БИОХИМИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ: ПЕПТИДОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬБ.А. Нейман (г. Москва), Г.А. Аминев, Э.Г. Аминев, В.Ф. Иванов, И.Н. Голынец, Г.Ф. Хакимова  - ЯМР исследованив психологии - Аминева Г.А. - Общая психология - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25. > 

    БИОХИМИЧЕСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИ: ПЕПТИДОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬБ.А. Нейман (г. Москва), Г.А. Аминев, Э.Г. Аминев, В.Ф. Иванов, И.Н. Голынец, Г.Ф. Хакимова 

    При изучении биогенетических предпосылок склонности к алко­голизму Р. Уильямс (1969) ввел понятие биохимической ин­ди­ви­ду­альности, которое немедленно было подхвачено тео­ре­тиками диф­ференциальной и медицинской психологии как один из уровней или видов конституции (Ананьев Б.Г., 1971; Акинщикова Г.И., 1976; Мерлин В.С., 1978; Русалов В.М., 1979; Карвасарский Б.Д., 1980; Але­ксандровский Ю.А., 1985; и др.).

    В настоящее время набирает силу молекулярная пептидология (см. Гомазков О.А., 1998; в дальнейшем для удобства приводятся ссылки на этот добротный обзор). Авторы отмечают роль многих нейропептидов в механизмах регуляции поведения. Возникает необ­ходимость теоретически осмыслить возможность использования данных этого направления фундаментальной науки в понимании индивидуальности и в разработке новых технологий исследования механизмов.

    Цель данного сообщения - изложить некоторые подходы к проблеме.

    Теоретический анализ проведем на основе модели внут­рен­него компьютера Б.А. Неймана (1996, 1999), в котор­ой кроме про­граммного и аппаратного блока условно выделим логику и фило­со­фию механизма (Гомазков О.А., 1999).

    Логика механизма.

    Логика понимающей психологии состоит в том, что в ней при построении теории имплицитно прибегают к услугам НЛП (Спаркс М., 1991; Бэндлер Р., 1992; Гриндер Дж., Бэндлер Р., 1995; и др.): до­ба­вля­ют слово «следовательно», и почему- то после этого считают «по определению», что феномен стал понятным. Это отмечается даже в классических работах. Так, постулируется, что вытесненные конфликты создают напря­же­ние (?), разрушают соматику (?), и по­тому возвращение в сознание снимает напряжение (!?), симптомы редуцируются (?) и клиент изле­чи­вается (З. Фрейд).

    Вопросы проставлены авторами этого сообщения в местах, где должны быть установлены конкретные механизмы. Но их нет.

    Логика биохимического, пептидологического и особенно им­мунологического исследования заключается в предположении о на­личии ­известного метаболита или цепочки метаболитов на месте ка­ж­дого вопроса (см. Лесков В.П., Чередев А.Н., Гор­лина Н.Х., Ново­женов В.Г., 1997; Павлович С.А., 1997; Ройт А., 1991). Такой прин­цип мышления хорошо виден в истории откры­тия каскадных меха­низмов комплимента.

    В психологии говорят о регуляции (Конопкин О.А.), в био­хи­мии о целостном регуляторном процессе (Уильямс Р., 1969; Мак-Мюррей У., 1980; Кнорре Д.Г., Мызина С.Д., 1998) и сразу вводят термины «регуляторные пептиды, реактивные пептиды (R. Myers, 1994, см. Гомазков О.А.).

    Очарованных кварков и странных андронов никто не видел, но в физику термин ввели и активно используют (Хелзен Ф., Мар­тин А., 1987). Так же и в биохимии, в регуляторном процессе раз­ли­чают два уровня: биохи­ми­ческий - синтез пептида, фи­зио­логический - реализация эффекта (Ашмарин И.П., Кру­г­ликов Р.И., 1983; Суда­ков К.В., 1985). В свою очередь синтез предполагает «экспрессию мРНК, коди­рую­щей образование предшественника пептида (равно нейромедиатора, трансмиттера) или самого пептида».

    Если воспользоваться языком графов, логику механизма можно представить как цепочку субстратных единиц А, Б, ..., свя­занных стрел­ками причинных отношений: А Þ Б. При этом любая стрелка может быть разбита и вставлены новые субстраты: А Þ А1 Þ Б. Назовем это первичным причинным механизмом. При этом А1и Б могут объединяться в комплекс, после чего А1 расщепляется на сво­бодный А1а и связанный А1б. Первый из них мобилизует А, кото­рый начинает воздействовать на Б, что обеспечивает временное ре­гулирование процесса.

    Второй, более сложный механизм состоит в том, что выделя­ются субстраты Ф (ферменты, энзимы, эстеразы, инги­биторы, су­прес­соры, активаторы и др.), которые влияют на связи субстратов, на наших схемах на стрелки Þ. В психологии подобные механизмы можно назвать мотиваторами и модуляторами (Аминев Г.А., Рос­товский В.П., 1985):

     

    Ф Ø

     ¯

    А Þ Б

     

    Здесь Ф – модулятор,

    А – мотиватор Б.

     

    Таким образом, общая логика исследования выявляет сле­ую­щую цепочку импликаций: Экспрессия гена (ЭГ) Þ Пред­шес­твен­ник пептида (ПП) Þ Пептид (П) Þ Рецептор (Р) Þ Физи­оло­гиче­ский эффект (ФЭ).

    Вместо «пептида» речь может идти о нейромедиаторе и транс­миттере. На всех таких цепочках обнаружены ферменты, ин­ги­би­рующие стрелку ПП Þ П, который именуют еще процессингом. На участке П Þ Р вводятся конвергентные (внутренние или внешние стрелки), т.е. вводятся термины «агонист» (+) и антагонист (-).

    Изложенное означает, что в настоящее время мы можем ста­вить задачи от «логики биохимии» до «биохимии логики» или шире от «философии биохимии» до «биохимии философии», как бы это ни казалось неуместным некоторым философам.

    Философия механизма.

    «Своеобразная «философия» организации биохимико- фи­зи­о­ло­гического процесса сводится к тому, что энзиматический синтез и деградация пептида осуществляются «инструментами» более широ­кого назначения, нежели реализация физиологического акта, осуще­ствляемая на базе высокоселективного рецептора» (Гомазков О.А., 1995, с. 19). Это означает, что каждый пептид действует кон­ер­гентно на разные биохимические рецепторы (см. обзор Herbert J., 1993).

    По гипотезе О.А. Гомазкова (1995) второй важной особен­но­стью организации систем регуляторных пептидов является ре­гио­нарная суверенность их биосинтеза и действия. На основании именно этих положений, нами разработана методика изучения меха­низмов инди­видуальных различий психики по соотношению с вли­я­нием ингиби­торов на нервные окончания (Г. и Э. Аминев, 1999).

    Эволюция механизма. Третья закономерность отражает единые принципы орга­ни­зации биологических систем различного уровня (см. Орбели Л.А.) и проявляется в за­дей­ствованности общих хими­ческих инструментов регуляции, в том числе нейропептидов. Это подтверждается тем, что генные структуры, опо­сре­ду­ющие об­разо­вание пептидов у млекопитающих и чело­века, присутствуют в тка­нях низших форм животных.  Например, открыты: буккалин - пресинаптический модулятор, тормозящий высвобождение АХ; ко­нотоксин (яд моллюска) - блокатор натриевых каналов в скелетных мышцах позвоночных; мастопаран Х (яд оспы) - активатор транс­порта натрия, калия и каль­ция через мембрану, a - конотоксин - блокатор Н- холи­но­ре­цепторов; сциллатоксин - блокатор кальцие­вых насосов.

    Пептидология личности (некоторые предпосылки).

    1. Реактивность ПРА - пептидных регулятором адаптации. Ан­гиотензин - II (сокращенно А-II) является регулятором, который по­лучается из формы А-I под действием фермента АПФ. Этот про­цес­синг ингибируют АПФ каптокрил, тахикинин, бради­кинин. И, сле­до­вательно, высокая реактивность биомембран и ССС на эти препа­раты является биохимическим предиктором снижения адапта­цион­ных возможностей человека. Удобство тахикинина в простоте реги­страции эффекта по РЭГ (реактивности сосудистого тонуса).

    Рецепторы А-II обозначают через АТ1 и АТ2. Антагонистом первого является лозартан, и, следовательно, он может быть предик­тором адаптационного потенциала. Таким образом, состояние ПРА- механизмов адаптации мо­ж­но изучать по реактивности на капто­прил.

    2. Реактивность НК- систем. Нейрокинины - разновидность тахикининов, имеющих гетерогенные рецепторы: NK1, NK2, NK3.

    Здесь представляют интерес Нейропептид К, вызывающий тахи­кардию и комплекс поведенческих реакций. Агонистом NK3 - яв­ля­ются b-эндорфины и непептидные нейротрансмиттеры допа­мин, ин­терлейкин, а индометацин способствует возникновению ки­нинов.

    Таким образом, с позиций нейрокининовых механизмов инте­гральной индивидуальности следует изучать реактивность на индо­метацин и допамин.

    3. Реактивность НТ - систем. Нейротензины - колокализованы с допамином в лимбической и нигро-стриарной, а с прогестероном - в гипоталамических структурах мозга. Имеют отношение к цен­траль­ной регуляции поведения. Косвенно можно судить по реактив­ности мембран на действие прогестерона.

    4. Реактивность ГСД - систем.

    После открытия в Казанском университете проф. И.Г. Вали­до­вым феномена активации утомленной мышцы ионами Ca++, а в МГУ акад. С.Е. Севериным - карнозином, возникает вопрос о роли ГСД - гистидин содержащих дипептидов - в регуляции энер­гетики и тем­перамента. Эта предположение также легко проверяется по ин­диви­дуальной реактивности биомембран (см. Болдырев А.А., 1998).

    Биофизическая предикция (технологии исследования).

    Наличие регуляторных нейропептидов личности может быть по­казано по косвенным признакам - путем измерения соотношений биомембранной реак­тив­ности и свойств индивидуальности, выя­вле­ния корреляций между показателями ЯМР-и ЭПР, УФ- и ИК- спек­тров биожидкостей со свой­ствами индивидуальности, измеря­емыми с помощью классических психодиагностических ме­тодик (Бурлачук Л.Ф., 1989; Анастази А., 1982; Бодалев А.А., Столин В.В., 1987; Петренко В.Ф., 1988; Шмелев А.Г., 1994; и др)

    Это позволяет обнаружить (или правильнее предположить) на­личие новых классов пептидов - регуляторов индивидуальности.

    В частности, на основе связи показателей веры в Бога и психоанали­тических комплексов нами высказано предположение о наличии со­ответствующих нейропептидов, регулирующих эти вы­сшие соци­альные (Донцов А.И., 1984; Знаков В.В., 1991; Асмолов А.Г., 1996; Зинченко В.П., Вербицкая Л.А., 1996; Акопов Г.В., 1997; Иванников В.А., 1997; Митькин А.А., 1998; и др.) или, напротив, глубинные формы поведения (Поно­маренко В.А., 1992; Гринсон Р.Р., 1994; Ад­лер А., 1995; Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В., 1998; Маго­мед-Эминов М.Ш., 1998; и др.).

    Выводы.

    Теоретический анализ и полученные экспериментальные дан­ные (см. ниже) свидетельствуют, что пепти­дология и рецептология ней­ро­транс­миттеров открывают новую страницу в молекулярной пси­хологии ли­ч­ности.

    В свете изложенного для молекулярной психологии пред­став­ляют интерес следующие направления:

    - исследование реактивности биомембран на воздействие ре­гуля­торных пеп­тидов в связи с многоуровневыми свойствами ин­ди­виду­альности;

    - выделение из биожидкостей (слюна, моча и др.) нейро ­пеп­ти­дов, об­наруженных средствами ЯМР-, УФ-, ИК- спек­тро­метрии и корре­лирующих со свойствами индивидуальности;

    - молекулярная пептидология личности и компьютерная био­хи­мия cDNS и mRNA, кодирующих синтез нейропептидов, корре­ли­ро­ванных с поведением и развитием человека;

    - разработка фармакопрофилей индивидуальности, с разра­боткой технологий индивидуально- ориентированной регуляции по­ве­дения, интеллекта и здоровья.

    Пептидология личности открывает новые технологии для ис­сле­­дования и эффективного регулирования состояниями, включая транс и психоанализ.

    На этой основе нами (Г. и Э. Аминевы, 1999) выдвинута ги­по­теза о существовании пептидологических механизмов сознания, со­гласно которой посту­лируется наличие «пептида репрезентации соз­нания»- CRP. При локальном превышении определенной кон­цен­трации CRP объект восприятия, мышления доступен соз­нанию субъ­екта. Если концентрация CRP ниже порога, то объект «вы­тес­няется» в подсознание. В роли такого пептида могут выступать ГСД - гисти­дин со­держащие дипептиды (см. Болдырев А.А., 1998), а также не­ко­торые нейротрансмиттеры.

    Нейропептидология должна быть включена в курсы общей и дифференциальной психофизиологию как фундаментальное знание, которое досталось человечеству на рубеже тысячелетия ценой боль­ших интеллектуальных и материальных усилий.

    «За все то, что мы создали, что мы сумели, чем мы стали, мы заплатили определенную цену» Ясперс К. (1994, с. 90).

    Литература.

    Гомазков О.А. (сост.) Биологически активные пептиды. - М.: ИПГМ, 1995. -144 с. (Институт биомедиционской химии РАМН, дир. - акад. РАМН Арчаков А.И., 119832, М, : ул. Погодинская, 10).

    Лесков В.П., Чередев А.Н., Горлина Н.Х., Новоженов В.Г. Клиническая иммунология для врачей. - М.: Фармарус принт, 1997. - 120 с.

    Павлович С.А. Основы иммунологии. -Минск: ВШ, 1997. - 115 с.

    Ясперс К. Смысл и назначение истории. - Изд.2. - М.: Респу­б­лика, 1994. - 527 с.

    молекулярные ме­ха­низмы фиксации Я-развития (Сообщение первое. Биомембранная модель трансфера в систе­ме психолог-клиент при работе с девуш­ками - подростками)Б.А. Нейман (Москва), Г.А. Аминев, А.С. Ванесян, В.В Шмаков, Н.П. Некрасова, Д.Х. Юсупов

    Через более чем сто лет со дня первых публикаций, несмотря на все претензии основателя психоанализа остаться в рамках клас­сиче­ской науки, механизмы терапевтического действия психо­ана­лиза ос­таются ту­ман­ными (Фрейд З., 1989; Урсано Р., Зоненберг, Лазер С., 1992; Юнг К.Г., 1993; Кондрашенко В.Т., Донской Д.И., 1993; Гринсон Р.Р., 1994; Нюрнберг Г., 1995; Адлер А., 1995; Лакан Ж., 1995; Томэ Х., Кэхеле Х., 1996; Карва­сарский Б.Д., 1998;и др.). По­чему вытесненное в подсознание вносит столь зловещую ноту в гар­монию жизнедеятельности че­ловека?

    Обнадеживающие нейрофизиологические исследования соб­ст­венного Я появились последние годы (Бахур В.Т., 1980; и др.), но по существу остались не подхваченными профессиональным сооб­щест­вом: не цитируются в фундаментальных учебниках и моногра­фиях психофизиологов или психоаналитиков (Александров Ю.И., 1997; Маго­мед-Эминов М.Ш., 1998; и др.). А вместе с тем понима­ние и решение критических задач из сферы жизненного мира лично­сти становятся все более животрепещущими для клиентов психоло­гиче­ских служб (Анциферова Л.И., 1993).

    Сейчас в фундаментальной науке пробудился ин­терес спе­циа­ли­стов к гомеопатии - эффекту малых доз лекарственных препара­тов, хотя еще полтора десятка лет назад это было немыслимо (Бур­лакова Е.Б., 1990; Бурлакова Е.Б., Кондратов А.А., Худяков И.В., 1990; Сергеев П.В., Шимановский Н.Л., Петров В.И., 1999; и др.).

    Нами выдвинута гипотеза, что эффекты вытесненных кон­ф­лик­тов и комплексов обусловлены хроническим воздействием сверх­ма­лых доз гипотетического регуляторного пептида CRP - «пептида ре­презентации соз­на­ния». В такой роли могут выступать и неко­то­рые непептидные регуляторы - ней­ротрансмиттеры.

    Попытка проверить это предположение стала целью сооб­ще­ния. В первой части изучали соотношение биомембран с фикса­циями развития Я, во второй со склонностью к трансферу, проекции и от­реагированию.

    Методика.

    Обследовали 72 чел, в возрасте 19-22 чел. Психодиаг­нос­ти­че­ская часть исследования включали два теста:

    1. Фиксации развития изучались методом компьютерной пси­хо­диагностики с помощью специального опрос­ника Ф. и Р. Тай­со­нов (модификация Г. и Э. Аминевых, 1998).

    2. Трансфер измерялся с помощью компьютерной про­грам­мы, включавшей следующие блоки (с) Г. и Э. Аминев: А. Оценка нейтрального человека - на основе восьми вопросов. Б. Воспо­ми­на­ние неприятного человека: поступков, слов, внешности. В. Оценка сходства между А и Б. Г. Повторная оценка нейтрального человека А. Д. Расчет величины отрицательного переноса (транс­фера).

    Аналогично производится оценка склонности к положи­тель­ному трансферу. В этом случае в пункте Б предлагается оценить свой идеал или положительный образ.

    3. Проекция измерялась по следующим блокам (с) Г. и Э. Аминев: А. Оценка группы - сколько процентов в ней субъектов, об­ладающих теми или иными качествами. Б. Дезинформация: компь­ютер информирует, что субъекта группа характеризует отрица­тельно. В. Повторная оценка группы. Г. Расчет величины негатив­ной проекции.

    4. Отреагирование (с) Г. и Э. Аминев: А. Оценка неприятного человека и замер пульса. Б. Представление полной свободы выра­жения своего неприязненного отношения. В. Повторная оценка.

    5. Состояние биомембран измеряли по реактивности порога эл­ек­тро­возбудимости на действие мембранотропных веществ. И нейромедиаторов (с) Г. и Э. Аминевы, 1996, 1999.

    Для оценки взаимодействия психофизиологических факторов применили корреляционно-факторный анализ (Харман Г., 1972). Степень гармоничности Я - развития оценивали по формулам, реко­мендованным теоретиками поэзии (Брюсов В., 1994), сопоста­вляя сме­ж­ные этапы развития или корреляции показателей Я-развития с субстратом по формуле гармонической или непрерывной про­пор­ции:

    (а-b)/(с-d) = а/d,

    (а-b)/(b-d) = а/d.

    Степень пропорциональности определяли по абсолютной раз­но­сти:

    D1 = abs [(а-b)/(с-d) - а/d],

    D1 = abs [(а-b)/(b-d) - а/d].

    Обработка данных произ­водилась на компью­терах Pentium-II, использовалось оригинальное программное обес­пе­че­ние, ориенти­рованное на психологов ((с) Аминев Э.Г.), занима­ющихся вол­но­выми моделями личности.

    Результаты.

    Как принято в психодиагностике (Бурлачук Л.Ф., Морозов С.М., 1986; Бодалев А.А., Столин В.В., 1987; Анастази А., 1992; Клайн П., 1994; Аминев Г.А., Аминев Э.Г., Сафронов В.П., 1997; и др.), опросник Ф. и Р. Тайсонов, подготовленный нами на основании по­ложений теории развития этих авторов, проверялся на надеж­ность, гомогенность и т.д. К сожалению, выделенные факторным ана­­лизом факторы со шкалами опросника полностью не совпали. Но зато со­поставления с био­физи­че­скими измерениями пока­зали пол­ную пси­хофизиологическую валидность шкал Ф. и Р. Тайсонов (табл.1).

    Таблица 1.

    Интеркорреляции реактивности биомембран и фиксаций развития чувства собственного Я по Ф. и Р. Тайсонам. Примечание: наимено­вания шкал - см. в тесте.

    N = 35, r05 = 0.33, r01 = 0.44.

     

    Препараты

    ОЯ

    ЯЧ

    ПО

    МП

    ЛП

    ЯЛ

    Коргликон

    0.12

    0.09

    0.20

    0.30

    0.12

    0.51

    Стугерон

    0.40

    0.35

    0.22

    0.17

    0.00

    0.24

    АТФ

    0.35

    0.16

    0.15

    0.07

    0.01

    -0.01

    Никотиновая кислота

    0.35

    0.02

    0.04

    0.05

    -0.09

    0.24

    Мезатон

    0.28

    0.41

    -0.09

    0.04

    -0.20

    0.28

    Аминазин

    -0.13

    -0.40

    -0.18

    -0.16

    -0.20

    0.24

    Диклофенак натрия

    0.02

    0.03

    0.08

    0.04

    -0.36

    -0.05

    Алкоголь

    0.34

    -0.12

    -0.30

    -0.07

    -0.12

    0.02

    Кол. Связей

    4

    3

    0

    0

    1

    1

     

    Хорошо видно, что количество связей с биомембранами по мере формирования зрелого Я снижается: с ОЯ - основным ядром взаи­модействия (интеграции) мать и дитя было четыре связи, с ЯЧ - ядром чувства собственного Я - три, далее количество связей коле­балось между нулем и единицей.

    Конкретно какие мембранные механизмы определяют разви­тие Я?

    Ядро взаимодействия с матерью ОЯ значимо коррелирует со по­казателями реактивности биомембран на следующие препараты: Стугерон - ингибитор Ca++- каналов (r= 0.40, P<0.05); АТФ - источ­ник энергии (r= 0.35, P<0.05); Никотиновая кислота - N-Холиноми­метик (r= 0.35, P<0.05); Алкоголь - анестетик (r= 0.34, P<0.05).

    Ядро чувства собственного Я, начала сепарации ЯЧ (2-3 мес.) было коррелировано: со стугероном - ингибитором Ca++- каналов (r= 0.35, P<0.05); мезатоном - активатором a1-адренорецепторов (r= 0.41, P<0.05) и аминазином - антагонистом адрен- и дофаминэрги­ческих рецепторов Д1, Д2 (r= -0.40, P<0.05)

    Остальные шкалы: ПО - примитивное ощущение себя, сома­тиче­ское ядро (7-9 мес.); МП - ментально представленное чувство собст­венного Я; ЛП - либидное постоянство собственного Я, субъ­ектное ядро; ЯЛ - интегрированная личность, ядро личности - были менее связаны с мембранами.

    Из каждого столбца корреляций были выбраны три кор­ре­ля­ции с наиболее высокими значениями и рассчитаны коэф­фи­ци­енты непре­рывной гармонии (табл. 2). Как видим, среди био­ди­намиче­ских ме­ха­низмов (каналы, энергетика, нейро­трансмиттеры, мито­хондрии) ведущая гармонизирующая роль прихо­дится на ней­ро­трансмиттер­ные процессы.

    Таблица 2.

    Коэф­фи­ци­енты соответствия непрерывной гармонии (Аб­сРазн).

     

     

    АбсРзн

    Гармонизатор

     

    ОЯ

    0.86

    Никотиновая кислота

    N-холиномиметик

    ЯЧ

    0.96

    Аминазин

    Антагонист адрен- и до­фа­минэргических рецеп­торов

    ПО

    0.33

    Стугерон

    Стугерон – ингибитор Ca++- каналов

    МП

    0.46

    Аминазин

    Антагонист адрен- и до­фаминэргических рецеп­торов

    ЛП

    0.53

    Мезатон

    Активатор a1-адреноре­цепторов

    ЯЛ

    0.71

    Аминазин

    Антагонист адрен- и до­фаминэргических рецеп­торов

    Выводы.

    Экспе­риментально установлена связь биомембранных про­цессов с этапами и фиксациями развития собственного Я.

    Главная закономерность состоит в том, что биодинамические предикторы в наибольшей степени влияют на ранние этапы раз­ви­тия Я (интеграции с матерью и начало сепарации).

    Частная закономерность выражается в различном распре­де­лении корреляционных связей с показателями мембран различных ядер­ных структур Я, что соответствует векторной организации био­хими­ческих механизмов обеспечения Я.

    Безусловно, эти выводы должны быть развиты, уточнены в по­следующих работах. Это важно, так как открывает новые пути для проектирования развития индивида.

     Должны ли мы, психологи гуманистической ориентации, тре­во­житься по поводу событий на путях разгадки био­физических пре­д­­посылок самого сокровенного узла в психике че­ловека - его соб­ст­венного Я? Должна ли пугать нас каузальная Я-концепции?

    «Кто это говорит: «и то бывает, чему Господь не повелел быть». Плач Иеремии, 3, 37. Наши эксперименты этого не говорят.

    Литература.

    Лакан Ж. Функция и поле речи языка в психоанализе. - М.: 1995.

    Литературное наследство. Валерий Брюсов и его корреспон­денты, кн. 2, с. 43. - М.:Наука, 1994. - 634 с.

    Бахур В.Т. К вопросу о нейрофизиологических механизмах чув­ства собствен­но­го «Я» //Вопросы психологии, 1980, № 5. - С. 41-46.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 64      Главы: <   15.  16.  17.  18.  19.  20.  21.  22.  23.  24.  25. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.