Глава 15. СОСТОЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ - Эго, голод и агрессия- Фредерик Перлз - Психология личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.

    Глава 15. СОСТОЯНИЕ ТРЕВОЖНОСТИ

    Среди многих симптомов сдерживания экспрессии при­ступ тревоги заслуживает особого обсуждения. Ни один дру­гой симптом не демонстрирует с такой убедительностью по­требность в адекватной разрядке укупоренной энергии, как приступ тревоги, и еще более явно делает это невроз тревож­ности (реакция в виде тревоги, вошедшая в привычку).

    Вникнуть в динамику тревоги и обрести контроль над специфическими мышечными напряжениями сравнительно просто при условии, что вы будете держать в уме два мо­мента. Первый: возбуждению, лежащему в основе приступа тревоги, необходимо дать полную свободу. К счастью, если вы не любите выставлять напоказ свои чувства, вы можете в достаточной мере разрядиться в одиночку. Но вас не долж­но смущать то обстоятельство, что в течение примерно полу­часа вы будете похожи на «душевнобольного», если вы от­носитесь к тем людям, которые полагают, что любой эмоцио­нальный выплеск должен рассматриваться как самый что ни на есть явный симптом душевной болезни. Хотя выплакаться в объятьях любящего человека доставляет огромное облег­чение, вы можете поплакать и в одиночестве у себя в ком­нате. Вы можете строить рожи перед зеркалом или, впав в настоящее безумство, колотить кулаком по подушке до пол­ного изнеможения. Второй: необходимо превратить «грудной панцирь» в живой орган, соотносящийся со всем организмом в целом — перестроить дыхание.

    В то время как фрейдизм занимался изучением скрыто­го смысла полового инстинкта; Адлер — чувства неполно­ценности; Хорни — потребности в любви; Райх — мышечно­го сопротивления; а сам я — пищевого инстинкта, психоана­лиз дыхания еще должен быть создан. Поверхностное ды­хание и вздохи в состоянии депрессии и хроническое зева­ние в состоянии скуки известны почти так же хорошо, как затрудненность дыхания в состоянии тревоги. Я показал, что такое затрудненное дыхание является результатом конфлик­та между потребностью организма в кислороде и зажатос-тью грудной клетки. Мышцам, расширяющим грудную клетку, бессознательно противодействуют мышцы, ее сужающие.

    Мы можем облегчить приступ тревоги еще до того, как его полностью осознаем. Необходимо лишь воздерживаться от сверхкомпенсации, от того, чтобы «сделать глубокий вдох». Этот глубокий вдох — «полная грудь» — является неправильно понятым идеалом, фетишем нашего общества. Следующая аналогия пояснит то, что я имею в виду: если вы хотите вы­мыть руки и видите, что тазик для мытья рук наполовину за­полнен грязной водой, вы не станете доливать чистую воду в грязную, но сперва выльете грязную воду, а уже затем налье­те чистую. Точно такую же разборчивость и чистоплотность вы должны проявлять и по отношению к дыханию.

    В состоянии возбуждения или тревоги уровень кислоро-дообмена повышен; поэтому остаточный воздух (остающийся в легких после выдоха) содержит больше СО2 (двуокиси уг­лерода), чем в норме. От этого испорченного воздуха надо избавиться прежде, чем содержащий кислород свежий воз­дух в достаточной мере вступит в контакт с альвеолами лег­ких. Поэтому усиленный вдох бесполезен. Отсюда очевидное следствие: сперва попробуйте выдохнуть так сильно, как только сможете. Следующий за выдохом вдох не потребует никаких усилий; он покажется долгожданным облегчением, к которому вы так стремились.

    Часто встречающееся осложнение при тревоге состоит в проецировании как сжатости груди, так и кислородного голодания. Это осложнение называется «клаустрофобией». Кислородное голодание переживается как потребность быть на свежем воздухе, в открытом пространстве, «грудной пан­цирь» — как неспособность оставаться в ограниченном пространстве. Один из моих пациентов, аэромеханик, нахо­дясь в возбужденном состоянии,  не мог оставаться даже в

    ангаре для самолетов, хотя там  не было недостатка в кис­лороде.

    Ортодоксальный психоанализ интерпретирует ограни­ченное пространство как символ матки или вагины. Подоб­ное толкование оказывается верно для некоторых случаев, но мало помогает в деле излечения клаустрофобии. В дан­ном случае нужно:

    (1)  проинтерпретировать проецирование панциря;

    (2)  отдать себе отчет в наличии определенного напряже­ния грудных мышц (панцирь);

    (3)  избавиться от ригидности панциря (обеспечив поступ­ление кислорода в должной мере);

    (4)  выразить закупоренное возбуждение.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   44.  45.  46.  47.  48.  49.  50.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.