1. 1. Предмет и принципы психологии. - Системная концепция психики и общей психологии после теории деельности - Горбатенко А.С. - Психология личности - Право на vuzlib.org
Главная

Разделы


Психология личности
Общая психология
Возрастная психология
Практическая психология
Психиатрия
Клиническая психология

  • Статьи

  • «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 31      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 

    1. 1. Предмет и принципы психологии.

    Предмет системной концепции психики.

    Традиция.

    В учебниках по общей психологии тема "Предмет и принципы психологии" включена в раздел "Введение в психологию". В университетских лекционных программах по общей психологии тема "Предмет и принципы психологии" изучается в курсе "Введение в психологию" (А. Г.).

    "Психика — системное свойство высокоорганизованной материи, заключающееся в активном отражении субъектом объективного мира, в построении субъектом неотчуждаемой от него картины этого мира и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности" [2, с. 299].

    Психика рассматривается "... как субъективный образ объективного мира, как отражение действительности в мозгу. Такое представление о сущности психики отвечает теории отражения, развитой В. И. Лениным" [1, с. 18].

    "... В работе "Материализм и эмпириокритицизм" и позднее в работах, которые были объединены в "Философские тетради", В. И. Ленин заложил основы теории отражения, составляющей философскую базу диалектико-материалистической психологии" [1, с. 34-35].

    "Психология — наука о закономерностях развития и функционирования психики как особой формы жизнедеятельности" [2, с. 311].

    "... Психология — наука о фактах, закономерностях и механизмах психики как складывающегося в мозгу образа действительности, на основе и при помощи которого осущестляется управление поведением и деятельностью, имеющими у человека личностный характер" [1, с. 20].

    "Советская психологическая наука развивалась в борьбе за марксистское диалектико-материалистическое понимание своего предмета" [1, с. 45].

    "Материализм исходит из принципа первичности материального бытия, вторичности духовного, психического, которое рассматривается как производное от внешнего мира, независимого от субъекта и его сознания" [2, с. 203].

    "Ученые материалистического направления объясняют возникновение психики длительным развитием материи" [1, с. 63].

    "Психология принадлежит к числу наук, в которых отчетливо обнаруживается значение правильного философского подхода к разработке не только общих теоретических проблем, но и конкретных вопросов познания человеческой личности и межчеловеческих отношений" [1, с. 30].

    "В основе современной научной психологии лежат научные философские представления, научный диалектико-материалистичекий взгляд на психику как свойство мозга, заключающуюся в отражении объективной реальности" [1, с. 30].

    "Уже в середине 30-х годов формируются основные принципы советской психологической науки: принцип детерминизма, принцип единства сознания и деятельности, принцип развития психики в деятельности.

    Принцип детерминизма означает, что психика определяется образом жизни и изменяется с изменением образа жизни...

    Принцип единства сознания и деятельности, принятый в советской психологии, означает, что сознание и деятельность не противоположны друг другу, но и не тождественны, а образуют единство. Сознание образует внутренний план деятельности, её программу...

    Принцип развития психики, сознания в деятельности означает, что психика может быть правильно понята и адекватно объяснена, если она рассматривается как продукт развития и результат деятельности" [1, с. 46-47].

    Концепция.

    В учебниках психологии, изданных в начале ХХ в. , в качестве предмета психологии рассматривались «состояния сознания». Ключевым здесь является понятие сознания, которое, по мнению тех авторов, отличает живой мир от неживого, психические явления от физических. Однако в те же годы З. Фрейд убедительно показал, что предметом изучения психологии могут являться неосознаваемые человеком психические явления. Результаты изучения психологии животных также не вполне соответствовали пониманию сознания как предмета психологии: с одной стороны, животные, несомненно живые организмы, подобно человеку, но с другой, — их сознание несомненно отличается от человеческого. Поэтому такое понимание предмета психологии не могло сохраняться слишком долго.

    В первой четверти ХХ столетия пути развития психологии у нас в стране и за рубежом разошлись. Развитие психологии на Западе, не пережившем в последнем веке тех социальных потрясений, которые переживала и переживает наша страна, неоднократно приводило к попыткам коррекции, иногда успешным, иногда безуспешным, научного понимания предмета психологии.

    За рубежом были предприняты попытки рассмотреть в качестве предмета психологии:

    — поведение человека и объяснить его с позиций стимула и реакции, избегая анализа побудительных причин и познавательной активности человека;

    — психический образ, который, как предполагалось, является причиной и результатом познавательной активности человека и в максимальной степени соответствует специфическому «душевному» предмету психологии;

    — побудительные причины активности человека — мотивы, пытаясь вывести из них все многообразие психических феноменов.

    В нашей стране от понимания предмета психологии как «состояний сознания» был сделан шаг к пониманию психики как системного свойства высокоорганизованной материи, заключающегося в:

    — активном отражении субъектом объективного мира;

    — построении субъектом неотчуждаемой от него картины этого мира (иными словами, в построении субъективного образа объективного мира, как отражения действительности в мозгу) и саморегуляции на этой основе своего поведения и деятельности [1], [2].

    Такое представление о сущности психики отвечает теории отражения, развитой В. И. Лениным, и пониманию психологии как науки о:

    — закономерностях развития и функционирования особой формы жизнедеятельности — психики;

    — фактах, закономерностях и механизмах психики как складывающегося в мозгу образа действительности, на основе и с помощью которого осуществляется управление поведением и деятельностью, имеющими у человека личностный характер [1], [2].

    Анализ такого понимания предмета психологии позволяет выделить основные понятия — «системное свойство высокоорганизованной материи», «субъективный образ объективного мира», «отражение действительности в мозгу», «жизнедеятельность», «саморегуляция (управление) поведения и деятельности», из которых самым важным, ключевым является понятие «отражения», соответствующее «теории отражения» В. И. Ленина.

    При рассмотрении «отражения» в качестве ключевого понятия, становится ясной иерархия остальных понятий, включенных в определение предмета психологии: такие понятия как «субъективный образ объективного мира» и «отражение действительности в мозгу» играют более важную роль, чем «системное свойство высокоорганизованной материи», «жизнедеятельность», «саморегуляция (управление) поведения и деятельности». Действительно, понятие «отражение» в отечественной психологии можно встретить при рассмотрении практически любого вопроса, в то время как понятия «система», «саморегуляция», «управление», за исключением определения предмета психологии, практически не встречаются. В отечественной научной литературе невозможно найти описание такой системы, свойством которой является психика, или описание такой системы саморегуляции (управления), с помощью которой обеспечивается жизнедеятельность (поведение и деятельность), или установить, почему именно деятельность рассматривается как «системообразующий фактор», а другие психические явления, например, мотивы или познавательные процессы, этой чести не удостаиваются.

    В принципе трудно быть против теории отражения, если она является одной из нескольких теорий познания мира и, как любая другая теория, стремится распространить свои объяснительные принципы на другие, еще не объясненные ей феномены. Можно выступать только против того, что эта философская теория занимает монопольное положение в психологии и, используя это положение, препятствует разработке других, действительно психологических теорий. Принятие отражения, в общем-то частного понятия, в качестве основного при определении предмета психологии, нарушило логику предмета психологии. Казалось бы отражение, образ — вот что должно являться предметом психологии в соответствии с теорией отражения. Однако единственная разрабатываемая в стране теория — это теория деятельности, а не теория образа. Несоответствие в определении предмета науки несомненно сказывается на всем ее содержании.

    В отечественных учебниках определение предмета психологии за последние пятьдесят лет практически не изменилось. Я не осуждаю коллег, которые могли бы попытаться скорректировать предмет психологии, изучаемой в нашей стране, но не делали этого. Я понимаю, что в 30-е годы они, в лучшем случае, могли быть «отлучены» от науки, в худшем случае — осуждены и физически уничтожены, а в 80-е годы — обречены на научную изоляцию. Развивать «науку о душе», оставаясь на позициях ортодоксального, двухвековой давности материализма, и интерпретировать результаты исследования, не впадая ни в одну из официально признанных «научных ересей», таких как биологизаторство или буржуазный идеализм, было практически невозможно.

    В настоящее время появилась возможность для научной разработки проблемы предмета психологии. Не нужно рассматривать естественное бесконечное развитие науки, в том числе и психологии, включающее новое осмысление предмета психологии, как попытку очередной революции, на этот раз в науке — психологии. Осмысление и новые подходы к пониманию предмета психологии — естественный научный процесс, который сдерживался в нашей стране многие годы, но теперь все-таки продолжился.

    В соответствии с системной концепцией психики:

    — психика — открытая система самоуправления целенаправленной жизнедеятельностью, присущая живому организму;

    — психика, понимаемая как система самоуправления целенаправленной жизнедеятельностью организма, имеет свою внутреннюю, присущую ей логику и может рассматриваться как с точки зрения функционирования отдельных элементов системы и их взаимосвязи, так и с точки зрения функционирования системы в целом.

    В наиболее общем и упрощенном виде психика может быть представлена как открытая функциональная система, состоящая из трех элементов (рис. 1)

     

     

              ПРОЦЕССЫ ФОРМИРОВАНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО ОБРАЗА:

      ВНИМАНИЕ, ОЩУЩЕНИЕ, ВОСПРИЯТИЕ, ЭМОЦИИ, МЫШЛЕНИЕ, ПАМЯТЬ

     

     

     

       ПРИЧИНЫ, ПОБУЖДАЮЩИЕ                 ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ

      ПСИХИЧЕСКУЮ АКТИВНОСТЬ:           ПСИХИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ:

       ПОТРЕБНОСТИ, МОТИВЫ                   ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

     

    Рис. 1

    Суть функционирования такой системы в наиболее общем и упрощенном виде состоит в том, что удовлетворение определенных потребностей становится мотивом-целью, который активизирует процессы формирования психического образа, а психический образ, в свою очередь, активизирует деятельность, направленную на удовлетворение потребности и мотива-цели, вызвавших эту деятельность. Необходимо отметить, что поскольку все эти элементы связаны в систему с обратной связью, где не действуют привычные причинно-следственные отношения, то, строго говоря, неважно, с какого из элементов начинать рассмотрение такой системы. Однако по сложившейся бытовой и научной традиции, для облегчения понимания функционирования такой системы принято начинать с анализа побудительных причин — потребностей, целей и мотивов, затем переходить к рассмотрению формирования психического образа и, наконец — к рассмотрению деятельности, которая, с одной стороны, является следствием психической активности, а с другой — направлена на прекращение этой активности.

    Таким образом, предмет изучения психологии — это самоуправление целенаправленной жизнедеятельностью организма.

    Дать определение любому научному понятию — значит объяснить его с помощью других, уже известных понятий, указать на его место в ряду других, уже известных явлений, выделив при этом специфические, присущие только этому понятию особенности. Применим это правило для определения предмета психологии.

    Психика присуща живым организмам и отсутствует у неживых объектов — физических тел. По поводу того, чем же отличается живая материя от неживой, написано много научных работ, которые сходятся в том, что живые организмы способны к целенаправленной жизнедеятельности. Неодушевленные, неживые объекты такой способностью не обладают. В настоящее время никто не спорит с тем положением, что активная целенаправленная жизнедеятельность возможна только в том случае, если имеется возможность самоуправления этой жизнедеятельностью.

    Ключевым в таком определении предмета психологии является понятие «управление».

    Вряд ли кто-то станет спорить, что мир бесконечен и непознаваем до конца и что возможна некая непознаваемая сущность, если хотите, Бог или Природа, которая оказывает влияние, а может быть и управляет душой живого организма, в то время как душа, допускающая ее познание, управляет самим организмом. Душа — «псюхе», психика — управляет человеком как целостным объектом, не выделяя его отдельных органов или составляющих частей. Различные науки, изучающие человека, определяя свой предмет изучения, выделяют различные аспекты жизнедеятельности организма, причем аспект управления активной целенаправленной жизнедеятельностью организма стал предметом изучения науки, в название которой вошло слово «душа» — науки психологии. В монографиях, посвященных теоретическим проблемам управления в технике, в кибернетике, в психологии и т. д. механизм управления давно уже понимается как система с обратной связью, включающая в свою структуру три основные компонента, связанные как прямой, так и обратной связью (рис. 2).

     

    СРЕДСТВО

     

     

    ЦЕЛЬ            РЕЗУЛЬТАТ

     

     

    Рис. 2

    Отметим, что данная схема ни в коем случае не претендует на то, чтобы продемонстрировать всю сложность и многогранность механизма управления. В этой схеме подчеркивается системный характер функционирования управления, предполагающий прямые и обратные связи отдельных элементов.

    В отечественной психологии также неоднократно делались попытки представить структуру и функционирование психики как систему с обратной связью. Это и рефлекторное кольцо, и системный подход Н. А. Бернштейна к анализу движений, и акцептор действия П. К. Анохина и другие более или менее известные попытки объяснить функционирование психики, используя системные принципы. Рассматривая психику как функциональную систему эти авторы, безусловно, стремились к целостному пониманию психики, когда все элементы психики логически связаны друг с другом.

    Наиболее четко идея целостности психики и системной взаимосвязи отдельных компонентов психики — мотива, образа и действия, нашла свое отражение в работах М. Г. Ярошевского, использовавшего системный подход для категориального анализа «... развития психологического познания как деятельности» [2, с. 159]. Он убедительно показал, что слабость и односторонность популярных психологических теорий — психоанализа, гештальтпсихологии и бихевиоризма состоит как раз в том, что эти теории не используют всестороннего, целостного, системного подхода к изучению психики и, в конечном счете, ограничены в понимании предмета психологии. Так, психоанализ, гештальтпсихология и бихевиоризма анализируют соответственно потребности и мотивы, психический образ и деятельность, но не рассматривают психику в целом, во всей полноте ее свойств.

    Применяя общую схему системы управления к психике, можно наполнить ее конкретным психологическим содержанием:

    — цели управления состоят в удовлетворении потребностей и мотивов, изучение которых, относится к предмету психологии (традиционный предмет психоанализа);

    — средства — это психический образ, изучение которого также относится к предмету психологии (традиционный предмет гештальтпсихологии);

    — результат — это деятельность, направленная на достижение цели, изучение которой несомненно относится к предмету психологии (традиционный предмет бихевиоризма и, к слову, отечественной теории деятельности).

    Необходимо отметить, что системная концепция психики шире, чем любая традиционная психологическая теория, в том числе и теория деятельности, и в то же время не противоречит ни одной из них. Именно в ней реализуется целостный подход к психике. Однако для понимания таких важнейших проблем общей психологии, как психическое развитие и сознание, системное представление предмета психологии должно быть несколько сложненее и детализированее.

    Межпредметная связь психологии и философии.

    Психология как наука, имеющая свой предмет, базируется на собственной аксиоматике и для развития не нуждается в привлечении основополагающих принципов других наук — философии, социологии, биологии и т. д. , но как одна из наук о человеке связана с ними межпредметными связями.

    Философия, так же как и психология, изучает проблемы человека, однако философии свойственен совершенно иной уровень обобщения или абстрагирования при изучении человека. Для психологии человек — это личность с именем, его личностными особенностями, проблемами и т. д. Для философии человек — субъект или объект, подчиняющийся тем же законам бытия, что и другие субъекты и объекты. Философскому научному анализу свойственен наиболее высокий уровень обобщения и абстрагирования от конкретных условий бытия. Философия оперирует не конкретными научными данными, а категориями, наиболее общими понятиями, имеющими познавательное значение и поэтому может являться основой (и, одновременно — следствием!) для всех остальных конкретных наук: биологии, социологии, психологии, медицины, физики, химии, математики и т. д.

    Несомненно, что философия в нашей стране оказывала огромное влияние на психологию. До революции психология развивалась в основном как наука о душе, т. е. об идеальном аспекте бытия человека. Понимание души в науке психологии было очень близко пониманию души в религии. Душа рассматривалась как нечто данное человеку от Бога, непознаваемое, неподдающееся экспериментальному изучению. В связи с этим экспериментальная психология отвергалась или, по крайней мере, ей не придавалось большого значения. Главным методом познания признавалась интроспекция, т. е. смотрение внутрь себя. Психолог должен был наблюдать сам за собой и на основании этого делать научные выводы. В начале ХХ в. в предреволюционный период и сразу же после революции это положение сохранялось. Наиболее ярким представителем интроспективной психологии был директор психологического института Московского университета профессор Г. И. Челпанов, которого совершено справедливо можно назвать идеалистом.

    После революции исторический и диалектический материализм стал активно внедряться во все сферы науки. Ученые должны были принять философскую доктрину диалектического и исторического материализма, либо уйти из науки. Для некоторых ученых это был очень тяжелый выбор, затрагивающий их глубинные личностные позиции. Для других этот выбор прошел более или менее безболезненно: и в то время, и сейчас были и будут такие ученые, которые считают диалектический и исторический материализм наилучшей философской доктриной.

    В 1920 г. известный ученый П. П. Блонский опубликовал книгу «Реформа науки», в которой была предпринята первая попытка перевести психологию на позиции диалектического и исторического материализма. Следующий шаг в этом направлении был сделан в 1923 г. другим известным психологом В. Н. Корниловым. Позднее естественнонаучные работы В. М. Бехтерева и И. П. Павлова использовались для укреплению позиций диалектического и исторического материализма в психологии. Окончательное принятие диалектического и исторического материализма в психологии связывается с работами Л. С. Выготского, С. В. Кравкова, С. Л. Рубинштейна и др. По сути дела, начиная с 20-х годов не было предпринято ни одной серьезной попытки критического анализа роли диалектического и исторического материализма в отечественной психологии.

    В нашей стране, начиная с середины 20-х годов психология была сильно политизирована и идеологизирована. Эта ситуация возникла в результате того, что психология, имевшая, казалось бы, собственный предмет изучения, находилась в подчиненном положении по отношению к марксистско-ленинской философии — диалектическому и историческому материализму и, как следствие, возвела ленинскую теорию отражения в ранг философской базы отечественной психологии. В связи с тем, что философия в нашей стране была крайне идеологизированной, психология практически без сопротивления восприняла эту партийную идеологизированность и развивала ее в психологической теории деятельности...

    Психология рассматривалась как наука о психике — свойстве мозга, заключающемся в отражении объективной реальности. (Причем отметим, что в соответствии с ленинской теорией отражения само отражение не является специфическим свойством мозга — оно присуще как живой, так и неживой материи и не известно, что более объективно отражает реальность — неживое зеркало или живой мозг.) Такой подход к пониманию предмета психологии в максимально возможной мере соответствовал единственной официально разрешенной философии диалектического и исторического материализма. По сути дела, наивное стремление сохранить верность материализму и заручиться, как индульгенцией, ссылкой на теорию отражения, разработанную В. И. Лениным, (который не являлся ни философом, ни, тем более психологом, но был признанным практиком-революционером, первым российским диктатором, обосновавшим и внедрившим диктатуру пролетариата) окруженным ореолом непогрешимого ученого-энциклопедиста, чьи слова по любому поводу требовалось рассматривать как истину в последней инстанции, привело к утрате специфического для психологии предмета, способного сделать ее наукой, независимой от философии.

    После революции 1917 г. в нашей стране безраздельно царил диалектический и исторический материализм. В названии этого философского направления отражается самая главная отличительная его особенность:

    — диалектический — бытие рассматривается как противоречивое, находящееся в непрестанном движении, развитии;

    — исторический — бытие рассматривается с позиций становления и развития явления или вещи, признается преемственный характер изменения явлений и вещей;

    — материализм — в данном философском направлении признается первичность материального и вторичность идеального. Это означает вторичную роль сознания по отношению к бытию, вторичную роль мышления по отношению к материи.

    За рубежом, в отличие от нашей страны, в качестве философской основы психологического исследования используются различные философские теории.

    Справедливости ради нужно сказать, что и за рубежом отдельные психологи стоят на марксистских позициях. Таких психологов немного, но они есть, и в нашей стране охотно публиковались их научные работы. Однако это работы одних и тех же авторов, принадлежащих одному и тому же, очень тесному кружку.

    Как и отечественные психологи, психологи на Западе признают принцип диалектики, т. е. считают, что психологические явления противоречивы, находятся в постоянном движении и изменении. Например, теория З. Фрейда, которую так активно критиковали и в нашей стране и за рубежом, очень диалектична. Во главу угла в ней возводится внутриличностный конфликт, противоречия между желаемым и возможным.

    Как и отечественные психологи, психологи на Западе признают принцип историзма, т. е. рассматривают психологические явления в становлении и развитии. Невозможно, пожалуй, найти ни одной психологической теории на Западе, в которой отвергался бы принцип развития.

    Основное отличие между отечественными и западными психологами состоит в признании первичности идеального или материального, сознания или бытия.

    Зарубежные психологи вообще стараются не высказываться относительно своих философских взглядов. Тем не менее, их подход к решению научных проблем позволяет судить об их философской направленности. Наиболее популярным среди психологов Запада является такое философское направление как позитивизм, который, по сути дела, отказывается от решения вопроса, что первично: сознание или материя. Главное, с точки зрения позитивизма, — это опора на факты, установленные в научном исследовании и отказ от фактов, противоречащих друг другу. Практика научного эксперимента возводится позитивизмом в наиболее высокую степень и поэтому иногда он считается своеобразной научной религией — философией большинства ученых за рубежом, в том числе и ученых-психологов.

    Не решая вопроса о первичности сознания или бытия, западные психологи фактически разрабатывали разнообразные психологические теории, причем некоторые их этих теорий были ближе к материализму, чем к идеализму. Например, известная психологическая теория бихевиоризма, стремящаяся объяснить поведение человека материальными факторами и полностью отказывающаяся от понятия «душа», очень близка к вульгарному материализму.

    Отечественными психологами, по крайней мере, если судить по их научным работам, признается первичность материального. Осознание, идеальное, психическое рассматривается как вторичное, как следствие. Без преувеличения можно сказать, что в настоящее время все отечественные ученые во всех конкретных научных областях, даже в тех, которым, как, например, физике, удалось добиться относительной независимости от марксистско-ленинской философии, являются последователями диалектического и исторического материализма, хотя бы потому, что никакой другой, альтернативной философской теории у нас в стране просто не существует. И несмотря на то, что в последнее время появилась возможность для критического анализа диалектического и исторического материализма, пройдет еще несколько десятилетий, пока психология освободится от засилия этого философского направления.

    В рамках диалектического материализма, признающего материальное первичным, а духовное, психическое — вторичным, психология оказалась наукой, изучающей вторичные явления, в отличие от физики, химии, биологии и других наук, изучающих материальные, первичные явления.

    Итак, всеми психологами, и отечественными и зарубежными, признается диалектичность и историзм психологических явлений. Разница состоит только в подходе к решению вопроса о первичности сознания или материи, бытия, материального или идеального. Психология в нашей стране стоит на позициях материализма. На Западе от решения этого вопроса просто отказываются. Кто прав? Трудно однозначно ответить на этот вопрос, однако у любого ученого-психолога, есть вполне определенная личная позиция.

    Известно, что в хронологическом плане нет никаких доказательств первичности возникновения материи или сознания:

    — одни теории, утверждают, что первична материя, она возникла, а потом, развивясь стала одушевленной материей;

    — другие теории, утверждают, что первична душа, идея, которая потом материализовалась;

    — третьи считают, что и материя и сознание были всегда, никогда не создавались и всегда останутся.

    Мне, как психологу, одинаково безразличны все эти теории. Все философские споры о первичности материи или сознания должны решаться философами и к предмету психологии — естественной, экспериментальной науки — не имеют ни какого отношения.

    Однако трудно согласиться с тем, что психология изучает, что-то вторичное или второстепенное по сравнению с материей. Причем хронологическое первенство никак не связано с первенством по важности для человека. Психология изучает самое главное, первичное — душу человека и есть масса всевозможных подтверждений тому, что духовная сторона жизни человека гораздо важнее его материальной стороны. Рассматривая первичность идеального или материального для жизни человека, психолог выступает как идеалист, несомненно отдавая примат идеальному над материальным. Все другие науки о человеке, если их представители того пожелают, могут изучать нечто вторичное, но было бы лучше, если бы они тоже изучали только первичное, не ставя никаких наук, принципов, процессов или явлений во вторичное, подчиненное положение.

    Методологический анализ в психологии.

    Вначале попытаемся определить само понятие «методология». В нашей стране методология рассматривается как раздел конкретной науки, изучающий ее основные принципы. В частности, методология психологии изучает основные принципы психологии.

    Методологический анализ предполагает, что необходимо абстрагироваться, отвлечься от конкретных научных фактов и осознать те основные принципы, на которых строится данная наука. Методологический анализ направлен не на получение новых данных; он позволяет осознавать и обобщать конкретные экспериментальные данные, устанавливать меру соотношения между конкретными данными в разных областях науки, в данном случае — в психологии.

    За рубежом методология понимается не как совокупность основных принципов конкретной науки, а как совокупность приемов, методов и методик в этой конкретной науке. Теоретическое методологическое исследование рассматривается за рубежом как спекуляция, как попытка приобрести научный авторитет, не принося науке никакой пользы. Из этого не следует, что зарубежные ученые не интересуются основными принципами их науки. Просто существующие за рубежом разнообразные теоретические и экспериментальные подходы в психологии, настолько сильно отличаются друг от друга, что попытка найти общие, объединяющие их принципы ведет к очень глубоким обобщениям, лежащим в области философии, а не психологии и не представляют для каждого конкретного психологического направления научной ценности. Странно было бы говорить, например, о «методологии американской психологической науки», однако вполне уместно говорить о методологических принципах психоанализа, бихевиоризма или другого конкретного психологического направления, существующего в Америке.

    Своеобразие развития отечественной психологии позволило сформулировать основные методологические принципы «советской психологической науки», поскольку, с одной стороны, вся советская психология базировалась на одной-единственной философской теории — диалектическом и историческом материализме, а с другой — имела одну-единственную общепсихологическую теорию — теорию деятельности. Следует отметить, что существование этих принципов сыграло роль «прокрустова ложа» для психологов-исследователей, от которых требовалось подгонять все новые психологические знания к единым методологическим требованиям.

    Системная концепция общей психологии требует пересмотра прежних и формулирования новых основных методологических принципов общей психологии, справедливых для данной концепции:

    1. Принцип системности: психические процессы связаны друг с другом прямыми и обратными связями как элементы открытой функциональной системы.

    2. Принцип развития психики: психика, понимаемая как открытая функциональная система, всегда избыточна при самоуправлении целенаправленной жизнедеятельностью и поэтому сама порождает новое содержание жизнедеятельности.

    3. Принцип единства сознания и бессознательного: функционирование любых психических процессов как элементов единой системы, а также психики в целом, может управляться как с помощью сознания — активности психики, специально направленной на контроль функционирования психики, так и бессознательно, непреднамеренно, непроизвольно, автоматически, при этом сознательное и бессознательное могут быть поняты как два параллельных контура управления.

    Теоретический анализ в психологии.

    Как у нас в стране, так и за рубежом перед началом экспериментального исследования или практической работы психолог проводит определенную, иногда осознаваемую, а иногда и неосознаваемую им самим, различную по сложности и трудоемкости теоретическую работу, направленную на предвидение ожидаемого им результата.

    Важно отметить, что и отечественные и зарубежные психологи перед проведением психологического исследованию или практической работы должны иметь определенную теоретическую концепцию, и этом смысле отечественные психологи ничем не отличаются от психологов за рубежом. Где бы не работал психолог и какой бы он не имел практический или исследовательский опыт, в любом случае перед проведением практической работы он должен иметь свою персональную концепцию — совокупность своих идей и замыслов. Согласитесь, что начинать исследование, не имея никаких идей и замыслов относительно его проведения,— значит надеяться на удачу, которая приходит очень редко.

    За рубежом эта теоретическая работа проходит следующим образом: если психолог «принадлежит» к определенной психологической школе, разрабатывающей конкретную психологическую теорию среднего уровня обобщения, позволяющую, с одной стороны, осмысливать и обобщать результаты различных исследований с единых теоретических позиций, а, с другой стороны, на основе единых теоретических позиций строить новые исследовательские программы, то он разрабатывает свою персональную концепцию и выдвигает соответствующие гипотезы исследования в рамках этой психологической теории.

    Однако за рубежом большинство психологов-практиков, не примыкают ни к какой научной теоретической школе и исходят из так называемой парадигмы, т. е. набора психологических теоретических сведений, принятых большинством психологов во всем мире. Приведу известный пример: положение теории З. Фрейда о том, что конфликт между желаемым и возможным может привести к неврозу, признается практически всеми психологами — оно включено в парадигму; положение о детской сексуальности и эдиповом комплексе разделяется далеко не всеми психологами и критикуется не только у нас в стране, но и за рубежом — оно в парадигму не включено. Таким образом, для психологов-практиков парадигма выступает как совокупность признаваемых всеми теоретических положений, пусть даже не очень связанных, эклектически соединенных в единое целое. Тем не менее научные данные, соединенные в парадигме, позволяют психологам-практикам в критических ситуациях (а именно такие ситуации им приходится разрешать в большинстве случаев) воспользоваться теоретическими и экспериментальными разработками самых разнообразных теорий и в этом нет большого греха.

    Хочется лишь отметить, что для успешного использования на практике парадигмы психологических знаний, необходимо эти знания иметь, т. е. необходимо знать все психологические теории, включенные в парадигму, их сильные и слабые стороны, мнение психологической общественности относительно того или иного нюанса каждой психологической теории. Таким образом, использование психологической парадигмы никак нельзя принимать за отказ от теоретической работы. Использование парадигмы перед проведением практических психологических работ требует, пожалуй, более широкого знания различных психологических теорий, разработанных во всем мире, чем использование конкретной психологической теории среднего уровня обобщения.

    При проведении научно-исследовательских работ отечественные психологии точно также, как и зарубежные, разрабатывали концепцию исследования, выдвигали гипотезу исследования, но были вынуждены связывать их не только с положениями марксистско-ленинской философии — диалектического материализма, и с методологическими принципами советской психологии, но и с положениями единственной существующей в нашей стране теории среднего уровня обобщения — теории деятельности.

    Использование парадигмы психологических знаний для теоретической проработки исследования в нашей стране не применялось, а само ее существование оспаривалось — ведь парадигма включает научные знания многих разных психологических теорий, каждая из которых в чем-то справедлива, а это нарушало монопольное положение, занятое в отечественной психологии теорией деятельности, которая, по мнению ее авторов и последователей, была единственно правильной.

    В принципе, наверное никто не против теории деятельности и ее попыток объяснить всю психологию со своих позиций — наверное, к этому стремятся любые теории. Она содержит много положений, справедливых именно для объяснения феноменов деятельности, но не более того.

    Необходимо отметить, что в последние годы все больше отечественных психологов-практиков при разработки своих конкретных персональных концепций исследования исходят из парадигмы психологических знаний, включающих мировые достижения психологии. Было бы хорошо, если бы эта тенденция сохранилась при параллельном развитии других психологических теорий, способных конкурировать в нашей стране с теорией деятельности.

    Несомненно, что многие психологи в нашей стране являются искренними последователями теории деятельности. Уважая их убеждения и, не пытаясь «обратить их в свою веру», хотелось бы надеяться, что системная концепция общей психологии, как и другие концепции, разработанные в будущем другими авторами, тоже найдет своих сторонников.

    Основные положения.

    Психика — открытая система самоуправления целенаправленной жизнедеятельностью, присущая живому организму (см. рис. 1).

    Психика, понимаемая как система самоуправления целенаправленной жизнедеятельностью организма, имеет свою внутреннюю, присущую ей логику и может рассматриваться как с точки зрения функционирования отдельных элементов системы и их взаимосвязи, так и с точки зрения функционирования системы в целом.

    Психология — наука о самоуправлении целенаправленной жизнедеятельностью организма.

    Психология как наука, имеющая свой предмет, базируется на своей собственной аксиоматике и для собственного развития не нуждается в привлечении основополагающих принципов других наук — философии, социологии, биологии и т. д. , но как одна из наук о человеке связана с другими науками межпредметными связями.

    Основные принципы системной концепции общей психологии:

    1. Принцип системности: психические процессы связаны друг с другом прямыми и обратными связями как элементы открытой функциональной системы.

    2. Принцип развития психики: психика, понимаемая как открытая функциональная система, всегда избыточна при самоуправлении целенаправленной жизнедеятельностью и поэтому сама порождает новое содержание жизнедеятельности.

    3. Принцип единства сознания и бессознательного: функционирование любых психических процессов как элементов единой системы, а также психики в целом, может управляться как с помощью сознания — активности психики, специально направленной на контроль функционирования психики, так и бессознательно, непреднамеренно, непроизвольно, автоматически, при этом сознательное и бессознательное могут быть поняты как два параллельных контура управления.

    «все книги     «к разделу      «содержание      Глав: 31      Главы: <   7.  8.  9.  10.  11.  12.  13.  14.  15.  16.  17. > 





     
    polkaknig@narod.ru ICQ 474-849-132 © 2005-2009 Материалы этого сайта могут быть использованы только со ссылкой на данный сайт.