Глава 5. ЧУВСТВО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ - Эго, голод и агрессия- Фредерик Перлз - Психология личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44. > 

    Глава 5. ЧУВСТВО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

    Четырехмерное мышление, осуществляющееся в согла­сии с внешним миром, вкупе со способностью отличить внут­реннюю реальность от внешней, является базовым требова­нием умственной гигиены. В ходе нашего тренинга мы до сих пор занимались лишь изолированными упражнениями; начав с двумерных картин, затем мы добавили третье (глубину) и даже четвертое измерения (длительность или временную продолжительность). Необходимо чувствовать данный вре­менной фактор, если мы хотим жить более полной жизнью, т.е. обладать более разносторонним опытом. Самореализация возможна лишь в том случае, если «пространственно-времен­ная осведомленность» пронизывает каждую клеточку нашего существования; в основе своей она представляет собой чув­ство действительности, понимание подлинности настоящего момента и окружающей реальности.

    Не путайте чувство действительности с фрейдовским «чувством реальности». Фрейд противопоставил «импульсив­ное» биологическое поведение потребности в сублимации и отсрочке удовлетворения, требуемой обществом. Но называть способность выдерживать напряженное ожидание перед по­лучением удовольствия «принципом реальности» неточно. Ра­дости и горести и сотни других переживаний в той же мере реальны, что и окружающая среда и способность выносить напряженное ожидание. Даже галлюцинации при белой го­рячке являются психологическими реалиями, хотя их жертва и

    оказывается неспособна делать различия между внешним и внутренним планом реальности.

    Вечно перемещающуюся реальность настоящего момен­та можно уподобить железной дороге, где рельсы будут пред­ставлять продолжительность, а мчащийся поезд — действи­тельность. Непрестанно изменяющийся вид из окна поезда и наши внутренние переживания (мысли, голод, нетерпение) будут в таком случае символизировать «жизнь».

    Чувство действительности означает ничто иное, как осоз­нание того, что любое событие происходит в «настоящем». Я обнаружил громадное количество людей, в основном с «цеп­ляющимся» характером, которые с огромным трудом понима­ли, что это все время меняющееся нечто, ускользающее и бе­стелесное, и есть единственная существующая реальность. Они хотят уцепится за то, что они уже имеют. Они хотят замо­розить поток настоящего, наделить его свойствами прочности и постоянства. Их приводит в замешательство, что та реаль­ность, которая была реальна в один момент времени, исчеза­ет уже в следующую секунду. Вместо того, чтобы жить в на­стоящем, они питают склонность к консервированию настоя­щего при помощи фотографии. Они привязаны к обветшав­шим традициям. Огромные затруднения вызывает у них по­требность переключиться с одной ситуации на другую. Про­будившись, они не могут заснуть; заснув, неспособны про­снуться и встать с постели. Советуясь с врачом, они никак не могут завершить беседу и находят тысячи причин для того, чтобы продлить свой визит.

    Предвкушающий характер, описанный в первой части, в какой-то степени легче справляется с восстановлением чув­ства действительности. Очевидно, он более опытен в вопро­се мышления во временных категориях.

    Большинство контактов между людьми происходит с по­мощью языка. Этот тонкий инструмент, как правило, приме­няется настолько плохо, слова обладают таким множеством значений, что затрудняется понимание даже обыденных со­бытий. Когда А. употребляет некое слово, он может понимать под ним нечто совершенно отличное от того, что понимает под ним Б. Надеюсь, революционная наука семантика, ис­следующая значение значений, найдет путь к избавлению от этого вавилонского смешения языков. Язык — не просто скопление слов, а организованная система значений, скелетом которой служит грамматика. Беспорядок в чувствах и мыслях приводит как к искажению значения, так и к невер­ному использованию грамматики. Понимание значения опре­деленных областей грамматики в значительной мере помо­жет вам в деле избавления от невротической склонности к избеганию.

    Вслед за Расселом мы можем выделить в языке три рода возможностей:

    (1)  Экспрессивное говорение, при помощи которого, как явствует из названия, мы выражаем себя и посредством эмо­циональной   разрядки   совершаем   перемену  в   себе  самом (аутопластическое действие).

    (2)   Целенаправленное  или  убеждающее  (суггестивное) говорение, направленное на внесение изменений в разум дру­гого человека (аллопластическое действие).

    (3)  Описательное говорение.

    Каждая из трех разновидностей языка специфически от­носится ко времени. Экспрессия относится, пусть даже и ка­узально, к настоящему; побуждение, вызывающее экспрес­сию, также должно исходить из настоящего времени, в про­тивном случае экспрессия превращается в описание или ломание комедии.

    Убеждающее (суггестивное) говорение направлено на бу­дущее. Пропаганда, к примеру, нацелена на появление в дру­гих людях желаемых перемен1. Без подобной аллопластичес-кой цели вся метода рекламного дела и подача товара лицом становится бессмысленной.

    Важность различения между аутопластическим и аллоп-ластическим поведением может быть показана на примере двух случаев плача. Если ребенок плачет искренне, его плач вызван болью и по природе своей скорее напоминает реак­цию, нежели сознательное действие (аутопластическое по­ведение). Однако когда избалованная женщина поднимает плач с целью разжалобить своего мужа по поводу того, что ей «нечего носить», нам становится ясна цель ее плача — действия, включенного в поведение; и на самом деле, в дан­ном случае мы говорим о «действовании». Ее цель состоит в том, чтобы добиться перемены либо в его сердце, либо в его кошельке (аллопластическое поведение).

    Описание сильнейшим образом связано с настоящим. Изображение, ситуация должна наличествовать либо в объек­тивной реальности, либо в воображении, иначе описать ее бу­дет невозможно; а для описания нам требуются слова, кото­рыми мы обозначаем реальные вещи и изображения и с по­мощью которых можно снова воссоздать их образы. Поэтому двойной перевод с одного языка на другой легко способен привести к недопониманию, если используются слова с мно­жественными значениями.

    В то время как большая часть животных обладает способ­ностью впечатлять и выражать, в животном царстве не суще­ствует никакого эквивалента описанию. Описание воспроиз­водит события. До наступления эры фотографии словесное описание представляло основной способ, с помощью которо­го люди могли сообщать друг другу фактическую информа­цию. Важность адекватного описания в полной мере призна­ется наукой.

    Для того чтобы его можно было описать, событие должно соответствовать трем условиям: существования, наличия (в окружающем мире или в уме) и реальности (физической или психической). Три эти термина «существующий», «наличеству­ющий» и «реальный» могут быть сжаты в одно слово: «дей­ствительный».

    Детально описывая свои переживания, вы приобретаете способность к наблюдению и к тому же чувство действи­тельности. В теоретической части данной книги я постоянно делал особый акцент на чувстве действительности, на важ­ности понимания того, что нет никакой иной реальности, кро­ме существующей.

    Как можно развить в себе чувство действительности? Для начала вы должны осознать то напряжение, в котором живете. В контакте ли вы с настоящим? Пробудились ли вы к осознанию реальности окружающего вас мира, или же уходите от нее в прошлое или будущее? Для того чтобы извлечь для себя как можно большую пользу от упражнения по осознанию грамматических времен, вам необходимо кри­тически оценить, сколько времени уделяете вы действитель­ной реальности и сколько воспоминаниям о прошлом и предвкушению будущего. Постарайтесь в то же время про­никнуться мыслью о том, что в действительности процесс припоминания или предвкушения отправляется от настояще­го момента и что, направляя взгляд на прошлое или буду­щее, вы делаете это с позиции сегодняшнего дня. Как только вы вполне определитесь с ориентировкой в настоящем, вам не придется долго учиться для того, чтобы начать вос­принимать себя как «пространственно-временное событие». Тренируйте свое чувство действительности, наблюдая стрем­ление ускользать в прошлое или будущее. В то же время проверьте, нарушится ли ваше внутреннее равновесие в том случае, если вы начнете избегать заглядывать в прошлое или будущее.

    Бегство в прошлое сильнее всего характеризует тех, кто нуждается в козлах отпущения. Такие люди никак не могут понять, что, несмотря на все, происходившее в прошлом, на­стоящее принадлежит им, и теперь на них ложится ответствен­ность за исправление всех прошлых ошибок, каковы бы они ни были. Всякий раз когда этим цепляющимся за прошлое людям встречается на пути препятствие, они растрачивают всю свою энергию на то, чтобы жаловаться или находить вне­шние оправдания. «Оправдания стоят не дороже клубники». Поскольку такого рода поиск не может быть успешен, они впа­дают во все более и более глубокую депрессию и недоволь­ство, и для того чтобы завоевать симпатию окружающих, пес­туют разнообразные свои хвори и используют разные трюки. Они могут зайти настолько далеко, что примутся следовать поведенческому паттерну совершенно беспомощного ребен­ка. Психоанализ называет подобное отношение «регресси­ей», но эта регрессия в большинстве случаев является про­стой уловкой, а вовсе не бессознательным событием.

    После того как психоанализ сделал из тавтологической банальности, гласящей, что причину всякого события следует искать в его истории, общее правило, он начал применять его, распространяя на все возможные случаи. Фрейдовская кон­цепция регрессии типичный тому пример. Когда невротик сталкивается с жизненными трудностями, он регрессирует, по утверждению Фрейда, до определенной детской стадии раз­вития, и этот регресс исчисляется чуть ли не годами. По мое­му мнению, то, что на самом деле происходит, лишь изредка бывает регрессом в историческом смысле; фактически же, истинное «Я» пациента, его «слабость», только проявляется бо­лее отчетливо. С него спадает его притворство, гиперкомпен­сации и те достижения, что не стали интегральной частью его личности. Тревожный человек, которому в общем удается выг­лядеть невозмутимо спокойным и собранным, под влиянием стресса сосредотачивается на своих проблемах больше, чем на поддержании имиджа.  Он не регрессирует до состояния

    детской тревожности. Ядро его личности, его истинное «Я», никогда не пребывало в спокойствии; все это время его не­доразвитие никуда не исчезало. Он вернулся к своей истин­ной сущности, возможно, конституционально обусловленной, но не в детство. Если чрезмерно вежливый пациент в ходе психоаналитического лечения начинает яростно ругаться и оскорблять аналитика, каждый аналитик лишь поприветствует такое поведение, поскольку оно является разрядкой подав­ленных эмоций. Пациент, ведущий себя подобно непослуш­ному ребенку, превращает свою латентную враждебность в открытую неприязнь, приоткрывая на мгновение свою истин­ную сущность. Но тот факт, что дети также поддаются присту­пам гнева и употребляют при этом «плохие» слова, не может служить доказательством того, что такое поведение по своей сути инфантильно.

    Это все, что касается приверженности прошлому. Иссле­дование футуристического мышления может еще больше пополнить наше практическое знание о самих себе, как толь­ко мы осознаем основную ошибку, проистекающую от неспо­собности отличать планирование от мечтаний. Футуристи­ческое мышление, по большей части, состоит из разного рода снов наяву. В крайних случаях люди могут проявлять симптомы нахождения в состоянии транса, возвращаясь из путешествий в бессознательное, и с чувством удивления или ужаса замечать, что пока они стояли у зеркала с рас­ческой в поднятой руке, последние две минуты они совер­шенно не отдавали себе отчета в окружающем — их Эго пе­рестало функционировать. Мечтатель убегает от настояще­го в попытке компенсировать фрустрацию. Он не понимает, что его мечты никогда не смогут привести к восстановле­нию в организме равновесия. Он не осознает, что они лишь скрывают фрустрацию, точно так же, как инъекция морфия лишь заглушает ощущения, доставляемые болезненным не­дугом, но не исцеляет его.

    Если вы чувствуете себя «надломленным», вы легко мо­жете уклониться от понимания той истины, что в то время, ког­да в мечтах вам видится крупный выигрыш на скачках, в ре­альности вас вполне удовлетворит банкнота в пять фунтов стерлингов. Сексуальное голодание способно заставить вас мечтать о браке со знаменитой кинозвездой, тогда как в ре­альности вас вполне устроит хорошенькая соседка. Погру­женность в сны наяву, ожидание, надежда на то, что они могут сбыться  ведет к еще большим  разочарованиям  в  реальной

    жизни. Разочарования усилят склонность к мечтаниям, и та­ким образом создается порочный круг.

    В главе, посвященной организмическому балансу, я пока­зал, что организмический минус производит психический + (плюс), но в случае сна наяву вы производите три психичес­ких плюса (+++). Поможет ли вам, если вы станете мечтать о миллионе долларов? Для того чтобы расквитаться с неболь­шими долгами, вам потребуется намного меньше. Прихоти кинодивы, возможно, сделают из вас несчастнейшего чело­века, если вас угораздит жениться на ней.

    Что можно узнать из снов наяву, так это направление ва­ших потребностей. Если вам хочется пролететь от Нью-Йорка до Монреаля (а это означает лететь практически точно на се­вер), вы станете ориентироваться по стрелке магнитного ком­паса, направленной на Северный полюс. Но вы ведь не иден­тифицируете себя с этой целью, не летите на сам Северный полюс, из поведения стрелки вам требуется лишь узнать на­правление. Так же и от снов наяву берите лишь направление, используйте их как подспорье в понимании того, в какой об­ласти сосредотачиваются ваши потребности: в деньгах ли, в любви или в чем-то еще. Сны наяву появляются для того, что­бы указать цель, направленность ваших амбиций, но этим и исчерпывается их польза. Если вы вкладываете слишком много энергии и времени в досужие размышления, вместо счастья вы обретаете псевдосчастье, за которое вам прихо­дится дорого платить разочарованиями и ослаблением функ­ций Эго. С тем, чтобы исцелить подобную дисфункцию, вы дол­жны научиться реорганизовывать свои энергии, встречать не­приятные положения дел, которые, как вам кажется, вы не спо­собны перенести и которые стараетесь превозмочь при по­мощи снов наяву, с открытым забралом. Чувствуйте себя не­счастным по поводу неприятностей; само несчастье пойдет вам на пользу, если вы сможете прочувствовать и выразить его в полной мере. Затем предпримите шаги в направлении, указанном мечтами; начните на самом деле строить те «зам­ки на песке», которые вас так очаровали, но только стройте их на твердой почве. Не довольствуйтесь несуществующими прыжками в несуществующий рай, но сделайте что-нибудь, чтобы связать эти мечты с реальностью. Переведите «невоз­можное» на язык «возможного». Если в мечтах вам хотелось бы стать знаменитым писателем, существует вероятность, что в данной области у вас имеется талант, который необходимо развивать. Если вы воображаете себя великим любовником,

    очевидно, для амурных дел у вас неплохие данные; пере­станьте растрачивать их на кинозвезду, с которой у вас все равно никогда не будет романа, и тогда вы вскоре найдете кого-то, достойного ухаживаний. Если вы грезите о рисова­нии, конструировании или обогащении, предпримите что-либо в этих областях; следуйте указанному направлению, даже если вам придется понизить планку.

    Необходимо, однако, отличать грезы, обрисовывающие идеальную ситуацию, от мечтаний, восславляющих идеал. Данная разновидность идеализма составляет часть комплек­са мегаломании-изгойства и является очень важным призна­ком нашей паранойяльной цивилизации. О вредоносном воз­действии идеализма будет вкратце сказано в последней гла­ве книги. А пока что усвойте одно: чувство действительности подразумевает переживание каждой новой секунды — а не той, что наступила хотя бы и минуту назад!

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 50      Главы: <   34.  35.  36.  37.  38.  39.  40.  41.  42.  43.  44. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.