СТУПЕНИ САМОВОЗДВИЖЕНИЯ. - ЯМР исследованив психологии - Аминева Г.А. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.

    СТУПЕНИ САМОВОЗДВИЖЕНИЯ.

    1. ПСИХОЛОГИЯ ОГНЯ.

    Сэй ис, Рэ-ис.

    Рэ-ис, сэй ис.

    Рэис ул!

     

    Больной, смуглый кряжистый парень, прыгал на раскаленных уг­лях от самовара, как карп на сковородке, и отчаянно причитал вслед за старцем. Рядом пес Раис! С упоением лакает из пиалы. Если он завыл, значит, хворь от больного желтобрюхой блохой пе­рескочила к нему. Отсюда приказ псу - умереть, чтобы снес болезнь на кладби­ще недугов. Потом ему дается приказ воскреснуть. Так и засела в па­мяти эта картинка, как рыболовный крючок на сорочке: зеленый дво­рик в сумерках, поблеивание козлят в сарайчике, запах дыма можжевельника и гости нежданные - загадочный старик-кол­дун со своим не менее загадочным четвероногим другом.

    «Не колдун он вовсе, - говорила мне бабушка, - а один из твоих родичей, от седьмого колена Севидовых. Когда-то твои пра­деды, правоверные сбежали от Ивана-Кахармана (Грозного) в леса при­бельские, другие же пошли на службу к царю, обрусели, боль­ших чинов домогались, а теперь, видишь, скрываются от большеви­ков».

    Не знаю, много ли правды в этом, но снова, как и тогда, всплы­вает доска с родовой Тамгой, ибанайским ромбиком с рогами, как голова уральского лося [1], и этот парень с упрямыми смоля­ными волосами. Пробуждение памяти Рода - главное условие целе­ния. Че­ловек без рода и без племени обречен! Духовный инвалид, он обяза­тельно станет инвалидом физическим. Для спасения ему следует пройти ступени самовоздвижения.

    Об этих ступенях я расскажу позже. А пока, какие же болезни лечили пиротерапевты? То, что я видел и понимаю нынешним умом: неврозы, радикулиты (теперь остеохондрозы), язвенная бо­лезнь, заикание, недержание мочи, порчи, сглазы (в медицине - фо­бии, истерия). Психологическая поддержка при стрессах и опухолях.

    Лечились независимо от национальности: башкиры, мишари, русские, украинцы, удмурты. Помню, один тракторист, из немцев, с потрескавшимися ладонями (псориаз), обращаясь к псу, скакал на углях и кричал:

           При мне пей чай,

    При-ми пе-чаль!

    Пес-пес, сдох!

    Больше в жизни я не видал такого, но тот пес здорово чай хле­бал, только свежей заварки, ароматный, грузинский. А старик мне обьяснял: огонь, как человек. У него есть ум и характер. Одним сло­вом, своя психология. Потому что, сам знаешь, пламя бывает, как царь, как мурза, бушующим, безумным, или, как волхв, как та­биб, спокойным, умиротворяющим. В огне человек гибнет, но огнем мо­жет исцелиться. Может, если пройдет ступени самовоздвижения.

    2. ПОМНИ РОД СВОЙ!

    «В огне человек гибнет, но огнем может исцелиться. Может, если пройдет ступени самовоздвижения», - наставлял меня приез­жий дед азам пиропсихологии, сидя во дворе на бревне. То был ду­ховный мулат, с приличной примесью печенежской крови, но вос­питанный, как он признался, на борщах украинской, славянской культуры. Помните, Володя Высоцкий пел о птице Гамаюн, а дед еще задолго до него любил вирши о ней, и сейчас по прошествии многих лет я в состоянии воспроизвести их в точности только по древне-русским ведам: «Тут ударил Сварог тяжким мо­лотом по го­рючему камню Алатырю, и рассыпались искры по небу. Так создал Сварог силы светлые и свое небесное воинство» [2].

    - Первая ступень самовоздвижения, - умозаключал старик, - па­мять Рода, своего воинства.

    Дремавший дотоле пес поднял голову, навострил уши.

    Ворота скрипуче пропели, появились две женщины, поста­вили на крыльцо нехитрые приношения: кринку сливок, огурцы со­лененькие с вареной картошкой, прикрытой лопухом. Дед:

    - У доктора были? Бюллетень брали?

    Одна:

    - Была, не дал, окаянный. Объясняю, голова раскалывается. Не верит. Голова - не дрова, говорит, раскалываться не может.

    Дед:

    - Соберем тебе голову, матушка. А ты, - обращаясь к другой, - иди сначала на прием. Не хочу я срок схлопотать через тебя. Поль­зую только тех, кому врачи отказали.

    А дальше как в немом кино, быстро шустро. Усадил дед «ма­тушку» на табуретку, приказал подышать, покрутил голову вправо-влево: хруст-хруст! Потянул вверх: хруст-хруст! Пересадил на травку, на паласик, велел сцепить пальцы на темечке, вдыхать-вды­хать и на каждом выдохе склонять голову все ниже и ниже к гру­дине. При этом читать молитву, пока пальцы не склеятся.

    Погладил волосы на лбу, провел от затылка до пяток:

    - Прошла головка?

    - Прошла!

    -А теперь еще раз прочитай молитву, и помяни семь прапра­ба­бушек.

    - Да как же помяну, - смутилась женщина, - коли не знаю?

    - Обязана знать, - строго отвечал старик, - если издохнуть не хо­чешь. Потому как хворушка твоя в наказание, а деткам в назида­ние за твою щербатую память. Слыхала древнюю заповедь: чти отца и мать?

    - Да-да.

    - А почему так сказано?

    - Потому что они родили меня.

    - Не потому, - осерчал дед окончательно. - Вон гусак тоже ро­дит гусят, да век короткий, до осени. А ты человек, мыслить обя­зана. Нынче многие мнят себя образованными да культурными, а на деле тупогляды, потребители духовные. Вот и ты нахваталась, а мудро­сти нет.

    - Да где же ее взять? - обиделась женщина.

    - Грех так-то спрашивать. Загляни в Книгу Ветхого Завета, в «Исход», 20-12: «Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продли­лись дни твои на земле...». Теперь соображаешь, отчего родителей чтить надобно?

    - Да, чтобы жить дольше.

    - Верно, - подхватил старик, успокоившись, - чтобы жить дольше, не хворать, не страдать, близким не досаждать. И, наобо­рот, если воистину ты исцелиться надумал, начинай с воскрешения Рода. Потому как всякий, кто захоронил в памяти Род свой, прежде времени захоронит себя.

    Пес неожиданно рявкнул, и все мы вздрогнули, а старик не­возму­тимо продолжал:

    - Произвожу тебя в духовные поручики, и поручаю немедля обойти родню, выведать все о семи прабабушках, кем были, где схоронены. Вместе с детками написать слова ласковые, могилкам поклониться.

    - А если ничего не вызнаю, и могилы затерялись?

    - О, это худо, - закряхтел дед. - Худо оттого, что попрали вы ве­ликий Закон человеков: память Рода! И все вы за это ответите! Беги же скорей: делай, что в силах. Не в силах - придешь!

    Старик понимал великий Закон как целостность Рода, как био­информационную связь поколений:

    - Над тобой двое, над ними четверо и так далее. Тысяча пред­ков твоих пополам плюс десять породили тебя, и хотя бы один из них не родись, вовек этих яблонь тебе б не дышать!

    И только тогда до меня дошло: этот странник здесь, чтобы вос­кресить свои семь колен, спасти наш Род, и меня в том числе. По­слушайте песню девяностолетнего башкирского поэта-сэсэна [3]:

    Земля, где отец мой стал женихом,

    Где невестою стала мать,

    Где пуповину взрезали мою,

    Где мог я сладость вод испытать!

    Ведь правда, это превосходно жить на этой Земле? А жела­ешь жить дольше - помни Род свой! Первая ступень самовоздвиже­ния.

    3. ПРОБУЖДЕНИЕ АРХЕТИПА.

    - «Memento mori! Помни о смерти!» - наставляли древние рим­ляне. «Желаешь жить дольше - помни Род свой!» - учили бул­гары в старинных суварских медресе, - убежденно повторял старик, как будто сам прослушал проповеди великого Сулеймана ибн Дауда ас Саксини-Сувари и принес с 12 века «Свет лучей - правдивость Тайн».

    - А ну-ка, «цветок сада, порадующий больные души», прой­дите сюда, - говорил дед женщине.

    Он был в хорошем настроении. Еще бы: она восемь лет стра­дала параличом век (блефароспазм). Была инвалидом второй группы, а уже сегодня смотрела на нас большими сияющими, как две яшмы, глазами. Но немного жаловалась на сердце.

    И снова кино:

    - Шустро-быстро марш на табуретку, дышим-дышим!

    Руки согнул в локтях, отвел назад:

    - Вдох - тянем вперед, выдох - назад!

    Покрутил торс вправо-влево: хруст-хруст!

    - Боль ушла?

    -Ушла, ушла, - заторопилась сообщить благодарная паци­ентка.

    И опять, как вчера, пересадил на паласик: «дышать-дышать!» Склеил руки на темечке:

    - Дышать-дышать! Успокоилась! Представила лунную степь. Ржанье коней вдалеке. Холод собачий в ногах, тепло от костра на щеке. Вглядись туда, где луна и холмы. Над холмами предков тени плывут! Мерцают: ясней, то бледней. А лики блаженны, источают любовь.

    Приятная улыбка озарила женщину, щеки зардели. И вдруг мне стало не по себе: меня тоже охватил восторг. Голос деда гулко доно­сился с небес: «Память Рода! Память Рода!» И сверкая, как бу­маж­ный змей, всплыл предо мной архетип Рода моего, Тамга степ­ных племен, и в запахе трав, сквозь рев баранов послышались зна­комые ритмы:

    Пьет джигит из касэ, - вина!

    Азиатскую супит бровь,

    На бедре его скакуна

    Вырезное его Тавро [4].

    Голова приятно кружилась. Очнулся, когда дед тормошил меня за плечо. Дал уголек, и я, и женщина принялись воспроизво­дить Тамгу на доске. Дед пояснил:

    - Всякий раз, когда нервы сдают и вам потребна сила небес, за­зывайте Тамгу. И весь ваш Род вам придет на подсобу!

    И я верил ему, потому что Тамга, как доказал выдающийся врач и психолог К. Юнг [5], - это Архетип, сгусток коллективной бессоз­нательной энергии.

    Улыбнитесь себе - улыбнитесь миру. Вспомните: «Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух сушит кости» (Книга притчей Соломоновых, 17-22). Воссияние Тамги, пробужде­ние Архетипа Рода - вторая ступень самовоздвижения.

    4. ТАНЦЫ НА УГЛЯХ.

    «Веселое сердце благотворно, как врачевство, а унылый дух су­шит кости» (Книга притчей Соломоновых, 17-22). Воссияние Тамги, пробуждение Архетипа Рода, как уже писалось, - вторая сту­пень са­мовоздвижения. Что же тогда третья ступень?

    - Свято место не бывает пусто. Кто не помнит семи дедов своих, положенные им соты в памяти Рода займет Суетная рать. Вот ты, разухабая башка да постылая душонка, жалишься на язву, про­стрел, а то, что душу медовухе продал, память предков предал, утаиваешь, - зло выговаривал старик хромому мужичонке-пасеч­ни­ку, который стоял на коленях, положив грудь на табуретку, свесив вперед голову и руки.

    Старик усердно давил ему позвонки: хруст-хруст. Уложив на траву, скручивал как белье: хруст-хруст.

    - Отпустило?

    - Отпустило, - пялил глаза мужик.

    Вдруг сильнейший шлепок по шее зашатал его. Не давая опом­ниться, дед вопил:

    - Дышать-дышать, христопродавец! Сесть на траву, руки на главу. Дышать-дышать! Душу шмонать! Пальцы склеились - не ото­рвать!

    Больной зашевелился. Но второй мощный удар оглушил его, а старик вновь накинулся, как шершень на муху:

    - Дедов пропил - ведьм купил. Обернись - вон на Лысой горе ко­стры жгут, зелья варят, тебя ждут.

    Старик несколько раз покрутил пасечника на месте, реши­тельно скомандовал: «Пошел, пошел!» и толкнул в раскаленные угли. Глаза мужичка уставились в незримую даль, и он запрыгал, как австра­лийский папуас, повторяя вслед за дедом гимн Нечистой силы:

    Жунжан! Жунжан!

    Мазитан, раухан, гуятун.

    Жунжан.

    Яндра, кулайнеми, яндра,

    Яндра! [1]

    Наконец, угли затоптаны. Больной блаженно опускается на траву. Старик гладит его по голове и дает жесткие команды: «Пить - детей загубить».

    Итак, технология огнехождения:

    1) присядьте на коврик, подышите, сцепите руки на темени.

    2) представьте Родовую Тамгу! Степь и собачий холод в но­гах! Руки расклеить.

    3) еще раз подышите. Взгляд в одну точку и вперед по углям!

    4) команды: память прочная, как канат! стрессы нипочем, как штормы скале! Можно лечебные: пить - бросил! курить забыл!

    5) скажите мысленно: «Чувствую себя превосходно!»

    Естественно, что костер должен быть заранее разожжен. Бе­говая дорожка из углей - ширина 0.5 м, длина - произвольная. Со­блюдать технику безопасности: в дровах, в досках, из которых гото­вятся угли, не допустимы гвозди! Перед дорожкой расстелить мешок хол­щовый, смоченный, для протирания ног. И все же, хотя техноло­гию мы описали полностью, без профессионального медицинского пси­холога лучше эти опыты не проводить.

    В чем же секрет?

    Мне пришли письма. Некоторые утверждают, что между по­дош­вой и углями биоплазма, другие - лептонный газ, третьи - выход в астрал, четвертые - вакуум, пятые - пары пота, шестые - подошвы смазаны особой глиной. Нет, нет и еще много раз нет! Дело в хо­рошо известном нейрофизиологам законе Гоорвега-Вейсса: для воз­буждения биосистем необходимо пороговое время. Вспомните: едешь поездом - промелькнувшие названия станций не поспеваешь прочесть. Слушаешь радио - скороговорку диктора не разберешь. Так и здесь. Попробуйте поджечь кусок кожаного ремня. Увидите, как долго он не затлеет. Выходит, время для ожога исчисляется се­кундой, а для болевой реакции - десятой долей! Вот и весь сказ: если отключить боль, то человек может запросто побежать по раскален­ным углям. Для этого следует немного подышать, отравить мозг ки­слородом, вызвать спазм сосудов ног (отсюда холод, онемение) или вызвать самогипноз. После этого, пожалуйста, спокойно можете танцевать, как булгарские огнеходцы. С каждым последующим ра­зом процедура упрощается, вырабатывается условный рефлекс, и уже с первым вдохом вы способны спорить с огнем.

    Иные пессимисты не верят. Говорят, дело в магическом за­клина­нии «Жунжан!» Ссылаются на выдающегося этнографа И. Са­харова [6]: якобы Жунжан - это «какая-то смесь разнородных звуков языка, никому не известного, и, может быть, никогда нигде быва­лого!»

    Старик-колдун как неожиданно приехал, так неожиданно уе­хал, как он сказал, в Пензу. Но на прощанье я не выдержал и тоже спро­сил у него про Жунжан. Расхихикался дед, и продекламировал с восточно-татарским акцентом: «Слушай, елдаш! Джэннэ-джан, Джэннэ-джан! Мэджит, Райхан! Кая тунгу? Яндыра! Калай мени, яндыра! Яндыра!» И сразу стало ясно, о чем пели ведьмы у костра на Лысой горе, полтора века назад, когда И. Сахаров собирал фольклор, а хмельной казак «подслушал» их голоса: «Бесова душа! Бесова душа! Мазит, Райхан (мужское и женское имя)! Как тут за­мерзнешь? Жгет! Как (раскаленным) железом жгет! Жгет!» Они, эти ведьмы, еще помнили тогда средние века - костры инквизиции.

    В заключение, обращаю внимание: ступеней самовоздвиже­ния не 3, не 33, и не 99! Это для хождения по углям понадобилось не­много. Считаю также крайне важным подчеркнуть: долг ученых ос­вещать подлинные научные и духовные знания, не отрицать не­обычные факты, проникать в их сущность, создать демистификаци­онные творческие программы, показывать людям, что они сильны и что они сами творят свою судьбу и историю.

    Литература.

    [1] Кузеев Р.Г. Происхождение башкирского народа. М.: Наука, 1974. - с. 84.

    [2] Русские веды. Песни птицы Гамаюн. Велесова книга. Рес­тав­рация Б. Кресеня. - М.: Наука и религия, 1992. - С. 13.

    [3] Башкирские богатырские сказки. Под ред. Л.Г. Барага и Н.Т. Зарипова. - Уфа: Башкнигоиздат, 1981. - С. 25.

    [4] Васильев П. Стихотворения и поэмы. - Уфа: Башкнигоиз­дат, 1976. - с. 20.

    [5] Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени. - М.: Про­гресс, Универс, 1994. - 336 с.

    [6] Сахаров И.П. Русское народное чернокнижие. - М.: Эв­рика, 1991. - С. 175.

    Г.А.: Все возможно, ибо, как говорили древние, «прежнее небо и земля миновали» (Откровение, 21-1), а нового неба и новой земли я еще не видел.

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   56.  57.  58.  59.  60.  61.  62.  63.  64.





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.