6. АССОЦИАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ПОГРУЖЕНИЯ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ТРАНС - ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ТРАНСЫ. Руководство по эриксоновской гипнотерапии - Стивен Гиллиген - Практическая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.

    6. АССОЦИАТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ПОГРУЖЕНИЯ В ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЙ ТРАНС

    После первоначального этапа - создания контекста - гипнотерапевт стремится вызвать терапевтические трансы. В рамках одного сеанса этот этап наведения представляет собой переход от состояния бодрствования к состоянию транса и может продолжаться от 5 до 60 минут. В рамках курса гипнотерапии, состоящего из многих сеансов, он может представлять собой обучающий период, который занимает от двух до восьми сеансов - за это время клиент обучается легко погружаться в состояние транса (см. Erickson, 1948).

    В настоящей главе рассматриваются способы осуществления этих терапевтических процессов. В первом разделе кратко изложено представление о трансе как о естественном явлении, а затем охарактеризованы три основных принципа гипнотического наведения. Во втором разделе рассмотрены различные приемы доступа, полезные для выработки переживания терапевтического транса в межличностном контексте.

    Естественное погружение в транс

    Чтобы вызвать терапевтический транс, эриксоновский гипнотерапевт подходит к трансу как к естественному явлению, связанному с теми же фундаментальными психологическими процессами, которые играют важную роль и в состоянии бодрствования. Например, возрастная регрессия - это крайний случай припоминания; амнезия - это особый случай забывания; галлюцинации - это очень яркие воображаемые картины; постгипнотическое внушение - это бессознательное ассоциативное обучение; гипнотические грезы напоминают ночные сновидения, которые мы видим по многу раз за ночь. Главное различие состоит в том, что транс значительно интенсифицирует вовлеченность в эти фундаментальные психологические процессы на чувственном уровне - иногда до такой степени, когда мы забываем, что этот наш "как будто бы существующий" мир - всего лишь подобие реального. Кроме того, транс ослабляет другие психические ограничения - например, обычные жесткие, фиксированные способы соотнесения себя с временем и пространством. Короче говоря, в трансе временно отключается способность к критическому анализу и усиливается поглощенность чувственными переживаниями, что делает возможным полное погружение в переживаемую реальность (см. Shor, 1962). Когда человек чувствует себя защищенным и в безопасности, сосредоточенность на гипнотической реальности может оказывать сильное терапевтическое действие, поскольку открывает путь к новым способам мышления и существования.

    Естественность транса означает, что его нужно представлять себе не как искусственное состояние, принципиально отличное от других психологических состояний, а как крайнюю область континуума поглощенности чувственными переживаниями. У большинства субъектов наблюдается постепенный переход к внутренне ориентированному, не требующему усилий и основанному на воображении способу переработки информации, который характерен для транса (см. главу 2); транс - это не состояние "все или ничего", в которое клиент переходит резко, словно "срываясь в пропасть". Конкретная последовательность ощущений, ведущая к трансу, уникальна для каждой личности. У некоторых субъектов первоначально могут появляться повышенное оживление и разговорчивость, затем, через 5-10 минут, - фиксация взгляда и погружение в транс; другие могут немедленно расслабиться и погрузиться в транс, но через 5 минут выйти из него. Каждый человек должен найти свой собственный способ и темп погружения в транс; задача гипнотизера - руководить этим процессом поиска и облегчить его.

    Поэтому задача гипнотизера не состоит в том, чтобы "усыпить субъекта". Такое представление о наведении транса не только оскорбительно для ума и способностей субъекта, но и обременяет гипнотизера непосильной ответственностью за создание чужой реальности. Гипнотерапевту нет нужды навязывать клиенту те или иные понятия или ощущения, и он не должен этого делать; ему нет нужды даже заставлять субъектов что-то воображать. Транс гораздо легче вызвать, выявляя и утилизируя естественные переживания (например, воспоминания), ресурсы и процессы, уже доступные человеку. Для этого эриксоновский гипнотерапевт сначала создает контекст, в котором клиент хочет и может отложить в сторону обычные сознательные процессы и исследовать новые способы существования. После этого используются естественные воздействия, имеющие целью погрузить клиента в чувственную реальность, что ведет как к возникновению транса, так и к росту личности.

    Чтобы осуществить эффективное наведение гипноза, я считаю полезным держать в уме три принципа. Первый - обеспечить и поддерживать сосредоточение внимания. Гипнотизер должен овладеть вниманием субъекта, которое обычно привлечено к различным изменчивым внешним раздражителям, и тем или иным способом направлять его. Можно использовать множество фиксирующих внимание раздражителей: кнопку на стене, ноготь субъекта, монотонное журчание голоса гипнотизера, глаза гипнотизера, метроном, мантру, последовательный счет и т.д. (Я предпочитаю взаимную фиксацию взгляда с клиентом, поскольку это создает межличностную сосредоточенность, усиливающую чувственную вовлеченность как у гипнотерапевта, так и у клиента. Однако некоторые считают, что им лучше удаются другие приемы фиксации.) После того как достигнута чувственная сосредоточенность, внимание поддерживается с помощью вербальной и (особенно) невербальной подстройки и ведения.

    Второй принцип наведения - получить доступ к бессознательным процессам и развивать их. Это связано с использованием ассоциативных стратегий с целью получения доступа к реакциям на чувственном уровне. В настоящей главе рассматриваются некоторые основные методы достижения этой цели, в том числе автобиографические расспросы, рассказывание историй, обобщенные команды, обнаружение и ратификация трансовых реакций.

    Третий принцип - обойти и депотенциализировать сознательные процессы. В основе этого принципа лежит исходная предпосылка, гласящая, что при наличии у субъектов желания погрузиться в транс главным препятствием к этому служат требующие усилий рациональные процессы, характерные для состояния бодрствования. В той мере, в какой это имеет место, эриксоновский гипнотерапевт применяет диссоциативные стратегии, которые наводят транс путем подстройки к препятствующим трансу сознательным процессам и их последующей депотенциализации. Основные методы достижения этого включают в себя вызывание скуки, диссоциацию, метафорические истории, отвлечение и создание замешательства. Последней стратегии посвящена основная часть следующей главы, поскольку это наиболее разработанный, наиболее сложный и часто наиболее эффективный из таких методов.

    Эти три принципа взаимосвязаны. Обычно гипнотизер начинает наведение с сосредоточения внимания субъекта, а затем применяет второй и третий принципы так, чтобы они дополняли друг друга. Ассоциативные стратегии используются для того, чтобы погрузить в транс субъекта, достигшего сосредоточенности, в то время как к дополняющим их диссоциативным стратегиям приходится прибегать, когда субъект испытывает при этом затруднения.

    Приемы доступа

    Самая естественная и изящная стратегия наведения транса - установление взаимодействия по принципу обратной связи, когда становится возможен доступ к связанным с трансом переживаниям и процессам и их последующая утилизация. Основа метода состоит в том, чтобы осуществлять воздействия, инициирующие процесс поиска (см. Erickson & Rossi, 1981; Lankton, 1980), в ходе которого субъект на чувственном уровне исследует свои внутренние процессы, чтобы обнаружить в их содержании некий значимый личностный смысл. Например, если попросить субъекта припомнить какой-то приятный эпизод, он, прежде чем остановиться на определенном событии, часто получает доступ (может быть, бессознательно) к различным воспоминаниям. Этот процесс поиска раскрепощает психические процессы и способствует ориентации вовнутрь; кроме того, согласно принципам идеодинамики (см. главы 1 и 2), у субъекта начинают возникать переживания и другие аспекты внутреннего опыта, доступ к которым способствует возникновению транса. Эриксоновский гипнотерапевт всего лишь выясняет (например, путем наблюдения), к чему именно получил доступ субъект, подстраивается к этому, а затем предпринимает воздействия, стимулирующие дальнейший поиск. Таким образом, общая цель такого взаимодействия по принципу обратной связи - получить доступ к последовательности связанных с трансом переживаний, которая намечает путь от состояния бодрствования к трансу.

    Существует много приемов доступа, которые могут оказаться полезными в этом отношении. В настоящем разделе рассматриваются девять методов: 1) расспросы; 2) скрытые внушения; 3) предвосхищение трансовых реакций; 4) неопределенные высказывания; 5) рассказывание историй; 6) использование уже выработанных ассоциаций; 7) выработка новых ассоциативных взаимосвязей; 8) подстройка к репрезентативным системам и их ведение; 9) закрепление и ратификация гипнотических реакций.

    Расспросы

    Для инициации процессов поиска и получения доступа к переживанию транса могут быть использованы многие типы вопросов (см. Erickson & Rossi, 1979; Bandler & Grinder, 1975). Например, сосредоточивающие вопросы представляют собой идеальное воздействие для начала естественного наведения, так как они способствуют плавному переходу от непринужденной беседы к наведению. Гипнотизер может начать, например, с обычных принятых в обществе вопросов ("Как погода?", "Не трудно было сюда добираться?", "Вам удобно?"), а затем перейти к вопросам, касающимся нейтральных внешних стимулов ("Как вам нравятся эти часы?", "Что вы думаете о моем новом книжном шкафе?", "Где вы купили этот прекрасный костюм?"). Установив раппорт и завладев вниманием субъекта, гипнотизер может легко перейти к вопросам, открывающим доступ к памяти, которые вызывают трансовые реакции. Эти вопросы могут касаться связанных с трансом переживаний, например:

    1) Как вы себя чувствуете, когда действительно расслабляетесь? Можете ли вы припомнить такой момент?

    2) Можете ли вы припомнить такой момент, когда чувствовали себя в полной безопасности?

    3) Можете ли вы припомнить, что чувствуешь, когда принимаешь приятный теплый душ или ванну после утомительного дня?

    Аналогичные вопросы могут затрагивать переживания, которые служат примером естественных феноменов транса. Например, естественные процессы возрастной регрессии могут начинаться с таких вопросов, как:

    1) У вас в детстве было какое-нибудь прозвище?

    2) Где вы росли? Сколько комнат было в вашем доме?

    3) Можете ли вы припомнить, как звучал голос вашей матери, когда она вас ласкала?

    Вопросы, открывающие доступ к памяти, могут также непосредственно касаться предшествующего опыта транса:

    1) Когда вы испытывали самый глубокий в своей жизни транс?

    2) Как вы узнаете, когда начинаете погружаться в транс?

    3) Можете ли вы припомнить последний раз, когда испытывали транс?

    Разумеется, субъекту, не имеющему предшествующего опыта формального транса, можно задать связанные с трансом вопросы (1-6) или предложить ему подумать:

    1) Как вы полагаете, на что это было бы похоже, если бы вы погрузились в легкий транс?

    2) Можете ли вы описать какие-нибудь феноменологические изменения, которые могли бы испытать, погрузившись в транс?

    Гипнотический эффект вопросов, открывающих доступ к памяти, в значительной мере зависит от того, как их задавать. Заданные напрямик в обычной ситуации, они, очевидно, не смогут мгновенно погрузить человека в транс. Их индуцирующее транс действие определяется тем, насколько: 1) субъект чувственно ориентирован и сосредоточен и 2) гипнотизер задает вопросы многозначительным тоном и ждет ответов. Чтобы выполнить первое условие, до того как задавать вопросы, субъекту нужно дать время приготовиться; чтобы выполнить второе условие, после того как вопрос задан, гипнотизер должен дать субъекту время, чтобы тот мог получить доступ к трансовой реакции на чувственном уровне. Однако, даже когда эти условия соблюдены, вопрос может оказаться не соответствующим опыту субъекта; поэтому гипнотизеру, возможно, придется вести расспросы в нескольких направлениях, прежде чем он обнаружит то из них, к которому субъект гипнотически восприимчив.

    В своей работе я весьма часто пользуюсь вопросами, чтобы инициировать транс. Нейтральные вопросы я обычно включаю в первые 5-10 минут непринужденной беседы, имеющей целью установить раппорт и чувственный, самоуглубленный способ переработки информации. Затем я постепенно перехожу к вопросам, открывающим доступ к памяти. Когда я задаю такие вопросы, мои невербальные процессы начинают замедляться и обычно становятся более сосредоточенными (при сохранении расслабленного состояния). (Этот прием невербального ведения служит для замедления реакций субъекта и способствует неаналитической, самоуглубленной переработке информации.) Прежде чем задать вопрос, я делаю паузу на одну-две секунды, многозначительно и выжидательно глядя на человека, чтобы усилить потенциал реакции. После того как вопрос задан - обычно мягко и неторопливо, - я снова делаю паузу на секунду-две, глядя на субъекта еще более выжидательно (и часто почти незаметно кивая головой). Задавая вопросы, я каждый раз пристально наблюдаю за реакцией человека. Когда у субъекта становятся заметны сигналы, указывающие на транс (см. табл.4.2, с.000), моя манера поведения, перед тем как задать следующий вопрос, становится еще более неторопливой и многозначительной. Как только субъект явно погрузился в транс - хорошим признаком этого служат отсутствие саккадических (скачкообразных) движений глаз, обычно сопровождающих сознательную переработку информации, а также торможений движений и торможение или задержку вербальных реакций, - я, как правило, перехожу к приемам, позволяющим субъекту перестать реагировать вербально и полностью погрузиться в транс (например, к риторическим вопросам, общим высказываниям или рассказыванию историй, о чем речь пойдет в этом разделе ниже).

    Существует много способов воспользоваться реакцией на вопросы, открывающие доступ к памяти, чтобы добиться полного транса. Один из особо эффективных приемов состоит в том, чтобы подробно расспрашивать субъектов, что они ощущали во время предшествовавшего транса - или, в случае отсутствия у субъекта такого опыта, как они могут это себе вообразить, - а затем повторять каждое их высказывание, делая вид, будто вы просто внимательно их слушаете. Например:

    "Гипнотизер: Вы когда-нибудь испытывали то, что считаете глубоким трансом?

    Субъект: Да.

    Г.: Можете ли вы описать, на что это было похоже, когда вы начали погружаться в этот глубокий транс?

    С.: Ну, я сидел на стуле...

    Г.: Сидели на стуле...

    С.: ...И глядел гипнотизеру в глаза...

    Г.: ...Глядели гипнотизеру в глаза, хорошо...

    С.: ...И слушал, что он говорит, и начал расслабляться...

    Г.: ...Слушали, что он говорит, и начали расслабляться, получая от этого удовольствие...

    С.: ...И перед глазами у меня все начало расплываться...

    Г.: ...Перед глазами все начало расплываться..."

    Такая беседа может продолжаться до тех пор, пока транс не наступит вновь. Этот прием особенно хорош тем, что клиенту, по существу, предлагается наметить ту последовательность наведения, которая подходит для него как личности. Затем гипнотизер всего лишь использует сосредоточивающие воздействия и усиливающие внушения (вербальная обратная связь), чтобы интенсифицировать уже вызванные идеодинамические процессы, приводящие к возникновению транса. Другими словами, припоминание тех или иных ощущений способствует их возобновлению. Это перекладывает ответственность за погружение в транс на того, на ком она и должна лежать, - на клиента, и тем самым позволяет избежать весьма обычной ситуации, когда наведение гипноза отражает тот способ погружения в транс, который предпочитает не клиент, а гипнотерапевт.

    Кроме вопросов нейтральных, сосредотачивающих и открывающих доступ к памяти, гипнотерапевт может использовать также риторические вопросы. Такие вопросы выполняют двойную функцию: они концентрируют на себе сознательные процессы и активизируют процессы бессознательного поиска. Они особенно полезны на тех этапах наведения, где происходит углубление транса, когда глаза у клиента закрыты и он больше не разговаривает. Нижеследующий отрывок показывает, как можно использовать риторические вопросы:

    "(После того, как вызван легкий транс): ...А транс можно вызывать самыми разными способами... и мне интересно, насколько глубоко вы погрузитесь в транс... и насколько позволите себе полностью расслабиться?.. И вы действительно сможете в своем собственном темпе узнать, как именно будет разворачиваться транс у вас... и когда это будет происходить, интересно, как будет проявлять себя ваше бессознательное? Может быть, оно просто вместе с вами погрузится в множество разнообразных, неожиданных и в то же время таких безопасных и поучительных гипнотических реальностей? А может быть, оно сделает так, что рука у вас сама по себе поднимется, чтобы дать вам знать, что оно действительно может действовать автономно? И, правда ведь, вы погрузитесь, можете погрузиться, хотите погрузиться, уже погружаетесь еще глубже? Как приятно знать, что вы можете обнаружить для себя все это и многое другое..."

    Хотя такие вопросы сравнительно нейтральны, они побуждают человека исследовать различные возможности транса и поэтому сами по себе представляют собой эффективные гипнотические внушения (Erickson & Rossi, 1979). Вопросы обывчно задаются медленно, ритмично и многозначительно, чтобы добиться максимальной восприимчивости к ним клиента. Иногда, правда, используется более быстрый темп, чтобы добиться перегрузки сознательных процессов у человека, с трудом погружающегося в транс. При работе с таким клиентом содержание риторических вопросов может быть также более дезориентирущим, иначе они способны вызвать внутренний диалог, в котором вязнет этот человек. Например:

    "...И вы можете погружаться в транс или не погружаться в транс множеством разных способов... Ваше сознание может сейчас меня слышать, и ему совсем нет нужды вмешиваться в автономное развитие бессознательных процессов... Ваше сознание может задаваться вопросами: какой прием он собирается применить? Что он говорит на самом деле? Произойдет ли это? Произойдет ли это и почему, а почему бы и нет, почему бы этому не произойти прямо сейчас? И ваше бессознательное начнет свободно блуждать, как свободно блуждают сейчас ваши сознательные мысли... А весной расцветают цветы, а осенью осыпаются листья, и вы дышите - вдох, выдох... А какая естественная пара есть у бодрствования? Говорят, что сон... А какая естественная пара есть у жесткого рационального состояния, когда у вас постоянно идет и идет внутренний диалог?.. Говорят, что транс... Но на самом деле вам надо бы выяснить это самому... А что значит самому?.."

    Такое разговорное наведение - прекрасный способ подстройки и депотенциализации сознательных процессов с получением доступа к процессам бессознательным, и оно подробнее рассматривается в следующей главе. Здесь же мы хотим отметить ту центральную роль, какую играют при подобном наведении риторические вопросы.

    Еще одна разновидность вопросов - двойственные вопросы. Например:

    1) И вы действительно хотели бы погрузиться в транс, разве нет?

    2) И вы, вероятно, не можете чувствовать себя действительно комфортно, или можете? (Произносится с восходящей интонацией.)

    3) И действительно очень приятно расслабиться, разве нет?

    Такие вопросы - удобный способ подстройки к противостоящим сторонам личности - к той части, которая хочет погрузиться в транс, и к той, которая этого не хочет. Как указывают Бэндлер и Гриндер (Bandler & Grinder, 1975), лингвистическая "глубинная структура" двойственных вопросов содержит одновременно и положительный, и отрицательный смысл высказывания. Кроме того, для понимания таких вопросов требуется сравнительно длительное время, благодаря чему это эффективный способ занять сознательные процессы.

    Можно вкратце упомянуть еще два типа вопросов - скрытые вопросы и побуждающие вопросы (см. Bandler & Grinder, 1975). Первые - это на самом деле высказывания, содержащие в себе вопрос. Например:

    1) И мне интересно знать, насколько легко вы начнете погружаться в транс.

    2) И мне любопытно знать, что вам хотелось бы сделать сейчас.

    Принятые в обществе условности требуют, чтобы слушатель отвечал на такое высказывание так, как будто это вопрос, поэтому оно представляет собой косвенную форму воздействия.

    Побуждающие вопросы - это вопросы, которые на самом деле являются командами:

    1) Можете ли вы положить руки на колени и поставить ноги всей ступней на пол?

    2) Не сядете ли вы поудобнее?

    3) Можете ли вы описать, до какой глубины хотели бы погрузиться в транс?

    Как можно заметить, побуждающие вопросы представляют собой недирективный и косвенный способ давать команду и поэтому имеют большую ценность для эриксоновского гипнотерапевта.

    Подведем итоги. В ходе гипнотического воздействия могут быть заданы разные типы вопросов: сосредоточивающие, нейтральные, открывающие доступ к памяти, риторические, двойственные, скрытые и побуждающие. Эти вопросы могут быть использованы для различных целей, в том числе для сбора информации, установления раппорта, выдачи команд, сосредоточения внимания, подстройки одновременно к сознательным и бессознательным процессам, вызывания воспоминаний (особенно тех, что связаны с трансом), углубления транса и перегрузки. Независимо от типа или назначения вопроса, гипнотерапевт должен уделять большое внимание невербальной манере поведения, поскольку она в значительной степени определяет, как и в какой мере клиент будет реагировать на чувственном уровне.

    Скрытые внушения

    Милтон Эриксон обладал замечательной способностью осуществлять косвенные внушения, незаметно вставляя их среди других своих высказываний (см., например, Erickson, 1966a). Одним из его излюбленных приемов было невербальное подчеркивание определенных слов с помощью изменения темпа речи, громкости и выразительности голоса или позы и выражения лица. Эти скрытые команды, как назвали их Бэндлер и Гриндер (Bandler & Grinder, 1975), были достаточно незаметны, чтобы ускользать от сознательного восприятия, однако достаточно действенны, чтобы оказывать влияние на бессознательные процессы. В своей собственной работе я обнаружил, что скрытые внушения - один из простейших и в то же время самых мощных приемов косвенного воздействия.

    Скрытое внушение может быть словесно выражено разнообразными способами. Обычная процедура состоит просто в том, чтобы, решив, какое внушение вы хотите произвести, включить его в скрытом виде в более обширный речевой контекст. В нижеследующих примерах внушения, имеющие целью вызвать транс (они выделены курсивом), непосредственно включены в простые фразы:

    1) Существует много способов начать погружаться в транс, Дениза.

    2) Помимо всего прочего подумайте о том, как легко вызвать у себя ощущение комфорта.

    3) И вы, Марта, действительно сможете полностью расслабиться.

    Внушение может быть более косвенным, если сознательное внимание субъекта отвлечено на какое-то другое время, место или лицо. Например, гипнотизер может говорить о ком-то другом:

    1) И Питер действительно очень хорошо мог сесть и дать себе погрузиться в транс.

    2) ...И вот я отправился домой и там с головой погрузился в ощущение тепла и уюта...

    Особый вид скрытого внушения - прямое цитирование (Bandler & Grinder, 1975) - может осуществляться таким образом:

    1) И я сказал Мэри: "Почему бы не дать вашему бессознательному поработать за вас?"

    2) А Хэнк обернулся и сказал: "Мне в самом деле кажется, что пора погрузиться в транс".

    Близкая к этому косвенная стратегия состоит в использовании весьма общих высказываний:

    1) И многие люди обнаруживают, что, вырабатывая у себя способность легко и с удовольствием погружаться в транс, они очень многое узнают о себе.

    2) И у каждого человека есть свой собственный способ начать расслабляться и дать своему бессознательному действовать свободно, вызывая гипноз.

    Как показывают многие напечатанные курсивом примеры, содержащиеся в остальной части этой книги, выделяемые таким способом внушения могут применяться весьма широко. Для их выделения могут использоваться любые невербальные каналы - выражение лица, изменение голоса, особенности позы и т.д. Во всех этих случаях применяется одна и та же общая стратегия - скрытые внушения выделяются изменением невербального поведения. Например, вы можете говорить с обычной скоростью и громкостью, а затем, чтобы передать скрытое внушение, перейти на более медленную и тихую речь, может быть, сделать секундную паузу, чтобы оно "дошло", и после этого немедленно вернуться к "обычному" невербальному поведению. Скрытое внушение не должно быть очевидным для сознания субъекта, однако должно быть достаточно значимым, чтобы его обнаружило бессознательное. Чтобы уравновесить эти два требования, необходимо экспериментировать.

    Поскольку скрытые внушения представляют собой незаметные невербальные воздействия, обычно проходящие мимо сознательного восприятия, иногда возникают сомнения при попытке рационально осмыслить их потенциальную эффективность в качестве гипнотической техники. Поэтому прежде чем делать вывод о ценности этой техники, я настоятельно рекомендую вам поэкспериментировать с ней. Я полагаю, вы обнаружите, что большинство людей удивительно восприимчиво к скрытым внушениям, особенно когда их содержание соответствует потребностям и взглядам человека.

    Как я это себе представляю, скрытые внушения оказываются эффективными потому, что они используют стратегии переработки информации, лежащие в центре бессознательного понимания, но на периферии сознательного внимания. В частности, первое в значительной мере пользуется аналоговой информацией - "теми различиями, в которых заключается все дело", как сказал бы Бейтсон (Bateson, 1979), в то время как сознательное понимание в большой мере основано на дискретной (например, вербальной) информации (Watzlawick, Beavin & Jackson, 1967). Поэтому применение скрытых внушений соответствует принципу гипнотической утилизации, требующему доступа к бессознательным процессам в обход сознательных.

    Эта стратегия утилизации может быть применена простейшим образом, как описано выше, или более сложными способами. Эриксон иногда формировал весь ход терапии, вставляя скрытые внушения среди обширных рассуждений на темы, не имевшие отношения к проблеме. Классический пример - его работа с умирающим раковым больным по имени Джо, которого мучали неукротимые боли, не поддававшиеся даже огромным дозам наркотиков (Erickson, 1966a). По просьбе близкого родственника Джо Эриксон согласился попробовать контролировать боли с помощью гипноза, но обнаружил, что Джо терпеть не может даже само слово "гипноз". Вынужденный из-за этого искать способы косвенного воздействия, Эриксон воспользовался профессией Джо - тот всю жизнь занимался цветоводством - в качестве темы разговора, чтобы заставить больного сосредоточиться, время от времени вставляя скрытые команды на погружение в транс и контролирование боли. Нижеследующий отрывок (скрытые внушения выделены в нем курсивом) дает представление о его беседах:

    "Джо, я хотел бы с вами поговорить. Я знаю, что вы цветовод, вы выращиваете цветы, а я сам вырос на ферме в Висконсине и всегда любил выращивать цветы. Я и до сих пор это люблю. Поэтому я хотел бы, чтобы вы сели вот в это уютное кресло, и давайте поговорим. Я хочу много чего вам сказать, только это будет не про цветы, потому что про цветы вы знаете больше, чем я. Это не то, что вам нужно. Теперь я буду говорить, говорить спокойно, и я хочу, чтобы вы тоже спокойно слушали меня. Я буду говорить о растении - о помидоре. Довольно странная тема для разговора? Вам стало любопытно. Почему о помидоре? Вот почему. Вы сажаете помидорное семечко в землю. Вы с надеждой ожидаете, что оно вырастет в целое растение, плоды которого доставят вам удовольствие. Семечко всасывает в себя воду, это ему нетрудно, потому что идут дожди, которые несут мир и покой и помогают расти цветам и помидорам. Это крохотное семечко, Джо, понемногу набухает, потом выдвигает маленький корешок, покрытый корневыми волосками. Вы, может быть, не знаете, что такое корневые волоски, а это такая вещь, которая помогает семечку помидора расти, пробиться из-под земли и превратиться в росток, а вы можете просто слушать меня, Джо, я буду говорить дальше, а вы можете слушать дальше, и вам будет интересно, просто интересно, что вы можете на самом деле узнать..." (Erickson, 1966a; In Rossi, 1980d, pp.269-270).

    Подобные скрытые внушения, обширные и распространенные, повторяющиеся, но поглощающие все внимание, продолжались до тех пор, пока не стало очевидно, что Джо поддался гипнозу, после чего были незаметно введены постгипнотические команды, имевшие целью длительный контроль над болью. Короче говоря, внушение оказалось эффективным, боли у Джо ослабли, а сил прибавилось настолько, что он смог снова перебраться домой. Примерно месяц спустя Эриксон провел с Джо один день - сделав вид, что просто приехал погостить, - за время которого он таким же косвенным образом осуществил новые терапевтические внушения. Облегчение болей у Джо наблюдалось до самой его смерти, наступившей месяца через три после первого посещения Эриксона.

    Анализируя этот и другие случаи, Эриксон (1966а) подчеркивал, как важно: 1) установить нужные взаимотношения; 2) признать и утилизировать сильное желание изменений у пациента; 3) проявить уважение к потребностям и особенностям его личности и утилизировать их; 4) говорить достаточно осмысленно, чтобы в нужной мере сосредоточить и удерживать его внимание. Эти требования, разумеется, справедливы для любой терапевтической ситуации. Когда они выполняются, скрытые внушения становятся могучим косвенным приемом, позволяющим вызвать бессознательные реакции; когда они не выполняются, такие внушения - как, впрочем, и любая гипнотическая техника, - скорее всего, будут отвергнуты бессознательным человека.

    Предвосхищение реакций транса

    Предвосхищение - это высказывание идей, которые неявно предполагаются истинными. Такие идеи содержатся в любых высказываниях. При наведении гипноза они могут быть использованы для сосредоточения внимания субъекта на том, как, когда, где или с кем будет иметь место гипнотическая реакция; тем самым ему косвенным образом внушается предположение, что гипнотическая реакция будет иметь место (Bandler & Grinder, 1975; Erickson & Rossi, 1979). Как показано на рис.6.1, в ходе гипноза такие предвосхищения, предполагая возникновение общей гипнотической реакции, основываются на конкретных возможных ее вариантах.

    Рис.6.1. Два уровня гипнотического внушения

     

     

     

       ,                                               ,                                               ,...,

    В этом заключается основное различие между традиционным и эриксоновским гипнозом. При первом гипнотизер сосредоточивается на конкретных внушениях - например, левитации руки; при втором гипнотизер ориентируется на широкий класс гипнотических реакций - например, на диссоциацию от тела, - и ждет, какую из конкретных возможностей субъект изберет для разработки. Этот последний метод позволяет обойти "сопротивление" и способствует активизации бессознательных процессов клиента в ходе гипноза.

    Один из способов использования гипнотических предвосхищений - вопросительная форма:

    1) Насколько глубоко вы хотели бы погрузиться в транс?

    2) Хотели бы вы погрузиться в транс сейчас или через пять минут?

    3) Хотели бы вы погрузиться в транс, сидя на этом стуле или вон на том?

    4) А знаете ли вы, как легко предоставить вашему бессознательному поработать за вас?

    5) Как вы думаете, как лучше вам погрузиться в транс - сидя или лежа?

    Заметьте, как в такие вопросы вводятся скрытые внушения (выделенные курсивом).

    Гипнотические реакции могут также предвосхищаться и в рамках утвердительных высказываний:

    "И я на самом деле не знаю в точности, как вы начнете погружаться в транс... Вы можете погрузиться в транс с открытыми или закрытыми глазами... Вы можете погрузиться в транс, сознательно думая о том, что вы не сможете это сделать... Вы можете погрузиться в легкий транс, или в средний транс, или в глубокий транс... И мне интересно, какой способ окажется для вас самым подходящим... А погрузитесь ли вы в транс полностью и немедленно или некоторое время подождете, не имеет такого уж значения... Важнее то, что вы способны открыть для себя путь погружения в транс, который лучше всего подходит для вас как личности... Некоторые предпочитают немного расслабиться, ненадолго войти в транс, а потом выйти из него, прежде чем снова погрузиться в него совсем... Другие предпочитают подождать несколько минут и потом погрузиться сразу на всю глубину, погрузиться совсем и сразу... Третьи предпочитают входить в транс и выходить из него, туда - сюда, вверх - вниз, пока в какой-то момент не погружаются совсем и на некоторое время забывают вернуться..."

    Во всех вышеприведенных высказываниях предполагается, что транс будет действительно испытан. Кроме того, они помогают избежать какого бы то ни было противодействия, поскольку: 1) предоставляют субъекту "иллюзорную свободу" (Kubie, 1958) выбора, какую реакцию избрать, и 2) никогда не внушают транс непосредственно. В них также сообщается богатая информация о трансе, которая позволяет клиенту отдавать себе отчет в многообразии возможных ощущений, тем самым снижая вероятность того, что он ограничится попыткой вызвать у себя лишь один их тип.

    Аналогичным образом предвосхищение может использоваться при внушении гипнотических феноменов:

    1) И мне интересно, какая рука у вас начнет подниматься первой - правая или левая.

    2) И я не знаю, вернетесь ли вы назад в шестой класс, или в четвертый, или еще раньше...

    3) И нам обоим интересно, когда ваше бессознательное начнет поднимать этот палец...

    4) И я не знаю точно, какое сновидение изберет ваше бессознательное сегодня ночью, чтобы продолжить интеграцию того, что вы узнали...

    Эти простые высказывания предвосхищают возникновение какого-то конкретного феномена. Но слова гипнотерапевта могут быть более общими и сложными, особенно когда конкретная реакция не возникает немедленно. Нижеследующий пример показывает, что для этого можно использовать более общий феномен диссоциации от тела:

    "И как приятно знать, что в трансе ваше бессознательное способно реагировать независимо, автономно и разумно... И вы можете наслаждаться безопасностью этих ощущений и извлеченными из них новыми знаниями... Ваше бессознательное способно реагировать и проявлять себя множеством разных способов... Поэтому я не знаю, и вы не знаете в точности, как ваше бессознательное проявит свою самостоятельность... Но я знаю, что оно наделено естественной способностью влиять на ваши физические действия разнообразными полезными способами... Например, ваше бессознательное обычно управляет вашим дыханием, которое может быть таким легким и свободным, когда вы автоматически вдыхаете и выдыхаете, вдыхаете и выдыхаете, вдыхаете и выдыхаете... Ваше бессознательное управляет и вашим сердцебиением, и пульсом... И когда вы действительно хорошо, с удовольствием бежите, ваше бессознательное отвечает за то, чтобы ваши ноги автоматически поднимались вверх - вниз, вверх - вниз, в таком приятном ритме... А в трансе эта способность вашего бессознательного может проявиться разнообразными способами... И поэтому я действительно не знаю, как ваше бессознательное физически проявит себя... может быть, оно заставит подняться вашу руку... легко... свободно... непроизвольно... вверх (это произносится с повышением тона)... может быть, это будет ваша правая рука, или левая, или обе сразу... может быть, это начнется всего лишь с подергивания пальцев... может быть, с подергивания руки... Но некоторые люди мыслят более целостно и предпочитают, чтобы их бессознательное заставило подняться всю руку... А другие обнаруживают, что рука давит вниз, так сильно, что кажется, будто она - часть вашего тела и в то же время сама по себе, отдельно от него... Третьи обнаруживают, что действуют отдельно от собственного тела, с восхищением обнаруживают, что, слушая меня здесь, видят его там... И неважно, будет ли это ваш палец, или кисть руки, или вся рука, или все тело, это не имеет такого уж значения... И неважно, давит ли что-то вниз или поднимается вверх, становится тяжелее или легче, или остается таким же, это тоже не имеет значения... Важно то, что вы с радостью и изумлением обнаруживаете способность вашего бессознательного действовать самостоятельно... А если так, то почему бы не предоставить ему преподнести вам сюрприз в виде этой самостоятельности тела... И мне интересно, в чем именно будет заключаться этот сюрприз, когда и как он случится..."

    Эти высказывания демонстрируют прекрасную стратегию, позволяющую вызывать любые гипнотические феномены:

    1) Сначала подчеркните ценность и разумности бессознательного в целом.

    2) Определите общий вид феномена - например, диссоциация от тела, возрастная регрессия, амнезия - в качестве примера возможностей бессознательного.

    3) Приведите естественные примеры этого общего феномена (обычно более сложные, чем вышеприведенный).

    4) Переходите к конкретным гипнотическим проявлениям феномена, охватывая все возможные варианты.

    5) Внушайте, что бессознательное субъекта изберет такое конкретное проявление, которое будет для него наиболее подходящим.

    6) Какая бы реакция ни возникла, примите ее и используйте в качестве основы.

    Эта стратегия оформляет внушенный феномен как благотворный, естественный и знакомый процесс, тем самым значительно увеличивая вероятность того, что клиент захочет реагировать желаемым образом и окажется способным это сделать. Кроме того, при этом опять-таки предполагается, что какой-то гипнотический феномен непременно возникнет.

    Как будет показано позже, иногда между внушением и реакцией на него проходит какое-то время. В таких случаях гипнотизер может по-разному сформулировать внушение и затем перейти к другой теме, продолжая наблюдать и ожидая, когда возникнет внушенный феномен. Как только и если это произойдет, его можно ратифицировать и развивать дальше.

    Можно заметить далее, что, если гипнотерапевт охватит все возможные варианты, вероятность возникновения какого-то из них будет выше. Например, в вышеприведенном примере левитацию руки можно было бы, так сказать, подчеркнуть, если бы было приведено больше примеров, когда рука поднимается сама собой (например, при держании за поручень в автобусе, при поднятии руки в классе), если бы было еще несколько раз повторено внушение левитации руки, если бы было применено скрытое внушение, нацеленное именно на эту реакцию, если бы использовалось повышение тона одновременно с вдохами, чтобы передать ощущение "подъема", и т.д.

    Разумеется, предвосхищение реакции еще не гарантирует, что она возникнет. Гипнотерапевт должен говорить достаточно многозначительно, чтобы клиент был погружен в свои переживания: это повышает возможность реакции и тормозит критическое отношение, побуждающее к логическому анализу высказываний. Кроме того, предвосхищаемая реакция должна соответствовать ситуационным и личностным потребностям данного человека. Например, крайне озабоченный клиент будет, скорее всего, неспособен положительно реагировать на внушение произвести глубокие, долговременные изменения либо сегодня, либо завтра. Аналогичным образом человек, скорее всего, не захочет выполнять команду совершить антиобщественный поступок "либо сегодня, либо завтра". Конечно, существует множество не столь крайних случаев; важно то, что лишь при соблюдении принципов подстройки и ведения предвосхищение окажется гипнотически эффективным.

    Предвосхищать те или иные реакции можно не только так, как было описано выше. Например, таким путем можно добиться выполнения субъектом домашних заданий. В частности, работая с одной погруженной в транс клиенткой, я хотел, чтобы она уселась в ресторане и наблюдала за другими; на протяжении 15-20 минут я объяснял ей, что она должна случайным образом выбрать тех, за кем будет наблюдать. Пытаясь понять, почему выбор должен быть случайным, она была так озадачена, что ей не пришло в голову задаться вопросом, должна ли она делать это вообще. Другому клиенту, мужчине, страдавшему от мигреней, по-видимому, связанных с неспособностью проявлять возмущение, было дано постгипнотическое внушение, чтобы он проснулся среди ночи и ощутил "всю боль мира" в своей левой руке. Я упорно настаивал на том, что это должна быть левая рука, а не какая-нибудь другая часть тела, и он (как и ожидалось) потом сообщил мне, что проснулся с острой болью в правом плече (и без всякой головной боли). В обоих этих случаях предвосхищенная общая реакция оказалась выведенной на периферию (т.е. в бессознательное), благодаря тому что субъект был сосредоточен на каком-то конкретном аспекте реакции. Эта общая стратегия, разумеется, также может быть применена в ходе гипнотического наведения.

    Неопределенные высказывания

    Эриксоновский гипнотерапевт часто прибегает к неопределенным высказываниям, которые производят впечатление вполне конкретных. Такой прием побуждает слушателей вкладывать в подобные высказывания тот или иной конкретный смысл, наиболее соответствующий их личному пониманию и потребностям. Этим достигается несколько важных целей - в частности, ответственность за происходящее перекладывается на клиента; гипнотерапевт получает возможность эффективно руководить клиентом, не зная в точности содержания его опыта, что снижает вероятность навязывания клиенту той или иной стратегии (возможно, для данного случая неподходящей); облегчается доступ к значимым ассоциациям (а это основная цель ассоциативного наведения); наконец, это дает ценную информацию о том, чему клиент придает особо важное значение. Короче говоря, неопределенные высказывания - существенная часть эриксоновского подхода.

    Есть разные виды неопределенных высказываний, которые производят впечатление конкретных. Например, можно использовать неопределенные обозначения событий: "в то давнее время", "тот неожиданный, но приятный сюрприз", "самый глубокий транс, какой вам приходилось испытывать", "то счастливое время много лет назад", "транс", "очень приятное ощущение", "эти важные и поучительные переживания", "то незавершенное, неприятное переживание, которого вы так долго избегали".

    Можно также использовать неопределенные глаголы: "познавать", "переживать", "позволять", "вырабатывать", "затрагивать", "исследовать", "признавать", "осознавать", "начинать", "обнаруживать" и т.д.

    В вашем распоряжении - и неопределенные существительные: "тот ребенок внутри вас, которого вы скрываете столько лет", "определенный человек", "очень хороший друг", "старый враг, который вас преследует", "тот человек, с которым вы так хотите сблизиться", "ваш первый школьный класс", "те глубинные аспекты вашего "я", которые могут способствовать процессу узнавания".

    Каждый из этих примеров представляет собой общий, косвенный способ побудить человека поискать в своей памяти определенную личность, место, событие, предмет или процесс. Произносимые с достаточной убедительностью в рамках гипнотического взаимодействия, эти неопределенные высказывания сосредоточивают клиента на процессах внутреннего поиска, которые заканчиваются получением доступа к вкладываемому в эти слова определенному значению. Поскольку такие значения будут для разных людей различными, использование неопределенных высказываний - прекрасный способ проявить уважение к уникальности каждого человека.

    Неопределенные высказывания могут быть использованы в ходе гипноза для многих целей. Одна из таких целей - получение доступа к связанным с трансом переживаниям в ходе наведения. В сущности, наведение гипноза может состоять из одних только неопределенных высказываний, настолько многозначительных, что они звучат так, будто относятся именно к ключевым личным переживаниям клиента. Нижеследующий отрывок иллюстрирует такую возможность (вопросы в скобках указывают на крайне неопределенный характер их значений):

    "Хорошо, теперь я хотел бы, чтобы вы сделали только одно: приняли ту конкретную позу [какую позу?], которая для вас удобнее всего... И когда вы разрешаете себе [как?] принять эту позу [какую позу?], как приятно знать, что вам становится понятно: состояние транса [какого транса?] может быть достигнуто [как достигнуто?] многими различными способами [какими способами?]... Потому что транс - это состояние обучения [какого обучения?], а раньше вы уже много раз испытывали такие состояния [какие состояния?]... Вы испытывали такие состояния [какие состояния] в детстве [когда в детстве?], и в юности, и уже став взрослым, и дальше всю жизнь вы будете время от времени испытывать такие особые состояния [какие состояния?]... И как приятно знать [откуда знать?], что вы сможете использовать [как использовать?] состояние транса, чтобы исследовать [как исследовать?] испытанные в прошлом состояния обучения [какие?] и позволить [как?] своему бессознательному вызывать [как вызывать?] разнообразные переживания [какие переживания?], важные [почему важные?] и ценные [почему ценные?] для вас как личности... А поэтому почему бы вам не дать себе волю, чтобы исследовать [как исследовать?], в полной безопасности и глубоко интимно, как увлекательно и интересно [почему увлекательно и интересно?] будет погрузиться в транс [как погрузиться в транс?] и научиться познавать себя [как познавать?] на ином уровне опыта [на каком уровне?]... Так что попробуйте просто отпустить себя [как?] и найти тот конкретный способ [какой способ?], или ритм [какой ритм?], тот конкретный ритм, тот конкретный темп [какой темп?] погружения в транс, который больше всего подходит вам [почему подходит?] как личности..."

    Подобные неопределенные и недирективные внушения позволяют человеку вкладывать в них связанный с трансом конкретный смысл, наиболее для него подходящий. В результате за гипнотизером остается его подлинная роль - всего лишь руководить погружением субъекта в транс и наблюдать за ним (Erickson, 1952). Это позволяет также обойти возможное "сопротивление", которое часто возникает, когда конкретные внушения осуществляются слишком прямо и директивно или же оказываются просто несоответствующими уникальным потребностям и представлениям данной личности.

    Неопределенные высказывания могут быть использованы и для подстройки к текущим внутренним переживаниям человека. Как отмечалось в главе 4, гипнотерапевту часто достаточно знать лишь глубину транса, в котором находится клиент, и степень интенсивности его эмоциональных процессов; в то же время гипнотерапевт должен общаться с клиентом так, будто знает конкретное содержание его переживаний, потому что в противном случае клиент почувствует недостаточный раппорт и не захочет полностью дать себе волю. Для этой цели идеальны неопределенные высказывания, производящие впечатление конкретных и основанные на невербальном поведении клиента. Например, субъекту, у которого, по всей видимости, возникает приятное гипнотическое переживание, можно сказать:

     

    "Хорошо... просто отпустите себя, продолжайте испытывать это переживание, зная, что ваше бессознательное способно обеспечить вам чувство безопасности и руководить вами, чтобы вы еще полнее погрузились в это приятное спасительное переживание... Ни я не знаю, ни вы не знаете, куда поведет вас это переживание... Но я знаю, что вы можете позволить себе исследовать его сполна..."

    Такие высказывания можно модифицировать в соответствии с ситуацией, если минимальные сигналы показывают, что клиент выходит из транса, или получил доступ к какому-то неприятному переживанию, или находит что-то смешным, и т.п.

    С этим связан третий случай применения неопределенных высказываний - для подстройки во время транса к внешним сигналам, например к телефонному звонку, звуку пролетающего самолета, шуму играющих на улице детей. Субъект, погруженный в транс, может и не обратить внимание на эти помехи. Однако для верности гипнотизер может в общей форме подстроиться к ним, сказав что-нибудь вроде следующего:

    "И во время транса вы много чего воспринимаете... И как приятно знать, что вы можете позволить себе не обращать внимания на то, что воспринимаете, потому что твердо знаете, что находитесь в безопасности и что все это может помочь вам еще глубже погрузиться в транс..."

    Подобные высказывания позволяют подстраиваться к любым внешним сигналам, воспринимаемым субъектом, но не заставляют его ориентироваться на те сигналы, на которые он не обратил внимания. Поэтому они предпочтительнее конкретных высказываний, которые рискуют нарушить поглощенность человека, не обратившего внимания на те или иные сигналы.

    Еще один случай применения неопределенных высказываний - использовать их как материал для заполнения промежутков, когда гипнотерапевт не знает, что говорить, или хочет дать клиенту некоторое время, чтобы освоиться с тем или иным переживанием, к которому он получил доступ, или вообще с гипнотической реальностью. В такие моменты вполне уместны общие рассуждения (например, о разумности и автономности бессознательного или о приятном чувстве безопасности, которое создает транс). Они дают гипнотизеру время "перевести дух", определить, в каком направлении продвигаться дальше, а субъекту позволяют почувствовать ту огромную пользу, которую могут принести конкретные самоисследования в состоянии транса, руководимые не гипнотизером, а его собственным бессознательным. Возможность использовать общие высказывания для заполнения промежутков часто значительно облегчает положение многих обучающихся, которых беспокоит и тяготит ошибочное представление, будто они должны на протяжении всего времени наведения выдавать непрерывный поток конкретных, наполненных смыслом внушений. Отнюдь не все, что говорит гипнотизер, обязано быть глубокомысленным или точно бьющим в цель; даже если ваши слова всего лишь звучат осмысленно (и если налицо ваше намерение помочь человеку), бессознательное субъекта часто берет на себя все остальное.

    Неопределенные высказывания могут быть также использованы в качестве "мостиков", сглаживающих переходы. Часто для этого достаточно таких общих фраз, как, например:

    "...И поэтому бессознательное может реагировать самыми разнообразными способами... Я приведу вам еще один пример..."

    "Это может происходить и иначе... Например..."

    Как показано на рис.6.2, такие высказывания позволяют гипнотизеру переходить к теме, практически не связанной с предыдущей, особенно благодаря тому, что загипнотизированный субъект, как правило, некритически относится к логическим связям между отдельными темами. Это особенно полезно в начале и в конце метафорических историй, используемых в ходе наведения (о которых пойдет речь в разделе, посвященном рассказыванию историй).

    Рис.6.2. Переход от одной темы к другой

    в процессе разговорного наведения

     

    Общее высказывание-"мостик"

     

     

    Тема А                                                                    Тема Б

    При создании таких мостиков общая стратегия состоит в том, чтобы использовать в качестве точки перехода какую-то черту, объединяющую обе темы. Например, я хочу перейти от разговора о школьном обучении к спорам между взрослыми людьми. Я могу сказать что-нибудь вроде следующего:

    "И кроме всего прочего, эти разнообразные познания, усвоенные в детстве, включают и понимание того, какими разными способами люди вступают во взаимоотношения друг с другом... И это понимание важно, потому что люди действительно могут взаимодействовать самыми разными способами, и приятными, и неприятными. Например, иногда люди принимаются спорить..."

    Таким образом, эта общая черта - "способы взаимодействия" - образует средний термин в процессе перехода от конкретного через общее к конкретному. Из-за огромного обилия возможных общих черт обычно не составляет труда подобрать неопределенное высказывание, позволяющее перейти от одной темы к другой.

    К этому близка шестая возможность - использование неопределенных высказываний для формулировки общих "тем", которые служат системами координат для интеграции различных гипнотических воздействий. В число тем, которыми обычно пользуюсь я, входят следующие:

    1. Транс - естественное явление.

    2. Транс - это состояние обучения.

    3. Транс - это возможность познать самого себя на ином уровне внутреннего опыта.

    4. Транс - это безопасное состояние, к которому вы всегда можете прибегнуть, когда нуждаетесь в поддержке.

    5. Бессознательное разумно.

    6. Бессознательное способно работать самостоятельно.

    7. Ваше бессознательное - ваш союзник.

    Кроме выполнения некоторых упомянутых выше функций (например, заполнения промежутков, наведения мостиков, общих указаний), подробная разработка таких тем может сыграть основную роль в достижении важнейшей цели гипнотерапии - обучения клиента умению доверять своим переживаниям во время транса и своим бессознательным процессам и утилизировать их. Поэтому я стараюсь на всем протяжении наведения вводить такие темы в изобилии.

    Наконец, еще одна возможность - использование неопределенных высказываний для диагностики. Здесь может быть полезным нечто вроде "игры в вопросы", когда гипнотерапевт сначала сосредоточивает на себе внимание клиента, а затем крайне многозначительным тоном перечисляет различные переживания, потенциально важные для терапии. Например:

    "И в вашей жизни есть определенные переживания, которые настоятельно требуют особого внимания... Переживания, которые вызывают у вас чувство особой неуверенности в себе... Возможно, они связаны с вашей женой... (пауза в несколько секунд)... или с ситуацией у вас на работе... (снова пауза)... или с вашими детьми... (пауза)... Это не так уж важно... важно то, что ваше бессознательное способно помочь вам справиться с ними..."

    Пауза после того, как названа каждая конкретная тема, дает возможность активировать любые связанные с ней переживания. Такой процесс доступа можно сделать более интенсивным, если смотреть на клиента выжидающе и вопросительно; это позволяет также подметить минимальные сигналы, свидетельствующие об эмоциональной (т.е. личностно значимой) реакции на предложенную тему. Отсутствие таких сигналов говорит о том, что данная тема не имеет терапевтического значения, и тогда можно назвать другую. Наличие же эмоциональных сигналов (например, изменение дыхания и цвета лица, расширение зрачков) указывает на то, что данная тема имеет какое-то терапевтическое значение. Чтобы получить более конкретную информацию (интенсифицируя при этом вызванное переживание), гипнотерапевт может повторить перечисление различных возможностей, на этот раз ограничившись только темой, вызвавшей отклик. Так, если в вышеприведенном примере клиент эмоционально отреагировал на упоминание о своей жене, гипнотизер может продолжать так:

    "...А взаимоотношения между мужем и женой временами могут быть очень сложными, они могут плохо складываться по множеству причин... например, из-за сексуальных отношений... (многозначительная пауза)... из-за каких-то знакомств... (пауза) ...из-за разногласий по поводу детей..." и т.д.

    Таким путем гипнотерапевт может постепенно добраться до какого-то особо существенного переживания и должным образом его утилизировать.

    Такая "игра в вопросы" - эффективный способ быстрого доступа через переживания к темам, играющим центральную роль в проблемах клиента. Это особенно ценно при работе с клиентами, которые не могут или не хотят сообщить подобную информацию, поскольку таким путем можно избежать вмешательства сознания.

    Конечно, диапазон применения этого способа шире, чем возможность доступа к проблемным темам. Например, с его помощью можно выяснить, какая из ассоциаций детства (например, прозвище, домашнее животное, товарищ по играм, учитель) лучше всего сможет вызвать у человека поглощенность в ходе возрастной регрессии или какой способ достижения транса для данного человека наиболее пригоден. Во всех этих ситуациях гипнотерапевт: 1) в общей форме перечисляет различные варианты, 2) путем наблюдения выявляет те из них, которые вызывают эмоциональный отклик, и затем 3) сужая тематику разговора, сводит ее к этим темам. Такой процесс повторяется до тех пор, пока субъект в ходе гипноза не сосредоточивается на каком-то конкретном переживании.

    Рассказывание историй

    В главе 1 говорилось, что в бессознательных процессах идеи представлены и понимаются в более образном, метафорическом виде, чем в сознательных. Поэтому, чтобы стимулировать бессознательную переработку информации, эриксоновский гипнотерапевт часто прибегает к символическим и метафорическим высказываниям - особенно к таким, которые человек может применить к самому себе. Поэтому основной прием, характерный для эриксоновского метода, - рассказывание историй, которые представляют собой метафоры, поскольку субъект в таких историях не фигурирует, но некоторые важнейшие аспекты истории (например, персонажи, события, темы, цели) имеют отношение к внутреннему опыту субъекта. Так, клиенту, который боится транса, можно рассказать историю про кого-то другого, кто столкнулся с такими же трудностями и успешно их преодолел; человеку, который чересчур спешит погрузиться в транс, - историю про бегуна-марафонца, который слишком быстро "перегорел", или про человека, который страдал преждевременным семяизвержением; человеку, который стремится к приятным ощущениям регрессии, - историю про встречи одноклассников или про какие-нибудь обычные впечатления детства. То, что субъект не фигурирует в таких историях непосредственно, затрудняет сознательное "сопротивление" им, но то, что они имеют к нему отношение, способствует автоматической активации аналогичных переживаний. Это широко распространенный естественный процесс; например, когда вы слушаете рассказ приятеля о том, как он провел отпуск на Гавайях, вам, как правило, вспомнится ваш собственный отпуск на Гавайях или в каком-нибудь аналогичном месте либо что-то еще из вашего прошлого опыта, что имеет к этому отношение. Эта стратегия восприятия применительно к самому себе в действительности весьма функциональна. Как сообщают Бауэр и Гиллиген (Bower & Gilligan, 1979), усвоенная информация, ассоциирующаяся с личными переживаниями, вспоминается гораздо легче, чем усвоенная с применением других основных стратегий обучения. Поэтому истории представляют собой отличный косвенный метод, позволяющий получить доступ к бессознательным процессам в обход сознания.

    С точки зрения терапевтического взаимодействия истории можно рассматривать как третий элемент, который, добавляясь к нестабильной паре, превращает ее в сбалансированную триаду. На рис. 6.3.А гипнотерапевт представляет собой одну точку отсчета, а клиент - другую. При прямом воздействии субъектом отсчета является или гипнотерапевт, или клиент. На этом же рисунке изображен второй вариант, более типичный для традиционной гипнотерапии, и показано, как у клиента создается замкнутый на него контур обратной связи. Это означает, что клиент должен действовать одновременно на уровне интимных переживаний и на уровне внешнего поведения, что усиливает процессы самоконтроля (беспокойство, торможение, защитную установку, потребность следить за собой).

    ---

    Рис.6.3. Структурное различие между прямым и косвенным (метафорическим) воздействием

    А. Прямое воздействие   Гипнотерапевт   Клиент

    Б. Метафорическое воздействие  Гипнотерапевт   Чувственный символ (разделяемый обоими)   Клиент

    ---

    На рис.6.3.Б показано, как косвенное воздействие (например, рассказывание истории) позволяет избежать этого потенциального нарушения равновесия, вводя третью точку отсчета, не являющуюся ни гипнотерапевтом, ни клиентом. Как указывают стрелки, эта метафорическая точка отсчета позволяет клиенту чувственно включаться в межличностное взаимодействие опосредованным (т.е. безопасным) и сбалансированным образом. Таким образом, метафорические истории создают область совместно разделяемого опыта, в которой как гипнотерапевт, так и клиент могут действовать как "часть и в то же время отдельно от" осуществляющегося процесса.

    В ситуации гипноза метафорические истории могут быть использованы для различных целей; настоящий раздел касается главным образом их использования при наведении. Одна из общих стратегий наведения транса с помощью историй состоит в том, чтобы приспосабливать историю к различным аспектам внутреннего опыта клиента (например, его интересам, заботам, текущему поведению). При таком подходе гипнотерапевт сначала определяет терапевтическую цель рассказывания истории (например, сосредоточить внимание, добиться транса, вызвать тот или иной феномен транса). Имея в виду эту основную цель, гипнотерапевт может конструировать возможные истории, погружаясь в межличностный транс и в ходе гипнотического взаимодействия с клиентом дать волю различным образам и ассоциациям, которые приходят ему в голову. Из всего этого богатства продукции бессознательного можно отобрать подходящий образ - например, такой, который имеет отношение к ситуации клиента, способен в достаточной степени сосредоточить на себе его внимание, не слишком похож по своему содержанию на эту ситуацию (потому что наличие чересчур близкой параллели может вызвать вмешательство сознания), не заканчивается катастрофой (например, вряд ли годится история про ядерную войну), не вызовет эмоциональных реакций, не имеющих отношения к желаемым (например, не пытайтесь навести транс у социалиста, восхваляя величие Рональда Рейгана). Этот образ может быть затем развернут в историю, соответствующую цели и особенностям данной ситуации.

    ---

    ---

    Рассказывая историю, хорошо начать с какой-нибудь общей темы или идеи. Например:

    1) И транс - естественное явление, связанное с психологическими процессами, возникающими в самых разнообразных ситуациях... Например...

    2) И бессознательное действительно может действовать независимо... Например...

    3) И транс - это состояние обучения... Мы все многократно испытывали разнообразные состояния обучения... Например...

    4) Теперь, прежде чем вы погрузитесь в транс, вот одна история, о которой вам стоило бы подумать...

    5) А какое отношение все это имеет к трансу? Хорошо, я сейчас поясню то, что хочу сказать, одной историей...

    После этого можно рассказывать историю, приспосабливая ее содержание к переживаниям клиента. Например, некоторые темы можно снова и снова выделять, метафорически подстраиваясь к поведенческим реакциям клиента. Характер изложения истории зависит отчасти от ее назначения в ходе наведения. Она может понадобиться, чтобы вызвать у клиента скуку или отвлечь его сознание, тем самым расчищая путь к достижению транса. С другой стороны, она может по-новому, в позитивном ключе, представить мысли или заботы субъекта, тем самым создавая у него мотивацию на погружение в транс. История может быть использована также для того, чтобы получить доступ к подобным трансу ощущениям клиента. Разумеется, в ходе наведения могут иметь место все эти варианты. Например, один человек очень хотел испытать транс, но побаивался этого. Когда он упомянул о том, что увлекается спортом, это навело на мысль о нижеследующем метафорическом приеме наведения:

     

    Наведение

    Комментарий

     "Хорошо, Фред, сейчас важно, чтобы вы пока еще не погружались в транс совсем... очень важно, чтобы вы держались столько времени, сколько понадобится..."

    Историю предваряют высказывания, которые: 1) позволяют подстроиться к факторам, тормозящим транс, и при этом 2) предвосхищают наступление транса.

    "И поэтому прежде, чем я даже попрошу вас полностью погрузиться в транс, я хочу поделиться с вами одной историей о прогулке на яхте, в которой мне довелось принять участие. Я всегда хотел покататься по бухте под парусом, и я сказал об этом одному своему приятелю, Питеру, и Питер немедленно отозвался, что у его делового партнера Дейва есть прелестная яхта, которую он держит внизу, в порту, и на которой они собираются выйти под парусами в ближайшую субботу..."

    Этого субъекта направил ко мне для лечения трансом один общий знакомый. Приглашение "покататься на яхте" представляет собой метафорический намек на это.

    "Питер тут же пригласил меня отправиться с ними, сказав, что он уверен, Дейв не будет возражать... У меня появилось ощущение некоторой робости, некоторого колебания, некоторого опасения по поводу плавания под парусами по бухте, но я решил, что все это пройдет само собой... по крайней мере, я надеялся, что так будет... и поэтому я быстро принял его приглашение..."

    Происходит подстройка к боязни транса у субъекта и одновременно к его желанию испытать транс.

    "Я проделал все необходимые приготовления к прогулке..." (Дальше я минут 10 описывал различные детали этих приготовлений.)

    Это подробное описание имело целью еще больше отвлечь его сознание и вызвать скуку, тем самым "убаюкивая" его и переводя на более чувственный тип переработки информации - "грезы наяву".

    "Однако приехав в субботу в порт, я почувствовал, что меня охватили беспокойство и тревога... Я не знал, что может случиться. Я боялся расстаться с твердой землей, к которой привык... но я поднялся на борт яхты, и там ждали Дейв и Питер... и Питер казался мне вполне приятным человеком, который знает, что делает, поэтому я понял, что могу чувствовать себя спокойно, потому что капитан в своем деле разбирается..."

    Придя ко мне в то утро, субъект нервничал, боясь "утратить почву под ногами" и утерять связь со своими обычными системами поддержки. В кабинете больше никого не было. Такое несоответствие реальной ситуации имело целью сделать смысл истории не слишком очевидным. Субъекту я, по-видимому, понравился, и через некоторое время он как будто расслабился. Здесь вводится скрытое внушение расслабиться, а также заверение в моей компетентности.

    "Но это, конечно, произошло не сразу... Мы выпили по чашке кофе, поговорили на разные интересные для всех нас темы и смогли установить кое-какой раппорт... И через некоторое время я хотя и все еще нервничал, но был готов на это пойти".

    В этот момент субъект шевельнулся, очевидно, реагируя на мое предыдущее высказывание. Производится подстройка к его нежеланию идти до конца и полностью дать себе волю. Внимание субъекта к этому времени достаточно сосредоточено, и поэтому предпринимается скрытое внушение транса.

    "...Капитан сказал мне, чтобы я просто сел поудобнее, что нет никакой необходимости двигаться или разговаривать, что я могу просто предоставить ему проделать всю работу, а сам могу целиком отдаться созерцанию пейзажей и позволить себе сполна наслаждаться своими ощущениями... Но когда он мне это говорил, я все еще немного нервничал".

    Продолжается подстройка под остающееся у субъекта беспокойство.

    "Он был человек наблюдательный и заметил это. Тогда он сказал: "Я знаю, что вы многого ожидаете от этой прогулки и размышляете о том, что хотели бы от нее получить... И я уверен, что вы, возможно, немного возбуждены... и, может быть, немного боитесь в этом участвовать... Но это нормально..."

    Я внимательно наблюдал за субъектом, у которого в тот момент, когда я давал эти прямые команды погрузиться в транс, появилось туннельное зрение.

    "Я советую вам всего лишь и дальше чувствовать то же самое... дышите свободно, глубоко и с удовольствием, и обратите внимание, как ваши ощущения начинают меняться... Теперь я возьму все управление на себя и буду оберегать  вас от любых опасностей..."

    Субъекту дается команда освободиться от контроля сознания и заверение в полной защищенности.

    "...Все, что вам нужно делать, - это расслабиться и неопровержимо почувствовать, как вы начинаете легко погружаться в приятное состояние". И тогда я понемногу позволил себе начать действительно наслаждаться прогулкой, дал себе волю и стал учиться этому новому способу существования..."

    Производится дальнейшее скрытое внушение транса, и субъект погружается в транс.

     

    Я продолжал рассказывать эту историю еще минут 10. За это время я образно описал различные переживания транса, упоминая в общей форме некоторые приятные ощущения, которые дает морская прогулка под парусом. Я вводил также различные диалоги, служившие для подстройки к внутреннему диалогу субъекта и его ведения. Кроме того, проводилась косвенная подстройка к его текущим реакциям. Например, покачивание головы субъекта из стороны в сторону сопровождалось замечаниями о том, какое удовольствие и чувство защищенности доставляет приятное покачивание судна от ветра.

    Чтобы закончить транс, я описал конец прогулки и наше возвращение на берег. Я вставил прямую речь: "Теперь пора вернуться обратно... пора снова начать ориентироваться в земном мире". Это имело целью восстановить ориентировку у субъекта. Он открыл глаза, улыбнулся, потянулся, зевнул, снова улыбнулся. Затем он сообщил, что довольно быстро настолько погрузился в гипнотическое самоисследование, что больше не обращал внимания на мой голос. После примерно получасовой беседы я его отпустил.

    Пользуясь такими метафорическими историями, имейте в виду, что сам процесс здесь гораздо важнее их содержания. Самая лучшая в мире история не вызовет гипнотических реакций, если слушатель не будет про себя признавать и соглашаться с тем, что можно личностно реагировать на историю. Например, ваша готовность и способность сосредоточиться на переживаниях, вызываемых историей, которую рассказывает вам хороший приятель в непринужденной обстановке, будут, вероятно, значительно большими, чем в том случае, если ту же самую историю будет примерно так же рассказывать вам незнакомый человек, когда вы заняты своими делами. Точно так же во время сеанса гипноза субъект может не захотеть раскрыться и получить доступ к своему личному внутреннему опыту, если он не доверяет гипнотизеру; или же он может оказаться неспособен сосредоточиться на своих ощущениях, нередко из-за назойливого внутреннего диалога, постоянно подвергающего все сомнению, или недостаточно завораживающей манеры говорить у гипнотизера (например, сухой и угрюмой монотонной речи). Поэтому гипнотизер должен сначала создать подходящий контекст, а затем сопровождать свою историю воздействиями, позволяющими адекватно подстраиваться к реакции субъекта и достаточно значимыми, чтобы обеспечить и поддерживать сосредоточение его внимания.

    Если гипнотизер будет иметь в виду эти переменные, он обнаружит, что истории могут играть важнейшую роль в процессе наведения. Они нужны не только для подстройки к сознательным процессам с одновременным получением доступа к бессознательным реакциям, как говорилось выше; к ним можно прибегать для достижения многого из того, что было описано в предыдущем разделе, посвященном неопределенным высказываниям, - например, для заполнения промежутков, для рефрейминга процессов, для выделения общих тем и для выявления терапевтических проблем с помощью модифицированной "игры в вопросы".

    Кроме того, истории в огромной степени помогают вызывать конкретные феномены транса. С этой точки зрения есть отличное тренировочное упражнение - привести 10 естественных примеров каждого из гипнотических феноменов, т.е. обычных повседневных ощущений, связанных с психологическими процессами, проявляющимися в данном феномене. Например, перечислите десять случаев, когда вы к собственному удивлению что-то забывали ("амнезия"); или ощущения, напоминающие левитацию кисти или каталепсию руки (поездка в полном автобусе, держание телефонной трубки, поднятая рука в классе); или случаи "возрастной регрессии" (поездка домой на Рождество, встреча с бывшей возлюбленной, разглядывание старой фотографии). На общем уровне это упражнение показывает, что феномены транса представляют собой естественные процессы; возможно, такой способ осмысления реакций транса более, чем что-либо иное, важен для освоения эриксоновского подхода. На конкретном же уровне это весьма эффективный способ вызвать тот или иной феномен: вслед за неопределенными высказываниями привести какие-то из подобных примеров. Например, начиная вызывать возрастную регрессию, гипнотизер может сказать:

    "И как приятно знать, что бессознательное способно творить такими разными способами... Вы можете исследовать множество разнообразных переживаний в обстановке полной безопасности... И как приятно знать, что ваше бессознательное способно удивить вас, вызвав в памяти какое-то очень давнее переживание, такое переживание, которое вы давно забыли... У каждого из нас бывали такие моменты приятного удивления, вызванного давно забытым воспоминанием... Например..." (и дальше рассказывайте историю).

    При такой стратегии неопределенные высказывания создают для регрессии общий каркас, а затем в виде историй приводятся конкретные примеры, показывающие данный феномен как естественный и знакомый психологичекий процесс. Кроме того, истории дают субъекту время для проявления феномена. А в соответствии с принципами идеодинамики, которые, как вы помните, особенно сильно проявляются в трансе, - конкретные воспоминания, вызванные к жизни историями, способствуют возникновению соответствующего феномена. Поэтому подобные истории представляют собой прекрасный метод, позволяющий косвенным образом вызывать гипнотические феномены.

    Использование ассоциативных якорей

    Современная психология начиналась с простых теорий ассоциации, гласивших, что реакция, связанная с тем или иным раздражителем, в результате повторения будет автоматически возникать при предъявлении этого раздражителя (Hilgard & Bower, 1975). Хотя теоретические объяснения ассоциаций стали с тех пор значительно сложнее и разнообразнее, особенно с недавним появлением когнитивной психологии, тем не менее основные представления об ассоциативных связях все еще лежат в основе большинства теорий научения. В контексте гипнотерапии приведение в действие ассоциативных реакций - важнейший метод наведения транса. В настоящем разделе говорится о том, как выявить и использовать ранее возникшие ассоциации; следующий же раздел посвящен якорям, которые устанавливает гипнотерапевт (т.е. ассоциативным сигналам).

    Для начала рассмотрим весь внутренний опыт с точки зрения соотношений между элементарными идеями. На рис. 6.4 внутренний опыт изображен в виде ассоциативных сетей, помеченных дискретными маркерами (т.е. средствами языка). Каждый ассоциативный комплекс представляет собой многосигнальный, мультимодальный гештальт, который можно рассматривать как событийную структуру. Значение (т.е. смысл) отдельного переживания определяется гештальтом соотношений между различными сигналами и обозначается закрепленными за ним маркерами. Жизненная история человека может быть представлена в виде сложной сети различных взаимосвязанных ассоциативных комплексов, объединяемых общими сигналами-раздражителями и гештальтами более высокого порядка (например, абстрактными понятиями).

    ---

    Рис.6.4. Обобщенное схематическое изображение внутреннего опыта как ассоциативного комплекса

    Название события

    ---

    Для нас сейчас важно то, что утилизационный подход придает первостепенное значение гипнотическим воздействиям, основанным на естественном использовании личностно значимых ассоциаций. Разумеется, не использовать ассоциации просто невозможно, поскольку на них основывается все мышление. Задача гипнотерапевта состоит в том, чтобы выявить те вербальные и невербальные сигналы, которые вызывают у клиента ответные переживания, и затем использовать их как основу терапевтических исследований. С этой точки зрения нужно иметь в виду следующие положения.

    1. Сигнал, вызывающий реакцию, может относиться к любой модальности. Другими словами, сигналом может быть то или иное ощущение, зрительный образ, поза или движение, слово или фраза, человек и т.д.

    2. Ассоциативные сигналы обычно имеют индивидуальный характер. Например, одна женщина получала доступ к чувству защищенности при мысли об игрушечных зверюшках, которые когда-то у нее были; другая испытывала невероятно приятные ощущения, напоминавшие о детстве, когда слышала упоминание о "шоколадках"; один мужчина чувствовал умиротворенность и полноту счастья, думая о своей любимой двухлетней дочери. Конечно, есть и более широко распространенные подобные сигналы - например, детские песенки, прозвища, поглаживание по голове и т.д.

    3. Реакция, вызванная сигналом, может быть как приятной, так и неприятной. Например, разговор о лошадях у одной женщины вызывал чувство удовольствия, связанное у нее с ездой на своем жеребце-чемпионе, другой напоминал об ужасном горе, испытанном, когда пала ее лошадь, а у одного молодого человека пробуждал страшное воспоминание о том, как его укусил пони. При наведении гипноза часто желательно в ходе первоначального обучения клиента ощущению транса вызывать приятные реакции, подчеркивая тем самым, что транс - безопасный контекст для самоисследования. Поэтому гипнотерапевт может в ходе непринужденной беседы выявить эмоциональные реакции на различные ассоциации и затем использовать те из них, которые вызывают приятные реакции, для погружения в транс. (Конечно, такое зондирование может привести в действие и неприятные реакции, в ответ на что гипнотизер может прибегнуть к подстройке и затем ведению в каком-то другом направлении. Исключением являются случаи, когда реакция настолько сильна, что не может быть так легко преодолена, - тогда ее можно утилизировать как основу выработки и утилизации терапевтического транса. Об этом подробнее говорится ниже.)

    4. С помощью ассоциативных сигналов может быть вызван широкий набор реакций, связанных с трансом. Чтобы выявить ассоциативные реакции, можно задавать ряд вопросов, сосредоточивая на них внимание субъекта и внимательно наблюдая за вызываемыми переживаниями. Вот примеры типичных вопросов:

    1) Какие занятия действительно увлекают вас и доставляют вам удовольствие? Кино? Книги? Спорт? Работа?

    2) Что вы делаете, когда хотите отдохнуть и расслабиться?

    3) Какие особо приятные ассоциации возникают у вас, когда я прошу вас припомнить что-нибудь приятное из детства?

    4) Во что вы больше всего любили играть в детстве?

    5) Какие взаимоотношения представляют для вас особую ценность?

    С помощью бесед, включающих в себя подобные вопросы, можно выявить различные значимые ассоциации. Например, недавно в ходе первого сеанса с клиентом я определил следующие индивидуальные ассоциации:

    Внутренняя поглощенность

    чтение газеты по утрам

    слушание джазовой музыки

    смотрение мне в глаза

    Релаксация

    медитация

    послеобеденная прогулка

    массаж

    Безопасность

    уверенность в своих способностях альпиниста

    уверенность в отношениях с женой ("Алисой")

    любовь к своей дочери ("Тине")

    Детское состояние (возрастная регрессия)

    детское прозвище ("Бад")

    игра в скрэббл с братом

    просмотр мультфильмов

    Естественная диссоциация

    просмотр кинофильмов

    сидение в аудитории в пятницу после обеда

    дальние поездки на машине.

    Эти раздражители представляют собой сигналы, открывающие непосредственный доступ к чувственной ткани жизненных ресурсов. Они могут быть использованы в различных целях, в том числе и для гипнотического наведения. Нижеследующий пример показывает, как такие индивидуальные сигналы могут быть включены в естественное наведение, основанное на ценностях и ассоциациях субъекта.

     

    Пример

    Комментарий

    "А теперь, Чарли, я бы хотел, чтобы вы видели, как я сижу здесь, и продолжали смотреть на меня, сидящего здесь, в то время как вы там слышите меня здесь и видите меня здесь из вашего там, обнаруживая при этом так много разных безопасных изменений в ориентации и поддерживая, и углубляя эту безопасность вашего "я"... хорошо... Потому что, Чарли, транс - это чувственный процесс, процесс безопасности, процесс обучения, процесс комфортабельного развития для "я" в "я" посредством "я" для "я" с помощью "я"..."

    Ассоциация внутренней поглощенности со смотрением мне в глаза используется для фиксации внимания как в межличностном, так и во внутриличностном плане; тем самым создается основа для предложения первых высказываний о транса. Как и в большинстве трансов, я сразу же подчеркиваю безопасность, поскольку большинство людей озабочены этим прежде всего. Выделение "здесь" и "там" используется для подчеркивания межличностного контекста как контекста транса.

    "...И с помощью вашего "я", Чарли, вы можете понять, что транс - это возможность безопасного оживления и осмысленной реорганизации познаний... тех познаний и ценностей, которые являются ресурсами и останутся ресурсами в течение всей вашей жизни... а у вас так много различных ресурсов, так много различных познаний, так много различных возможностей, так много различных способов погружаться в транс... хорошо... И вы можете наслаждаться, открывая эти возможности, отпуская себя прямо сейчас и обнаруживая это безопасное и осмысленное состояние транса, возникающее изнутри... ощущая уверенность от подъема на эту вершину своего "я" и вместе со своим "я", Чарли... обеспечивая надежную точку опоры для проявления своего "я"... с той же безопасностью, какую испытываешь, глядя в глаза ребенку, Чарли... с тем же комфортом, какой ощущаещь во время прогулки после хорошего обеда вместе со своей семьей... Все эти ценности и еще другие... в трансе вы можете нсалаждаться этими ценностями и еще другими, с безопасностью и отстраненностью медитации, которая развертывается в естественных ритмах вашего "я"..."

    На чувственном уровне вводится основная идея ("транс - это безопасный контекст для реорганизации"). Ранее выявленные ассоциации с альпинизмом, глазами ребенка, послеобеденной прогулкой и медитацией вводятся для стимуляции реакций расслабления и чувства безопасности. Включение многочисленных ассоциаций помогает также рассредоточить внимание и воспрепятствовать линейной, последовательной когнитивной обработке информации сознанием.

    "...И вы можете дать этой безопасности транса проявиться столь многочисленными способами... Вы можете обнаружить способность вашего бессознательного действовать самостоятельно в соответствии с потребностями вашего цеостного "я"... и, читаете ли вы газету... слушаете ли джаз... глядите ли в глаза мне или вашей маленькой дочери... вы можете чувствовать эту уверенность, как массаж сквозь и внутри безопасного Центра вашего "я"... А массаж - это важное послание, Чарли... Вы можете это почувствовать... напряжение уходит... ассоциации развертываются... ваше глубинное "я" проявляет себя... вы можете это почувствовать..."

    Дальнейшие ассоциации (чтение газеты, джаз, мои глаза, глаза ребенка, массаж) вводятся по ходу основной мысли-послания - предложения дать проявиться более глубоким бессознательным процессам.

    "И вы можете чувствовать эти естественные ритмы своего "я", заложенного еще когда вы были Бадом, - они были в вас, когда вы учились организовывать и реорганизовывать простые познания и понимания в сложные взаимосвязи... Большие буквы "А" и маленькие буквы "а"... большие буквы "Б" и маленькие буквы "б"... большие старшие браться и маленькие младшие братья... и соединять все это вместе новыми способами... и писать свое имя... и составлять из букв новые слова, играя в скрэббл... и ожидание буквы "к" в слове "знак"... и ожидание буквы "ы" в слове "ты"... и понимание в трансе - хорошо, чуть глубже... что простые познания Бада растут... потому что после "знака" следует "ты"... и что транс - это действительно возможность организации и реорганизации ценностей и познаний вашего "я" в соответствии с нынешними потребностями и пониманием этого "я"..."

    Детские ассоциации (изучение алфавита, написание своего имени, старщий брат, игра в скрэббл, прозвище "Бад") используются для разработки основной темы эриксоновского гипноза - о том, что транс представляет собой контекст для реорганизации простейших знаний.

    "...И вы можете почувствовать так много разных вещей, исходящих из этой безопасности вашего "я"... потому что вам знакомы эти приятные и безопасные ценности Алисы в Стране Чудес... И вы можете наслаждаться этой Страной Чудес вместе с Алисой... И почему бы вам не отпустить себя еще больше и не исследовать эту Страну Чудес - разнообразных чувственных ассоциаций... в этой безопасности своего "я", где вы можете действовать независимо от констант пространства и времени... где время и пространство могут изменяться в соответствии с потребностями вашего уелостного "я"... время и пространство как переменные... время изменяется, как тогда, когда вы увлечены фильмом... или сидите на скучной лекции... или ведете машину так далеко и так долго... гипнотическое состояние, когда миля летит за милей... пейзаж изменяется, Чарли... пространство изменяется... время изменяется... вы можете чувствовать это... и ждать и чувствовать и знать и ценить эти развертывающиеся ценности вашего "я", погружаясь еще глубже в это безопасное место между небом и землей..."

    Ассоциация с безопасностью (его жена "Алиса") используется для введения диссоциированного состояния гипнотического самоисследования, не ограниченного пространственно-временными координатами. Диссоциирующие ассоциации (увлеченность фильмом, скучная лекция, "аутогипнотическая" поездка на машине) используются для дальнейшего углубления этого состояния "между небом и землей" или "в Центре своего "я", которое является основным контекстом гипнотерапевтической работы.

     

    Вышеприведенный пример представляет собой один из многих возможных способов использования ассоциаций в гипнотическом взаимодействии. Каждую из этих ассоциаций можно углублять (например, с помощью историй) в зависимости от реакций субъекта и целей гипнотерапии.

    5. Ассоциативные реакции могут быть вызваны прямо или косвенно. И здесь основная идея состоит в том, что на чувственном уровне знания представлены в виде ассоциативных комплексов многочисленных элементов в разных модальностях. Чтобы вызвать определенную реакцию (например, эмоциональные переживания сосредоточенности или безопасности), достаточно лишь выявить индивидуальные сигналы, связанные в результате повторения с этой реакцией. Сила ассоциативных связей, разумеется, будет различной. Сравнительно прямой доступ к желаемым реакциям может быть получен путем отбора сигналов, сильно связанных с реакцией, и включения их в число гипнотических воздействий. Более косвенного доступа к реакциям можно добиться, выбирая слабо связанные с ними сигналы и вводя их в нейтральном контексте. Прекрасный пример этого описан Эриксоном (1964b):

    "Чтобы уяснить себе этот тип накопления минимальных сигналов, вызывающих определенную реакцию, вероятно, можно привести такой очень простой и легко понятный пример. В тот вечер вся семья куда-то ушла. Я был нездоров, но уютно устроился в кресле. Семнадцатилетний Берт вызвался остаться дома, чтобы составить мне компанию, хотя необходимости в этом не было. Он завел со мной непринужденный разговор, в ходе которого припомнил, в какой спешке и суматохе все одевались, завтракали и собирали вещи в прошлом году перед отъездом в отпуск в Северный Мичиган... Затем он упомянул о рыбалке, о ловле лягушек и приготовлении обеда из лягушачьих лапок, о пикнике на пляже и о песке, которым младшие дети умудрились засыпать всю еду, и о лягушке-альбиносе, которую мы нашли в заброшенном карьере.

    После этого он в ярких подробностях рассказал о том, в какой суматохе все покидали летний домик, о забытых вещах, о том, как все оказывалось не на месте, как младшие дети куда-то запропастились, и все бросились их разыскивать, как запирали домик и какими измученными и голодными все мы вернулись в больницу округа Уэйн под Детройтом, где тогда жили.

    В этот момент у меня мелькнула смутная мысль, не предложить ли Берту взять машину и отправиться в гости к какому-нибудь его приятелю, однако она улетучилась, когдла он смеясь стал рассказывать, как его брату Лэнсу на обратном пути ужасно понравилась бабушкина жареная курица. Покатываясь от смеха, он припомнил еще один случай, когда его маленький брат Аллан рассмешил всех, и особенно бабушку и дедушку, тем, что ел, "как бульдозер", т.е. держа тарелку у самого рта и другой рукой методично, не спеша и непрерывно сгребая в рот ее содержимое.

    Мне еще раз, уже более отчетливо, пришла в голову мысль предложить Берту взять ключи от машины и поехать покататься, чтобы я мог спокойно почитать, но я забыл об этом, вспомнив замечание своего отца, сказавшего, что такой способ есть, как у Аллана, - самый эффективный и быстрый.

    Когда мы отсмеялись, Берт заговорил о поездке на ферму моего брата и о том, как трехлетний Аллан никак не мог понять, каким образом мама-курица кормит грудью своих детей, а шестилетняя Бетти-Элис долго и серьезно объясняла ему, что куры - не млекопитающие, а своих детей кормят грудью только млекопитающие. Мы посмеялись по этому поводу, после чего мне в третий раз, на этот раз совершенно явственно, пришла в голову мысль предложить ему на вечер машину, и я понял, почему. Вспоминая все это, Берт каждый раз говорил о приятных и счастливых моментах, связанных с ездой в машине. Однако он ни разу не произнес слово "машина" - он говорил самое большее о "сборах", "путешествии", "поездке в гости", "прогулке к старому карьеру", "дороге к пляжу", "обратном пути из Висконсина" и о поездке на ферму моего брата, и ни разу не произнес слова "ключи" - даже когда вспоминал, как запирали домик.

    Я сразу понял, в чем дело, и сказал: "Отвечаю - нет". Он засмеялся и сказал: "Ну ладно, папа, согласись, что я старался как мог". "Недостаточно, я слишком быстро догадался. Ты чересчур напирал на поездки на машине. Тебе надо было вспомнить про то, как мы ждали у гаража Неда, пока тот починит нашу машину, про Эда Карпентера, у которого я ее купил, про зимнюю рыбалку, на которую мы ездили в машине Эмили, но все равно в машине. Короче говоря, ты ограничился только постоянными косвенными упоминаниями об увеселительных поездках, где неизменно фигурировали мы и только наша машина. Намек был слишком прозрачным. Ты действительно хочешь покататься?" В ответ он сказал: "Нет, мне просто хотелось ради смеха добиться, чтобы ты предложил мне ключи" (In Rossi, 1980a, pp.358-359).

    Сравнивая этот пример с предыдущим, можно видеть, что здесь использованы более косвенные приемы. Косвенный доступ к реакциям, вообще говоря, желательно использовать как можно шире, поскольку сознательные процессы клиента могут мешать переработке на чувственном уровне.

    6. Ассоциативные элементы следует утилизировать в том темпе, какой свойственен данному клиенту. Поскольку общая цель применения ассоциативных сигналов состоит в том, чтобы вызвать ответные переживания, нужно иметь в виду, что степень желания и готовности клиента полностью сосредоточиться на своих переживаниях может быть различной. Например, недавно мне пришлось положить немало труда, чтобы выявить приятные ассоциации у одной моей клиентки. Она выросла в Европе во время второй мировой войны, и у нее было ужасное детство. Судя по ее рассказам, и ее дальнейшая жизнь была немногим лучше: она вышла замуж за буйного алкоголика, почти постоянно испытывала депрессию, с трудом находила себе работу и имела очень мало друзей. С подобными людьми, у которых мало позитивного опыта, я обычно сначала не пытаюсь вызвать какие-то конкретные воспоминания, а вместо этого стараюсь погрузить человека в межличностный транс с ориентацией на меня. Добившись того, чтобы появилось ощущение безопасности и защищенности, ассоциированное со мной, я начинаю понемногу вести клиента через неприятные ассоциативные реакции, которые у него доминируют.

    Выработка ассоциативных взаимосвязей

    Кроме утилизации уже существующих ассоциаций, гипнотерапевт может вырабатывать новые ассоциативные связи в терапевтических целях. Это позволяет ему влиять на то, как, когда и какие переживания возникают по ассоциации. Чтобы эффективно создать такие ассоциативные связи, нужно придерживаться следующих пяти принципов.

    1. Межличностная сосредоточенность и доверие. Значимые ассоциации всегда вырабатываются в рамках определенного контекста. Поэтому важно, чтобы чувственный контекст, определяющий состояние клиента, включал в себя гипнотерапевта - только тогда он сможет успешно выработать ассоциативные сигналы. Это означает, что, прежде чем пытаться якорить те или иные переживания, гипнотерапевт должен сосредоточить на себе внимание субъекта и обеспечить его доверие и раппорт.

    2. Уникальность. Наиболее эффективны такие сигналы-"якоря", которые не привязаны к другим переживаниям во внутреннем опыте человека. Например, обычное рукопожатие, вероятно, не самая удачная метка для того или иного переживания, поскольку оно уже связано с многими другими. Поэтому обычно самые лучшие сигналы - те, которые ассоциируются с гипнотерапевтом: как нейтральные (например, несущее определенный смысл прикосновение к колену), так и необычные (например, пристальный многозначительный взгляд).

    3. Расчистка. В момент установления ассоциативной связи сознание субъекта не должно быть занято ничем другим. Следовательно, перед установлением ассоциативных меток и во время его субъект должен быть поглощен своими внутренними переживаниями (например, погружен в транс).

    4. Выбор времени. Ассоциации между ощущениями вырабатываются лучше всего, если якорь устанавливается на пике переживания. Есть простой способ правильно выбрать такой момент - вызвать желательное переживание с помощью приемов доступа. Применяя тот или иной прием, гипнотерапевт должен тщательно следить за невербальными минимальными сигналами, характеризующими реакции субъекта (например, за дыханием, цветом лица, мышечным тонусом). Изменения этих параметров указывают на получение доступа к переживаниям, и в этот момент устанавливать ассоциативную метку лучше всего.

    5. Обход сознания. Этот принцип основан на том, что в гипнотической ситуации ассоциативные метки лучше всего устанавливать без участия сознания субъекта. При сознательном опосредовании между переживанием и меткой, как правило, вклиниваются присущие субъекту структуры, что делает такие связи бесполезными в гипнотической ситуации. Чтобы эффективно исключить участие сознания, часто лучше всего, чтобы субъект находился хотя бы в легком трансе. Другой подход состоит в том, чтобы отвлечь внимание субъекта в какой-то одной репрезентативной системе (глава 4) - например, в той системе входных сигналов, которую они в наибольшей степени используют сознательно, - и в то же время пометить вызванное ощущение в другой модальности.

    Применяя эти принципы, гипнотерапевт может начать с того, чтобы "расчистить" внимание субъекта, т.е. добиться полной его чувственной сосредоточенности на межличностном процессе. Этого можно достигнуть самым прямым способом - многозначительно глядя на субъекта и сосредоточив на себе его внимание, мягко попросить его обратить внимание вовнутрь. Затем гипнотерапевт прибегает к тому или иному приему доступа (например, к любому из описанных в этой главе); в частности, можно попросить человека припомнить какое-то переживание, характеризующееся чувством комфорта и безопасности, и дать знак кивком головы или поднятием пальца, когда к этому переживанию будет получен доступ. Когда человек дает соответствующий сигнал, гипнотерапевт вводит ключевую метку. Например, он может протянуть руку и особым образом дотронуться до колена субъекта, или же мягко подчеркнуть голосом слова "вот это ощущение безопасности", или, может быть, слегка изменить тон (в соответствии с вызываемым переживанием). Выбранная метка оказывается прикрепленной к данному переживанию, так что впоследствии ее предъявление будет его вызывать. Если этого не происходит, следует попытаться еще раз, используя перечисленные выше принципы.

    Из многих клинических применений метода создания ассоциативных связей здесь будет сказано лишь о нескольких, особенно важных для гипноза.

    1. Наведение транса. Транс можно вызвать, пометив то или иное текущее поведение субъекта ассоциативной меткой как наводящее транс. Прекрасный пример - метод "синхронизации с морганием", при котором моргание ассоциируется у субъекта с погружением в транс. Поскольку моргание - процесс автоматический, естественный и обычно неизбежный, его утилизация неизменно ведет к погружению в транс. Несколько более косвенный вариант метода состоит в том, что то или иное поведение (помимо моргания) обозначается как движения, направленные "вверх" и "вниз", и эти направления синхронизируются с ритмом моргания. Это лучше всего делать в ходе "разговорного наведения", как показывает нижеследующий пример.

     

    Пример

    Комментарий

    "И существует множество способов, которые позволяют достигнуть транса и испытать его... Вы можете сразу погрузиться в транс на всю глубину... а потом на некоторое время снова подняться на поверхность... (пауза в ожидании следующего моргания)... а потом погрузиться вглубь снова, и снова подняться... и снова погрузиться вглубь, и опять подняться..."

    Первый этап состоит в косвенной подстройке к ритму моргания у субъекта. Слово "погрузиться" произносится, когда субъект моргает, а слово "подняться" - сразу после того, как его веки снова поднимутся. Таким путем происходит подстройка к морганию, и оно помечается как связанное с трансом. Кроме того, "погрузиться" произносится с понижением тона, а "подняться" - с повышением.

    "И вы начинаете улавливать тот ритм, который лучше всего позволяет вам испытать все большую безопасность и внутреннюю поглощенность... Неважно, поднимаетесь ли вы вверх или погружаетесь вниз медленно, или поднимаетесь вверх и погружаетесь вниз, поднимаетесь вверх и погружаетесь вниз... поднимаетесь вверх и погружаетесь вниз все легче, без усилий, как будто само собой..."

    Гипнотерапевт начинает постепенно вести моргание субъекта, вводя слово "вниз" и ожидая, когда его веки опустятся. Дается косвенное внушение ускорить ритм моргания с одновременным обозначением его как показателя наступления транса. Гипнотерапевт может по своему желанию далее подстраиваться к морганию субъекта и вести его, моргая сам.

    "...Пока в какой-то момент, когда вы поднимаетесь вверх и погружаетесь вниз, поднимаетесь вверх и погружаетесь вниз, вверх и вниз... так, хорошо... вверх и вниз... и потом погружаетесь в транс на всю глубину и некоторое время остаетесь там, в глубине, погружаетесь на всю глубину в транс СЕЙЧАС!"

    Как только ритм моргания ускорился и стал синхронным с ритмом гипнотерапевта (о чем часто свидетельствует реакция дрожания век), моргание может быть еще более ускорено, чтобы депотенциализировать сознательные процессы. Затем дается выделенное тоном голоса скрытое внушение полностью погрузиться в транс.

    Если глаза у субъекта не закрываются, гипнотерапевт может утилизировать это, просто заметив: "...Как приятно знать, что вы можете погрузиться глубоко в транс с открытыми глазами или с закрытыми", - а затем прибегнуть к другим стратегиям.

     

    При работе с субъектом, который "старается" не погружаться в транс, этот метод синхронизации с морганием можно применить несколько иначе, давая более прямые указания:

    "...И вы можете погрузиться в транс с открытыми глазами, или можете закрыть глаза и погрузиться в транс... и на самом деле неважно, будете ли вы держать глаза открытыми или закроете их, или закроете, а потом опять откроете... так, хорошо... а потом закроете... (пауза в ожидании, когда глаза закроются)... и опять откроете... и опять закроете (пауза в ожидании, когда глаза закроются) ...и откроете... и моргнете... (пауза в ожидании моргания) ...вверх и вниз... (пауза в ожидании моргания) ...вверх и вниз... это неважно... важно, что ваше бессознательное способно научиться погружаться в безопасный и значимый транс при открытых глазах, или же оно может закрыть ваши глаза и погрузиться в транс СЕЙЧАС!"

    В обоих вариантах метода гипнотерапевт обозначает моргание как показатель транса, использует кивки головой, чтобы подкрепить каждое моргание, и вставляет словесные комментарии: "так, хорошо" и "глубже, на всю глубину". В сочетании с полной сосредоточенностью гипнотерапевта на субъекте эти методы эффективно вызывают погружение в транс.

    Разумеется, субъект всегда может отреагировать на это тем, что не станет моргать; в этом случае ему можно предложить держать глаза открытыми как можно дольше. После этого гипнотерапевт может сосредоточить его внимание путем непринужденной беседы при открытых глазах субъекта. Решимость не моргать обычно приводит к одному из двух последствий: 1) моргание рано или поздно начинается непроизвольно, что можно утилизировать как показатель наступления транса; или же 2) моргания так и не происходит, вследствие чего возникает состояние каталепсии глаз, ведущее к гипнотическим реакциям (в частности, каталепсии тела, туннельному зрению и т.п.). Таким образом, любые варианты реакции гипнотерапевт может рассматривать как пути, ведущие к трансу, и спокойно ждать, какой из этих путей предпочтет субъект.

    2. Повторное наведение транса. В ходе курса гипнотерапии, состоящего из многих сеансов, ассоциативные сигналы можно использовать для якорения и повторного наведения транса. Это экономит время, обеспечивает преемственность переживания транса и позволяет гипнотерапевту вызывать состояние гипноза быстро и косвенным образом. Здесь могут быть использованы различные приемы. Например, в тот момент, когда субъект начинает погружаться в транс, гипнотерапевт может менять тональность речи или выражение лица (если глаза субъекта открыты). В ходе последующих сеансов этот сигнал (сигналы) вызовут новое погружение в транс.

    Тональность речи - особенно подходящий якорь для гипнотической ситуации, потому что глаза у субъектов часто бывают закрыты (из-за чего зрительные сигналы оказываются неприменимыми) и субъекты внутренне ориентированы (физическим прикосновением это состояние можно нарушить). Кроме того, большинство людей бессознательно восприимчивы к тональности речи, хотя сознательно почти не отдают себе в этом отчета. Для того чтобы ассоциативно помечать ощущения субъектов, я часто использую до пяти тональностей речи.

    Конечно, возможны и многие другие якоря. Например, субъекта можно попросить при погружении в транс принять определенную позу - скажем, поставить ноги всей ступней на пол, руки свободно положить на колени, взгляд направить на определенный предмет. Еще одна возможность - присвоить состоянию транса какое-то название и затем использовать его для вызывания транса.

    Потенциальная проблема, связанная с применением якорей при повторном наведении, состоит в том, что терапевтическое качество возникающего транса может оказаться не столь высоким, каким оно было бы при использовании более постепенных методов. Другими словами, некоторые клиенты требуют особого внимания и длительного времени, чтобы "поддаться" гипнозу. Получив указание быстро погрузиться в транс, такие клиенты делают это механически - такой транс не имеет терапевтической ценности. (Хороший пример этого - эстрадный гипноз, когда состояния транса, быстро возникающие у некоторых добровольцев, вряд ли можно считать глубоко затрагивающими их личность.) Поэтому якоря повторного наведения, как и все гипнотические техники, должны применяться с учетом параметров терапевтического взаимодействия - например, потребностей данного клиента. Якоря повторного наведения дополняют, но не заменяют других аспектов терапевтического процесса.

    3. Якоря безопасности. Как подчеркивал Эриксон (1952), гипнотического субъекта нужно постоянно оберегать и создавать у него чувство безопасности. Ассоциативные метки, способные обеспечить такой запас защищенности и безопасности, легко доступны в ходе самоисследования под гипнозом. Работая с клиентом, я, как правило, посвящаю значительную часть первоначального самоисследования в трансе выработке ощущения безопасности и установке вызывающих его якорей. Поскольку якоря - сигналы вероятностные (т.е. каждый данный сигнал необязательно оказывает действие), я обычно создаю у клиента много ассоциаций, вызывающих чувство безопасности, особенно если во время самоисследования под гипнозом могут всплыть какие-то травмирующие ощущения. Такая избыточность при создании якорей помогает гипнотерапевту получать доступ к контексту безопасности всякий раз, когда это нужно.

    Якоря безопасности особенно полезны, когда клиент под гипнозом заново испытывает неприятные переживания. Например, одна уважаемая женщина-ювелир подвергалась серьезной угрозе со стороны хулиганов, которые намеревались украсть у нее дорогие украшения. Глубоко погруженная в подобное трансу состояние паники и страха, она спрятала драгоценности там, где, как она сказала, "никто их не найдет". Это высказывание, к несчастью, оказалось точным, поскольку у нее появилась амнезия, и она не могла припомнить, где их спрятала.

    Три года спустя она обратилась ко мне за помощью. Расспросы показали, что попытки нескольких других гипнотерапевтов восстановить ее память оказались неудачными из-за леденящего ужаса, который охватывал ее всякий раз, когда она пыталась это вспомнить. После нескольких тренировочных сеансов я обнаружил, что она - прекрасный гипнотический субъект. Во время одного из трансов я спросил ее, что позволило бы ей восстановить утраченную информацию. Она ответила, что ей нужна "какая-то сильная поддержка и чувство действительной безопасности". В соответствии с этим я с помощью гипноза дал ей возможность получить доступ к тому времени, когда она чувствовала себя в полной безопасности и имела поддержку. Так как она отметила, что ей особенно помогает, когда ее держат за руку, я установил якорь, создав ассоциацию между этим ощущением и пожатием мной ее руки, сказав, что она может сжимать мою руку всякий раз, когда почувствует потребность в большей безопасности.

    Остальное время сеанса было посвящено тренировке в создании ощущения безопасности с помощью пожатия руки. Я ввел постгипнотическое внушение, смысл которого состоял в том, что она будет чувствовать некоторый страх, но приятно удивится, обнаружив, что "этот страх призовет на помощь ваших друзей и приведет в действие ресурсы поддержки, заключенные в вашей ладони". (Говоря это, я слегка сжимал ее руку.)

    На следующем сеансе я снова вызвал у нее транс, держа ее за руку. Гипнотические внушения подчеркивали, что она может наслаждаться "этим все углубляющимся чувством защищенности и безопасности", когда "с удовольствием парит между небом и землей вместе со мной, с моим голосом и рукой"; что будут появляться и исчезать различные образы; что один образ ее особенно заинтересует, потому что это будет "безопасный дар, неожиданное сокровище, сверкающий подарок, который вы сможете открыть и посмотреть, в своем собственном темпе, в своей собственной манере, зная, что в любой момент, когда это понадобится, вы сможете остановиться и лишний раз получить руку помощи". Через некоторое время появился образ драгоценностей, и, сделав по пути несколько "остановок, чтобы собраться с силами" (т.е. возобновить чувство безопасности), она вспомнила, где их спрятала. Таким образом, ассоциативная привязка к состоянию, служившему источником ресурсов, помогла ей заново пережить неприятную ситуацию и справиться с ней.

    "Якоря безопасности" можно установить в любой модальности: это могут быть слова, образы, звуки, ощущения и т.д. Одно из соображений при выборе таких якорей состоит в том, насколько они выдвигают гипнотерапевта на передний план в ощущениях клиента. Хотя конечная цель гипнотерапии - позволить клиенту получать доступ к своим ресурсам и утилизировать их независимо от гипнотерапевта, в начале курса многие клиенты на это еще неспособны. Например, клиенты, глубоко травмированные эпизодами насилия, часто не хотят или не могут дать себе волю в трансе. В таких случаях я устанавливаю якоря безопасности, в большей степени привязанные ко мне, тем самым давая клиенту возможность использовать меня в качестве помощника и проводника. Благодаря этим якорям межличностный контекст на чувственном уровне включает в себя внутриличностный мир клиента (т.е. поддерживает его), и тот получает доступ к дополнительным ресурсам гипнотерапевта. Для этого клиенту можно дать указание во время транса держать глаза открытыми; или же можно время от времени тихо звать его по имени; могут быть использованы и другие якоря, которые связывают вновь переживаемое потенциально травматическое ощущение "тогда" с повышающим чувство собственной ценности взаимоотношением "сейчас". При таком подходе об успехе лечения можно судить по тому, насколько клиент начинает полагаться на свои внутриличностные, а не привязанные к гипнотерапевту якоря.

    4. "Составные части" психологических состояний. Главная задача любой гипнотерапии - дифференциация, т.е. разграничение психологических "составных частей" или состояний, образующих личностный комплекс, с целью позволить им функционировать автономно в рамках интегрального целого. Ассоциативные якоря могут различными способами облегчать этот процесс. Например, их можно использовать, чтобы разграничить желание погрузиться в транс и желание удержать себя от погружения в транс. Эриксон, например, иногда просил клиентов сесть на один стул и переживать все свое "сопротивление" именно на этом стуле, а потом для погружения в транс пересаживал их на другой стул. Таким образом, разные стулья служили якорями для разграничения различных психологических мотиваций.

    Аналогичным образом введение в терапевтические беседы понятий "сознание" и "бессознательное" позволяет разграничить различные процессы переработки информации клиентом - целенаправленные и аналитические, с одной стороны, и более холистичные и чувственные - с другой. Введя такие разграничения, можно далее пользоваться понятиями "сознание/бессознательное" как якорями. Например:

    "Ваше сознание может размышлять о том, что произойдет дальше, а ваше бессознательное - свободно блуждать в мире ощущений и экспериментировать".

    "Ваше сознание может внимательно прислушиваться к моим словам, в то время как ваше бессознательное может сполна откликаться на ваши собственные потребности".

    "Ваше сознание может сомневаться и вести внутренние диалоги... а ваше бессознательное может проявляться осмысленным, неоспоримым образом".

    Таким путем можно добиться того, чтобы оба типа психологического функционирования работали бок о бок, не мешая друг другу.

    Якоря могут быть использованы и для того, чтобы дифференцировать супругов или членов семьи при наличии слияния между ними. Например, работая с одной парой, я начал с того, что усадил их по разные стороны от себя. В ходе общения с каждым из супругов я пользовался различными жестами, позами, тональностями и выражениями, причем сигналы в каждой модальности подчеркивали различия между ними, превращаясь в якоря. Когда в результате моих гипнотических воздействий было достигнуто сосредоточение их внимания, я заметил лежащих на полу двух плюшевых мишек. Положив по мишке каждому из супругов на колени, я зафиксировал их внимание на "душе" этих мишек. В историях про этих мишек, рассказанных во время гипноза, подробно говорилось о трудностях, которые переживали "души" каждого из них в своих взаимоотношениях из-за того, что рядом не было людей, которые помогли бы каждой обрести самостоятельность. Короче говоря, мишки были использованы в качестве якорей, чтобы разграничить и выработать автономность каждого из супругов.

    5. Интеграция "составных частей" или психологических состояний. Потребность в дифференциации уравновешивается потребностью интеграции взаимодополняющих частей в одно системное целое. В этом отношении также могут принести пользу якоря. Один из примеров их применения для интеграции неприятных или незавершенных переживаний - метод "наложения якорей", описанный Бэндлером и Гриндером (Bandler & Grinder, 1982). При этой процедуре сначала получают доступ к неприятному переживанию и снабжают его якорем, который подвергают проверке (путем повторного предъявления). Затем клиента просят вызвать у себя какое-то приятное переживание, противоположное неприятному (т.е. дополняющее его); его тоже снабжают якорем (в виде другого сигнала), который подвергают проверке. Далее клиенту помогают погрузиться в легкий транс, независимый как от того, так и от другого состояния, после чего оба якоря приводятся в действие одновременно, что часто вызывает существенную интеграцию "положительного" и "отрицательного" состояний. В заключение эффективность процедуры проверяется приведением в действие первоначального неприятного якоря. Он должен теперь иметь новый эмоциональный эквивалент; в противном случае процедуру необходимо повторить.

    Например, один клиент обратился за помощью с жалобами на сексуальную несостоятельность. В легком трансе он вызвал у себя пережитое в старших классах неприятное переживание импотенции, когда оказался с девушкой на заднем сиденье машины; на это переживание был установлен якорь в виде прикосновения к его левому колену. Внушение испытать противоположное "положительное" переживание вызвало у него радостное воспоминание о покупке нового автомобиля; на него был установлен якорь в виде прикосновения к его правому колену. Дальнейшее внушение содержало указания "дать себе волю" и "произвести расчистку", и был снова вызван легкий транс, во время которого я одновременно дотронулся до обоих его колен, чтобы привести в действие сразу оба якоря. На фоне интенсивных телесных ощущений ("вспышки", "напряжение в спине") появилось новое переживание: клиент почувствовал, как он смотрит на аккумулятор нового автомобиля и, соединив его "положительный" и "отрицательный" провода, вызывает эйфорическую и ослепительную "вспышку интеграции". Проверка якоря "неприятного переживания" показала, что теперь он стал вызывать ощущение интеграции. Таким обращом, одновременное приведение в действие "противостоящих" якорей породило третий, интегрирующий якорь.

    Репрезентативные системы: подстройка и ведение

    Репрезентативные системы были описаны в главе 4 как когнитивные модальности, используемые людьми для переработки информации. Было отмечено, что иногда человек в той или иной ситуации предпочитает какую-то определенную репрезентативную систему - слуховую, зрительную или кинестетическую, что можно проверить, наблюдая за его вербальными и невербальными поведенческими актами. В ходе наведения транса можно подстроиться к доминирующей репрезентативной системе, пользуясь в первую очередь соответствующими ей образными средствами, после чего приступить к ведению, постепенно подключая другие модальности. Для достижения эффекта полезно помнить, что общее индуцирующее воздействие может быть выражено в различных репрезентативных системах.

    Например, в нижеследующем отрывке наведение начинается в зрительной модальности, а затем подключаются другие системы:

    "Вот вы сидите здесь и смотрите на меня... И вот что я хотел бы сделать - вместе с вами испробовать разные способы, которыми вы можете позволить себе смотреть на меня как можно дольше и в то же время воспользоваться этой возможностью, чтобы исследовать реальности вашего бессознательного... Потому что когда вы сидите здесь, вы можете окинуть взглядом множество разных вещей... Потому что, хотя ваше сознание очень умно, ваше бессознательное намного умнее... Оно может подмечать самые неясные области ваших переживаний и помогать сфокусироваться на них, вводить их в определенные рамки, находить к ним осмысленный подход. Находясь в трансе, вы можете увидеть себя многими разными способами... ваше бессознательное способно пролить свет на такие переживания, на которые вам трудно смотреть лицом к лицу, и прояснить их... А когда вы погружаетесь в глубокий транс, вы можете понять еще и много других вещей... Например, что вы испытывали транс и раньше, не осознавая этого... Например, всякому приходилось, подолгу сидя за рулем машины, в какой-то момент впадать в состояние самогипноза... Вот вы едете в солнечный день по проселочной дороге, вокруг вас красивые пейзажи... но у вас в сознании все начинает плыть... А вы просто дайте себе волю воспринимать все эти чудесные и приятные картины... И при этом вы чувствуете себя так уютно, так хорошо... И как приятно знать, что вы можете обращать внимание только на те свои потребности, на которые важно обращать внимание, чувствовать себя свободно и все больше и больше прислушиваться к своему бессознательному..."

    Для субъекта, ориентированного на кинестетическую модальность, тот же общий ход наведения может быть изменен следующим образом:

    "И вот вы удобно сидите на этом стуле и, дав себе волю, начинаете настраиваться так, как вам приятнее всего... И как хорошо знать, что вы не только можете ощутить вот это ощущение комфорта и наслаждаться им, но еще и можете, чувствуя себя в полной безопасности, с полной несомненностью понять, что эти ощущения могут начать изменяться, доставляя вам удовольствие... Потому что в трансе вы можете испытать множество разных ощущений... и прежде всего можете, чувствуя себя в безопасности, полностью сосредоточиться... сосредоточиться на том, чтобы дать себе волю и начать нащупывать в себе новые и новые бессознательные способности, которые поддержат вас и позволят вам по-новому и по-разному оценить самого себя... И как приятно знать, что вы можете чувствовать себя таким желанным, таким ценимым, таким спокойным... Потому что транс - это на самом деле возможность как будто погладить себя по головке... он позволяет дать себе полную волю и испытать множество разных ощущений... И когда вы свободно отдаетесь течению, все глубже погружаясь в транс, вы начинаете понимать, что с каждым вдохом можете чувствовать себя все свободнее и раскованнее... и каждый вдох усиливает эту раскованность, а с каждым выдохом уходит все неприятное... Вы целиком отдаетесь ощущению уюта, особой теплоты и мягкости... В трансе ваше бессознательное способно перебирать множество разных ощущений... Можете довериться своему бессознательному, оно справится с любой опасностью... Но пока просто наслаждайтесь этим трансом и дайте вашему бессознательному поделиться с вами этим особым ощущением близости к самому себе... Может быть, это будет как особое ощущение из далекого прошлого, когда вы чувствовали полную поддержку, полное сочувствие изнутри... И вы можете услышать слова, которые сопровождали это ощущение... и увидеть образы, с ним связанные... людей из вашего прошлого... их голоса..."

    А к людям, более ориентированным на слуховую систему, можно обращаться так:

    "На самом деле транс - это такой процесс, когда вы настраиваетесь на свое бессознательное и прислушиваетесь к нему, потому что можете услышать от своего бессознательного столько важных вещей... И вот, когда вы слышите мой голос, вы можете просто дать себе волю и сосредоточиться на том, что действительно важно для вас как личности... И на самом деле неважно, прислушиваетесь ли вы сознательно к моему голосу, или к своему собственному, или к тому и другому вместе... Потому что гораздо важнее эта ваша беседа со своим бессознательным... эта ваша способность настраиваться и обращать внимание на те стороны вашего "я", которые важны для вас как личности... Потому что транс - это процесс обучения... И до сих вы уже много чему обучились, и все это вы можете призвать себе на помощь... И вот когда вы просто позволяете своему бессознательному вызывать все эти ощущения под гипнозом так, как оно считает нужным, в его собственной манере, в его темпе, и слышите мой монотонный голос, вы можете подумать: когда же он перейдет к делу? О чем он там говорит? Потому что всегда, когда слушаешь лекцию, когда человек говорит, и говорит, и говорит, трудно не погрузиться в свой особый мир... в свои особые грезы, где вы можете быть наедине с собой... наедине с самим собой и с этим голосом... И хотя мой голос может оставаться с вами, вы можете не обращать на него внимания... Вы можете прислушиваться к тишине, которая окутает вас, как только вы дадите своему бессознательному припомнить какое-нибудь ощущение из прошлого, которое было особенно приятным... и услышите голоса, звуки, мелодии, приятные ноты... и все ощущение, которые с этим связаны... А что вы ощущаете, когда слушаете свою любимую мелодию? И как выглядит ваш любимый музыкант? И как хорошо дать себе волю и углубиться в приятное созерцание этих гипнотических реальностей..."

    В каждом из этих случаев наведения субъект чувственно сосредоточивается, а затем его просят воспринимать свое бессознательное как могучего союзника, позволить возникнуть трансу и затем вызвать какое-то приятное переживание. Вызванное таким путем воспоминание используется для перехода к другим сенсорным модальностям.

    Способность адресоваться к различным образным системам имеет большое значение, потому что неудачная подстройка к доминирующей системе часто не позволяет успешно провести наведение. Например, большинство стандартных процедур наведения не адресованы к внутреннему диалогу и поэтому неэффективны при работе с субъектами, постоянно в него погруженными. Аналогичным образом гипнотерапевту, использующему главным образом зрительные образы, трудно работать с субъектами, которые не ориентированы на визуальную систему. Таким образом, чтобы добиться успеха, гипнотерапевт должнен отдавать себе отчет в индивидуальных различиях когнитивных стилей и приспосабливаться к ним, стремясь к тому, чтобы гипнотическое воздействие было выражено на языке тех образных модальностей, которые соответствуют особенностям субъекта.

    Закрепление и ратификация гипнотических реакций

    Последний способ вызывания и развития состояний транса - закрепление и ратификация текущих реакций в качестве гипнотических проявлений. Под этим подразумевается вербальное и невербальное подчеркивание различных реакций клиента как ведущих к углублению транса и расширению автономности бессознательного.

    1. Закрепление реакций. Этот метод состоит в выделении различных видов поведения и истолковании их как доказательств развития идеодинамических процессов (т.е. возрастающей способности вашего бессознательного действовать автономно в ваших интересах). Применяя этот метод, имейте в виду, что согласно принципу утилизации буквально любой вид поведения может быть использован с целью вызвать транс. Один из типов поведения, пригодный для гипнотического закрепления, - это более или менее бессознательное автоматическое поведение, связанное с текущими процессами, например дыхание, моргание и поза. Закрепления таких реакций можно добиться с помощью высказываний, вводимых в индуцирующую беседу. Например:

     

    Текущие реакции клиента

    Закрепляющие высказывания гипнотерапевта

    Легкое движение пальца

    "Хорошо... И ваше бессознательное способно двигаться к более глубокому трансу и дать знак, что становится все более продуктивным и самостоятельным..."

    Вдох и выдох

    "Хорошо... Ваше бессознательное может то вбирать все в себя, то отпускать, то сжиматься, то расширяться и, следуя этому ритму, все глубже погружаться в транс..."

    Моргание

    "И вы можете погружаться в транс, держа глаза открытыми или закрытыми, открытыми или закрытыми...  вы можете закрывать их, чтобы моргнуть, и открывать, чтобы видеть и наблюдать, как меняется ваше восприятие... закрыть их на время... и  дать вашему бессознательному все это время работать..."

    Немигающий взгляд

    "Хорошо... И ваше подсознание способно безопасно и осмысленно сосредоточить свой взгляд на этих проблемах, следя за тем, как меняется ваше восприятие и чувствуя, как растет ваша безопасность и сосредоточенность..."

    Изменение позы

    "Хорошо... И во время транса вы можете двигаться в таком множестве направлений, испытывать такое множество состояний... так многое исправить... такими разными способами в полной безопасности изменить положение..."

    Вздох

    "Хорошо... И вы действительно можете оставить ненужные заботы и полностью отдаться чувству безопасности и возникающей гипнотической реальности..."

     

    В каждом из этих примеров относительно нейтральная текущая реакция обозначается как метка, свидетельствующая о наступлении гипноза. Подчеркивание ее невербальными средствами способствует усилению чувственной вовлеченности в данную реакцию и тем самым - углублению только что приписанной ей функции гипнотического феномена ("проявления").

    Чтобы добиться успеха с помощью этого метода, гипнотерапевт должен рассматривать подобные реакции как действительно гипнотические по своему характеру. Это лучше всего удается в межличностном трансе, когда гипнотерапевт может чувственно сосредоточиться на простых реакциях как потенциальных трансовых феноменах, а затем задаться вопросом, как и когда в этих реакциях действительно проявятся характеристики идеодинамики и чувственной поглощенности. Как заметил Эриксон, "получаемые вами результаты определяются вашим подходом к пациенту... Если вы хотите с помощью гипноза добиться какого-то результата, вы должны говорить то, что думаете... Весь ваш опыт должен говорить о том, что вы не требуете от ваших клиентов чего-то такого, что было бы выше их возможностей. Когда вы внушаете что-то пациенту, вам надо помнить: "Я знаю, что этот пациент способен вызвать у себя аналгезию - я знаю, что этот пациент способен вызвать у себя анестезию - я знаю, что этот пациент способен вызвать у себя амнезию" (In Rossi, Ryan & Sharp, 1983, p.125).

    Таким образом, эффективность применения метода зависит от желания и способности гипнотерапевта на невербальном уровне осознать эти проявления как потенциально гипнотические и выразить это. Другими словами. гипнотерапевт не только описывает, но и ощущает гипнотическую природу этих видов поведения. Гипноз - это не просто "манера говорить"; это способ создания продуктивного, повышающего чувство собственной ценности внутреннего опыта.

    Гипнотическое закрепление может быть применено и к симптоматическим проявлениям. Повторим еще раз: симптоматические феномены близки к гипнотическим и параллельны им; основное различие состоит в тех контекстах, в каких они проявляются. Отдавая себе отчет в идеодинамической природе симптоматических проявлений как свидетельстве автономности бессознательного, гипнотерапевт предпринимает реконтекстуализацию таких проявлений как терапевтически ценных. Таким образом, симптомы могут служить основой выработки естественного транса. Например, одна женщина обратилась за помощью по поводу своих отношений с мужем. У нее возникало сильнейшее чувство ревности всякий раз, когда ее муж смотрел на другую женщину, даже по телевизору. Ее "стратегия наведения ревности" - инвариантный поведенческий стереотип, который она утилизировала, чтобы вызывать у себя симптоматический транс, - включал в себя интенсивную фиксацию взгляда и возникающее затем туннельное зрение; другими словами, у нее оказалась невероятная способность вызывать у себя изменения восприятия, характерные для гипноза. Закрепив этот навык как доказательство ее общей способности давать волю своему бессознательному, я утилизировал его как средство вызывать терапевтический транс.

    Таким образом, стратегия наведения клиентом симптомов представляет собой в то же время основу для наведения терапевтического транса. И здесь оценка стратегии зависит от контекста взаимоотношений, в котором она осуществляется. Задача гипнотерапевта - создать у клиента состояние безопасности и защищенности, ощущение биологического ритма (например, ровное дыхание, расслабление мыщц) и вызвать намерение повысить чувство собственной ценности: клиент сам предоставляет готовую стратегию наведения; затем гипнотерапевт и клиент совместными усилиями дифференцируют стратегию наведения таким образом, чтобы можно было использовать ее для достижения многих целей.

    2. Ратификация гипнотических реакций. Этот метод близок к методу закрепления; главное различие состоит в том, что в этом случае подтверждаются реакции, уже закрепленные (явно или скрыто) в качестве гипнотических. Один из типов поведения, поддающийся такой утилизации, - это перечисленные в табл.4.2 действия, свидетельствующие о трансе (например, заторможенность движений, речи, изменения характера дыхания и моргания, расслабление мимических мышц). При появлении этих сигналов эриксоновский гипнотерапевт ратифицирует их с помощью простых высказываний - например: "Хорошо... Вы действительно способны дать волю своему бессознательному действовать в ваших интересах..." Это позволяет клиенту увидеть, что гипнотизер откликается на изменения его ощущений; тем самым укрепляются их взаимное доверие и раппорт, а также усиливается и углубляется восприимчивость клиента к гипнозу.

    К самопроизвольно возникающим индикаторам транса близки гипнотические реакции, внушаемые гипнотизером. Такие внушаемые реакции могут быть крайне разнообразными (например, закрывание глаз, расслабление, сигнальные движения пальцев, сосредоточенность на ощущениях). Между внушением и реакцией может наблюдаться временной промежуток (Erickson, 1952). Если же внушаемая реакция не наступает, это следует немедленно истолковать как доказательство возрастающей автономности продуктивности бессознательного.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 14      Главы: <   5.  6.  7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.