Приложение 1.ПРИТЧИ О БУЛГАРСКИХ МУЛЛАХ(к сеансам вероанализа). Г.А. Аминев - ЯМР исследованив психологии - Аминева Г.А. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57. > 

    Приложение 1.ПРИТЧИ О БУЛГАРСКИХ МУЛЛАХ(к сеансам вероанализа). Г.А. Аминев

    Уходят друзья, дряхлею и я. И нередко в снах моих в белом платке на трясущемся лбу бабушка моя - абыстай воскресает, и из глубин подсознания бьют ключи поведанных ею древних притчей о булгарских муллах. Думается, многие из них полезны и сейчас, ибо колесо жизни повторяется.

    1.

    Пришли люди к мулле за советом:

    - Тяжко, хэзрэт, как жить?

    Сказал досточтимый:

    - Терпите.

    Терпели-терпели, к другому бегут:

    - Иссякло терпение. Как быть?

    Ответил мулла:

    - Крушите!

    Кровь пролилась, примчались к третьему, и сказал он им:

    - Думайте.

    Но снова вернулись они:

    - Нет проку от наших дум.

    И разъяснил хэзрэт:

    - Нет проку, потому, что вы думаете о дне сегодняшнем, а надо думать о дне грядущем.

    И пояснила бабушка:

    - При Николае десять коров доили, при Сталине и козы лиши­лись. Почему? Коммунистическая вера, возможно, хорошая (да про­стит меня Аллах). Но люди не настолько достойны, чтобы этой ве­рой жить. А потому грядущее ваше - скверно. Коммунисты прежде трижды предадут свою веру, и только после того придет спасение. [Примечание: На сегодня в России коммунисты только раз перекра­сились].

    2.

    Вызвал великий хан муллу:

    - У меня могучая конница. И если расширю я владения мои, ста­нет ли народ мой счастливым?

     - Не знаю, солнцеликий, - ответил мулла.

    - У меня семь сыновей. И если поделю я державу мою на княже­ства малые, станет ли народ мой счастливым?

     - Не знаю, - ответил мулла.

    - Так что же ты знаешь? - вскипел грозный хан.

    - Знаю, что счастье людей размерами империи не определяется

    Прогнали муллу со двора, и собрал он учеников своих:

    - Вспомните, империя Искандара была необъятной и нищей. А страна Эдем крохотной, но цветущей. Посмотрите на Восток, по­смотрите на Запад: это правителям надобно самыми первыми быть. Самый роскошный трон, самый высокий храм, самые шумные по­беды на состязаниях силачей иметь. Аллаху же это не нужно. И тем более простому человеку. Вот почему не бойтесь, что империя раз­валиться. Бойтесь, что рассыплется вера.

    3.

    Пришел к великому хану булгарин - купец:

    - Повели, солнцеликий, в столицу Биляр грека-купца не пускать. Подумай, кому это выгодно, чтоб иноверец у нас торговал.

     Обернулся хан за советом к визирю, и засуетился тот:

    - Не пускать!

    Обратился к мулле, и молвил хэзрэт:

    - Если великий хан удостоил подумать, кому это выгодно, пусть он поразмыслит и над тем, кому это невыгодно, чтобы заморский купец у нас торговал. И разве неясно, что тебе все равно, и мне все равно, а не выгодно это булгарину-купцу, а вера здесь ни при чем. И, если не прав я, побей меня плеткой

    И досталась плетка булгарину.

    Вернулся домой гордый мулла, обступили ученики его. И изрек учитель:

    - Кахарман-лицемер, ища свою выгоду, набивается в друзья и более других о дружбе кричит, а настоящий друг даже о беде своей может умолчать, стесняясь тебя озаботить. Вот почему враг спро­сит, кому это выгодно, а друг подскажет, кому это невыгодно.

    Помнится, бабушка шепотом приводила слова брата своего, ко­торый, навсегда в Турцию отбывая, сказал ей на прощание:

    - Если Валидова и других учителей предателями-нацио­нали­стами назовут, не верь. Тебе прикажут: думать, кому это вы­годно, а ты думай над тем, кому это невыгодно, чтобы учре­ди­лось свободной государство детей твоих!

    4.

    Вызвал великий хан муллу:

    - Взял я заморского грека в визири и, что ни спрошу, он ладит одно: надо с народом посоветоваться. Что скажешь ты, досто­чти­мый?

    - О солнцеликий, - ответил мулла, - если б славные ханы, предки твои, до прихода пророка спросили народ, а верит ли он в Аллаха? И если бы все как один завопили бы - нет! (прости их, Аллах мило­сердный) - ну разве то истина была бы?

    - Что хочешь ты этим сказать?

    Продолжил невозмутимый хэзрэт: - Советы ищут у мудрецов, поддержку - в народе, волю - в себе? И если хочешь обмануть народ - проводи вече. А если хочешь лишиться власти - ищи поддержку у визирей!

    И отправил хан муллу без трапезы.

    5.

    Вернулся хан с победой, но многих воинов потерял. Собрал со­вет:

    - Как утешить жен-матерей и сирот-детей?

    Гаркнул полководец:

    - Дай праздничный салют!

    Добавил визирь:

    - Построй мавзолей. Напиши: «Никто не забыт!»

    - А ты чего молчишь, мулла-хэзрэт?

    - О солнцеликий, - молвил мулла. - Наверное, не ошибусь, если скажу, что Искандар (Александр Македонский) был самый извест­ный человек на Земле. И все его знают, и все его помнят, и мы сей­час с тобой о нем говорим. Но какое дело его костям до наших бе­сед. Оно даже не ведают, что они кости великого македонца. Лю­бите подданных при их жизни, а на том свете есть, кому о них поза­ботиться!

    И снова прогнали муллу со двора.

    6.

    Отправил мулла к визирю лучшего шакерта (ученика) своего на практику. Вернулся тот голодный и плеткой бит.

    - Что случилось? - спросил мулла.

    - Визирю я дал совет, как ты нас учил, - ответил прилежный ша­керт. - Но визирь оказался глупым, побил меня.

    - Это хорошо, - ответил мулла. - Теперь ты знаешь, что не надо давать советов глупым визирям, ибо доводам ученых они не вне­млют.

     На второй день снова отправил мулла ученика своего, но к дру­гому визирю на практику. И вновь вернулся он униженный, битый.

    - Что, опять визирь попался глупый? - спросил мулла.

    - О нет, хэзрэт, визирь умный, и я дал ему совет, как ты нас учил, но он меня также, вместо благодарности, плеткой отхлестал

     - Это хорошо, - продолжил мулла. - Теперь ты знаешь, что не надо давать советов и умным визирям, ибо умных визирей не бы­вает.

    Дэрэс (урок): никогда ни к каким визирям с советом не лезь!

    7.

    Умер холоп, и спрашивает его газраил (архангел):

    - Был ли ты счастлив в том мире?

    Отвечает:

    - Несчастным был потому, что жена досталась сварливая, лошадь - хворая, а земля - каменистая!

    Пока он произносил это, насупились ангелы, и газраил гневно воскричал:

    - Как смеешь ты клеветать на Аллаха! Разве не сотворил Он Землю столь обширной и богатой, что ты шагу дальше носа своего не ступил и не нашел жену - красавицу, коня - доброго и землю цве­тущую?

    Забрал душу у несчастного отправил в ад, а вслед ей приговари­вал:

    - Только иноверцы ленивые сетуют: хорошо там, где нас нет. А если ты настоящий мужчина, джигит, пришпорь коня и скажи себе: рука твоя твердая, глаз верный, только ветер смеет быть впереди тебя!

    8.

    На могиле жены, абыстая, дрогнули губы муллы, и упала слеза крепкой каплей росы на глину. А два сына его чуть поодаль с род­ней, с Бухары, торговались о шелке. Заприметили это шакерты, и спустя кой-то срок обратились к мулле:

    - Мы знаем, хэзрэт, как нежно мархум (усопшая) абыстай лю­били своих сыновей, отказывая себе в необходимом, дорогими по­дарками тешила их и невест. А они не смогли подождать пока ляжет последний комок на могилу, принялись дела обсуждать. Не обидно ли это?

    Ответил мулла:

    - Вы забыли, я вас учил, что можно верит только в три вещи на свете: в милосердие Аллаха, в беспредельную любовь матери к сво­ему ребенку. И еще в то, что ни один ребенок, повзрослев, не вернет матери и тысячную долю забот о нем. Ты видел, чтобы обиделись куры на тучу за дождь, лошадь - на гору за крутую тропу? Нет. Так и на детей обижаться нельзя. Ибо так устроена природа. Даже младе­нец большой эгоист, посмотри: самое нежное творение - женскую грудь- как он хватает и тычется носом, сосет и кусает, а мать улыба­ется только. Так что остается ждать от него, когда он повзрослеет? Вот почему говорю я: у детей своя жизнь, у родителей своя. И ни один ребенок - да пусть он пророком родится - за мать и отца жить не сможет. Так пусть же родители поживут за себя. Но то, что пони­мает ум мужчины, до сердца женщины не дойдет

    9.

    Встретил мулла шакерта любимого в печали.

    - Посмотри-ка на чайку, что кружит над Волгой-Иделью. Есть ли у нее основания для печали? - спросил его хэзрэт.

    - Конечно же, есть, - отвечал прилежный шакерт. - Чайка нырнет раз - вынырнет с рыбкой, нырнет другой раз и вынырнет с пустым клювом.

    - Ошибаешься, - ответил хэзрэт. - Посиди-ка терпеливо на берегу и, возможно, дождешься, как чайка нырнет в тысячу первый раз и больше вообще не вынырнет. Радуйтесь, дети, тому, что у вас есть, радуйтесь и тому, чего у вас нет. Ибо когда-нибудь у вас не станет ни того, ни другого

    10.

    Наставлял визирь сына своего:

    - Не бери за чистую монету все, что мулла говорит. Я, твой отец, советую тебе, не делай людям добра - добром не вернутся. Не делай людям зла - тем паче добром не вернется. Ничего людям не делай. Живи для себя!

    Наставлял полководец сына:

    - Не бери за чистую монету все, что мулла говорит. Ты видишь, когда возвращаюсь из похода, сколько женщин и золота я привожу. И хан и народ меня поздравляют, князья моей славе завидуют! Вот почему твержу я тебе: живи для людей!

    Прослышали это шакерты, ученики мулла. И пришли к нему:

    - Кто же прав, хэзрэт?

    Отвечал учитель:

    - Не верьте чиновникам, что они пекутся о вас, ибо сыну визирь не враг: они живут для себя. Не верьте героям, что они живут для людей, ибо они не матери ваши и живут для славы своей. А потому честно скажите себе: живу сам - даю жизнь другим!

    11.

    Отправились ученики булгарского муллы к соседям-язычникам свое учение нести, но очень скоро вернулись они сникшие, смущен­ные:

    - Нам ли учить их, язычников, досточтимый хэзрэт, если они владеют и булгарским, и тюркским, и греческим, и китайским?

    - А как вы узнали? - спросил их мулла.

    - Ушами своими слыхали, как даже малые дети у них говорят на всех языках мира: сарай, дурак и многое другое.

    И рассмеялся старых хэзрэт над незадачливыми учениками:

    - Если б язычник владел языками, роскошным словом - сарай (у булгар - ханский дворец) он не назвал бы хлев для скота. Уравно­вешенным словом - дурак (у тюрков, братьев наших, - ожидание) не именовал бесноватых. Приятное слово - какос (у греков, друзей на­ших, - хорошо) не превратил в испражнения.

    Пока они так рассуждали. Котенок потребности справил свои в углу медресе. Завидев это, спросили ученики своего учителя:

    - Верующий он или не верующий?

    Ответил мулла:

    - Он не ведает. А потому безгрешный.

    12.

    Вызвали муллу к великому хану на диспут.

    - Этот ученый человек, - сказал хан, - из заморских стран утвер­ждает, что рая нет.

    - О, досточтимый галим (ученый), - обратился мулла, - скажи: легко ли простолюдину на Земле?

    - Нелегко, - отвечал гость.

    - Так почему же ты отнимаешь у него даже то, чего нет?

    Покинул мулла дворец, не пожелав продолжать спор. Обиделись ученики его, и он вразумлял их:

    - До рая земного человек не доживет, а рая божьего, как гость говорит, - нет (да простит Аллах иноверца). Горе народу с такими правителями и с такими советчиками, что способны у подданных отнять даже то, чего нет.

    13.

    Обратился великий хан к мулле:

    - Мы дважды посылали гонцов к язычникам-урусам (русским). С коврами персидскими, с медом булгарским. Может, сабли их лучше вразумят: не хотят они веровать в Аллаха?

    - Ни коим образом, солнцеликий хан, - поспешил ответить мулла. - Ибо на земле все люди верующие. Только одни веруют, что Аллах существует. Другие веруют, что его нет. И если все мы ве­рующие, почему же мы должны ссориться и за Аллаха решать во­прос, касающийся его?

     

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   47.  48.  49.  50.  51.  52.  53.  54.  55.  56.  57. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.