосредоточено. В данном примере клиент не проявил почти никакого отклика на первые несколько тем, однако отреагировал на общее упоминание о влюбленности: он покраснел, улыбнулся, глаза у него подернулись поволокой, мышцы расслабились и т.д. В соответствии с этим гипнотерапевт продолжал говорить о трансе как о состоянии, в котором человек начинает лучше себя понимать и выше оценивать. Так сильная позитивная ассоциация, связанная у клиента с влюбленностью, была утилизирована как основа для наведения транса. Конечно, для другого клиента эта линия действия могла бы оказаться непригодной. Кроме того, всегда следует считаться с моделью мира, свойственной клиенту.

     

    Та же простая стратегия может быть использована для решения важной с точки зрения гипнотерапии задачи доступа к диссоциированным ощущениям клиента:

     

    Пример

    Комментарий

    "А есть такое переживание, которого вы уже долгое время избегаете... стараетесь о нем не думать... но это переживание создает для вас множество трудностей... и неважно, связано ли это переживание с вашими отношениями с женой (многозначительная пауза)... или с детьми (многозначительная пауза)... или с вашей работой (многозначительная пауза)... Важнее то, что ваше бессознательное способно получить доступ к этому переживанию, исследовать его и трансформировать... хорошо... и теперь, продолжая ровно дышать - вдох-выдох, вы можете продолжать испытывать это переживание..."

    Здесь гипнотерапевт тоже начинает с самых общих вещей; однако звучат они очень связно и конкретно. Конечно, буквально у каждого человека есть какие-то переживания, которых он избегает; поэтому клиент, как правило, без труда получит доступ к какому-то определенному переживанию. В данном случае при упоминании о работе у клиента наблюдались мышечные подергивания и стесненное дыхание. Поэтому разговор на эту тему был продолжен, причем напряжение клиента возрастало. Это напряжение было утилизировано для наведения транса, в котором проблема была подвергнута терапевтическому исследованию. Как выяснилось, он отчаянно хотел уйти с работы, которая была ему крайне неприятна.

     

    Этот переход от общего к частному представляет собой прекрасную стратегию утилизации наиболее сильных переживаний клиента как основы для гипнотического самоисследования. Гипнотерапевт перечисляет различные возможности; клиент невербальными сигналами указывает на то, насколько они применимы к данному случаю. Я часто видел, как Эриксон применял усложненные варианты этой стратегии. Интересно, что кое-кто объявлял его "ясновидцем" - с такой на первый взгляд сверхъестественной точностью он определял их ключевые переживания. На самом деле Эриксон, скорее всего, пользовался своей необыкновенной способностью, во-первых, говорить общие слова так, чтобы они звучали конкретно, и, во-вторых, пристально наблюдать за минимальными сигналами. К этому методу "блуждания в потемках" мы еще вернемся в главе 6.

    2. Методы создания замешательства. Сознательные процессы у человека часто оказываются помехой для погружения в транс или для достижения терапевтических изменений. Поэтому для депотенциализации этих процессов эриксоновский гипнотерапевт часто применяет методы создания замешательства. Как подробно говорится в главе 7, для всех таких методов характерна одна и та же последовательность этапов, причем к каждому последующему из них переходят лишь после того, как подмечены определенные минимальные сигналы. А именно, первый этап - подстройка к сознательным процессам - заканчивается, как только человек начинает выглядеть спокойным и беззаботным. Следующий этап - создание замешательства путем прерывания или информационной перегрузки - завершается, когда клиент выглядит растерянным или потерявшим ориентировку. Следующий этап - усиление замешательства - служит для усиления состояния неуверенности и заканчивается тогда, когда человек выглядит совершенно сбитым с толку. Заключительный этап - утилизация замешательства - включает в себя воздействие, имеющее целью ослабить неприятное состояние неуверенности, предложив альтернативу ему (например, транс).

    Коротко говоря, эта стратегия представляет собой последовательность воздействий, имеющих целью усилить либо приятное (первый и последний этапы), либо неприятное (промежуточные два этапа) эмоциональное состояние. На каждом этапе гипнотерапевт производит воздействия, основываясь на пристальном наблюдении за минимальными сигналами. Если тот или иной коммуникационный контекст или процесс вызывает желаемую эмоциональную реакцию, его продолжают; если нет - испробуются другие способы воздействия.

    3. Гипнотерапевтические процедуры. Чтобы получить эффект от гипнотерапевтических процедур, гипнотерапевт пристально наблюдает за минимальными сигналами клиента, указывающими на его эмоции, и приноравливается к ним. Для многих таких процедур характерна общая двухэтапная стратегия. На первом этапе - получении доступа к проблемному состоянию - гипнотические воздействия имеют целью избирательную подстройку и ведение (усиление) минимальных сигналов, указывающих на неприятное эмоциональное состояние, как описано выше. Этот этап заканчивается только тогда, когда клиент выглядит полностью сосредоточенным на неприемлемых переживаниях, связанных с проблемным состоянием. Второй этап - руководство бессознательным клиента с целью трансформации этих переживаний - состоит в переходе к воздействиям, поощряющим и усиливающим приятные эмоциональные состояния. Очень важно, что этот этап заканчивается лишь тогда, когда минимальные сигналы клиента (например, глубокий вздох, право-левая симметрия лица, расслабление мышц) свидетельствуют о происшедшей интеграции.

    Важная задача обнаружения и интерпретации эмоциональных сигналов не всегда оказывается легкой, даже в упрощенном случае подразделения реакций на приятные и неприятные. Сигналы нередко малозаметны, и их с трудом обнаруживает даже тренированный наблюдатель. Например, у одного из клиентов одним из немногих сигналов, указывающих на глубокий стресс, служило учащение пульса на сонной артерии. В других случаях сигналы могут носить сугубо индивидуальный характер. Например, одна очень робкая клиентка обычно сохраняла во время транса крайнюю неподвижность; когда же она испытывала потребность ненадолго выйти из транса, ее левая рука непроизвольно подавала сигналы об этом в виде идеомоторных подергиваний. Бывают также случаи, когда сигналы оказываются двусмысленными. Например, у одного клиента частое и поверхностное дыхание сигнализировало о возникновении ощущения утраты контроля над собой, что требовало применения успокаивающих терапевтических воздействий; а у другого клиента тот же сигнал, как правило, свидетельствовал о начале процесса интеграции, и здесь руководства со стороны гипнотерапевта почти не требовалось.

    Поэтому эриксоновский гипнотерапевт должен изучить конкретные стереотипы, характерные для каждого клиента. Если у него уже выработана способность к пристальному наблюдению и гибкой адаптации, выявление ключевых стереотипов может эффективно осуществляться различными путями. Например, один простой способ проверки гипотез о возможном значении тех или иных минимальных сигналов состоит в том, чтобы продолжать гипнотические воздействия, имеющие целью подстройку и дальнейшее развитие тех внутренних переживаний, которые, по-видимому, испытывает клиент. Так, с находящимся в трансе человеком, который, по-видимому, положительно реагирует на упоминание, скажем, о радостях семейной жизни, можно продолжить дальнейшую разработку этой темы. Если он сохраняет раппорт и даже выглядит еще довольнее, эту догадку о его эмоциональном состоянии можно считать подтвердившейся; если же он остается безразличным или реагирует отрицательно, это дает основания думать, что догадка была неверной и требуется новая общая подстройка. (Имейте в виду, однако, что у субъектов в состоянии транса между внушением и реакцией на него часто проходит некоторое время; поэтому гипнотизер должен немного выждать, прежде чем делать вывод об отсутствии реакции.) В любом случае сделанные заключения можно в дальнейшем подвергнуть проверке в ходе послетрансовой беседы.

    Однако иногда гипнотерапевт может почувствовать, что дело не терпит отлагательства. Например, многие практики начинают испытывать тревогу, не зная содержания тех или иных интенсивных эмоциональных ощущений, самопроизвольно возникающих у клиента. Хотя такая информация часто не нужна и может даже отвлекать гипнотерапевта, иногда она оказывается полезной. В таких случаях клиента можно попросить вкратце описать (но не оценивать и не объяснять) испытываемое им переживание. Если человек все еще находится в трансе и сохраняет прочный раппорт с гипнотерапевтом, можно немедленно перейти к гипнотерапевтическим процедурам утилизации этого эмоционального переживания. В других случаях можно вывести клиента из транса с восстановлением у него внешней ориентировки и обсудить с ним переживания, испытанные им во время транса, после чего применить другие гипнотерапевтические процедуры.

    Использование репрезентативных систем

    В каждый данный момент люди обычно не охватывают сознанием всего круга своих ощущений. Они отбирают определенные их аспекты, которые и оказываются представленными в сознании. Например, сейчас, когда вы читаете эти слова, вы, вероятно, ориентированы на свою зрительную систему. Однако если я упомяну о различных звуках, доносящихся извне, вы можете начать к ним прислушиваться. Или, возможно, начнете ощущать все возрастающее чувство покоя и расслабления, а может быть, пуститесь во внутренний диалог. Сосредоточившись на любом из этих ощущений, вы будете ориентированы на одну из модальностей - зрительную, слуховую или кинестетическую - в большей степени, чем на другие.

    Гриндер и Бэндлер (Grinder & Bandler, 1975) назвали эти сознательные способы переработки информации репрезентативными системами. Они утверждают, что у большинства людей имеется одна наиболее развитая или наиболее предпочитаемая репрезентативная система. Другими словами, некоторые люди мыслят в первую очередь зрительными образами, другие больше оперируют слуховыми (например, внутренний диалог), третьи предпочитают кинестетические (т.е. ощущения своего тела). С нашей точки зрения, люди способны в той или иной ситуации пользоваться любой из репрезентативных систем (см., например, Richardson, 1969). Более того, в продуктивных состояниях интеграции внутренних переживаний (например, в состоянии транса) все системы функционируют одновременно как единое целое. Однако сознательные стратегии стремятся дифференцировать (диссоциировать) репрезентативные системы, так что одна из них оказывается в фокусе (фигура), а другие отодвигаются на периферию восприятия (фон, или бессознательное). Такая дифференциация не составляет проблемы, если человек сохраняет относительную гибкость и способен в соответствии с ситуацией переходить от одной доминирующей модальности к другой. Этот процесс был отмечен Альбертом Эйнштейном в письме Жаку Адамару (опубликовано в Ghiselin, 1955):

    "Слова или язык, письменный или устный, по-видимому, не играют никакой роли в механизме моего мышления. Физические единицы, которые, по-видимому, служат элементами мыслей, - это определенные знаки и более или менее ясные образы, которые можно "произвольно" воспроизводить и комбинировать... В моем случае эти элементы носят визуальный и отчасти мышечный характер. Обычные слова и другие знаки приходится с трудом подыскивать только на втором этапе, когда вышеупомянутая игра ассоциаций уже достаточно установилась и может быть воспроизведена по моему желанию" (p.43).

    Хроническое (т.е. инвариантное) предпочтение какой-то определенной модальности подавляет продуктивные реакции, потому что непременное условие жизненного успеха - сбалансированное использование всех систем. Поэтому если ученый будет слишком полагаться на слуховые образы, игнорируя другие системы, то он будет не только испытывать затруднения в межличностных взаимоотношениях (например, аффективных), - от этого, вероятно, будет страдать и его профессиональная деятельность. Привычное предпочтение какой-то одной репрезентативной системы особенно характерно для клиентов, нуждающихся в психотерапии; более того, я считаю, что иногда это один из главных недостатков, ответственных за их проблемы.

    Возможно, самое важное здесь то, что из-за такого отсутствия гибкости человеку крайне трудно эффективно общаться с другим человеком, использующим иную репрезентативную систему. Поэтому гипнотерапевт, стремящийся установить раппорт с сознанием клиента, должен пользоваться доминирующей у клиента в данный момент репрезентативной системой. Это означает, что у него должны быть развиты все его репрезентативные системы, а также способность выявлять основную систему другого человека и приноравливаться к ней.

    1. Предикаты. Гриндер и Бэндлер (Grinder & Bandler, 1975) высказали предположение о том, что основную репрезентативную систему можно опознать по типу предикатов (глаголов, прилагательных, наречий), которыми человек преимущественно пользуется. В частности, люди, склонные к визуализации, большей частью используют "визуальные" предикаты (например, "видеть", "сфокусировать взгляд", "прозрение"); тяготеющие к слуховым образам чаще прибегают к "слуховым" предикатам (например, "выговориться", "звучит неплохо", "в этом слышится что-то верное"); а предпочитающие кинестетическую модальность будут использовать в разговоре больше предикатов, связанных с тактильными ощущениями (например, "схватить", "тяжелый", "облегчение"). Далее Гриндер и Бэндлер предположили, что можно с успехом подстраиваться к сознательным процессам человека, пользуясь тем же типом предикатов. Нижеследующий пример вкратце иллюстрирует, как это может делаться в случае человека с ярко выраженной визуальной системой:

    Гипнотерапевт: И чего бы вы хотели?

    Клиент: Ну, видите ли, пожалуй, я должен кое-что прояснить. Но это нелегко. Мне все представляется так расплывчато... Я как будто никак не могу сфокусироваться на том, что выглядит каким-то настоящим слепым пятном в моих ощущениях.

    Гипнотерапевт: Хорошо, давайте посмотрим, правильно ли я понимаю, что происходит. Я вижу такую картину: вы хотели бы пролить свет на какую-то темную область в ваших ощущениях, чтобы кое-что высветить и прояснить.

    Клиент: Ну да, правильно. Вы как будто видите все верно. Это совсем не то, что последний психотерапевт, у которого я был. У нас с ним был какой-то разный взгляд на вещи. Он как будто не видел, что со мной происходит. Говорил только об одном - чтобы я рассказал, что чувствую. Я никак не мог понять, чего он от меня хочет.

    Гипнотерапевт: Мне кажется, я вижу, в чем дело. А теперь, когда все ясно, давайте повнимательнее рассмотрим некоторые вещи, которые, как мне кажется, здесь будут важны. Мне кажется, прежде всего вам надо выработать общую систему координат, в которую укладывались бы ваши взгляды на кое-какие теневые стороны вашей жизни.

    Аналогичные приемы подстройки могут применяться и в случае других репрезентативных систем. Однако не всегда все будет так легко и просто. Иногда, например, сказуемые окажутся двусмысленными (например, "ясный" может относиться как к слуховым, так и к визуальным ощущениям) или слишком общими (например, "понимаю", "испытываю", "знаю"). В таких случаях гипнотерапевт может попытаться прояснить дело, например спросив: "Что именно вы при этом испытываете? У вас появляются какие-то ощущения, или вы что-то видите, или говорите об этом сами с собой?" В других случаях высказывания человека будут содержать смесь разных типов предикатов. Например:

    "Когда я начинаю прощупывать сам себя в этом отношении, я пытаюсь посмотреть в лицо реальности, но тут все становится совсем туманным и у меня опускаются руки".

    Гипнотерапевт мог бы так подстроиться к этому стереотипу:

    "Значит, когда вы говорите сами с собой о том, как бы найти контакт с миром, каким вы его видите, вас тяготит недостаток ясности".

    Или, если это оказывается чересчур трудно, гипнотерапевт может пользоваться общими словами:

    "Значит, вы осознаете, что для вас все становится слишком сложно, когда вы пытаетесь исследовать свою проблему".

    Кроме этих простых примеров, предикаты репрезентативных систем можно использовать многими другими способами. Например, у Гриндера и Бэндлера (Grinder & Bandler, 1975) описано, как методы подстройки и ведения могут быть использованы для развития у человека иных репрезентативных систем. А именно, сначала производится подстройка и человеку даются указания вообразить какую-либо сцену (например, сидение на пляже), пользуясь только его основной репрезентативной системой. Затем его постепенно подводят к подключению других репрезентативных систем, начиная со следующей наиболее развитой у него и кончая наиболее недостаточной.

    Например, человек относится, скажем, к ярко выраженному слуховому типу, может довольно неплохо вырабатывать кинестетические образы, но имеет обедненную зрительную сферу. Его можно попросить сначала представить себе звуки, характерные для пляжа (например, шум прибоя, крики чаек, детский смех). Когда этого удалось добиться, можно добавлять кинестетические образы (например, ощущение горячего солнца на спине и лице, песка между пальцами ног, прохладного ветерка, овевающего лицо). Если человек с трудом поддается такому ведению, вновь подключаются слуховые образы (т.е. возобновляется подстройка); если же кинестетические образы удалось вызвать, то это можно утилизировать путем подведения, скажем, к обонятельным образам (например, запаху моря, свежего морского воздуха). Через несколько минут человека снова спрашивают, способен ли он вызвать у себя такие образы. Если нет, его опять на некоторое время перестраивают на другие репрезентативные системы; если да, то теперь можно вводить визуальные образы (например: "Вот вы слышите эти звуки и испытываете эти приятные ощущения, а теперь представьте себе, как выглядят эти волны... возможно, этот образ сначала не будет осознаваться... но с каждым вдохом, который вы делаете, с каждым звуком, который слышите, он будет становиться чуть яснее, чуть нагляднее..."). Продолжая таким образом подстройку и ведение - "два шага вперед, шаг назад", - гипнотерапевт может помочь человеку постепенно развить у себя дефектную репрезентативную систему.

    Предикаты репрезентативных систем можно использовать и при наведении гипноза. В главе 6 описывается, например, как клиенту кинестетического типа в качестве индуцирующего воздействия может быть предложено "возрастающее расслабление", а клиенту зрительного типа - "управляемые образы". В главе 7 говорится о том, как методы создания замешательства часто включают в себя прерывание или перегрузку основной репрезентативной системы клиента, приводящие к депотенциализации препятствующих трансу сознательных процессов.

    2. Физическая дистанция - дыхание - тон голоса. Взаимозависимость этих трех минимальных сигналов дает основания рассматривать их вместе. Предпочтительная физическая дистанция характеризует точку, в которой одному человеку удобнее всего разговаривать с другим. Если сидеть на меньшем расстоянии, чем эта предпочтительная дистанция, то можно вызвать у клиента беспокойство; если сидеть слишком далеко, то можно ослабить ощущение "тесного контакта", способствующее гипнотическим реакциям. Предпочтительная физическая дистанция у разных людей различна; установить ее для каждого данного клиента гипнотерапевт может, незаметно подвигаясь вперед во время разговора на какую-нибудь нейтральную тему. В какой-то момент у клиента появится некоторая напряженность (например, в позе и дыхании), что указывает на нарушение предпочтительной для него физической дистанции. Тогда гипнотерапевт может восстановить ее, немного отодвинувшись назад. Как мы увидим в главе 7, иногда полезно остаться чуть ближе этой минимальнойдистанции, создавая тем самым у субъекта состояние возбуждения, которое можно утилизировать в терапевтических целях.

    Такая изменчивость данного стереотипа, как и других двух упомянутых выше, в значительной мере может быть объяснена с точки зрения репрезентативных систем. Например, люди преимущественно кинестетического типа будут наиболее чувствительны к телесным ощущениям, несущим наиболее важную для них информацию. Поэтому для них обычно характерно глубокое брюшное дыхание, а значит, видимая расслабленность и спокойный мышечный тонус. Брюшное дыхание будет придавать их речи ритмичность. Наконец, люди такого типа, как правило, будут стремиться "чувствовать контакт" с другими людьми, и для них предпочтительная физическая дистанция будет составлять 60-90 см.

    Для людей же визуального типа соматическая информация имеет меньшее значение; более того, иногда она им мешает. Например, процессы визуализации часто могут быть нарушены физическими движениями или прикосновениями. Поэтому, чтобы снизить такие потенциальные помехи, человек визуального типа часто сохраняет неподвижность, дыхание у него поверхностное, грудное. Вследствие этого голос его будет звучать более "жестко" и отрывисто, иногда пронзительно. Поскольку люди визуального типа стремятся "все как следует рассмотреть", они часто предпочитают общаться на расстоянии 90-120 см.

    Человек слухового типа также почти не обращает внимания на соматическую информацию. Когда он "размышляет" (т.е. погружен во внутренний диалог), он мало двигается. Поскольку он сосредоточен на том, что происходит в него "в голове", дыхание его часто бывает поверхностным, неровным, грудным. От этого его голос звучит в нос и монотонно. Часто человек слухового типа, поглощенный языковыми тонкостями и концептуализацией, не слишком склонен к тесному межличностному контакту и поэтому предпочитает сидеть на расстоянии 90-150 см.

    3. Сигналы доступа. Этот последний стереотип несколько сложнее остальных. Сигналы доступа - это движения глаз, которые появляются у людей, когда они "останавливаются, чтобы подумать". Например, все видели, как человек в ответ на вопрос обращает взгляд, скажем, вверх и влево, бормоча что-нибудь вроде: "Хм-м... посмотрим". Дей (Day, 1964, 1967) первым из многих исследователей предположил, что направление взгляда указывает на то, какая репрезентативная система используется в данный момент. Позже Гриндер, Делозье и Бэндлер (Grinder, Delosier & Bandler, 1977) рассматривали терапевтическое применение таких поведенческих стереотипов. В частности, они предположили, что гипнотерапевт может, задавая серию определенных вопросов, определить, на какую из репрезентативных систем ориентирован человек, путем наблюдения за сигналами доступа. Некоторые примеры таких вопросов приведены в табл.4.3; обратите внимание, что каждый вопрос предполагает пользование определенной репрезентативной системой (например, цвет предполагает визуализацию).

    Таблица 4.3.

    Примеры вопросов, имеющих целью установить корреляции

    между сигналами доступа и репрезентативной системой

     

    Модальность

    доступа

    Визуально-эйдетическая (Вэ)

    Визуально-конструктивная (Вк)

    Слуховая тональная (Ст)

    Слуховая дискретная (Сд)

    Кинестетическая (К)

     

    Тип вопросов

    Какого цвета глаза у вашей матери?

    Что было на мне надето в последний раз, когда мы виделись?

    Можете ли вы представить себе вашу мать с фиолетовыми волосами?

    Можете ли вы увидеть две геометрические фигуры, которые одновременно приходят в движение?

    Можете ли вы припомнить несколько нот из мелодии популярной песни?

    Можете ли вы припомнить, как произносится нараспев алфавит?

    Как вы узнаете, что у вас происходит внутренний диалог?

    Уйдите в себя и поразмышляйте сами с собой о чем-нибудь важном.

    Можете ли вы припомнить, когда вам было грустно?

    Можете ли вы припомнить ощущения от утреннего холодного душа?

    Обычный сигнал доступа

    (направление взгляда)

    Вверх и влево или же глаза расфокусированы и смотрят прямо перед собой

    Вверх и вправо

    Влево по горизонтали

    Вправо по горизонтали

    Вниз и вправо

     

     

    Прежде чем задавать каждый из этих вопросов, гипнотерапевт должен убедиться, что клиент находится в "исходном" состоянии, т.е. расслаблен, смотрит прямо перед собой и не погружен ни в какие конкретные мысли. Можно сказать ему, что необязательно смотреть на гипнотерапевта (поскольку это помешает самопроизвольному доступу), что он может обращать внимание только на свои внутренние реакции и дать им волю. Затем задается вопрос и ведется наблюдение за движениями его глаз. Спустя 5-10 секунд вся процедура повторяется с другим вопросом.

    В правой колонке табл. 4.3 приведены типичные сигналы доступа, перечисленные в Grinder et al., 1977. Они даются с точки зрения обследуемого; например, "вверх и влево" означает влево от клиента, т.е. вправо от гипнотерапевта. Как справедливо предостерегают авторы, эти стереотипы представляют собой обобщения, которые могут относиться не ко всем клиентам. Тем не менее у каждого данного человека стереотипы доступа обычно проявляются одинаково на протяжении длительного времени. Поэтому если гипнотерапевт убедился, что, когда клиент смотрит вниз и вправо, он получает доступ к телесным ощущениям, то можно смело предполагать, что и в другой раз это будет означать то же самое.

    Поскольку у клиента, сидящего с открытыми глазами, сигналы доступа проявляются часто, они служат для гипнотерапевта ценным источником информации. Они дают ключ не только к тому, какую из систем человек предпочитает, но и к тому, какая из них в данный момент доминирует. Например, у одной клиентки проявлялись преимущественно стереотипы доступа по схеме "вверх и влево", что, как я ранее выяснил, означало, что у нее происходит визуализация (основная система - визуальная). Однако всякий раз, когда у нее появлялись сомнения или возражения по поводу моих воздействий, ее взгляд направлялся вниз и вправо; я установил, что это свидетельствует об идущем у нее внутреннем диалоге. Поэтому появление таких сигналов указывало на необходимость дополнительной подстройки. В зависимости от ситуации это делалось различными способами. Иногда лучше всего было спросить ее прямо, какие у нее возражения; в других случаях, например во время рассказывания метафорической истории терапевтического содержания, я прибегал к более косвенной подстройке: использовал больше слуховых предикатов и с помощью метафор затрагивал ее возражения в самой истории.

    Утилизация сигналов доступа не всегда бывает столь непосредственной. Особенно важно здесь следующее. Первоначальные сигналы доступа, указывающие на то, что Гриндер и др. (Grinder et al., 1977) назвали ведущей системой, не всегда свидетельствуют о доминантной репрезентативной системе. Ведущая система используется для припоминания. Это обычно занимает очень короткое время (1-2 секунды), происходит часто неосознанно и нередко связано с иной модальностью, чем основная репрезентативная система. Например, на вопрос о том, какие у меня отношения с женой, я мог бы отреагировать, бросив короткий взгляд вверх и влево, чтобы получить визуальный доступ к какому-нибудь нашему совместному переживанию, а затем перевести взгляд вниз и направо, описывая в подробностях мои чувства, с ней связанные. Таким образом, ведущей системой у меня будет визуальная, однако основной репрезентативной системой - кинестетическая. Если бы кто-то захотел подстроиться к моим сознательным процессам, он должен был бы пренебречь первоначальными (визуальными) сигналами и вместо них принимать во внимание более длительные вторичные (кинестетические) сигналы.

    Тем не менее ведущая система иногда имеет большое значение для гипнотерапевта, которого интересует, как клиент обычно получает доступ к какому-то одному (проблемному) состоянию. Например, один клиент, специалист с отличными рекомендациями, несколько лет не мог найти работу, потому что "проваливался" во время предварительной беседы. В ролевой ситуации, созданной для исследования этого процесса, я попросил его войти в комнату так, будто он пришел на такую беседу. Когда он это сделал, с ним произошла удивительная перемена: он смотрел вверх и влево, ссутулился, дыхание его стало неровным, лицевые мышцы нервно подергивались. На вопрос о том, что происходит, он мог ответить только, что "у него ужасное чувство неудачи". Поэтому я попросил его повторить все сначала, а сам незаметно встал у двери. Когда он на этот раз вошел в комнату, снова глядя вверх и влево, я быстро подошел, мягко взял его под руку и приказал: "Остановитесь, закройте глаза и внимательно посмотрите на то, что здесь сейчас!"

    Как мы увидим в главе 7, это быстрое прерывание стереотипного поведения обычно создает состояние высокой восприимчивости к гипнозу, которое можно немедленно утилизировать, что и было сделано в даннном случае. Выполняя мои команды, клиент выглядел удивленным и потрясенным, а потом сообщил, что вспомнил забытый эпизод, когда он сильно поругался со своим последним начальником. Особое значение имело то, что начальник в ярости крикнул ему: "Вы никогда больше не получите никакой работы, пока я жив!" В состоянии крайнего стресса и неуверенности в себе, в котором находился клиент, он некритически воспринял это высказывание как мощное постгипнотическое внушение, а потом забыл о нем. Тем не менее это переживание бессознательно возобновлялось всякий раз, когда он отправлялся на беседу по поводу работы, хотя осознавал он только его кинестетическую составляющую. С помощью стратегии возрастной регрессии под гипнозом он сумел выработать альтернативные стратегии реагирования.

    Как отмечалось раньше, процесс некритического признания оценок или запретов как естественных "постгипнотических внушений" не так уж необычен. Особенно велика его вероятность в тех случаях, когда человек находится в состоянии крайнего стресса (см. главу 8) и когда "внушение" исходит от человека, наделенного властью или авторитетом (например, начальника, психотерапевта, родителя).

    Этот широко распространенный бессознательный процесс получения доступа к лимитирующим переживаниям может быть утилизирован также с помощью иной стратегии: вместо осознания ведущей системы гипнотерапевт может прервать ее действие, тем самым исключая доступ к такому переживанию. Например, одна студентка хотела усовершенствовать свои навыки выступлений на публике. Исследование показало, что, начиная говорить, она, сама того не сознавая, давала сигнал доступа "вниз и влево", что вызывало в памяти голос ее матери, многократно повторявшей ей: "У тебя никогда не получится". Я устроил ее выступление перед небольшой учебной группой. Однако когда она встала, чтобы начать говорить, я поставил рядом с ней еще несколько человек. Один должен был дотрагиваться до ее живота всякий раз, когда у нее стеснялось дыхание; другой должен был шептать: "Посмотри вокруг себя" - всякий раз, когда у нее появлялись ее обычные сигналы доступа. Хотя такое прерывание ведущей системы первоначально ей мешало, она вскоре научилась говорить, не получая доступа к этим переживаниям. Другие методы терапевтического использования этой общей стратегии прерывания сигналов описаны в главе 7.

    Утилизация постоянных индивидуальных стереотипов

    До сих пор мы видели, как принципы подстройки и ведения могут быть применены к внешне ориентированному восприятию и к текущим внутренним процессам. В этом разделе говорится о том, как эти же принципы можно распространить на более устойчивые стратегии клиента, его убеждения, привычки и т.д. Такие глубинные стереотипы часто не могут быть обнаружены по единичным поведенческим актам - их приходится выводить из многократных наблюдений. Мы рассмотрим краткие примеры пяти таких стереотипов: 1) симптомов как трансовых феноменов; 2) индивидуального стиля самопроявления; 3) повторяющихся концептуальных метафор; 4) навыков и способностей; 5) проблемного стереотипа.

    Симптоматические феномены как феномены транса

    В главе 2 отмечалось, что трансы могут быть связаны с повышением или снижением чувства собственной ценности и что симптоматические проявления феноменологически эквивалентны феноменам гипнотического транса. С этой точки зрения для обоих типов транса характерны идеодинамика и парадоксальная логика ("оба/и"); главные же различия заключаются в контексте (например, в намерениях), биологическом ритме (при симптоматических трансах ритмы приостанавливаются) и степени изменчивости (содержание самопроявления обычно меняется при продуктивном трансе, но остается неизменным при симптоматических трансах). Поэтому основная стратегия сотрудничества требует создания такого межличностного контекста, повышающего чувство собственной ценности, в котором клиенты могут синхронизировать свои невербальные ритмы и найти способы проявлять свои симптоматические процессы в состоянии гипноза многообразными повышающими чувство собственной ценности способами. Другими словами, симптомы определяются как общие гипнотические способности, а затем проявляются в трансе многообразными новыми способами.

    Эта стратегия утилизации может быть разделена на четыре этапа:

    1) выявить в симптомокомплексе автономные самопроявления;

    2) переформулировать самопроявления как общие способности;

    3) проявить эти способности под гипнозом многообразными способами;

    4) вновь интегрировать такие самопроявления в симптомокомплекс.

    Рис.4.2.

    Пример выявления, переформулирования и реконтекстуализации

    под гипнозом элементов симптомокомплекса

     

    Общее название

    симптомокомплекса

     

     

    "Пищевые

    запои"

    Автономные

    компоненты

    комплекса

    ощущение

    замкнутости

    в себе

    руки автоматически запихивают в рот

    пищу

    глаза устремлены

    на телеэкран

    ощущение

    пустоты

    Переформулировка компонентов в виде общих способностей: "Ваше бессознательное может проявить способность Х множеством разнообразных способов", где Х -

     

    уйти в себя

     

    позволить рукам

    выражать бессознательные потреб-

    ности

     

    полностью

    сосредоточиться

    на диссоцииро-

    ванных (т.е.

    проецируемых)

    образах

     

    испытывать

    глубокие изменения

    в телесных

    ощущениях

     

    Гипнотические феномены/методы усиления и реконтекстуализации способности

    гипнотические пузыри (для обозначения границ)

    метод "невероятно

    съеживающегося

    тела"

    уход в "никуда"

    левитация руки

    гипнотический метод "отъединенных рук"

    идеомоторный сигналинг

    туннельное зрение

    фиксация взгляда

    позитивные галлюцинации

    "экран сновидений"

    гипнотические состояние пустоты

    метод "фантомного тела"

     

     

    Пример такой стратегии показан на рис.4.2. Первая колонка содержит общее название, которым клиентка пользуется для описания своего симптомокомплекса ("пищевые запои"). Во второй колонке показаны несколько автономных компонентов (т.е. индивидуальных элементов) симптомокомплекса, которые клиентка опознает как постоянно повторяющиеся (это всего лишь выбранные для наглядности примеры элементов ее комплекса; для каждого клиента обычно можно и нужно разработать более подробный перечень). Третья колонка показывает, как эти разнообразные элементы могут быть переформулированы в виде общих способностей, необходимых каждому человеку. В четвертой колонке предлагаются гипнотические феномены, воплощающие в себе эти общие способности; их выработка может быть использована для того, чтобы символически получить доступ к самопроявлениям, привязанным к структуре симптомокомплекса, дифференцировать и реконтекстуализировать эти проявления. Таким образом, клиентке предлагается на чувственном уровне "еще больше" проявлять свой симптомокомплекс, но в иных контекстах (и отсюда - с иным значением).

    Эта стратегия сотрудничества служит примером эриксоновского подхода к гипнозу как к процессу передачи значимых идей. Симптомокомплекс рассматривается как прочная структура, содержащая многообразные чувственно зафиксированные идеи. Это застывшее созвездие дисфункционально, поскольку не допускает никаких вариантов в проявлении идей; другими словами, независимо от изменения значения текущей ситуации раз за разом реализуется одна и та же структура. В то же время она рассматривается как правомерная попытка интеграции. Поэтому гипнотерапевт вызывает транс, чтобы дефреймировать эти застывшие идеи и воссоединить личность с биологическими ритмами, а затем осуществляет гипнотические процессы, чтобы выработать новые способы проявления этих ключевых идей. Таким образом идеи сохраняются благодаря расширению набора способов их возможного проявления; не делается никаких попыток управлять клиентом или в чем-то его ограничивать. Наоборот, клиенту предлагается "еще лучше" проявлять свои симптомы, т.е. учиться проявлять их многообразными новыми способами.

    Индивидуальный стиль самопроявления

    Уникальность человеческой личности проявляется многими способами - через походку, манеру говорить, привычки, одежду, жесты и т.д. Наблюдательный гипнотерапевт может использовать эти индивидуальные особенности для терапевтических целей.

    Например, Эриксон (Erickson, 1955) описал одну пациентку, которая довольно убедительно утверждала, что покончит с собой, если после трех месяцев лечения не наступит улучшения. Она горько жаловалась на свои многочисленные недостатки, из которых самым главным была некрасивая щель между двумя передними зубами. Эриксон пришел к выводу, что ее жалобы сильно преувеличены: хотя она и в самом деле выглядела какой-то взъерошенной, он заметил, что она привлекательна и изящна. После месяца безуспешного лечения Эриксон обнаружил, что ее интересует один сослуживец: она исподтишка наблюдала за ним, когда он часто наведывался к фонтанчику с питьевой водой, однако несколько раз отвергала его попытки за ней поухаживать.

    Имея это в виду, Эриксон потратил следующий месяц на то, чтобы косвенными методами уговорить пациентку понемногу поменять свой гардероб и прическу и научиться пускать сквозь щель между зубами струйку воды. За следующие несколько сеансов Эриксон, воспользовавшись ее пессимистическим настроением, сумел добиться от нее согласия предпринять "одну последнюю попытку". А именно, она должна была нарядиться и уложить волосы, пойти на работу, дождаться у фонтанчика с водой, когда подойдет этот сослуживец, и, набрав полный рот воды, обрызгать его, а потом захихикать и "удрать во все лопатки". Она выполнила эти указания, после чего "потерпевший" кинулся за ней и "наказал" ее поцелуем. Это повело к дальнейшему их сближению - сначала они обрызгивали друг друга водой, потом он стал приглашать ее обедать и, наконец, они поженились. Вряд ли нужно говорить, что ее лечение в это время шло быстро и успешно.

    Подобная утилизация необязательно должна быть связана с "недостатками" клиента и часто оказывается намного проще. Например, Бартлет (Bartlett, 1977) описала, как она впервые познакомилась с Эриксоном, посещая один из его учебных семинаров:

    "В конце дня мы все гуськом проходили мимо преподавателей, пожимая им руки. Когда я подошла к Милтону, он с улыбкой сказал: "Привет сестрице-барсучихе"; я сообразила, что он тоже кончал медицинский факультет университета штата Висконсин, и это было признание некоей связи между нами. Его из ряда вон выходящая наблюдательность позволила ему сразу подметить мою застенчивость и таким путем помочь мне чувствовать себя на семинаре свободнее" (p.7).

    Может быть утилизирована и свойственная человеку манера говорить. Например, работая с подростками-наркоманами, я усваиваю их своеобразный жаргон и развязные ухватки. Конечно, это можно делать только тогда, когда психотерапевт чувствует себя в таком качестве легко и уверенно; иначе это обычно оказывает противоположное действие.

    Подстройка к манере речи может использоваться и в более наступательной форме. Например, одна женщина, стремясь к более тесным межличностным отношениям, часто начинала говорить жалобным хнычущим тоном, что, мягко говоря, настраивало против нее всех окружающих. Чтобы подстроиться к этому ее стереотипу, я стал всякий раз сам менять тон на жалобный и еще более противный. Поняв, что я делаю, она сначала рассердилась и заняла оборонительную позицию. Однако своим мягким и шутливым обращением я дал ей понять, каковы мои намерения, и у нее появилось желание испробовать альтернативные варианты поведения. За несколько месяцев ее привычка хныкать заметно ослабла. Каждый раз, когда она снова принималась за свое, я обычно в ответ делал то же самое в преувеличенной форме, и она, как правило, спокойно воспринимала это как сигнал "сосредоточиться".

    Последний пример - это клиентка, поведение которой было в высшей степени самоуничижительным и которая постоянно некстати и без всякой необходимости извинялась. Чтобы положить начало терапевтическим изменениям, я утилизировал этот стереотип, "поделившись" с ней своей тревогой, что лечение может оказаться неудачным из-за моей неспособности. Далее я "сознался", что это причинит мне большое огорчение и уронит меня в глазах коллег, а потом извинился за то, что затронул эту тему. Как я и ожидал, у нее появилась сильнейшая мотивация добиться успеха в лечении. Достигнув некоторого первичного прогресса, я сменил стратегию, чтобы усилить этот ее стереотип, а затем подключить другие способы его проявления, повышающие ее чувство собственной ценносту.

    Повторяющиеся концептуальные метафоры

    Выше говорилось о том, как предикаты указывают на преобладающие репрезентативные системы. Это одна из иллюстраций того, как язык дает ключ к внутренним переживаниям клиента. Более сложным примером такого взаимоотношения могут служить метафорические понятия, используемые в словесном общении. Это стало темой изящного исследования психолингвистов Лакоффа и Джонсона (Lakoff & Johnson, 1980], которые отмечают:

    "Понятийная система человека... по своей фундаментальной природе метафорична. Она включает в себя как метафорические, так и неметафорические понятия, и ее метафорические структуры отличаются крайним богатством и сложностью. Метафорические понятия - это такие понятия, которые понимаются и образуют структуры не как таковые, а применительно к другим понятиям. При этом происходит концептуализация одного типа объектов или ощущений применительно к другому типу объектов или ощущений" (p.195).

    С точки зрения клиники здесь важно, что конкретные метафорические понятия, используемые человеком, указывают на фундаментальные структуры, управляющие его мышлением. Например, рассмотрим метафорическое представление "ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ЕСТЬ БОРЬБА", из которого могут вытекать высказывания такого типа: "я выиграю у него на его поле"; "вы постоянно заранее настроены на поражение"; "он хорошо защищался от словесных нападок"; "у каждого есть своя ахиллесова пята"; "я не оставлю камня на камне от всех его претензий... я выбью его со всех позиций"; "эту проблему надо атаковать в лоб" (с изменениями по Lakoff & Johnson, 1980).

    Чтобы эффективно общаться с человеком, постоянно прибегающим к подобным взаимосвязанным метафорам, гипнотерапевт может использовать фразы типа: "мы должны мобилизовать ваши внутренние резервы", "гипноз - это процесс, в ходе которого человек учится брать на себя командование самим собой", "давайте навалимся на эту проблему", "вы здесь сражаетесь за свое достоинство и самоуважение", "вам пора заключить мир с самим собой", "в жизненной игре вы должны выиграть".

    Еще одно обычное метафорическое представление - "ВРЕМЯ - ДЕНЬГИ": "это решение стоило мне года жизни"; "я не могу уделить вам больше времени - оно для меня слишком дорого"; "я потратил много часов, размышляя об этом"; "я должен внимательнее относиться к своему бюджету времени"; "я растратил свое время попусту"; "время, которое мы с вами провели, принесло пользу".

    Для подстройки к клиенту, у которого ярко проявляется такое представление, подходят высказывания типа: "давайте посмотрим, во что нам обходится эта проблема"; "если вы потратите некоторое время на упражнения, это впоследствии хорошо окупится"; "вы вложили в это столько времени, что теперь уже нельзя от этого отказаться".

    Чтобы выявить подобные общие темы, гипнотерапевт должен быть терпеливым и расслабиться, продолжая, однако, внимательно следить за высказываниями данного человека. Метафорические стереотипы не всегда очевидны сразу; поэтому иногда полезно поразмыслить после сеанса, обдумывая различные выражения, использованные клиентом. При этом хорошо помогает магнитофонная запись сеанса.

    Также может быть полезно или во время, или после сеанса наглядно представить себе буквальный смысл высказываний клиента. Подобные образы могут оказаться весьма причудливыми или даже юмористическими - например, такие фразы, как "я полностью связан", "это меня просто жжет", "от всего этого я как будто подвешен в воздухе", "в этом мире человек человеку - волк", "отвяжитесь от меня", "я был ослом" и т.д. Тем не менее они обычно содержат крайне ценную информацию о характере переживаний человека.

    Навыки и способности

    Терапевтические стратегии обычно оказываются более успешными, когда они используют особые художественные таланты или профессиональные навыки клиента. Например, один клиент, президент процветающей корпорации, страдал интенсивными внутренними конфликтами. Часть терапевтической стратегии, примененной в данном случае, состояла в том, что ему было предложено в состоянии транса вообразить себя на "заседании правления", где присутствовали все разные "части" его самого. Ему было дано указание воспользоваться своей ролью "председателя", чтобы разрешить различные разногласия между "членами правления". Это делалось на протяжении нескольких сеансов и принесло хорошие результаты.

    Другой клиент, отличный музыкант и автор песен, был погружен в глубокую депрессию. На каждом еженедельном сеансе он получал задание на дом - написать песню. Первые несколько раз требовалось писать только такие песни, в которых будет горько оплакиваться его печальное положение. В последующих заданиях оговаривалось, что первая половина песни должна выражать сострадание, а каждый куплет второй половины - "не более двух" возможных решений поставленных проблем. В сочетании с другими терапевтическими приемами это привело к значимым изменениям.

    Аналогичное применение этот метод нашел при работе с клиентом, который был прекрасным спортсменом. В ходе расспросов выяснилось, что он чувствует наибольшую уверенность в себе и безопасность в то время, когда "разминается". Поэтому ему было дано задание через день бегать трусцой в парке поблизости от дома, занимаясь при этом исследованием своих проблем такими способами, какие я ему порекомендовал. Это привело к таким хорошим результатам, что он стал бегать трусцой каждый день.

    Наконец, навыки клиента могут быть использованы и во время наведения транса. Например, один гипнотерапевт отлично владел приемами гипнотизирования других, однако сам испытать транса не мог. Как показала беседа с ним, он был убежден, что гипнотизер погружает клиента в транс "жульническим путем". Это представлялось ему не как доминирование и подавление личности, а скорее как добродушный мысленный поединок. К несчастью, знание техники гипноза никак не позволяло ему "проигрывать", оказавшись в роли субъекта. Незначительное удовлетворение, доставляемое такими "победами", никак не компенсировало сильного разочарования, которое он испытывал от того, что не мог погрузиться в транс.

    Беседы, направленные на то, чтобы преодолеть это его заблуждение, имели лишь очень умеренный успех; хотя он и проявил готовность изменить свои представления, но ничего не мог поделать с внутренним диалогом, в ходе которого аккуратно раскладывал по полочкам все гипнотические воздействия. Поэтому я сказал ему, что он может вызвать у себя транс путем самогипноза, прибегнув к новому "экзотическому" методу. А именно: он должен был закрыть глаза и, когда я приступлю к наведению, вообразить, будто подает мне минимальные сигналы о том, какими должны быть мои индуцирующие воздействия. Таким образом, не я должен был вызвать у него транс, а он сам незаметно подсказывать мне, какие указания я должен давать ему. Хотя мы оба посмеялись над очевидным "жульническим" характером подобной стратегии, его интенсивное желание испытать транс позволило ему использовать ее как средство применить на деле свои сознательные процессы, усиленные гипнозом. Короче говоря, он испытал приятное ощущение транса. Как говорил Эрискон о таких приемах, "я знаю, это звучит нелепо... но это действует!"

    Проблемный стереотип

    Можно с пользой утилизировать и симптомы, проявляющиеся в поведении клиента. Хейли (Haley, 1969) описал, как Эриксон работал с одним содержавшимся в больнице психотиком, который в параноидальном бреду воображал себя Иисусом Христом. Эриксон представился этому "Христу", поздравил его с репутацией хорошего плотника, а затем поручил ему строительные работы в соседнем крыле больницы. Лишь впоследствии были применены другие лечебные методы.

    Дисфункциональные процессы у клиента могут быть использованы и не столь эффектным образом. Например, одна весьма полная дама обратилась ко мне за помощью, чтобы сбросить вес. Поскольку с этой проблемой, видимо, были связаны другие (например, навыки поведения в обществе, уверенность в себе, семейные проблемы), я не стал заниматься непосредственно проблемой веса до тех пор, пока в результате нескольких месяцев интенсивного лечения некоторые из этих проблем стали не столь острыми. Затем, изучая ее отношение к питанию, я обнаружил знакомый "запойный" стереотип. Она предпринимала отчаянные попытки сесть на диету, но время от времени совершала набеги на местный продовольственный магазин, а затем лихорадочно поглощала пироги с джемом, лимонад, конфеты и т.д.

    Часть стратегии сотрудничества в данном случае состояла в том, что клиентка была погружена в легкий транс, и ей было веско сообщено, что она все делает "наполовину". Заметив, что это, по-видимому, не оказало действия, я заручился ее обещанием следовать моим указаниям. (Это происходило после того, как за несколько месяцев лечения был установлен раппорт; без такого раппорта она, вероятно, не согласилась бы выполнять эти или другие указания, приведенные ниже.) Я описал ей в мельчайших подробностях, как она две недели спустя устроит себе самый большой в жизни "запой", опустошив ближайший магазин. Чтобы как следует к этому подготовиться, она должна была аккуратно три раза в день ходить в этот магазин. Каждый раз, снова и снова обходя магазин и потом отправляясь домой, она должна была думать только о тех восхитительных лакомствах, которые скоро окажутся в ее распоряжении. Первой ее реакцией были ужас и растерянность, но обещание есть обещание. Я велел ей прийти снова в день "запоя" перед его началом, и отпустил ее.

    Она последовала моим указаниям, допустив лишь немногие незначительные "нарушения". Однако почти каждый вечер она звонила мне, рассказывала, как ужасно боится предстоящего "запоя", и умоляла отменить нашу договоренность, на что я отвечал вежливым отказом. На назначенный прием она явилась в ужасном нервном состоянии. Я немедленно вызвал у нее транс и затем, после некоторых предварительных замечаний, сказал ей, что я решил: выбирать предстоит ей, она может либо пуститься в "запой", либо отказаться от него. Ее удивление сменилось огромным облегчением: она откажется. Подчеркнув, что это она сама приняла такое решение, я вывел ее из транса и отпустил.

    Вкратце поясню, что эта женщина на самом деле не могла сознательно поверить, что способна сбросить вес, и ужасно боялась еще больше потолстеть. Данные ей указания относительно ее поведения охватили обе эти реальности и тем самым не позволили ей осознать, что она вырабатывает у себя новый тип поведения - посещение магазина и возвращение из него с пустыми руками. Осуществление этой поведенческой реальности сделало возможным дальнейшую терапевтическую работу с целью успешно трансформировать и другие аспекты ее дисфункционального стереотипа питания.

    С другой клиенткой, желавшей сбросить вес, была применена аналогичная стратегия сотрудничества. Клиентка весь день постоянно жевала разнообразные высококалорийные продукты. Я купил большое количество таких продуктов и положил их у себя в кабинете. Во время нескольких следующих сеансов я периодически, примерно каждые 10 минут, предлагал ей то крекер, то картофельные чипсы, то шоколадку и т.д., вежливо предлагая ей "немного перекусить" не стесняясь. Это делалось в явно дружеской и непринужденной манере, но так, что неизменно прерывало нашу беседу.

    Цель такой стратегии состояла в том, чтобы через ощущения получить доступ к ее бессознательной привычке в рамках нашего межличностного контекста. В этом смысле я, безусловно, добился успеха. Я предлагал ей "перекусить" раз двадцать; сначала она смущалась (и я тут же извинялся, притворяясь, будто не понимаю, что происходит), потом сердилась (на что я реагировал так же), потом пришла в замешательство и растерянность - в этот момент у нее был индуцирован транс и осуществлены гипнотерапевтические процедуры, включавшие в себя возрастную регрессию с целью реорганизации структур, к которым теперь был получен доступ.

    В заключение следует отметить, что здесь описано лишь несколько избранных случаев, дающих общее представление о том, как гипнотерапевт может сотрудничать с клиентом с целью трансформировать проблемы в решения. Как станет ясно из последующих глав, подобная утилизация обычно составляет лишь часть полного курса терапии. Например, нередко оказывается необходимо потратить по меньшей мере несколько сеансов на то, чтобы завоевать доверие клиента; кроме того, изменения, которым кладут начало такие стратегии, часто нужно закреплять с помощью других терапевтических процедур.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   3.  4.  5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.